ИЗОБРЕТЕНИЕ
Патент Российской Федерации RU2164128

СПОСОБ КОМПЛЕКСНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ПРИ ПАТОЛОГИИ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА

СПОСОБ КОМПЛЕКСНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ПРИ ПАТОЛОГИИ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА

Имя изобретателя: Петров К.Б.
Имя патентообладателя: Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей
Адрес для переписки: 654080, Кемеровская обл., г. Новокузнецк, пр. Строителей 5, ГИДУВ, патентный отдел
Дата начала действия патента: 10.03.1998

Изобретение относится к медицине, неврологии. Осуществляют массаж триггерных точек. Выбор точек массажа осуществляют в зависимости от вида рефлекторно-мышечного синдрома. Затем наиболее болезненные триггерные точки инактивируют медикаментозными блокадами. После этого проводят мануальную терапию в зависимости от вида неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов. Способ повышает эффективность лечения.

ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Изобретение относится к неврологии, ортопедии и физиотерапии и может быть использовано для повышения качества реабилитации неврологических проявлений остеохондроза позвоночника, заболеваний суставно-связочного аппарата различной этиологии и некоторых внутренних органов.

В современной неврологии и ортопедии широко применяются способы реабилитации патологии опорно-двигательного аппарата и связанных с ним систем с помощью методов массажа, мануальной терапии и рефлексотерапии (см., например, Н. А. Касьян "Способ лечения дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника по методу Касьяна Н.А.", АС N 1331509 по кл. A 61 H 23/00, опубликованное 23.08.1987 в БИ N 16; Хвиськ Н.И., Маковоз Е.М., Алламуратов Х. Ш. "Способ устранения неврологических проявлений при дегенеративно-дистрофических заболеваниях позвоночника", АС N 1599010 по кл. A 61 H 23/00, опубликованное, 17.03.1988 в БИ N 38; И.Н. Кульбеков "Способ и устройство для лечения остеохондроза позвоночника", АС N 860763 по кл. A 61 H 23/00, опубликованной в БИ N 33, 1981; Караев Р.Н. "Способ Р.Н. Караева лечения корешковых синдромов и устройство для его осуществления", АС 2054923 по кл. A 61 H 39/04, опубликованное 27.02.96 в БИ N 6, 1996). Однако принципы патогенетически обоснованного применения этих методов еще недостаточно глубоко изучены, отсутствуют научно обоснованные правила, регламентирующие порядок, направление и последовательность их дифференцированного использования как по отдельности, так и в сочетании друг с другом.

Известен способ комплексной реабилитации патологии опорно-двигательного аппарата, выбранный в качестве прототипа (Афоничев А.Н. "Способ реабилитационного лечения неврологических проявлений остеохондроза позвоночника", патент РФ N 2034530 по кл. A 61 H 39/04, 23/00, 15/00, опубликованный в БИ N 13, 1995), заключающийся в дифференцированном проведении точечного и классического массажа, применении приемов мануальной терапии "в зависимости от характера и локализации патобиомеханических расстройств" и "направления функциональных блоков", с последующим выполнением упражнений лечебной гимнастики.

Недостатком способа является то, что проводимые лечебно-реабилитационные мероприятия воздействуют лишь на область "непосредственного поражения", а все отличия лечебной гимнастики сводятся к использованию цветомузыкальной установки. При теоретическом обосновании своего подхода автор ссылается лишь на "местно-сегментарные" рефлекторные связи, а также на эмпирический опыт акупунктуры. Таким образом, цитируемый "способ комплексной реабилитации...", во-первых, не учитывает рефлекторных патобиомеханических и миодискоординаторных расстройств, возникающих в смежных и отдаленных от очага первичного поражения регионах тела; во-вторых, не содержит должного патогенетического обоснования используемых реабилитацинных методов.

Задача настоящего изобретения заключается в повышении качества реабилитации больных с патологий опорно-двигательного аппарата.

Она достигается тем, что при наличии синдрома патологической стабилизации ортостатической синергии последовательно проводят массаж по триггерным точкам ипсилатеральной стороны тела, соответственно задней поверхности голени, наружной поверхности бедра, в районе средней ягодичной мышцы и пояснично-крестцовой области, паравертебрально по ходу выпрямителя позвоночника, наружного края нижней части трапециевидной мышцы, разгибателей шеи и головы, а при синдроме патологической стабилизации локомоторной синергии осуществляют последовательный массаж триггерных точек по задней поверхности голени, наружной поверхности бедра, в районе средней ягодичной мышцы и пояснично-крестцовой области и на уровне ThVIII - ThXII переходят на противоположную сторону туловища, массируя точки контрлатеральной трапециевидной мышцы и задней поверхности шеи, а при синдроме патологической стабилизации разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки больному в положении сидя массируют I-й межпястный промежуток, точки на тыльной поверхности запястья, в области наружного и внутреннего надмыщелков, дорзо-латеральной поверхности плеча, в вентральных отделах плечевого сустава, ключичной части большой грудной мышцы, задней стенке подмышечной впадины, надостной и подостной мышцах. Наиболее типичные для каждого синдрома и/или болезненные триггерные точки дополнительно инактивируют лечебно-медикаментозными блокадами. Кроме массажа и блокад осуществляют целенаправленную мануальную терапию. При синдроме патологической стабилизации ортостатической синергии в положении лежа на ипсилатеральном боку проводят манипуляцию ротацией поясничного отдела позвоночника, манипуляции грудных позвонков и ребер осуществляют вращением туловища в контрлатеральную по отношению к стабилизированной синергии сторону в положении сидя на кушетке верхом. При синдроме патологической стабилизации локомоторной синергии тактика мануальной терапии отличается тем, что в месте "перехода" ее экстензорной диагонали на противоположную сторону манипуляцию нижележащего в заблокированном позвоночно-двигательном сегменте позвонка осуществляют в контр-, а вышележащего - в гомолатеральном направлении. Манипуляции шейного отдела позвоночника проводят в обе стороны, независимо от выявленного синдрома, приемами с ротацией и латеро-латеральным смещением позвонков в положении лежа на спине.

пространственно-топографические особенности неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов

Изобретение поясняется чертежами, где на фиг. 1-4 представлены пространственно-топографические особенности неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов, а на фиг. 5-8 дана нейрофизиологическая верификация динамики лечения с использованием неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.

Сущность способа состоит в следующем: нами выделена группа неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов (НРМС), определяемых как закономерное перераспределение мышечного тонуса на туловище и конечностях, возникающее в ответ на раздражение рецепторов мышечно-скелетной системы и связанных с ней структур патоморфологическим субстратом, независимо от его локализации, а также степени патогенного влияния, и влекущее за собой вторичные патобиомеханические и сенсорно-альгические расстройства. Описано 3 варианта синдромов данного типа.

1. Синдром патологической стабилизации ортостатической синергии (фиг. 1) характеризуется преимущественно гомолатеральной субъективной и объективной симптоматикой. При полной манифестации синдрома наблюдается одностороннее повышение тонуса всей постуральной мускулатуры (фиг. 2-А) за счет одновременного усиления активности как сгибателей, так и разгибателей (полная ортостатическая синергия); при парциальном его проявлении преобладал тонус только разгибательных мышц тела (экстензорная постуральная синергия).

2. Синдром патологической стабилизации локомоторной синергии (фиг. 3) характеризуется отчетливыми диагонально-контрлатеральными зависимостями клинической симптоматики. Вариант развернутого проявления синдрома (полная локомоторная синергия) состоит из двух фрагментов - флексорной (фиг. 3 - слева) и экстензорной (фиг. 3 - справа) диагоналей. При парциальном проявлении синдрома выражена только экстензорная диагональ.

3. В случаях синдрома патологической стабилизации разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки все клинические признаки приурочены к региону плечевого пояса и верхней конечности. Определяется преимущественная заинтересованность верхних фиксаторов лопатки, внутренних ротаторов и аддукторов плеча, а также трицепса и круглого пронатора (фиг. 4). Очень часто данному синдрому сопутствовали НРМС туловища. При сочетании с ортостатической синергией эта связь носит гомолатеральный характер, а с локомоторной - контрлатеральный.

Практически у любого больного, имеющего клинически актуальные проявления патологии опорно-двигательного аппарата, независимо от ее нозологической природы, с помощью несложных клинических приемов (расспрос, осмотр, пальпация) могут быть диагностированы вышеописанные НРМС. Предлагается использовать выделенные синдромы в качестве своеобразных алгоритмов, регламентирующих порядок целенаправленного применения самого широкого спектра лечебно-реабилитационных мероприятий. В качестве методов лечебного воздействия используются массаж, мануальная терапия, лечебно-медикаментозные блокады, электроанальгезия и лечебная гимнастика, а также их сочетание.

Основная суть проводимых реабилитационных мероприятий заключается в купировании болевого синдрома и релаксации мышечных групп, имеющих отношение к клинически актуальным на момент обследования НРМС. Нет необходимости воздействовать на все заинтересованные структуры опорно-двигательного аппарата, достаточно обработать лишь наиболее доступные экстеро- и проприоцептивные рефлексогенные зоны, расположенные в проекции данной синергии.

Все лечебные мероприятия проводятся в направлении от дистальных отделов - к проксимальным. Необходимость релаксации в центростремительной последовательности (под центром понимается ведущий патоморфологический субстрат или основной источник боли) вытекает из представлений о том, что в сложной нейрофизиологической природе НРМС непоследнюю роль играют цепные миотатические синкинезии (К.Б. Петров, 1995). Этот спинальный рефлекс распространяется из очага первичной ирритации с некоторым декрементом (затуханием), поэтому при прочих равных условиях центрально расположенные мышцы будут напряжены сильнее. Однако очень скоро в периферических участках стабилизированной синергии формируются очаги самостимуляции в виде триггерных точек. Если оказывать воздействие только на главный источник боли, игнорируя "хвост" синергии, миотатический рефлекс начнет распространяться уже от ее концов к центру, что иногда полностью нивелирует результаты проведенных в основном очаге лечебных мероприятий. Предварительная коррекция периферических рецептивных полей уже сама по себе снижает остроту клинических проявлений в основном очаге, что дает возможность применять там более радикальную терапию (например, манипуляции на позвоночнике).

Первоначально с помощью массажа проводится подготовительная релаксация кожи, подкожной клетчатки и мышц, однако главной его целью является поиск латентных триггерных точек в указанных структурах. Обнаруженная триггерная точка обрабатывается в течение 1-2 минут круговыми разминающими движениями, при этом совершенно не обязательно добиваться полного исчезновения болезненности, вполне достаточно, чтобы боль уменьшилась на 15-20%. Если выраженная гиперальгизия триггерной точки все же сохраняется, ее локализацию отмечают (например, фломастером) и переходят к следующему участку тела.

При отсутствии общих и местных противопоказаний массаж рефлексогенных зон дополняется манипуляциями на позвоночнике, которые вначале выполняются на максимальном удалении от основного патоморфологического субстрата. Например, при дискогенном люмбаго мануальная терапия начинается с шейных и грудных позвоночно-двигательных сегментов и лишь потом делаются попытки осуществить ее в области поясничного отдела позвоночника. При этом толчковое смещение или ротация позвонка проводится в противоположном направлении от предварительно релаксированных мышц.

Помеченные ранее триггерные точки пунктируются инъекционной иглой. Обычно в них вводится локальный анастетик с добавлением румалона, а в случае выраженных проявлений нейроостеофибоза - лидазы. Лечебное воздействие на триггерные точки можно проводить и с помощью лазеротерапии, например аппаратом АПЛ-1. Нами апробирована методика облучения каждой точки низкоинтенсивным лазерным лучом мощностью 3 МВт в течение 3 минут. Для получения результатов, сопоставимых с 3-5 сеансами инъекционной терапии, требовалось 10-15 процедур лазеротерапии, однако данный метод отличался абсолютной безболезненностью.

С целью одновременного воздействия на все отделы стабилизированной двигательной синергии рекомендуется применять поверхностную или игольчатую электростимуляцию. В первом случае можно использовать аппарат "Стимул-1". Необходимо снабдить его специальными накожными электродами небольшой площади, что позволяет иметь несколько параллельно соединенных пластин положительной и такое же их количество отрицательной полярности. Пластины распределяются вдоль заинтересованной синергии. Электроды со знаком "+" укладывались ближе к источнику боли, а - со знаком "-" - более дистально. Подбираются тормозные и анальгезирующие параметры тока (Л.Д. Потехин, 1989). Во втором случае нами использовался многоканальный аппарат электро-тепло-вибропунктуры Московского ВНИИ "РЭФИ". В триггерные точки по ходу синергии вводятся акупунктурные иглы, а к ним подключаются зажимы электродов. В отличие от накожной методики сила тока уменьшается на порядок.

Особенности предлагаемого способа в зависимости от конкретного неспецифического рефлекторно-мышечного синдрома

Рассмотрим применение перечисленных методик на примерах конкретных НРМС. У больных с синдромом патологической стабилизации ортостатической синергии, независимо от нозологического диагноза, лечебный сеанс начинается с массажа ипсилатеральной стороны, который последовательно проводится на задней поверхности голени, наружной поверхности бедра, в районе средней ягодичной мышцы и пояснично-крестцовой области, паравертебрально по ходу выпрямителя позвоночника и мышц шеи. Затем обрабатывается наружный край нижней части трапециевидной мышцы и ее верхние отделы. Все наиболее болезненные триггерные точки отмечаются фломастером, для последующего воздействия на них блокадами или лазером. В случаях полной ортостатической синергии дополнительно проводится массаж флексорной части синергии (передняя поверхность голени - задняя поверхность бедра - пупартова связка - нижний край реберной дуги - передняя поверхность грудной клетки - лестничные мышцы).

При наличии синдрома патологической стабилизации локомоторной синергии последовательность массажа нижней конечности и поясницы аналогична. Примерно на уровне ThYIII - ThXII экстензорная диагональ локомоторной синергии "переходит" на противоположную сторону, в связи с чем основное внимание уделяется контрлатеральным нижней части трапециевидной мышцы, области надплечья и задней поверхности шеи. В случае полной локомоторной синергии можно дополнительно провести точечный массаж флексорной диагонали (контрлатеральные передняя поверхность голени, задняя поверхность бедра, пупартова связка и гомолатеральные нижний край реберной дуги, передняя поверхность грудной клетки, лестничные мышцы).

В случаях разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки больному в положении сидя массируют I-й межпястный промежуток (точка Gi4), тыльную сторону запястья, области наружного и внутреннего надмыщелков, дорзо-латеральную поверхность плеча, вентральные отделы плечевого сустава, ключичную часть большой грудной мышцы, заднюю стенку подмышечной впадины (mm. rhomboideus maior et minir), надостную и подостную мышцы. При наличии синдрома плечелопаточного периартроза дополнительно проводится постизометрическая релаксация проксимальных мышц плечевого пояса и стретчинг суставной капсулы.

пространственно-топографические особенности неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов
пространственно-топографические особенности неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов
пространственно-топографические особенности неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов
нейрофизиологическая верификация динамики лечения с использованием неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.
нейрофизиологическая верификация динамики лечения с использованием неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.
нейрофизиологическая верификация динамики лечения с использованием неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.
нейрофизиологическая верификация динамики лечения с использованием неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.

После завершения массажа, в положении лежа на ипсилатеральном боку проводится манипуляция ротацией поясничного отдела позвоночника. Манипуляция грудных позвонков и ребер осуществляется методом вращения туловища в контрлатеральную по отношению к стабилизированной синергии сторону в положении сидя на кушетке верхом, часто она дополняется вентро-краниальным смещением позвонков с помощью колена врача или же крестовидным приемом. В случаях локомоторной синергии в месте "перехода" ее экстензорной диагонали на противоположную сторону манипуляция нижележащего в заблокированном позвоночно-двигательном сегменте позвонка осуществляется в контр-, а вышележащего - в гомолатеральном направлении. Манипуляции на шее проводятся в обе стороны в положении лежа на спине, обычно используются приемы с ротацией и латеро-латеральным смещением позвонков, а также манипуляция сегмента C0 - C1 в направлении кивка назад (K. Lewit, 1987). В заключении проводятся блокады по триггерным точкам.

По окончании вышеперечисленных процедур больного просят встать и сделать несколько провоцирующих болевой синдром движений. Большинство пациентов с корешковыми и особенно с рефлекторными синдромами остеохондроза позвоночника отмечают значительное улучшение состояния после проведенных мероприятий, что является поводом для окончания лечебного сеанса.

При наличии соответствующих мотиваций больным предлагаются оригинальные комплексы лечебной гимнастики.

В среднем, курс лечения состоит из 5 сеансов по 60 минут, включающих вышеописанные процедуры и повторяющихся через день.

Клинические примеры

Пример 1. Больной К., 32 г. обратился 6.01.98 г. с жалобами на боли в области поясницы, больше справа, иррадиирующие по наружной поверхности правого бедра до колена и носящие ломяще-ноюще-распирающий характер. Кроме того, отмечались умеренно-выраженные болевые проявления в области шейно-воротниковой зоны, правого надплечья и наружной поверхности правого плеча.

Обострение началось 3 дня назад после поднятия тяжести. Первоначально больной почувствовал острую боль в пояснице, однако уже через несколько часов она распространилась на область бедра, а на следующее утро присоединились боли в регионе плечевого пояса.

Страдает поясничным остеохондрозом в течение 3-4 лет, обострения до 1-2 раз в год, в анамнезе было несколько "шейных прострелов".

При объективном обследовании в положении лежа на животе отмечается визуально заметная ротация остистых отростков нижне-поясничных позвонков вправо, утолщение правого паравертебрального мышечного валика, поясничной многораздельной мышцы и нижней части трапециевидной мышцы справа. Пальпаторное исследование установило повышение тонуса и болезненности мышц правой половины тела, имеющих отношение к экстензорной постуральной синергии (икроножная, наружная головка четырехглавой мышцы бедра, средняя ягодичная мышца, выпрямитель позвоночника, обе части трапециевидной мышцы) и признаки заинтересованности мышц, входящих в состав разгибательно-приводяще-пронаторной синергии правой руки (болезненность 1-го межпястного промежутка, тыльной поверхности запястья, обоих надмыщелков, задне-наружных отделов плеча; признаки напряжения лестничных и грудных мышц).

С помощью приемов мануальной диагностики выявлен синдром косого таза справа, функциональные блоки грудо-поясничного и шейно-грудного перехода.

Проведенное рентгеновское исследование в положении лежа подтвердило наличие правостороннего поясничного сколиоза и выпрямление поясничного лордоза, установило признаки остеохондроза позвоночника в виде внутридисковой дистрофии на уровне L5'S1 сегмента.

Диагноз. Поясничный остеохондроз (внутридисковая дистрофия, приведшая к трещине диска L5'S1). Патологическая стабилизация ортостатической синергии (экстензорная постуральная синергия) справа и правосторонней разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки. Синдром правосторонней люмбоишиальгии, цервикобрахиальгии справа. III степень выраженности клинических проявлений.

Больному в положении лежа на животе был проведен точечный массаж правой половины тела с обработкой круговыми движениями активных и латентных триггерных точек, лежащих в пределах задней поверхности голени, нижних и верхних отделов наружной поверхности бедра, средней ягодичной мышцы, паравертебрально по ходу выпрямителя позвоночника и по наружному краю нижней части трапециевидной мышцы. Аналогичным образом в положении сидя были обработаны триггерные точки на правой руке, соответствующие 1-му межпястному промежутку, тыльной поверхности запястья, наружному и внутреннему надмыщелку, задне-наружной поверхности плеча, передней поверхности плечевого сустава, области передней грудной стенки и боковой поверхности шеи.

В точки наиболее выраженной болезненности введено 2-3 мл 0.5% раствора новокаина с добавлением 0.2 мл румалона (всего 5 точек). Критерием попадания в триггерную точку служили субъективные ощущения больного в виде распирания, жжения или ломоты (Дж. Тревелл и Д. Сименс, 1989).

В заключении каждого сеанса выполнялись манипуляции на позвоночнике. Манипуляции шейных позвоночно-двигательных сегментов (ПДС) проводились в положении лежа на спине методом ротации и латерофлексии в обе стороны (Левит К., Захсе Й., Янда В. Мануальная медицина /пер. с нем. - М., Медицина, 1993. - 510 с.). Манипуляции грудных ПДС осуществлялись в положении сидя верхом на кушетке путем вращения верхних отделов предварительно кифозированного туловища влево. Манипуляции поясничных ПДС осуществлялись в положении лежа на правом боку ротационным смещением позвонков справа-налево.

Уже после однократного лечебного сеанса отмечено значительное улучшение. Полностью прошли боли в шее и руке, значительно снизилась интенсивность клинических проявлений со стороны поясницы и ноги. В общей сложности с интервалом в 1-2 дня больному было проведено 5 подобных процедур. Лечение закончилось полным клиническим выздоровлением.

Пример 2. Больной Б. , 17 лет. Рабочий. Предъявил жалобы на опоясывающе-сковывающие боли в нижне-грудном отделе позвоночника, которые усиливаются при физических нагрузках; ощущение вздутия в правом подреберье после употребления жирной пищи и некипяченой воды. Два года назад был избит, получил удар металлическим прутом по позвоночнику, за медицинской помощью не обратился, однако через 2 недели почувствовал боли в нижнегрудном отделе позвоночника, которые усиливались при работе с поднятыми кверху руками. Рентгеновское обследование, проведенное спустя год после травмы, обнаружило консолидированный компрессионный перелом тела ThXI и признаки посттравматического остеохондроза в сегментах ThX - ThXI - ThXII. В возрасте 14 лет перенес вирусный гепатит. По данным ультразвукового исследования - признаки хронического гепатита, врожденный гидронефроз обоих почек.

При объективном осмотре отмечается некоторая сглаженность поясничного лордоза и грудного кифоза. Пальпаторное исследование выявило повышение тонуса и болезненность соответственно экстензорной диагонали локомоторной синергии, которая охватывала левую ногу (икроножная мышца, наружная широкая мышца бедра, средняя ягодичная мышца) и распространялась на правую половину грудной клетки и плечевого пояса (проксимальные отделы выпрямителя позвоночника, нижняя и верхняя части трапециевидной мышцы).

Обнаружено болезненное напряжение мягких тканей в правом подреберье, между мечевидным отростком и пупком (проекция круглой связки печени) и в надключичной ямке справа (точка Мюсси).

Диагноз. Посттравматический остеохондроз, обусловленный последствиями копрессионного перелома тела ThXI. Хронический гепатит. Патологическая стабилизация локомоторной синергии (экстензорная диагональ) слева. Заинтересованность пупочно-диафрагмально-медиастенально-бронхолегочно-костальных миовисцерофасциальных связей внутренних органов. Сегментарный висцеро-вертебральный отраженный синдром. Торокальгия сложного генеза. II-III степени выраженности клинических проявлений.

Больному в положении лежа на животе проведен точечный массаж разминающими круговыми движениями наиболее значимых триггерных точек, лежащих в проекции экстензорной диагонали локомоторной синергии. Затем в положении лежа на спине отмассажирована круглая связка печени (уплотненный тяж, залегающий между пупком и мечевидным отростком), обработаны триггерные точки, располагающиеся вдоль нижнего края правой реберной дуги, в проекции тела грудины, в над- и подключичных ямках справа.

Дополнительно проведены блокады наиболее болезненных триггерных точек (задняя поверхность голени и наружная поверхность бедра слева, верхние отделы выпрямителя позвоночника справа, область правого подреберья и правой надключичной ямки.

Манипуляции на позвоночнике выполнены методом ротации. "Вправление" заинтересованных поясничных ПДС осуществлялось из положения лежа на левом боку в направлении слева-направо. Манипуляции нижне-грудного отдела выполнялись в положении сидя на кушетке верхом и были также направлены слева-направо, а верхне-грудного, наоборот - справа-налево. В последнем случае дополнительно применялась манипуляция ПДС в вентро-краниальном направлении с помощью колена врача. Манипуляционное воздействие на шейный отдел позвоночника производилось из положения лежа на спине методом ротации в обе стороны.

Больному проводилась лазеротерапия по вышеописанной методике. Обрабатывались точки, лежащие в проекции экстензорной диагонали локомоторной синергии и точки, соответствующие зонам сегментарного отражения из печени и желчного пузыря (паравертебральная область справа на уровне ThXI и область правой реберной дуги).

Всего было проведено 5 сеансов лечения. В результате был достигнут первый непредельный уровень реабилитации (значительное улучшение).

Пример 3. Больная У. , 44 г., врач. Обратилась 14.02.97 с жалобами на интенсивные боли в области передней поверхности правого плечевого сустава и наружных отделов правого плеча. Боли усиливаются при отведении и наружной ротации руки в плечевом суставе, особенно болезненно опускание предварительно поднятой руки. В течение нескольких дней ощущала чувство неловкости в правой руке. На следующее утро после работ, связанных с уборкой дома, внезапно развились вышеописанные явления.

При объективном осмотре отмечается приподнятость правого надплечья и легко выраженный симптом крыловидной лопатки справа. Пассивные движения в правом плечевом суставе не ограничены, все активные движения, особенно связанные с отведением, наружной ротацией и последующим опусканием плеча, резко болезненны.

Дополнительная пальпация выявила резкую болезненность 1-го межпястного промежутка, тыльной поверхности запястья, наружного и внутреннего надмыщелков, области большого бугорка плечевой кости, над- и подключичных ямок. Специальными приемами обнаружены признаки напряжения подлопаточной, малой грудной и передней зубчатой мышц.

Методы мануальной диагностики свидетельствовали о болезненности и ограничении пассивных и активных движений в нижне- и средне-шейных ПДС.

Рентгенография правого плечевого сустава не выявила никаких патологических изменений. На рентгенограммах шейного отдела позвоночника обнаружена его конституциональная нестабильность в виде симптома лестницы, снижение высоты и нарушение фиксационной способности дисков 5 - C6 и C6 - C7.

Диагноз. Шейный остеохондроз C5 - C6 и C6 - C7 на фоне конституциональной нестабильности ПДС. Патологическая стабилизация разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки справа. Синдром плечелопаточного периартроза (преимущественно мышечный вариант). III степени выраженности клинических проявлений.

Больной было проведено 5 сеансов лечения с интервалом через 1-2 дня, включающего массаж типичных триггерных точек, расположенных в проекции разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки. В наиболее болезненные из них вводился 0.5% раствор новокаина с добавлением румалона. В точку, соответствующую большому бугорку плечевой кости, однократно введено 40 мг кенолога, разведенного в новокаине. Субдельтовидно вводился кислород в количестве 100 мл. Назначались упражнения лечебной физкультуры, направленные на постизометрическую релаксацию аддукторов и внутренних ротаторов плеча. В нижне-шейном отделе позвоночника осуществлялись манипуляции ПДС в обе стороны.

Спустя две недели после начала лечения было достигнуто полное клиническое выздоровление.

Критерии эффективности предлагаемого метода

Оценка эффективности предложенного способа реабилитации проводилась по результатам нейрофизиологических и клинических исследований.

Согласно данным многоканальной электромиографии (ЭМГ), после однократной процедуры и после окончания всего курса лечения в состоянии покоя у больных с синдромами патологической стабилизации ортостатической и локомоторной синергии наблюдались признаки торможения их наиболее патогенетически значимых компонентов - экстензорной постуральной синергии и экстензорной диагонали локомоторной синергии (фиг. 5, 6), а у больных с синдромом стабилизации синергии руки повышался ранее сниженный тонус в большинстве исследованных мышц (фиг. 7).

Изучение "кривой восстановления возбудимости" мотонейронов спинного мозга также свидетельствует, что проведенные терапевтические мероприятия снижают активность спинальных мотонейронов, а также сглаживают индивидуальные для каждого НРМС особенности их возбудимости (фиг. 8).

Клиническая эффективность проведенного лечения оценивалась по степени нарушения приспособительной активности больных (О.Г. Коган с соавт. 1983). В большинстве случаев (67.19%) удалось достигнуть первого предельного уровня реабилитации, что рассматривалось как выздоровление, первый непредельный уровень (значительное улучшение) был определен в 21.48%, второй непредельный (улучшение) - в 5.47%; в 5.86% случаев констатировался третий непредельный уровень реабилитации (отсутствие эффекта). Существенных различий по результатам лечения в группах больных с различными НРМС не отмечалось. Представленные данные оказались значительно лучше аналогичных показателей, полученных нами ранее в соавторстве с Л.Ф. Васильевой и В.Ф. Малевиком (1987) при лечении 579 больных с неврологическими проявлениями остеохондроза позвоночника методами мануальной терапии, но без учета НРМС. Тогда первого предельного уровня реабилитации удалось достигнуть при ПОХ в 35.1%, а при ШОХ - в 54.2%; первого непредельного соответственно в 42.7% и 36.4%; второго непредельного - в 13.7% и 8.5%, третьего непредельного - в 1.5% и 0.8%.

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

1. Способ комплексной реабилитации при патологии опорно-двигательного аппарата, обусловленной остеохондрозом позвоночника, заключающийся в воздействии точечным массажем, мануальной терапией и лечебно-медикаментозными блокадами, отличающийся тем, что при наличии неспецифического рефлекторно-мышечного синдрома патологической стабилизации ортостатической синергии последовательно проводят массаж по триггерным точкам ипсилатеральной стороны тела, соответственно задней поверхности голени, наружной поверхности бедра, в районе средней ягодичной мышцы и пояснично-крестцовой области, паравертебрально по ходу выпрямителя позвоночника, наружного края нижней части трапециевидной мышцы, разгибателей шеи и головы, а при неспецифическом рефлекторно-мышечном синдроме патологической стабилизации локомоторной синергии осуществляют последовательный массаж триггерных точек по задней поверхности голени, наружной поверхности бедра, в районе средней ягодичной мышцы и пояснично-крестцовой области и на уровне Th VIII Th ХII переходят на противоположную сторону туловища, массируя точки контрлатеральной трапециевидной мышцы и задней поверхности шеи, а при неспецифическом рефлекторно-мышечном синдроме патологической стабилизации разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки больному в положении сидя массируют 1-й межпястный промежуток, точки на тыльной поверхности запястья, в области наружного и внутреннего надмыщелков, дорзо-латеральной поверхности плеча, в вентральных отделах плечевого сустава, ключичной части большой грудной мышцы, задней стенке подмышечной впадины, надостной и подостной мышцах, наиболее типичные для каждого синдрома и/или болезненные триггерные точки дополнительно инактивируют лечебно-медикаментозными блокадами, после массажа и блокад типичных триггерных точек осуществляют целенаправленную мануальную терапию, при синдроме патологической стабилизации ортостатической синергии в положении лежа на ипсалатеральном боку проводят манипуляцию ротацией поясничного отдела позвоночника, манипуляции грудных позвонков и ребер осуществляют вращением туловища в контрлатеральную по отношению к стабилизированной синергии сторону в положении сидя на кушетке верхом, при синдроме патологической стабилизации локомоторной синергии в месте "перехода" ее экстензорной диагонали на противоположную сторону манипуляцию нижележащего в заблокированном позвоночно-двигательном сегменте позвонка осуществляют в контр-, а вышележащего - в гомолатеральном направлении, а манипуляции шейного отдела позвоночника проводят в обе стороны, независимо от выявленного синдрома, приемами с ротацией и латеро-латеральным смещением позвонков в положении лежа на спине.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что курс лечения составляет 5 сеансов продолжительностью по 60 мин с интервалом через день.

Версия для печати


вверх