ИЗОБРЕТЕНИЕ
Патент Российской Федерации RU2264228

СРЕДСТВО ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИИ

СРЕДСТВО ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИИ

Имя изобретателя:  Судаков Сергей Константинович
Имя патентообладателя: Судаков Сергей Константинович
Адрес для переписки: 121165, Москва, Кутузовский пр-т, 30/32, кв.940, С.К.Судакову
Дата начала действия патента:  2002.10.22

Изобретение относится к области наркологии и может быть использовано для профилактики и лечения опийной наркомании. Сущность изобретения состоит в применении иммуногенных моноклональных антител к опиатам в качестве средства для профилактики и лечения опийной наркомании. Техническим результатом является расширение арсенала патогенетических средств для лечения и профилактики опийной наркомании и повышение эффективности лечения. 1 з.п. ф-лы, 1 табл.

ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Изобретение относится к биологии и медицине, в частности к наркологии.

Известно, что вакцина, содержащая в качестве антигена алкалоиды опия, вызывает образование в организме антител к героину и морфину. Антитела связывают героин, вводимый в организм, и таким образом уменьшается его проникновение в мозг и приятные ощущения от его введения (CN Патент №1196955, 1998 г.) Недостатком этой вакцины является ограниченные возможности связывания наркотика в крови. Наркоман увеличивает дозу, часть героина связывается антителами, но достаточная часть проникает в ЦНС. Это приводит нередко лишь к увеличению употребления наркотика.

Техническим результатом изобретения является расширение арсенала патогенетических средств для лечения патологического влечения при опийных наркоманиях и повышение эффективности лечения.

Этот результат достигается тем, что в качестве антигена средство содержит иммуногенные антитела к опиатам. В связи с этим в организме больного опийной наркоманией вследствие активной иммунизации происходит образование вторичных (антиидиотипических) антител. Эти антитела, по-видимому, модифицируют периферические опиоидные рецепторы, что отраженным образом может влиять на опиоидную систему мозга.

Не вытекает из известного уровня техники, что образование в организме антиидиотипических тел к опиатам может уменьшать влечение к наркотику. Такое применение принципиально ново и является результатом длительных экспериментальных и теоретических исследований.

Сущность изобретения состоит в том, что средство для профилактики и лечения опийной наркомании включает антиген и адъювант для усиления иммунного ответа, где антигеном являются иммуногенные моноклональные антитела к опиатам. 

Термин опиаты означает морфин, героин или любое другое вещество, являющееся агонистом опиатных рецепторов. Предпочтительным опиатом в составе вакцины является морфин.

В составе средства могут быть применены иммуногенные моноклональные антитела к опиатам, хорошо известные из уровня техники (ЕР 0363041 А1, 19.09.89). Способ получения иммуногенных моноклональных антител хорошо известен из уровня техники (JP 234826/88, 21.09.88). Например, иммуногенные моноклональные антитела против морфина получают следующим образом. Мышей линии BALB/C иммунизируют антигеном (морфин-бычий сыворотный альбумин). После гибридизации получают гибридому В1, продуцирующую специфические антитела против морфина и героина.

В составе средства антиген может быть использован в количествах от 00000.1 до 10% от общего веса, в зависимости от чистоты и активности антигена.

В составе средства могут быть использованы вещества для усиления иммунного ответа (адъюванты), приемлемые для использования в медицине и ветеринарии, хорошо известные из уровня техники. Примеры таких адъювантов включают, но не ограничиваются Ретинолом (Benn C.S., et al., Lancet, 1997, 350, 101-105), Деокситидил-деоксигуанозин-олигодеоксинуклеотидами (Speiser D.E. et al., J. Clin. Invest. 2005, #2 (Feb.3) p.125=130), Интерлейкином 12 (Portielje J.E. et al., Cancer Immunol. Immunoter. 2005, 54 (1), 37-43), Археосомами (Patel G.B. et al., J. Liposome Res. 2004, 14 (3-4) 119-202).

В составе средства адъювант может быть использован в количествах от 0,0001 до 90% от общего веса вакцины, в зависимости от свойств адъюванта.

В состав средства могут входить несущественные компоненты, такие как растворители, носители, наполнители, консерванты, буферы. Предпочтительно растворителем в составе вакцины является вода. В случае нерастворимости в воде отдельных компонентов вакцины (чаще адъюванта) вакцина вводится в виде эмульсии (взвеси). Количество несущественного компонента в составе вакцины может составлять от 0 до 99% от общего веса вакцины.

Средство изготавливается способами, хорошо известными из уровня техники. Например, компоненты смешиваются в стерильных условиях и формируются в дозированной форме. Предпочтительно компоненты растворяются в воде для инъекций и запаиваются в ампулы. 

Средство может быть изготовлена в виде различных дозированных форм, хорошо известных из уровня техники. Примеры таких форм включают аэрозоли, накожные аппликации и растворы для инъекций. 

Средство используют следующим образом. Взвесь, содержащую иммуногенные моноклональные антитела против морфина и усилитель иммунного ответа, например интерлейкин 12, вводят подкожно.

Следующие примеры демонстрируют изобретение.

Пример 1

ВЛИЯНИЕ ИММУНИЗАЦИИ КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МЫШИНЫМИ МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА (RDI-MORPHabm-36) В ДОЗЕ 1 мг/кг С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«профилактика» 

Эксперименты проведены на 20 крысах линии Fischer-344. Половине крыс подкожно в область спины однократно вводили 1 мг/кг мышиных моноклональных антител к морфину в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. Антитела получали из Research Diagnostics Inc (США). Они имели следующие характеристики:

Объект получения: мыши

Изотип: IgG

Иммуноген: Морфин-3BSA

Клон: MORPH-36

Аффинность: постоянная

Перекрестная реактивность: антитела взаимодействуют только с морфином.

Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда.

В процессе иммунизации крыс обучали инструментальному пищевому поведению. Обучение заключалось в том, что крыс, после 48-часовой пищевой депривации, на 50 минут помещали в инструментальную камеру (Lafayette Instruments Inc., США), где, в результате нажатия крысой на рычаг, в кормушку поступала гранула корма (P.S. Noyes Company Inc., США) весом 45 мг. Причем сразу после поступления корма в кормушку наступал латентный период на 17 с, в течение которого нажатия на рычаг не приводили к получению корма. Латентный период сопровождался выключением света в экспериментальной камере. В течение первых двух дней обучения крысы получали гранулу корма после одного нажатия на педаль. В последующие два дня - после двух нажатий. В следующие три дня корм поступал в кормушку после трех, а в течение последующих пяти дней - пяти нажатий. Таким образом, первый этап заканчивали через 12 дней, когда у всех крыс было сформировано стойкое пищедобывательное поведение. Во время первого этапа животные получали вне часовой экспериментальной процедуры 12 г корма.

После этого (на 20 день после начала иммунизации), животным под кетаминовым наркозом (100 мг/кг) были имплантированы двухкомпонентные синтетические катетеры через отверстие в яремной вене. Внутривенная часть представляла собой силастиковую трубочку (Dow Coming Corp., США) наружным диаметром 1,2 мм и длиной 25 мм. Кончик катетера находился в области верхней полой вены. Остальная часть катетера была сделана из виниловой трубки (Dural Plastic and Engineering, Австралия), наружным диаметром 1,0 мм и длиной 55 мм, с одной стороны специальным переходником (Small Parts Inc., США) соединенной с внутривенным участком, а другой - закрепленной на наружной стороне кожи шеи животного со стороны спины.

С 29 по 38 день крыс ежедневно помещали на 50 минут в те же экспериментальные камеры, в которых осуществлялось пищедобывательное поведение, для дальнейшего изучения поведения внутривенного самовведения морфина. Свободный конец вживленного катетера соединяли через жидкостный крутящийся контакт с точным насосом (Harvard Apparatus, США). Пятикратное нажатие на педаль приводило к тому, что через вживленный катетер в верхнюю полую вену крыс поступало 100 мкг морфина гидрохлорида, растворенного в 0,05 мл изотонического раствора хлорида натрия. Крысы помещались в экспериментальные установки для изучения поведения внутривенного самовведения морфина в течение 9 дней. За это время все крысы формировали поведение со стабильным потреблением морфина. На 39-й, 40-й и 41-й день, в результате пятикратного нажатия педали в экспериментальной камере, крысы получали по 50, 100 или 150 мкг морфина соответственно.

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 7 из 10-ти.

Крысы легко переучивались получать вместо пищевого подкрепления инъекции морфина. Крысы линии Fischer-344 в первый день замены подкрепления осуществляли 17,3±1,55 нажатий на педаль. В последующие дни частота нажатий на педаль постепенно уменьшалась. К началу третьей недели от начала самовведения морфина крысы потребляли стабильное количество морфина за каждый ежедневный сеанс (3,65±1,0 инъекций). Уменьшение дозы морфина, получаемой крысой в одной инъекции, до 50 мкг приводило к увеличению количества инъекций, а увеличение дозы до 150 мг соответственно снижало количество нажатий на педаль.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения 50 мкг морфина у иммунизированных крыс линии Fischer-344, было снижено (См. Таблицу 1).

Пример 2

ВЛИЯНИЕ ИММУНИЗАЦИИ КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МЫШИНЫМИ МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА В ДОЗЕ 1 мл/кг (Fitzgerald, клон М9942910) С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«профилактика» 

Эксперименты проведены на 20 крысах линии Fischer-344. Половине крыс в область спины вводили 1 мл/кг мышиных моноклональных антител к морфину (Fitzgerald Industries International, США) в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. Они имели следующие характеристики:

Объект получения: мыши

Изотип: IgGI 

Иммуноген: Морфин-3ВSА

Клон:М9942910

Аффинность: постоянная

Перекрестная реактивность: антитела взаимодействуют только с морфином. Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда.

В процессе иммунизации крыс обучали инструментальному пищевому поведению, а затем самовведению морфина по методике, описанной выше. На 39-й, 40-й и 41-й день от начала иммунизации, в результате пятикратного нажатия педали в экспериментальной камере, крысы получали по 50, 100 или 150 мкг морфина соответственно.

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 9 из 10-ти.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения 50 и 100 мкг морфина у иммунизированных крыс линии Fischer-344, было снижено (См. Таблицу 1).

Пример 3

ВЛИЯНИЕ ИММУНИЗАЦИИ КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МЫШИНЫМИ МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА В ДОЗЕ 1 мг/кг (BIODESIGN International, клон BDI263) С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«профилактика» 

Эксперименты проведены на 20 крысах линии Fischer-344. Половине крыс в область спины вводили 1 мл/кг мышиных моноклональных антител к морфину (BIODESIGN International, США) в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. Они имели следующие характеристики: 

Объект получения: мыши

Изотип: IgGI

Иммуноген: Морфин-3ВSА

Клон: BDI263

Перекрестная реактивность: антитела взаимодействуют только с морфином. Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. 

В процессе иммунизации крыс обучали инструментальному пищевому поведению, а затем самовведению морфина по методике, описанной выше. На 39-й, 40-й и 41-й день от начала иммунизации, в результате пятикратного нажатия педали в экспериментальной камере, крысы получали по 50, 100 или 150 мкг морфина соответственно. 

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 7 из 10-ти.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения морфина у иммунизированных крыс линии Fischer-344, было снижено, но достоверно от контроля не отличалось (Таблица 1).

Пример 4

ВЛИЯНИЕ ТРЕХКРАТНОЙ ИММУНИЗАЦИИ КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА В ДОЗЕ 1 мл/кг (Fitzgerald, клон М9942910) С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«профилактика»

Эксперименты проведены на 20 крысах линии Fischer-344. Половине крыс на 1, 14 и 21 день от начала эксперимента подкожно в область спины вводили по 1 мл/кг мышиных моноклональных антител, к морфину в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. 

В процессе иммунизации крыс обучали инструментальному пищевому поведению, а затем самовведению морфина по методике, описаной выше. На 39-й, 40-й и 41-й день от начала иммунизации в результате пятикратного нажатия педали в экспериментальной камере крысы получали по 50, 100 или 150 мкг морфина соответственно. 

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 8 из 10-ти.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения морфина во всех тестированных дозах, у иммунизированных крыс линии Fischer-344 было достоверно снижено (Таблица 1).

Пример 5

ВЛИЯНИЕ ТРЕХКРАТНОЙ ИММУНИЗАЦИИ КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА В ДОЗЕ 1 мл/кг (Fitzgerald, клон М9942910) С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«лечение»

Эксперименты проведены на 20 крысах линии Fischer-344. Крыс обучали инструментальному пищевому поведению, а затем самовведению морфина по методике, описаной выше.

Половине крыс на 42, 49 и 56 день от начала эксперимента подкожно в область спины вводили по 1 мл/кг мышиных моноклональных антител, к морфину в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда. Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда.

В течение 30 дней после начала иммунизации у крыс ежедневно в течение одного часа наблюдали поведение внутривенного самовведения морфина.

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 8 из 10-ти.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения 50 и 100 мкг морфина у иммунизированных крыс линии Fischer-344, было достоверно снижено (См. Таблицу 1).

Пример 6

ВЛИЯНИЕ ТРЕХКРАТНОЙ ИММУНИЗАЦИИ ЗАВИСИМЫХ ОТ МОРФИНА КРЫС ЛИНИИ FISCHER-344 МОНОКЛОНАЛЬНЫМИ АНТИТЕЛАМИ ПРОТИВ МОРФИНА В ДОЗЕ 1 мл/кг (Fitzgerald, клон М9942910) С ДОБАВЛЕНИЕМ ПОЛНОГО АДЪЮВАНТА ФРЕЙНДА (0,2 мл)

«лечение» 

Эксперименты проведены на 16 крысах линии Fischer-344. Животным в течение 8 дней внутрибрюшинно вводили морфин в нарастающих дозах от 5 до 60 мг/кг. Затем крыс обучали инструментальному пищевому поведению, а потом самовведению морфина по методике, описаной выше. Единственным отличием была доза морфина в одной инфузии самовведения: не 0.1, а 1 мг/кг.

После окончания обучения самовведения половине крыс подкожно в область спины вводили по 1 мл/кг мышиных моноклональных антител, к морфину в смеси с 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда троекратно с интервалом в 7 дней. Другая половина крыс служила контролем. Им вводили лишь 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда.

В течение 30 дней после начала иммунизации у крыс ежедневно в течение одного часа наблюдали поведение внутривенного самовведения морфина.

После окончания экспериментов у крыс брали сыворотку крови для определения твердофазным иммуноферментным методом титра антител против антител к морфину (антиидиотипических антител). В анализ брали результаты только тех животных опытной группы, у которых титр антител составлял не менее 1:64. Таких животных было 7 из 8-ми.

Количество инъекций морфина, введенных в процессе самовведения 50 и 100 мкг морфина у иммунизированных крыс линии Fischer-344, было достоверно снижено (См. Таблицу 1).

ТАБЛИЦА 1
Количество инъекций морфина, самовведенных крысами в контроле и при иммунизации антиморфиновыми антителами
Доза морфина в одной инъекции Пример 1Пример 2Пример 3 Пример 4Пример 5 Пример 6
50 мг/кг Контроль Опыт5,01±0,9 3,15±0,8*4,88±1,3 2,33±0,9* 4,46±1,5 3,35±0,9 4,87±1,2 2,45±0,9*4,16±1,1 2,11±0,9*5,67±1,1 2,00±0,8*
100 мг/кг Контроль Опыт3,65±1,0 2,05±0,9 4,25±1,1 1,85±0,8* 4,05±0,9 1,97±1,24,03±1,0 1,54±0,8*3,65±0,8 1,65±0,7* 3,05±0,7 1,66±0,5*
150 мг/кгКонтроль Опыт 2,23±0,5 2,05±0,4 1,90±1,3 0,87±0,92,05±1,1 1,25±0,51,90±0,9 0,58±0,3* 1,88±1,4 0,65±0,2 1,72±2,0 1,65±0,8
* - различия между опытом и контролем достоверны при р<0,05

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

1. Применение иммуногенных моноклональных антител к опиатам в качестве средства для профилактики и лечения опийной наркомании. 

2. Применение иммуногенных моноклональных антител к опиатам в качестве средства для профилактики и лечения опийной наркомании по п.1, отличающееся тем, что опиатом является морфин.

Версия для печати
Дата публикации 17.05.2007г


вверх