ИЗОБРЕТЕНИЕ
Патент Российской Федерации RU2254128

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИММУННЫХ НАРУШЕНИЙ ПРИ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИИ

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИММУННЫХ НАРУШЕНИЙ ПРИ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИИ

Имя изобретателя:  Дудко Т.Н. ; Панченко Л.Ф. ; Наумова Т.А. ; Смирнов Л.Д.
Имя патентообладателя: Национальный научный центр наркологии Министерства здравоохранения Российской Федерации
Адрес для переписки: 119002, Москва, ГСП-2, М. Могильцевский пер., 8, ННЦ наркологии МЗ РФ, ст. научн.сотр. Т.А. Наумовой
Дата начала действия патента:  2003.07.08

Изобретение относится к медицине, в частности к иммунологии и наркологии, и касается коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании. Способ осуществляют путем введения иммуномодулятора, 2-этил-6-метил-З-оксипиридина сукцината, в период купирования опийного абстинентного синдрома внутривенно 2 раза в день в суточной дозе 0,1-0,4 г в течение 5-7 дней, на этапе постабстинентных состояний - внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г 2 раза в день в течение 7=14 дней и на этапе реабилитации - внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г через день в течение 3-4 недель. Способ обеспечивает снижение активности лимфоцитарной NO-синтетазы и нормализацию иммуноцитограммы.

ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Изобретение относится к области медицины, в частности к средствам для коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании.

Известен способ коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании путем введения иммуномодулятора - беталейкина (XIII съезд психиатров России 10-13 октября 2000 года (материалы съезда), К.В.Вырупаев, Ю.А.Витковский, Н.В.Говорин. "Применение беталейкина у больных опийной наркоманией", Москва, Российское общество психиатров, 2000, с.234).

Известен способ коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании путем введения иммуномодулятора - тактивина (XIII съезд психиатров России 10-13 октября 2000 года (материалы съезда), Гамалея Н.Б. и др. "Нарушения клеточного иммунитета у больных опийной наркоманией и их коррекция с помощью тактивина", Москва, Российское общество психиатров, 2000, с.35).

Известен способ коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании с помощью иммуномодулятора - миелопида в сочетании с психотропными средствами (RU, патент №2183125, 7 А 61 К 35/28, 31/5513, 31/4523, 31/541, 31/135, 31/44, 31/515, 31/5415, 2000).

Техническим результатом заявленного изобретения является расширение арсенала средств для коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании, облегчение протекания опийного (героинового) абстинентного синдрома и постабстинентных расстройств, сокращение сроков пребывания больных в стационаре, увеличение продолжительности терапевтических ремиссий и удельного веса выздоровлений.

Этот результат достигается тем, что в способе коррекции иммунных нарушений при опийной (героиновой) наркомании путем введения иммуномодулятора, согласно изобретению, в качестве иммуномодулятора используют 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат, вводят его в период купирования опийного (героинового) абстинентного синдрома внутривенно 2 раза в день в суточной дозе 0,1-0,4 г в течение 5-7 дней, на этапе постабстинентных состояний внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г 2 раза в день в течение 7-14 дней и на этапе реабилитации внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г через день в течение 3-4 недель.

2-Этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат является антиоксидантом - ингибитором свободнорадикальных процессов. Препарат обладает антигипоксическим, транквилизирующим, стресс-протективным, ноотропным (улучшение памяти, внимания, умственной работоспособности), а также вегетотропным действием, в связи с чем применяется при лечении острых нарушений мозгового кровообращения, дисциркуляторной энцефалопатии, вегетососудистой дистонии, невротических расстройств, алкогольного абстинентного синдрома, острой интоксикации нейролептиками. 

Нами 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат впервые применен в качестве средства коррекции иммунных нарушений при лечении больных опийной (героиновой) наркоманией. Такое применение принципиально ново, неочевидно для специалиста-фармаколога и не вытекает из известного технического уровня.

Способ осуществляют следующим образом. Процедуру лечения больных опийной (героиновой) наркоманией начинают с первых дней абстинентного периода путем введения больным на фоне психотропных средств 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в суточной дозе 0,1-0,4 г внутривенно 2 раза в день в течение 5-7 дней. На этапе постабстинентных состояний 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат вводят внутримышечно два раза в день по 0,1-0,2 г в сутки в течение 7-14 дней. На этапе реабилитации внутримышечные инъекции 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в суточной дозе 0,1-0,2 г осуществляют через день в течение 3-4 недель, по три курса в год.

Клинико-иммунологическое изучение проводили в ННЦ наркологии МЗ РФ. Проведено исследование иммуноклеточного статуса (иммуноцитограмм) в динамике абстинентного и постабстинентного периодов (до начала лечения и дважды после назначения терапии - на 7-й и на 15-21-й дни ее) у 25 больных опийной (героиновой) наркоманией. До начала лечения у 84% обследованных больных отмечалось отчетливое иммунодефицитное состояние, касающееся практически всех популяций иммунных клеток. К числу наиболее заметных иммунных нарушений относится дефицит ключевых клеток специфического иммунитета - хелперной субпопуляции Т-лимфоцитов: количество Т-хелперов у больных до лечения составляло 665±89 клеток /мкл крови при норме 964±85 (норма определялась нами у 15 здоровых лиц того же возраста, что и больные), то есть было на 33% ниже нормы. Вследствие более резкой потери Т-хелперов по сравнению с другими субпопуляциями Т-лимфоцитов иммунорегуляторный индекс у 53% больных опускался до цифр, характерных для глубокого дисбаланса иммунитета, т.е. ниже единицы. В среднем на 38% снижалось содержание основных антитела-продуцирующих клеток - В-лимфоцитов; их количество у больных составляло 228±36 при норме 364±88 клеток/мкл крови. При этом как в Т-, так и в В-популяциях лимфоцитов на 20-30% уменьшалась доля активированных клеток: индекс активированности Т-лимфоцитов у больных составлял 0,30±0,04 при норме 0,43±0,08, а В-лимфоцитов - 0,33±0,06 при норме 0,45±0,08. На 62% снижалось количество ключевых клеток неспецифической цитотоксической иммунной защиты - натуральных киллеров, ответственных за противовирусную и антиопухолевую защиту организма; их количество у больных составляло 40,2±17,0 клеток/мкл крови при норме 127±24. Из других отклонений иммуноцитограммы у обследованных нами больных опийной (героиновой) наркоманией можно отметить умеренно выраженное снижение (в среднем на 18%) количества Т-супрессоров/эффекторов - 418±61 клеток/мкл крови при норме 511±62; понижение в среднем на 20% основных клеток микрофагоцитарной системы - нейтрофилов: их количество у больных составляло 3347±341 клеток при норме 4164±363. Понижение числа нейтрофилов сочеталось с повышением в 2 раза доли незрелых клеток. В иммуноцитах выявлялось также интенсификация гистохимического маркера синтазы оксида азота, фермента, гиперактивация которого индуцирует усиленное саморазрушение клеток по типу апоптоза (запрограммированной гибели клеток): в фагоцитах цитохимический индекс фермента составлял у больных в среднем 0,35±0,05 при норме 0,21±0,02, то есть превышал норму в среднем на 66%, а в Т-лимфоцитах - 0,81±0,07 при норме 0,39±0,04, то есть более чем в 2 раза выше нормы.

Коррекцию иммунных нарушений 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом проводили 14 больным опийной (героиновой) наркоманией. Полная или частичная коррекция иммуноклеточного статуса отмечена у 100% больных, леченных 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом. В результате лечения у больных достигается нормализация или улучшение всех показателей клеточного иммунитета. Так, в процессе лечения 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом количество лейкоцитов возросло с 6307±376 клеток/мкл крови до 7925±466 или на 25%, Т-лимфоцитов - с 1525±224 до 1716±502 или на 15%, количество Т-хелперов - с 665±101 до 895±191, то есть в среднем на 35%, нормализовалось количество Т-супрессоров/эффекторов - исходно несколько повышенное (530±99), в процессе лечения 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом оно снизилось до 484±53, что привело к оптимизации иммунорегуляторного индекса. Численность В-лимфоцитов в процессе терапии 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом возросла с 236±47 до 318±116 или на 39%, натуральных киллеров - с 52±9 до 76±19 или на 31%, нейтрофилов - с 3347±341 до 4742±861 или на 42%. Снизилась до нормы доля незрелых микрофагов. На уровне верхней границы нормы оказались в результате лечения 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом индексы активированности Т- и В-лимфоцитов (0,53±0,12 и 0,48±0,12). В процессе лечения 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом на 66% по сравнению с исходным уровнем снизилась интенсивность гистохимической реакции на NO-синтазу в фагоцитах (с 0,26±0,07 до 0,09±0,02) и на 34% - в Т-лимфоцитах (с 0,71±0,08 до 0,58±0,07).

В группе больных опийной (героиновой) наркоманией, получавших традиционную терапию без 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината (11 человек), в динамике абстинентного и постабстинентного периодов не было отмечено улучшения иммуноклеточного статуса - у 91% больных наблюдалось углубление иммунодефицитных нарушений. Так, количество лейкоцитов у больных, не получавших 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат, снижалось с 8520±807 клеток/мкл крови до 4966±785 или на 42% по сравнению с исходным уровнем, суммарных лимфоцитов - с 2533±363 до 866±15 или на 66%, Т-лимфоцитов - с 1844±317 до 544±28, то есть на 70% от исходного, Т-хелперов - с 715±67 до 172±27 или на 76%, Т-супрессоров/эффекторов - с 334±11 до 202±20 или на 39%, иммунорегуляторный индекс - с 1,83±0,26 до 0,87 или на 53% от исходного, количество В-лимфоцитов - с 214±36 до 128±37 (на 39% от исходного уровня). В течение всего периода исследования оставалось на 70% ниже нормы содержание натуральных киллеров (38±17 клеток/мкл крови). Несколько снижались в динамике абстинентного и постабстинентного периодов также показатели фагоцитарной системы: число нейтрофилов уменьшилось с 5314±980 до 3801±747, или на 29%, а количество моноцитов - с 521±64 до 222±60, то есть на 58% от исходного уровня. Нарастание количественного иммунодефицита сопровождалось сохранением и даже дальнейшим нарастанием в иммуноцитах интенсивной гистохимической реакции на NO-синтазу, индуцирующую процессы саморазрушения клеток: в фагоцитах к 7-му дню традиционной терапии цитохимический индекс интенсивности реакции составил 0,39±0,12, что превышало исходный уровень на 11%, а норму на 86%, а в Т-лимфоцитах цитохимический индекс NO-синтазы возрос с исходного 0,81±0,07 до 1,16±0,10, то есть на 43%.

Коррекция иммунологических показателей у больных, получавших в добавление к традиционной терапии 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат, коррелировала с улучшением клинических результатов лечения. Совпадение улучшения физического и психического состояния больных и их иммунологических показателей имело место в 88% случаев. В группе больных, проходивших лечение по заявленному способу, в сравнении с больными, получавшими традиционную терапию, отмечалось достоверное ослабление соматовегетативной и психопатологической симптоматики опийного абстинентного синдрома, снижение частоты и тяжести постабстинентных расстройств, улучшение переносимости нейролептиков, сокращение сроков стационарного лечения больных, повышение эффективности психотерапевтических, психологических и социальных мероприятий в течение реабилитационного периода, что приводило к увеличению продолжительности ремиссий и удельного веса выздоровлений.

Пример 1. Больной Н., 1983 г.р. История болезни №96. Диагноз: Опийная (героиновая) наркомания. Поступил в ННЦ Наркологии МЗ РФ в состоянии опийного (героинового) абстинентного синдрома средней степени тяжести. Злоупотребляет героином систематически один год. Через один месяц систематического потребления сформировался абстинентный синдром. При поступлении истощен, настроение подавленное. Жалобы на общую слабость, вялость, раздражительность, потливость, боли в поясничной области, икроножных мышцах, озноб, влечение к героину, нарушение сна. Для купирования проявлений абстинентного синдрома больному была назначена стандартная терапия. В схему лечения с первого дня пребывания больного в стационаре включен 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат 5% - 2,0 мл (100 мг) внутривенно на изотоническом растворе 0,9% - 10,0 мл 1 раз в день в течение пяти дней абстинентного периода, далее по 0,1 г внутримышечно один раз в сутки в течение семи дней на этапе постабстинентного состояния. В стационаре прием 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината осуществлялся в сочетании с клофелином по 0,000075 г 3 раза в день, финлепсином в дозе 0,4 мг в сутки, тиапридалом в дозе 300 мг в сутки перорально, трамалом в дозе 600 мг внутримышечно, сонапаксом в дозе 15 мг в сутки. В качестве гипнотического средства назначался реладорм по 2 таблетки на ночь. При выраженной диссомнии дополнительно вводили тизерцин в дозе 50 мг в сутки в сочетании с кордиамином в дозе 500 мг внутримышечно. Дополнительно проводились сеансы электросна и массажа.

На третьи сутки лечения отмечалось снижение тяжести основных проявлений опийного (героинового) абстинентного синдрома: отчетливо выявился вегето-стабилизирующий эффект с уменьшением интенсивности зевоты, носоглоточных проявлений, потливости, соматического дискомфорта. Уменьшилась психомоторная напряженность со снижением чувства тревоги и внутреннего напряжения; редуцировались астенические расстройства. Патологическое влечение к наркотику претерпело изменение от тотального к парциальному характеру, субъективно легче переносились алгические ощущения. Применение нейролептиков в сочетании с 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом редко вызывало побочные эффекты, что позволяло более целенаправленно приступить к ранним психотерапевтическим мероприятиям.

На четырнадцатый день больной был переведен из стационара на амбулаторный реабилитационный этап (что на одну неделю меньше обычного срока пребывания больных в стационаре при традиционном лечении без 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината), где продолжалась терапия 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом по 0,1 г в сутки внутримышечно через день в течение трех недель. Амбулаторно-реабилитационный этап протекал значительно легче: уменьшились депрессивно-ипохондрические переживания с расширением интересов к учебе, сексуальным отношениям, профессиональным делам, редуцировались диссомнические расстройства. Более продуктивно проводилась психотерапевтическая коррекция с дезактуализацией патологического влечения к героину.

В процессе динамического исследования иммунологических показателей отмечено, что пациент поступил на лечение в состоянии явно выраженной иммуносупрессии, проявляющейся в заметном снижении количества большинства популяций иммуноцитов. Так, общее количество лейкоцитов составило 5000 клеток/мкл крови, что ниже возрастной нормы на 29%, суммарных лимфоцитов - 1150 клеток/мкл крови, что почти в 2 раза ниже нормы, Т-лимфоцитов - 530 клеток/мкл крови или почти в 3 раза ниже нормы, Т-хелперов - 220 клеток/мкл крови, что ниже нормы более чем в 4 раза, Т-супрессоров/эффекторов - 160 клеток/мкл крови или в 3 раза меньше нормы, натуральных киллеров - 20 клеток/мкл крови (в 6 раз ниже нормы). Содержание В-лимфоцитов было снижено незначительно - на 17%, составляя 300 клеток/мкл крови. Но при этом в В-популяции лимфоцитов практически отсутствовали активированные клетки с эктоформой 5-нуклеотидазы. То же наблюдалось и в Т-популяции лимфоцитов. Угнетена также микрофагоцитарная система - на 34% снижено абсолютное количество нейтрофильных гранулоцитов (2750 клеток/мкл крови). Количество эозинофилов и моноцитов было, наоборот, повышено, свидетельствуя о возможной активации аллергического компонента у больного. Резко повышена также гистохимическая реакция на NO-синтазу: в фагоцитах - на 186% (цитохимический индекс - 0,61 при норме 0,21±0,02), а в Т-лимфоцитах - на 131% (цитохимический индекс - 0,90 при норме 0,39±0,04).

К 10-му дню лечения иммуноцитограмма характеризовалась явными признаками активации. Количество лейкоцитов возросло по сравнению с исходным уровнем на 66%, суммарных лимфоцитов - на 110%, Т-лимфоцитов - на 115%, Т-хелперов - на 99%, Т-супрессоров/эффекторов - на 59%, натуральных киллеров - на 93%, В-лимфоцитов - на 7%. Повысился почти до нормы индекс активированности Т- и В-популяций лимфоцитов. Уменьшились отклонения фагоцитарной системы - количество нейтрофилов-микрофагов возросло на 42%, достигнув нормы, а процентное количество эозинофилов и моноцитов, исходно превышавших норму, несколько снизилось (на 129% и 42% соответственно). На 208% уменьшилась реакция на NO-синтазу в фагоцитах, достигнув уровня нормы, и на 78% - в Т-лимфоцитах.

На 20-й день лечения достиг оптимальной величины иммунорегуляторный индекс за счет нормализации хелперной и супрессорной субпопуляций Т-лимфоцитов. До верхней границы нормы повысился процент активированных Т- и В-лимфоцитов.

Таким образом назначение 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в комплексном лечении больного на этапе абстинентного и постабстинентного периодов выявило его выраженные иммуномодулирующие свойства, коррелирующие с улучшением клинического состояния больного: смягчением клинических проявлений опийного (героинового) абстинентного синдрома и постабстинентных расстройств, сокращением срока стационарного лечения, повышением эффективности лечения.

Катамнез. На протяжении года пациент обследовался с интервалом в три месяца. За это время больному было проведено три курса терапии 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом в суточной дозе 0,1 г внутримышечно через день в течение трех недель. Внешне больной выглядел подтянутым, физически крепким человеком. Поступил в ВУЗ на художественно-дизайнерский факультет, совмещал работу с учебой. У больного установились нормальные сексуальные отношения с девушкой, которая отрицательно относилась к наркоманам. Продолжал психокоррекционный курс с психологом на групповых занятиях. Психоактивные вещества за время катамнестического наблюдения не употреблял.

Пример 2. Больная И; 1977 г.р., история болезни №111, поступила в реабилитационное отделение ННЦ Наркологии МЗ РФ с диагнозом: опийная (героиновая) наркомания, абстинентный синдром. Потребление героина первые три месяца носило интраназальный характер с переходом на внутривенные инъекции в количестве до 1 г в сутки. Систематическое употребление героина - полтора года. Больная многократно пыталась прекратить прием наркотиков, воздержание от героина длилось не более двух дней. Спустя 6-8 часов после приема героина начинались тяжелые проявления синдрома лишения: боли в спине, суставах, озноб, слабость. При поступлении - жалобы на страх перед "ломкой", настроение угнетенно-подавленное, просит усыпить, чтобы во сне перенести мучительные боли. Беспокоит заложенность носоглотки, чихание, слабость, начинающаяся боль в спине, суставах, озноб, нарушение сна. Для купирования абстиненции были назначены анальгетики (трамал в дозе 600 мг в сутки и кеторол в дозе 300 мг в сутки внутримышечно), нейролептики - тиапридал 300 мг в сутки перорально и азалептин - 50 мг на ночь, антиконвульсанты - финлепсин в дозе 0,4 г в сутки. Из транквилизаторов: феназепам 0,1% - 3,0 внутримышечно 2 раза в день. Клофелин по 0,0003 г в сутки. При выраженных инсомнических расстройствах вводили тизерцин до 50 мг вместе с кордиомином в дозе 500 мг внутримышечно. С первого дня к описанной схеме лечения добавлялся 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат 5% - 2,0 мл (100 мг) в суточной дозе 0,4 г на изотоническом растворе внутривенно 2 раза в день на протяжении семи дней абстинентного периода с последующим приемом 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в дозе 0,2 г в сутки внутримышечно в течение четырнадцати дней постабстинентного периода. Больной также назначались витаминотерапия, массаж и сеансы транскраниальной электростимуляции.

На третий день лечения отмечались отсутствие болевого синдрома, улучшение сна, нормализация аппетита, снижение депрессивных переживаний с вовлечением больной в психотерапевтическую реабилитационную программу. На раннем реабилитационном этапе удалось сформировать устойчивую установку на отказ от приема наркотика с ресоциализацией в нормативное окружение. Больная была выписана из стационара на четырнадцатый день (что на 7 дней короче обычного срока пребывания пациентов в стационаре при традиционном лечении без 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината) и переведена на реабилитационный этап.

При динамическом исследовании иммуноклеточного статуса больной на момент поступления выявлено выраженное угнетение лимфоцитарного звена иммунитета - снижено на 62% по сравнению с нормой общее количество лимфоцитов (840 клеток/мкл крови при норме 2210±210 клеток/мкл), на 57% - количество Т-лимфоцитов (640 клеток/мкл при норме 1480±100), на 72% - уровень Т-хелперов (270 клеток/мкл при норме 960±80), на 45% - содержание Т-супрессоров/эффекторов (280 клеток/мкл при норме 510±60), на 80% - количество В-лимфоцитов (70 клеток/мкл при норме 360 клеток/мкл), на 77% - число NK-клеток (30 клеток/мкл при норме 130±20). Очень заметно выражен дисбаланс субпопуляционного состава Т-лимфоцитов: иммунорегуляторный индекс составляет меньше единицы, что свидетельствует о нарастающем иммунодефиците. Супрессии лимфоцитарного звена иммунитета соответствует повышенная на 74% по сравнению с нормой гистохимическая реакция на лимфоцитарную NO-синтазу, индуцирующую саморазрушение клеток (апоптоз).

Уже на 7-й день лечения в иммуноцитограмме отмечены явные признаки стимуляции ранее угнетенного лимфоцитарного ростка иммунной системы, что проявлялось повышением на 48% общего количества лимфоцитов, на 66% - количества Т-лимфоцитов, на 48% - Т-хелперов. Верхней границы нормы достиг иммунорегуляторный индекс. На 41% снизилась активность NO-синтазы Т-лимфоцитов.

К 20-му дню лечения нормализовались и все другие популяции и субпопуляции лимфоцитов: верхней границы нормы достигли Т-супрессоры/эффекторы (580 клеток/мкл), В-лимфоциты (400 клеток/мкл) и натуральные киллеры (180 клеток/мкл).

Таким образом, назначение 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в комплексном лечении больной в ходе опийного (героинового) абстинентного и постабстинентного периодов выявило его выраженные иммунокорригирующие свойства, коррелирующие с клиническими рузультатами: повышением эффективности лечения, облегчением протекания клинических проявлений вышеуказанных периодов заболевания, сокращением сроков стационарного лечения.

Катамнез. В течение года больной было проведено три курса терапии 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинатом в дозе 0,2 г внтуримышечно через день в течение четырех недель. Больная обследовалась трижды: спустя 6, 9 и 12 месяцев после выписки из стационара. Отмечена положительная динамика. Больная трудоустроена с учетом образования (имеет два высших образования), активно сотрудничает с психологом при проведении психотерапевтических тренингов. Больная смогла разорвать супружеские отношения с мужем-наркоманом. Принимает назначенную поддерживающую терапию. Соблюдает режим воздержания от приема наркотических веществ.

Клинико-иммунологические исследования показали, что нами обнаружено новое свойство антиоксиданта 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината - воздействие его на иммунные процессы при опийной наркомании. Заявленный способ позволяет корректировать иммунные нарушения при опийной (героиновой) наркомании и способствует повышению эффективности терапии на всех этапах лечебно-реабилитационного процесса, облегчая протекание абстинентного и постабстинентного периодов, подавляя патологическое влечение к наркотику, сокращая сроки стационарного лечения. Препарат может быть рекомендован для включения в схемы лечения больных опийной наркоманией.

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

Способ коррекции иммунных нарушений при опийной наркомании путем введения иммуномодулятора, отличающийся тем, что в качестве иммуномодулятора используют 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат, вводят его в период купирования опийного абстинентного синдрома внутривенно 2 раза в день в суточной дозе 0,1-0,4 г в течение 5-7 дней, на этапе постабстинентных состояний - внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г 2 раза в день в течение 7-14 дней и на этапе реабилитации - внутримышечно в суточной дозе 0,1-0,2 г через день в течение 3-4 недель

Версия для печати
Дата публикации 17.05.2007г


вверх