ПРЕПАРАТ ПРОТИВ АЛКОГОЛИЗМА И НАРКОМАНИИ, СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ ТАКОГО ПРЕПАРАТА

ПРЕПАРАТ ПРОТИВ АЛКОГОЛИЗМА И НАРКОМАНИИ, СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ ТАКОГО ПРЕПАРАТА


RU (11) 2252756 (13) C1

(51) 7 A61K31/195, A61P25/32 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 17.09.2007 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(14) Дата публикации: 2005.05.27 
(21) Регистрационный номер заявки: 2003136854/15 
(22) Дата подачи заявки: 2003.12.23 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2003.12.23 
(45) Опубликовано: 2005.05.27 
(56) Аналоги изобретения: RU 2136277 C1, 10.09.1999. RU 97118688 A, 27.01.1999. RU 2020937 C1, 15.10.1994. RU 2099078 C1, 20.12.1997. GB 1350774 A, 24.04.1974. СН 1105565, 26.07.1995. 
(72) Имя изобретателя: Хохлов А.П. (RU); Доценко А.Н. (RU) 
(73) Имя патентообладателя: Хохлов Александр Петрович (RU); Доценко Александр Николаевич (RU) 
(98) Адрес для переписки: 117463, Москва, Новоясеневский пр-кт, 40, корп.3, кв.423, А.Н. Доценко 

(54) ПРЕПАРАТ ПРОТИВ АЛКОГОЛИЗМА И НАРКОМАНИИ, СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ ТАКОГО ПРЕПАРАТА
Изобретение относится к области фармакологии. Препарат представляет собой измельченную и активированную УФ-излучением -(3-индолил)--аминопропионовую кислоту (АИПК), полученную воздействием на сухой измельченный до размера частиц 1-5 мкм исходный препарат - нативную ИПК УФ-лучами в течение 12-18 часов до момента начала разложения исходного вещества. Способ получения препарата против алкоголизма и наркомании включает измельчение сухого вещества: -(3-индолил)--аминопропионовой кислоты (ИПК) с помощью вибромельницы при 1500-3000 колебаний в минуту до размера частиц 1-5 мкм, активирование измельченного продукта за счет воздействия ультрафиолетового излучения с длиной волны 250-280 нм в течение 12-18 часов до момента начала разложения исходного вещества, этот момент определяется потерей 3-5% исходной массы вещества. Препарат является эффективным, расширяет арсенал антиалкогольных и антинаркоманийных средств, не вызывает побочных явлений и негативного отношения к процессу лечебного воздействия. 2 н. и 4 з.п. ф-лы, 3 табл.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Изобретение относится к области фармакологии, точнее к препарату против алкоголизма и наркомании, а также способу его получения. 

Злоупотребление наркотиками и алкоголем, известное с древнейших времен, сейчас распространилось в размерах, тревожащих всю мировую общественность, во многих странах они признаны социальным бедствием. Наркотические мафии управляют государствами (Латинская Америка), имеют свои армии (Юго-Восточная Азия). Доходы подпольных корпораций по торговле наркотиками превышают известные доходы от торговли нефтью и приближаются к мировым доходам от торговли оружием. Особенно гибельно злоупотребление наркотиков в молодежной среде: поражается и настоящее и будущее общества. Полная, с точки зрения наркологов, картина распространения злоупотребления, включающая формы токсикомании, еще более трагична. Вещества и препараты, не включенные в список наркотиков, как правило, еще более злокачественны, приводят к еще большему ущербу для индивидуума, а затем и для общества в целом.

В современной молодежной субкультуре стремительно формируется феномен (“наркоманического сознания”: жизненный успех, духовное совершенствование, секс, коммуникация начинают рассматриваться неотрывно от наркотического “кайфа”. Степень материального благополучия определяется помимо марки автомобиля, дорогой одежды, способности посещать престижные увеселительные заведения, еще и возможностью приобретения “дозы” престижного наркотика. Из философских концепций в молодежной среде наиболее модными стали те, которые основаны на описании и анализе духовного опыта, приобретенного посредством употребления наркотиков, некоторые из которых являются идеологическим основанием и оправданием наркомании. 

Наркомания (от греч. narke - оцепенение и мания) - болезнь, характеризующаяся непреодолимым влечением к наркотикам, вызывающим в малых дозах эйфорию, в больших - оглушение, наркотический сон. Термин “наркомания” этимологически связан с понятием “наркотик” (от греч. narkotikos - усыпляющий). Однако терминологическая неопределенность возникает сразу же, как только речь заходит о препаратах, не относящихся к группе опия, т.к. среди средств, отнесенных к наркотикам, лишь опиаты и ноксирон обладают снотворным воздействием. Другие же препараты по своей фармакологической активности являются психостимуляторами, психотомиметиками и т.д. В настоящее время термин “наркотическое вещество” (наркотик) применяется по отношению к тем ядам или веществам, которые способны вызвать при их употреблении эйфоризирующее, снотворное, болеутоляющее или возбуждающее действие.

Образно говоря, наркотик - это отрава для мозга. Яды, отравляющие мозг (в отличие от воздействия их на другие органы человеческого организма, например желудок), не вызывают у человека болевых ощущений и отрицательных эмоций, т.к. в мозге человека отсутствуют болевые рецепторы. В этом эффекте и таится основная притягательная (и разрушительная) для физиологии человека сила, стремление к “безнаказанному” состоянию эйфории, галлюцинации.

Впервые термин “Алкоголизм” был применен в 1849 г. шведским врачом и общественным деятелем М.Гуссом (Хусс; M.Huss) для обозначения совокупности болезненных изменений, происходящих в организме под влиянием употребления спиртных напитков. В современном понимании биологическое и медицинское значение термина “Алкоголизм” неотделимо от его социального содержания. Однако не следует ставить знак равенства между пьянством (неумеренным потреблением спиртных напитков) как формой антиобщественного поведения, и алкоголизмом как болезнью. Пьянство порождают алкоголизм, но не является болезнью. Алкоголизм характеризуется определенными признаками, которые отличают его от так называемого привычного или бытового пьянства. Алкоголизм, хроническое самоотравление алкоголем чаще всего в виде водки, влекущее за собою хронический катар желудочно-кишечного канала, глубокие поражения печени и др. желез, перерождение сосудов и в особенности мозга, что вызывает поражение центральной и периферической нервной системе (неврит - воспаление нервных стволов), шаткую походку, ослабление психической деятельности и понижение нравственного чувства, душевные заболевания.

На данном этапе развития общества проблемы наркомании и алкоголизма среди населения остаются актуальными. В международном антинаркотическом центре в Нью-Йорке существует документ, указывающий, что число наркоманов на земном шаре – 1 млрд.человек.

Что толкает людей принять наркотик или выпить алкогольный напиток? Как возникает привыкание и зависимость? Наркомания и алкоголизм - физические или социальные болезни?

Как показал недавний опрос, две трети россиян (66%) считают наркоманию физической болезнью и лишь четверть опрошенных (27%) видят в ней преступление. Особенно часто придерживаются мнения о наркомании как болезни те, у кого среди знакомых, друзей или родственников есть люди, употребляющие наркотики (79%). По сравнению с этой группой респонденты, в чьем окружении нет таких людей, вдвое чаще считают наркоманию преступлением (30% и 14% соответственно). Но и здесь доминирует представление, что зависимость от наркотиков - это болезнь (63%).

Один из ведущих нейромедиаторов головного мозга - серотонин. Его действие связано с настроением, эмоциями, мотивациями, целенаправленным поведением, вниманием, процессом мышления перед тем, как что-то делать. Если обмен серотонина нарушен, изменен баланс серотонина и дофамина - все эти важнейшие психические функции пострадают, а организм начнет искать способ устранить неприятные ощущения: возникнет тяга к алкоголю, наркотикам, сладостям, сигаретам. Разными биохимическими путями никотин, наркотики, алкоголь, глюкоза могут на время снизить или даже полностью компенсировать эмоциональное напряжение, плохое настроение, отвлечь от ощущения невозможности достичь какой-то цели; и здоровые люди на себе это испытывали [1].

Начался поиск биохимических виновников нарушения серотонинового обмена. Предшественником серотина служит незаменимая аминокислота - триптофан, которую мы получаем с пищей. В ее обмене участвует фермент триптофаноксигеназа. 

Клонирование гена триптофаноксигеназы позволило установить его адрес - длинное плечо четвертой хромосомы. А затем метод анализа связей показал, что ген триптофаноксигеназы одновременно является геном, отвечающим за возникновение алкоголизма. Сомнений не осталось: мутация открытого гена связана с целым веером тяжелых поведенческих отклонений, в том числе с наркоманией и алкоголизмом. 

В апреле 1999 г. группа исследователей из Балтиморского Университета также сообщила о том, что весьма вероятной причиной патологической зависимости от алкоголя могут быть генетические особенности человеческого организма. Конкретно - особенности обмена эндогенных опиодов (эндорфинов и энкефалинов). Эти близкие химические родственники морфина в стрессовых ситуациях оказывают “успокаивающее” воздействие на головной мозг человека, тем самым нормализуя реакцию на стресс со стороны многих других органов и систем (сердечно-сосудистой, иммунной, эндокринной и проч.). Ученые из Балтимора убедительно показали, что у детей алкоголиков система эндогенных опиоидов работает менее эффективно, чем у потомства людей, равнодушных к этиловому спирту. Недостаточность “природного” релаксанта, полученная “по наследству” от предков, заставляет человека искать другой путь для компенсации стресса. И нередко таким путем становится систематическое употребление алкоголя.

Рассмотрим теперь клеточные и нейрогуморальные механизмы патогенеза наркоманий.

В нормальном организме опиоидные нейропептиды выполняют чрезвычайно важную функцию - соблюдение баланса между старт- и стоп-зонами головного мозга, баланса между системами “наказания” (отрицательные эмоции) и “удовольствия” (положительные эмоции).

Учитывая, что подавляющее большинство биологических процессов в организме подвержено биоритмологической регуляции, не удивительно, что каждый человек даже без видимых и очевидных причин испытывает периоды приподнятого или угнетенного настроения. В первом случае это может быть результатом повышенной продукции эндогенных опиоидов, во втором - следствием снижения интенсивности их синтеза или чрезмерной дезактивации. Определенное число людей становится алкоголиками или наркоманами именно потому, что в период длительной депрессии, вызванной и чисто внутренними (биологическими) и внешними (социальными) причинами, они пробовали купировать это состояние приемом дозы наркотика, алкоголя, психостимулятора или воспользовались каким-либо психотропным средством антидепрессантного действия. В этом случае естественный относительный или абсолютный недостаток эндогенных опиоидов возмещается их экзогенным агонистом, и при этом в дозе, в сотни или тысячи раз превышающей объем естественной продукции этих нейропептидов. Мощное эйфоризирующее действие наркотика резко сдвигает баланс эмоционального состояния в сторону позитивной эмоции. Человек хорошо запоминает свои ощущения, но изменение психофизиологического гомеостаза хорошо “запоминает” и система эмоциональных центров. А далее возможно замыканиие цепи патогенетических механизмов наркомании [2].

В настоящее время снижение потребления алкоголя относительно легко достигается препаратами, в той или иной степени обладающими алкоголеподобным эффектом (транквилизаторами, барбитуратами, ГОМК, антигистаминными средствами с транквилизирующим действием). Известно, однако, что такого рода терапия может приводить к формированию токсикоманий, в значительной мере осложняющих течение алкоголизма, а также снижающих умственную работоспособность. Надежного средства патогенетической фармакотерапии алкоголизма до настоящего времени не создано. Лекарственные препараты используют либо для купирования явлений абстиненции либо для выработки негативной условно-рефлекторной реакции на алкоголь. В последнем случае по специальной методике назначают рвотные средства (апоморфин, эметин), препараты, меняющие метаболизм алкоголя в организме (дисульфирам, метронидазол, цианамид, фуразолидон).

Купирование и облегчение явлений абстиненции достигается с помощью транквилизаторов и седативных средств, геминеврина, бутироксана, налоксона. При лечении больных алкоголизмом иногда эффективны нейролептики, антидепрессанты, витамины и др. лекарственные средства, улучшающие метаболические процессы в организме [3].

Использование при лечении алкогольной болезни различных психотропных средств, сенсибилизирующих препаратов, также не позволяет достигнуть желаемого эффекта и, более того, формирует резко негативное отношение к лечебным мероприятиям. 

В связи с этим имеют особое значение поиск и создание новых антиалкогольных и антинаркоманийных препаратов, лишенных указанных недостатков, снижающих патологическое влечение и обладающих одновременно полезными свойствами (повышающими внимание, улучшающими память, умственную деятельность).

Известны, например, фармакологическая композиция для блокады рецепторов нейрокинина-1 у млекопитающих (патент РФ №2140914, 1999 г.), антистрессорное, ноотропное средство (патент РФ №2025124, 1999 г.), производное ацетиламинопрона и фармацевтический состав антиалкогольной направленности (патент РФ 2151769, 2000 г.), способ лечения алкогольного поражения печени (патент РФ 2185189, 2002 г.).

Более физиологически приемлемую группу антиалкогольных веществ составляет группа фармпрепаратов на основе аминокислот: композиция, содержащая -треонин и витамин В6 (патент РФ №2097034, 27.11.1997 г.), фармпрепарат на основе -глутамил - -триптофана и аминоуксусной кислоты (патент РФ №2136277, 09.10.1999).

Известны препараты СААВ и тропамин фирмы Matrix Technologies, Ync, (Y.of Psychoactive Drugs, vol.20(3), Yul-Sep. 1988, p.333). СААВ представляет собой комбинацию аминокислот DL-фенилаланина, L-триптофана, L-глутамина и пиридоксаль-5-фосфата и рекомендуется как пищевое дополнение к терапии для лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией (героин, опиаты и др.). Тропамин имеет расширенный по сравнению с СААВ состав по дополнительным веществам, а по аминокислотам в его состав входят: DL-фенилаланин, L-тирозин, L-триптофан, L-глутамин, а также пиридоксаль-5-фосфат.

В последнее время по сети “Интернет” стали известны некоторые препараты, так называемые ортомолекулярной терапии (www.ortho.ru). Препараты, в частности, рекомендованы при наркотической и алкогольной зависимости и представляют собой L-триптофан или 5-гидрокситриптофан (данные от 09.12.2003 г.).

Предлагаемый нами препарат является новым и в литературе не описан. В основе изобретения лежит задача создания нового лекарственного препарата, обладающего одновременно антиалкогольным и антинаркоманийным действием с высокой специфичностью, не токсичного, не обладающего побочным действием и не вызывающего негативного отношения к лечебному воздействию.

В соответствии с поставленной задачей был создан препарат и способ его получения. Препарат содержит в качестве действующего агента измельченную с помощью вибромельницы и активированную УФ-излучениями -(3-индолил)--аминопропионовую кислоту (АИПК). Измельчение исходного продукта проводится до размера частиц 3-5 мкм, активация измельченного продукта проводится ультрафиолетовым излучением с длиной волны 250-280 нм в течение 12-18 часов до момента начала разложения исходного продукта. Способ получения препарата осуществляют следующим образом.

Препарат получают путем размельчения исходного сухого продукта -(3-индолил)- -аминопропионовую кислоты (ИПК) с помощью вибромельницы с частотой колебаний 1500-3000 в минуту до размеров частиц 3-5 мкм, затем облучают измельченный порошок УФ-лучами при длине волны 250-280 нм в течение 12-18 часов (оптимально 16 часов) до получения готового продукта с вышеуказанным количеством потери исходной массы вещества. 

Полученный препарат прошел экспериментальные и клинические испытания. Экспериментальные испытания проводили на крысах в 3 группах: контрольная и 2 опытных (крысы с подготовленной алкогольной зависимостью). Контрольная группа с пищей получала глицин, 1 опытная с пищей получали триптофан, 2 опытная группа - АИПК. Испытания проводили по стандартной методике. В результате: в 1 опытной группе через 14 дней 75% животных 15 (из 20) не подходили к поилкам с алкоголем, во 2 опытной группе 95% 19 (из 20) животных отказывались от приема этанола, предпочитая обычную воду.

Нами проведены также расширенные клинические испытания нового препарата с многофакторной оценкой его эффективности.

Многофакторная формализованная оценка эффективности терапии проводилась с применением клинико-психопатологического наблюдения, метода интегрального клинического впечатления, психологического тестирования по шкале депрессии Гамильтона, отражающей состояние аффективной сферы и степень влечения к алкоголю (шкала Гамильтона), по методике балльной психологической самооценки самочувствия, активности, настроения (методика САН), оценки соматовегетативных проявлений. Исследовалась также биоэлектрокинетическая активность клеточных ядер методом внутриклеточного микроэлектрофореза. Результаты показаны на следующих примерах.

ПРИМЕР 1. Всего под наблюдением находилось 65 больных в возрасте от 22 до 59 лет, из которых 32 страдали алкогольной зависимостью (опийная, героиновая наркомания). В таблице 1 показано распределение в процентном отношении исследуемых больных в зависимости от возраста. Превалирование лиц молодого возраста (см. табл.1) объясняется количеством пациентов с опийной зависимостью. В исследовании соблюдались принципы добровольного участия больных в программе, а также конфиденциальности, анонимности. В качестве контроля в наших исследованиях были использованы ретроспективно изучавшиеся те же ургентные клинические состояния ремиссионного периода у тех же пациентов, но которые протекали спонтанно, без купирующей терапии и зачастую завершались рецидивом алкоголизации или наркотизации.

У всех больных на момент исследования наблюдались рецидивоопасные ситуации, краткую клинико-психопатологическую характеристику которых мы приводим в следующих примерах.

ПРИМЕР 2. Больные с предикционным комплексом. Данный контингент пациентов алкогольной зависимостью характеризовался наличием в клинике так называемых истинных запоев с наличием периодично, циклично возникающих периодов массивной алкоголизации. Запои чередовались с периодами воздержания (“светлыми промежутками”) продолжительностью от нескольких недель до нескольких месяцев. Как правило, начало запоев в каждом конкретном случае достоверно можно было прогнозировать на основании наличия клинически четко очерченных предвестников (“предикционный комплекс”) и (или) имевшейся хронобиоритмологической закономерности (приуроченность начала запоя к определенным датам месяца, взаимосвязь с гелигеофизическими факторами). Наиболее часто за несколько дней перед началом запоя (предзапойное состояние) появлялись немотированные колебания настроения, нередко с выраженным дисфорическим радикалом. Ухудшалось общее самочувствие, возникала дизгрипния, идеаторные компоненты (навязчивые воспоминания, мысли, умственное моделирование и тоска по алкоголизации), вегетативная лабильность, сенсорные расстройства различного регистра, своеобразный “поведенческий репертуар”, патологически целесообразная поведенческая активность с характерной взволнованностью, настроенностью на алкоголизацию, стремление к уходу из дома или поиски поводов для командировки. В соответствии с предшествовавшим “опытом алкогольной зависимости” данные предикторы вскоре трансформировались в компульсивное, неудержимое, витально неотвратимое влечение к алкоголю. Предвестники алкогольного запоя, безусловно, следует рассматривать как неотложное состояние, требующее незамедлительной купирующей терапии. Известны запойные состояния и при наркотической зависимости (“эфедроновые запои” и др.).

Мы применили АИПК на том этапе “межзапойные трезвости”, когда возникавшие предвестники свидетельствовали об актуализации витальных форм патологического влечения к алкоголю. АИПК превентивно назначался в дозе 1 капсулы 3-4 раза в сутки перорально. Длительность лечения соответствовала длительности предшествовавших запоев у каждого конкретного больного (в среднем 5-10 дней).

Основным критерием успешной АИПК - терапевтической интервенции - в данном случае было предупреждение очередного запоя. У подавляющего большинства больных в результате применения АИПК прогнозируемые запойные периоды были предотвращены. В ряде случаев, когда больные все же не избежали запойного состояния, суточные дозы алкоголя были значительно меньше привычных, что трактовалась также как позитивный результат. Положительно оценивался также тот факт, что у не утративших работу пациентов в этот период продолжались выходы на работу. Полученные данные свидетельствуют о возможности применения АИПК с целью вторичной профилактики запойных состояний.

ПРИМЕР 3. Больные с синдромом индуцированного алкогольного и наркотического опьянения. Среди многочисленных причин алкогольных рецидивов существенное место занимают клинико-психологические факторы, обусловленные отрицательным влиянием ближайшего окружения (микросреды), отрицательные психогенные эмоции. Вместе с тем механизм развития патологического влечения у больных, не употребляющих алкоголь в период ремиссии (фаза воздержания) до настоящего времени изучены недостаточно. Не выяснены также механизмы возникновения так называемого “псевдоабстинентного синдрома”.

Изучено клинико-психопатологическое состояние пациентов в различных ситуациях способствующих возникновению рецидивов, т.е. в обстановке, позволяющей употребить алкогольные напитки, например, в условиях застолья. Оказалось, что у многих пациентов в данной ситуации, возникает своеобразное изменение психосоматического состояния, объективно регистрируемое самим больным и окружающими и напоминающее по клинико-поведенческим проявлениям алкогольное опьянение легкой степени. Данный феномен (6) мы назвали “синдромом индуцированного опьянения” (СИО). Основу психического компонента составляют изменения в эмоциональной сфере: у больных появляется состояние легкой эйфории, сопоставимое с легким алкогольным или наркотическим опьянением.

Как правило, эйфория сменяется дисфорическими явлениями: у больного появляется раздражительность, беспокойство, тревога, напряженность, страх, ощущение душевной пустоты, невозможность дальнейшего пребывания среди пьющих людей. Эйфорическая фаза развития СИО в ряде случаев может быть рудиментарной, а дисфорическая (депрессивно-дисфорическая) - доминирующей.

СИО в своем формировании и течении подчиняется общим закономерностям рефлекторной деятельности, имеет место феномен психологического аутоотождествления личности больного с другим человеком, группой, образцом, возникает механизм “сопереживания”. Безусловно, в формировании СИО определенную роль играют и органы чувств: обонятельный анализатор (восприятие запаха спиртных напитков); зрительный анализатор (визуализация всей процедуры застолья - от вида алкогольных этикеток, разливания алкоголя до употребления); слуховой анализатор (сопровождающие застолье характерные, привычные шумовые, вербальные эффекты). Однако объяснить появление СИО только “вдыханием паров алкоголя” не представляется возможным, т.к. отдельные компоненты синдрома могут возникать у наших больных, например, при просмотре кинофильмов с длительными периодами или чтении литературы с красочным описанием таких эпизодов.

Таким образом, появление у больного или наркотической зависимостью в период ремиссии СИО следует рассматривать как критическую ситуацию, разрешение которой для больного может закончиться рецидивом алкоголизации. 

Полученные данные определяют внесение корректив в лечебно-диагностический процесс и психогигиеническую работу по профилактике рецидивов при алкогольной зависимости. При появлении у наших пациентов синдрома индуцированного опьянения и затем псевдоабстинентного синдрома мы с успехом применяли непродолжительные курсы терапии, в частности путем назначения препарата АИПК, который в данных случаях способствовал повышению возможностей больных воздерживаться от употребления спиртных напитков. Рекомендуем также АИПК как карманное средство первой помощи на период за несколько часов до предстоящего участия пациента в заранее известной для него застольной процедуре и спустя несколько дней после таких эпизодов. В среднем длительность краткосрочных интервенций составляла около 5-7 дней. По нашим данным, в случае участия больных в данном фрагменте исследований возникавший СИО или факт непосредственного пребывания пациентов в застолье привел к рецидиву алкоголизации лишь в 9,2%, в то время как ретроспективные данные показали, что без превентивной профилактики рецидив развивался в 48% случаев СИО.

ПРИМЕР 4. Аффективные расстройства вне абстинентных расстройств. Одной из наиболее частых клинических ситуаций, встречающихся на всех этапах формирования, течения и исхода алкогольной зависимости, является аффективная патология, в структуре которой ключевую значимость имеют депрессивные состояния алкогольного генеза. В соответствии с канонами современной клинической наркологии, понятие “алкогольная депрессия” является общепринятым термином и нередко рассматривается не только в рамках наркологии, но и в масштабах депрессии как одной из актуальнейших междисциплинарных проблем (общепсихиатрической, психологической, общесоматической, социологической и т.д.). Для наших пациентов характерен был тот факт, что привычные дозы алкоголя не подавляли депрессивную симптоматику, а в ряде случаев в состоянии интоксикации она (симптоматика) актуализировалась. Мы наблюдали также часто встречающуюся коморбидную предикторную значимость депрессивных состояний в “запуске” (рецидивировании) истинных и псевдозапойных состояний. За появлением в так называемом светлом промежутке тревожно-депрессивного, дисфорического и даже гипоманиакального аффекта, как правило, следовала вспышка компульсивного влечения к алкоголю и затяжной запойный период. В постабсинентном периоде, когда у больных был начальный этап формирования ремиссионного (внутрибольничного) состояния, мы наблюдали клиническую картину, которую можно было назвать “трезвая фрустрация”. Это были те случаи, когда ожидаемое пациентами изначально психотерапевтически “обещанное”, “гарантированное” персоналом “полное восстановление здоровья” после прекращения потребления алкоголя молниеносно не наступало и, наоборот, самочувствие продолжало ухудшаться. В тех случаях, когда депрессивная симптоматика имелась в преморбиде, мы наблюдали ее трансформацию, вызванную хроническим интоксикационным процессом. В таблице 2 показана классификация тяжести аддикционных депрессивных состояний по шкале Гамильтона ремиссионного периода. 

Идея рассмотрения приступов аффективных расстройств в ремиссионном периоде у больных алкогольной и наркотической зависимостью в качестве признаков обострения патологического влечения и предиктора срыва ремиссии явилась для нас обоснованием краткосрочных курсов лечения препаратов АИПК (в среднем от 7 до 14 дней), доза – 150 мг (1 капсула) 4 раза в сутки. При необходимости лечение проводилось на фоне антидепрессивной терапии (амитриптилин).

Данные лечения алкогольной и наркотической аффективной патологии с применением АИПК на фоне фармакотерапии статистически достоверно были более результативны уже с третьего дня лечения (табл.3). В таблице 3 приведены сравнительные данные купирования аффективной патологии (на модели алкогольной депрессии) с помощью АИПК и традиционной фармакотерапии (в баллах, по шкале Гамильтона).

ПРИМЕР 5. Псевдоабстинентный синдром; Феномен тематических (алкогольно-наркотических) сновидений; Алкогольно-наркотические фрустационные состояния. В ремиссионном периоде при алкогольной и наркотической зависимостях периодически может возникать симптомокомплекс, напоминающий абстинентный синдром - состояние психического напряжения в сочетании с соматовегетативными дисфункциями. Частично данное состояние рассмотрено в разделе “Синдром индуцированного опьянения”. Данное состояние, безусловно, является клиническим симптомом обострения патологического влечения и показания для лечения АИПК. Известный в клинической наркологии феномен тематических сновидений, а также алкогольно-наркотические фрустрационные состояния, являющиеся достоверным признаком обострения патологического влечения, мы также включили в реестр показаний для АИПК-терапии. По нашим наблюдениям, для купирования псевдоабстинентных расстройств достаточно было назначение АИПК в среднем на 7 дней. 

Суммарная оценка результатов психологического тестирования до и после приема АИПК показала позитивную и статистически достоверную динамику показателей шкалы Гамильтона и методики самооценки САН (“Самочувствие”; “Активность”; “Настроение”).

Клиническая результативность АИПК была объектизирована также методом внутриклеточного микроэлектрофореза. Установлено, что биоэлектрокинетическая активность клеточных ядер при возникновении в ремиссионном периоде рецидивоопасного клинического статуса резко снижалась и составляла в среднем 28,6±3,15%, что на 75,5% ниже средневозрастной нормы. После купирующей терапии с использованием АИПК данный гомеостатический параметр восстанавливался до 51,3±5,21%.

Осложнений в процессе применения АИПК не выявлено. Специфическая активность препарата подтверждается также конкретными клиническими примерами на отдельных пациентах-добровольцах. 

ПРИМЕР 6. Больной С., 24 года. Родился и вырос в благополучной семье единственным ребенком. Развитие детские и юношеские годы хорошее, был активным, успевал по всем предметам, поступил в академию. На 4 курсе попробовал наркотик-стимулятор Первитин, от которого в дальнейшем отказаться не смог. С 2001 года многократно лечился в профильных медучреждениях, после коротких ремиссий возобновлял прием наркотического средства. В медицинский центр доставлен родителями после очередной детоксикации. Диагноз при поступлении: Нейролептический синдром. Мозжечковая атаксия. Полинейропатия. Синдром Паркинсона. Органический психосиндром 2-3 степени. Первитиновая наркомания. Тяжелое депрессивное состояние. Подбор аминокислотных препаратов был направлен на устранение невропатологических расстройств. Для устранения обессивного влечения и депрессивного состояния был назначен АИПК с наращиванием дозы, понедельно от 600 мг до 1200 мг в день. На восстановление психического статуса, включая интеллектуально-мнетическую сферу, потребовалось 6 недель. В настоящий момент пациент сохраняет прием АИПК до 600 мг в день, поведение адекватное, к наркотизации не стремится, оптимистичен, сон физиологический, при повторном тестировании коэффициент IQ до 89 (до лечения 63), параллельно получает аминокомпозиты для устранения остаточных явлений токсической полинейропатии.

После 10-недельного лечения препарат был постепенно отменен (снижение дозы в течение недели). Состояние оставалось стабильным в течение 8 месяцев, после чего больной стал эпизодически использовать Первитин. К концу 11 месяца прием стал регулярным и больной повторно обратился в клинику. На 8-й день после назначения АИПК в дозе 800 г в сутки (1 капсула × 4 раза) смог полностью избавиться от наркотической зависимости и начать работать.

ПРИМЕР 7. Пациент М. наблюдается и получает лечение в центре с сентября 1999 года. Диагноз: Опийная (героиновая наркомания), 2 стадии. Год назад получил высшее образование - переводчик. Социум общения специфический, частые загранкомандировки, нередки психоэмоциональные cpsds и депрессивные состояния. Сообщает об эпизодах приема новых наркотиков (кокаин, экстази), после которых возникали обессивно-депрессивные состояния, что являлось поводом для очередного посещения. С июня 2003 года больному назначается препарат АИПК в дозе 600 мг в день (1 капсула × 3 раза в день). На 3-й день пациент снизил прием героина на 20%, несколько уменьшился депрессивный комплекс. 

Увеличение дозы препарата до 1200 мг (2 капсулы × 3 раза) привело к подавлению патологического влечения мысли о необходимости наркотизации. Депрессивный комплекс был полностью устранен к концу 7 дня приема. Длительность лечения в данном случае 28 дней привела к устойчивой ремиссии в течение 6 месяцев. 

ПРИМЕР 8. Больная В., 45 лет. Проживает в благополучной семье, имеет ребенка. Пристрастилась к алкоголю в возрасте 37 лет. Сначала алкоголизации были безобидны, не отражались на работе и в семье. Переход от слабо алкогольных напитков к крепким (коньяк, водка) и формирование алкогольной зависимости произошли быстро, в течение 5-7 месяцев больная получала монотерапию препаратом АИПК по 900 мг в день, толерантность снизилась от 0,5 л (40% напитка) до 40-50 г водки, настроение стабилизировалось, проявления вегето-сосудистой дистонии нивелированы, стала бодра и активна, от алкогольных напитков отказалась на 9-й день категорически. Прогностически благоприятна. Повторные курсы лечения препаратом АИПК по 600-900 мг в день проводились ежегодно профилактически в течение 4 недель. В течение 4 лет наблюдения потребление алкоголя не отмечено.

2-летнее наблюдение над 32 больными с алкогольной зависимостью различной степени показали, что минимальной терапевтической дозой является 10 мг/кг веса больного. Увеличение дозы до 15 мг/кг увеличивает терапевтический эффект. В то же время дальнейшее возрастание количества АИПК не ускоряет время устранения алкогольной зависимости, но оказывает более выраженное антидепрессивное действие. 

Новый препарат АИПК является полезным средством для лечения больных алкогольной и наркотической зависимостью, не вызывающий у больных негативного отношения к лечебному воздействию. Конкретными клиническими ситуациями, при которых получен клинический эффект, являются: клинико-психопатологические предвестники запойных состояний, синдром индуцированного алкогольного и наркотического опьянения, приступы аффективных расстройств, феномен тематических алкогольно-наркотических сновидений, псевдоабстинентный синдром, фрустрационное состояния алкогольного и наркотического генеза.

Новый препарат расширяет базу физиологических и нетоксичных средств при такой актуальной патологии, как алкоголизм и наркомания.

Список литературы 

1. Билибин Д.П., Дворников В.Е. Патофизиология алкогольной болезни и наркомании. М.: Изд-во УДН, 1991.

2. Пятницкая И.Н. Наркомании. М.: Медицина, 1994.

3. Энциклопедия лекарств, изд. 7, 2000 г.

Таблица 1 
Возрастные диапазоны (лет) Всего 
20-30 31-40 41-50 51-60 21-59 
Абс.(чел.) 25 16 17 7 65 
В %-ном выражении 38,5 24,6 26,1 10,8 100 
Таблица 2 
Абс. Выраженность алкогольной депрессии (в баллах) 
До 15 16-20 21-25 26-30 31-40 
В %-ном выражении 10,4 62,4 21,5 3,9 1,8 
Таблица 3 
№ п/п Метод лечения Дни тестирования по шкале Гамильтона 
1-й 2-й 3-й 6-й 12-й 
Тяжесть алкогольной депрессии (в баллах) 
1 Фармакотерапия 19,6 9,1 5,3 2,4 1,8 
2 АИПК 19,7 8,9 3,0 0,9 0,5 
P 1-2 >0,05 >0,05 <0,05 <0,05 <0,05 

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

1. Препарат против алкоголизма и наркомании, не вызывающий побочных явлений и негативного отношения к процессу лечебного воздействия, представляющий собой измельченную и активированную УФ-излучением -(3-индолил)--аминопропионовую кислоту (АИПК), полученную воздействием на сухой, измельченный до размера частиц 1-5 мкм исходный агент - нативную ИПК - УФ-лучами в течение 12-18 ч до момента начала разложения исходного вещества, этот момент определяется потерей 3-5% исходной массы вещества. 

2. Препарат по п.1, отличающийся тем, что может быть использован при различных алкогольных и наркоманийных зависимостях в эффективной дозе.

3. Препарат по п.2, отличающийся тем, что оптимально эффективной дозой его является 10-15 мг/кг веса пациента.

4. Способ получения препарата против алкоголизма и наркомании, охарактеризованного в п.1, включающий измельчение исходного сухого вещества - -(3-индолил)--аминопропионовой кислоты (ИПК) - с помощью вибромельницы до состояния размера частиц 1-5 мкм, активируют измельченный продукт за счет воздействия ультрафиолетового излучения с длиной волны 250-280 нм в течение 12-18 ч до момента начала разложения исходного вещества, этот момент определяется как потеря 3-5% исходной массы вещества.

5. Способ по п.4, отличающийся тем, что измельчение ведут при частоте колебаний 1500-3000 в минуту.

6. Способ по п.3, отличающийся тем, что оптимальное время облучения УФ-лучами составляет 16 ч.