СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОСТЕОХОНДРОЗА ПОЗВОНОЧНИКА

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОСТЕОХОНДРОЗА ПОЗВОНОЧНИКА


RU (11) 2195341 (13) C2

(51) 7 A61N5/02 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 26.07.2007 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 2002.12.27 
(21) Регистрационный номер заявки: 2000109930/14 
(22) Дата подачи заявки: 2000.04.17 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2000.04.17 
(45) Опубликовано: 2002.12.27 
(56) Аналоги изобретения: ЗАЙЦЕВА Н.А. и др. КВЧ-терапия в лечении неврологических проявлений остеохондроза позвоночника. В сб. Физиотерапия в комплексной реабилитации больных в клинике и санаторно- курортных учреждениях. Материалы Всероссийской научно- практической конференции. - Саратов, 1999, с.89 и 90. SU 1754127 A1, 15.08.1992. RU 2053757 C1, 10.02.1996. RU 2078557 C1, 10.05.1997. 
(71) Имя заявителя: Томский НИИ курортологии и физиотерапии 
(72) Имя изобретателя: Мирютова Н.Ф.; Левицкий Е.Ф.; Кожемякин А.М.; Абдулкина Н.Г.; Мавляутдинова И.М. 
(73) Имя патентообладателя: Томский НИИ курортологии и физиотерапии 
(98) Адрес для переписки: 634009, г.Томск, ул. Розы Люксембург, 1, ТНИИК и Ф, патентный отдел, Л.П.Орловой 

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОСТЕОХОНДРОЗА ПОЗВОНОЧНИКА 

Изобретение относится к медицине, неврологии. Воздействуют на область проекции пораженных спинномозговых корешков в зоне соответствующих дерматомов. Воздействие осуществляют электромагнитными волнами КВЧ-диапазона. Одновременно используют два режима. Используют шумовой диапазон и импульсный с длиной волны 7,1 мм. Способ может быть применен к больным в любой стадии заболевания. 2 табл., 2 ил. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к медицине, а именно к физиотерапии.

Известны способы лечения крайне высокочастотным излучением [2, 6] проявлений остеохондроза позвоночника с использованием индивидуально подобранных частот, предполагающих резонансное поглощение миллиметровых (ММ) волн, обусловленное совпадением частоты внешнего излучения и собственной частоты колебания биоструктур.

Недостатками данных способов является то, что резонансное состояние сред возможно только при определенных условиях реализации. Достижение резонансного совпадения частот целесообразно для 40% пациентов, обладающих узко- и среднеспектральной индивидуальной чувствительностью к миллиметровому излучению. Основная масса больных (50%) обладает одинаковой чувствительностью ко всем длинам волн и у 10% больных нет чувствительности к электромагнитным излучениям [5] . Наряду с этим, при больших мощностях воздействия электромагнитных волн ММ-диапазона на биосреды ввиду быстрого смещения резонансной частоты эффект резонансной прозрачности становится "принципиально ненаблюдаемым", т.е. он является эффектом малого уровня мощности [4]. Использование в настоящее время физиотерапевтических КВЧ-аппаратов, имеющих плотность потока мощности не менее 10 мВт/см2, приводит к смещению резонансной частоты через несколько секунд до нескольких ГГц. В связи с этим, заслуживает внимания использование биофизических резонансных явлений, возникающих на различных структурно-функциональных уровнях нелинейных биосистем. Тип поведения таких систем зависит от величины внутренних параметров и может существенно трансформироваться под действием слабого поля. Частота внешнего воздействия может не соответствовать разности энергетических уровней молекулярных структур, а быть "резонансной" для более крупномасштабных субклеточных структур, которым соответствуют более низкие характерные частоты либо высокочастотные воздействия, модулированные низкочастотным сигналом [1, 7].

Наиболее близким к заявляемому способу является способ лечения корешковых и рефлекторных синдромов поясничного остеохондроза [8], заключающийся в 10-15-минутном воздействии электромагнитными волнами на болевые точки в области позвоночника после предварительной аппликации 50%-ного раствора димексида с использованием длинноволновой части спектра ( ==7,1 мм). Применение димексида повышает температуру в области облучения, что обеспечивает тормозное влияние на фоновую активность рецепторов и усиливает анальгезирующий эффект КВЧ-терапии. Однако нежелательные эффекты при использовании димексида (аллергические реакции, эффекты кумуляции во внутренних органах, особенно нежелательные для больных с нарушением функции печени и почек) ограничивают применение данного способа лечения. Наряду с этим, получение обезболивающего эффекта не обеспечивает регресс неврологической симптоматики, связанной с морфо-функциональными изменениями в нервно-мышечном аппарате.

Целью изобретения является повышение эффективности лечения больных с рефлекторными и ирритативно-денервационными корешковыми неврологическими проявлениями остеохондроза позвоночника.

Поставленная цель достигается тем, что воздействие электромагнитными волнами крайневысокочастотного диапазона на область проекции пораженных спинномозговых корешков и исходящих из них нервов в зоне соответствующих дерматомов проводят с одновременным использованием двух режимов: непрерывного шумового в диапазоне 52-78 ГГц и импульсного с длиной волны 7,1 мм при частоте импульсов 9-10 Гц и продолжительности 1 мкс в течение 2-4 мин на 1 поле при суммарном времени процедуры 10-16 мин.

С учетом малой проникающей способности (0,3-0,5 мм) "мишенями" действия миллиметровых волн могут быть кожные афференты. Нами использовались участки дерматомов, иннервируемых пораженными корешками и исходящими из них нервами. Рядом экспериментальных исследований доказано, что КВЧ-излучение, в том числе низкоинтенсивное (ППМ < 1 мВт/см2), оказывает влияние на функциональную активность электровозбудимых участков нервных волокон в виде изменения длительности генерируемых потенциалов действия, латентного периода и амплитуды импульсного ответа, тактильной и болевой чувствительности, что связано с модуляцией импульсной активности и другими функциональными свойствами претерминальных участков нервных волокон. При использовании импульсного режима для изменения ритма эндогенной и спонтанной активности нейронов, эффективности синаптического проведения, активации процессов репарации нервной ткани достаточно кратковременного (10 нс) воздействия [3].

Присутствие шума в системах детектирования сигналов обычно служит помехой для надежного восприятия информации. Однако во многих нелинейных системах с пороговой динамикой шум, напротив, может способствовать значительному усилению подпороговых входных сигналов.

Экспериментальные исследования [1] показали, что нервное волокно способно выделять и усиливать импульсные подпороговые воздействия в присутствие шума по механизму стохастического резонанса. Нами использовался 2-х канальный аппарат КВЧ-терапии "Стелла-1" (внесен в Государственный реестр медицинских изделий, госрегистрации 95/311-198). На выходе 1 канала фиксировался излучатель шумового сигнала ММ-излучения с шириной спектра 52-78 ГГц при плотности потока мощности 0,75 мкВт/см2, на 2 канале осуществлялось импульсное КВЧ-излучение частотой 42,19 ГГц ( =7,1 мм) при средней мощности 1 мкВт/см2.

Для восстановления разбалансированного информационного гомеостаза необходимо заставить "замолчать" нештатно работающий автогенератор (патологически функционирующая клетка). Для этого достаточно малой (не >1 мкВт) внешней силы. Тогда как штатный автогенератор (здоровая клетка) реагирует только на действие большой внешней силы. Разница между большой и малой силой составляет несколько порядков. В наших исследованиях за счет использования импульсного режима мощность излучения уменьшена в миллион раз (средняя мощность составила 8,75 10-6 мВт). Аппарат "Стелла-1" позволяет осуществлять низкочастотную модуляцию в диапазоне от 0,1 до 25 Гц. В наших исследованиях оптимальной явилась частота следования импульсов 9,6 Гц при продолжительности импульса 1 микросекунда. В группах сравнения использовались либо только шумовой сигнал ММ-излучения, либо только КВЧ-излучение в импульсном режиме с =7,1 мм. Во всех группах продолжительность воздействия за процедуру составила 10-16 мин, при этом каждое поле облучали в течение 2-4 мин.

Зонами воздействия являлись паравертебральные участки (зоны 1, 3), соответствующие пораженным сегментам спинного мозга и проекции исходящих из них корешков, а также участки дерматомов (зоны 2, 4), иннервируемых пораженными корешками в области расположения двигательных точек основных нервных стволов конечностей (в локтевой, подколенной областях, в нижней трети предплечья, по передней и внутренней поверхностям голеностопного сустава (см. фиг. 1). При наличии проекционных болей осуществлялось дополнительное воздействие на место локализации боли в зоне соответствующего дерматома. У больных с активными болезненными мышечными уплотнениями дополнительно облучался максимально болезненный участок, который часто совпадал с двигательной точкой нерва, иннервирующего данную мышцу. Применялась стабильная контактная методика. Площадь излучателей 1,33 см2. Курс состоял из 7-10 ежедневных процедур. При сопутствующей соматической патологии с 5-7 процедуры осуществлялось дополнительное воздействие на зону Захарьина-Геда, соответствующую пораженному органу. При этом использовались те же технические характеристики излучения. При сопутствующем остеоартрозе дополнительно облучали боковые поверхности суставов. Суммарное время процедуры не менялось.

Наблюдения проведены на 108 пациентах с неврологическими проявлениями остеохондроза позвоночника в возрасте от 19 до 70 лет. 86% пациентов являлись лицами трудоспособного возраста. Среди предрасполагающих факторов в большинстве случаев (58%) были физические нагрузки. У 56% больных заболевание началось остро с болей в области позвоночника, а иногда и конечностей. 44% больных отмечает постепенное начало заболевания, проявляющееся чувством тяжести, тупой болью в поясничной, шейно-грудной области, парестезиями в конечностях. Давность заболевания составила от 2 недель до 30 лет. Преобладающим среди типов течения заболевания был хронический рецидивирующий (81%). Стационарный и прогрессирующий типы составили 16% и 3% соответственно. Чаще всего у больных поясничным остеохондрозом страдали нижнепоясничные диски L4-L5, L5-S1 (94%), на шейном уровне приблизительно с равной частотой отмечалось поражение дисков с С3-С4 до С7-С8.

Среди неврологических синдромов корешковые синдромы выявлены в 49% случаев. Рефлекторные синдромы составили соответственно 51%. Среди рефлекторных синдромов чаще выявлялись нейродистрофические и вегетативно-сосудистые нарушения (32% и 47%). Мышечно-тонические нарушения составили 21% и проявлялись гипертонусом паравертебральных мышц, наличием болезненных мышечных уплотнений, гипотонией мышц конечностей. 77% пациентов поступили в острой и под острой стадиях, при этом длительность стадии обострения составила от 2-х недель до 6 месяцев. У 68%, наряду с неврологическими проявлениями остеохондроза позвоночника, отмечалось наличие сопутствующих заболеваний (гипертоническая болезнь, ИБС, остеоартрозы, хронические гастриты, язвенная болезнь желудка и ДПК, хронические аднекситы).

Лечение в соответствии с заявляемым способом получили 52 больных (I группа). В группы сравнения вошли 26 пациентов, получающих КВЧ-терапию в шумовом диапазоне (II группа), и 30 больных, которым назначалось импульсное излучение с фиксированной длиной волны 7,1 мм (III группа).

Для оценки переносимости и эффективности лечения регистрировалась динамика клинических (болевой синдром, симптомы натяжения, тонус мышц позвоночника и конечностей, нарушения статики и функции позвоночника, наличие и степень болезненности мышечно-сухожильных зон и межостистых связок, характер и выраженность вегетативно-сосудистых, чувствительных и рефлекторных нарушений) и параклинических (глобальная и стимуляционная миография, реовазография, электротермометрия) симптомов до лечения, после 1,6 и 10 процедур.

Переносимость процедур во всех группах была хорошей - ни у одного больного не отмечено клинически значимой патологической реакции на лечение. Однако уже с первой процедуры наметились различия в динамике жалоб больных. У больных I и II групп отмечено уменьшение чувства жжения, судорог, болевого синдрома, зябкости конечностей. В I и III группах больные отмечали уменьшение скованности в суставах позвоночника и конечностей, мышечной слабости, но в III группе не было значительного регресса болевого синдрома. У пациентов I группы уменьшались также пастозность, цианоз, потливость конечностей, заметно уменьшалась степень онемения.

При оценке реакции нервно-мышечного аппарата зарегистрировано повышение амплитуды М-ответа при стимуляции как дистальных, так и проксимальных двигательных точек периферических нервов. Если во II и III группах коэффициент сдвига данного параметра достигал 20-70%, то в I он составил (21128)% (см. фиг. 2). При проведении электротермометрии после процедуры зарегистрировано существенное повышение исходно сниженной кожной температуры, сохраняющееся в течение 18-24 часов. Более выраженная и стабильная динамика данного показателя выявлена в I и II группах.

Курсовое воздействие КВЧ-излучением с использованием заявляемого способа вызывало динамику всех основных симптомов заболевания. Болевой синдром регрессировал значительно в I и II группах: уменьшение болей отмечали практически все больные, исчезновение 56% и 48% соответственно. В процессе лечения менялись не только количественные характеристики боли, но и качественные - боль теряла свой жгучий, режущий, простреливающий оттенок, становилась терпимой, носила чаще характер ноющих, тупых ощущений. В III группе болевой синдром уменьшился у 70% больных, в том числе полностью регрессировал у 26%. В этой группе у 3 пациентов зарегистрировано некоторое усиление болевого синдрома после 2-3 процедур, сохраняющееся в течение 1-2 часов.

Во всех группах отмечен выраженный регресс вегетативно-сосудистых нарушений: у 83% больных исчезло похолодание конечностей, у 98% - отеки, у 66% пациентов восстановилось нормальное потоотделение в дистальных отделах конечностей и исчез цианоз, у 88% - исчезло чувство стягивания в ногах и у всех пациентов исчезло чувство жжения. При измерении кожной температуры исчезала выявленная до лечения термоасимметрия за счет повышения исходно сниженной температуры в дистальных отделах больной конечности (измерение проводилось в симметричных точках обеих конечностей в зонах иннервации пораженного корешка). При этом разница значений на больной и здоровой конечностях после лечения составляла не более (0,60,1)o, тогда как до лечения термоасимметрия достигала 3-4o. Наибольший прирост показателя выявлен в I группе (см. табл. 1).

Мышечно-тонические болевые синдромы угасали постепенно, при этом более выраженный регресс отмечался в I группе: до лечения симптом Ласега составил (5615,8)o, после лечения (849,5)o. Во II группе соответственно (60,719,5)o и (79,812,7)o и в III - (66,313,1)o и (73,511,2)o. Мышечно-тонические нарушения в виде гипертонуса пораженных мышц регрессировали достоверно в I и II группах (с (0,700,12) кг/см2 до (0,360,10) кг/см2), в III группе гипертонус мышц также уменьшался, но динамика была недостоверной. Мышечные гипотонии заметно уменьшались у всех пациентов I группы и 28% больных III группы. Во II группе динамика этого показателя наблюдалась у 13% больных. Сила мышц конечностей менялась только к концу курса лечения (в I группе с (2,30,6) до (4,00,7) баллов, во II с (2,50,8) до (3,20,5) баллов и в III с (2,80,4) до (3,80,9) баллов), при контрольных значениях (4,80,2) баллов. Существенная динамика состояния нервно-мышечного аппарата под влиянием заявляемого способа регистрировалась при электронейромиографическом обследовании. Особенно выраженная положительная динамика амплитудных и скоростных параметров нервно-мышечного аппарата выявлена под влиянием заявляемого способа. К 5 процедуре регистрировалась стабилизация параметров ("выход на плато"), сохраняющаяся до момента выписки (см. табл. 2). При изолированном применении шумового диапазона и импульсного излучения с длиной волны 7,1 мм не удавалось получить столь выраженного стимулирующего влияния на нервно-мышечный аппарат.

При хроническом течении остеохондроза позвоночника в большинстве случаев формируются нейродистрофические очаги в области мышц и их сухожилий, проявляющиеся локальной болезненностью, а при обострении процесса и спонтанной болью. Уменьшение степени болезненности очагов нейроостеофиброза свидетельствует о трофическом действии фактора. Воздействие шумовым сигналом КВЧ-излучения заметно уменьшало порог болевой чувствительности (ПБЧ) в местных альгогенных зонах. У больных I и II групп в 89 и 85% случаев ПБЧ уменьшался в 2-3 раза (соответственно с (0,90,3) до (2,60,6) кг/см2 и с (1,10,4) до (2,30,5) кг/см2). Вероятно, это связано с тем, что в выбранном диапазоне присутствуют все колебания с физиологически значимой информацией, необходимой для восстановления метаболического гомеостаза в очаге поражения, реализуемого через избирательное действие на метаболиты и влияние на состояние микроциркуляторного русла. В III группе мы не выявили достоверной динамики данного показателя.

Изменение показателей реовазографии также свидетельствует об улучшении региональной гемодинамики под влиянием ММ-волн, особенно в I и II группах: у больных с исходно повышенным тонусом показатель эластичности сосудов (/т) снизился соответственно с (18,742,27) до (15,341,09)% и с (16,931,33) до (14,341,17)%, реографический индекс (РИ) повысился с (0,090,02) до (0,15004) Ом и с (0,100,03) до (0,150,03) Ом, дикротический индекс (ДКИ) снизился с (92,4310,67) до (65,6513,19)% и с (86,49,8) до (63,911,0)%, диастолический (ДСИ) - с (84,1213,02) до (69,1115,35)%. У больных с исходно сниженным тонусом существенная динамика зарегистрирована только в I группе: /T повысился с 9,022,18 до 13,562,34, РИ снизился с (0,290,06) до (0,160,05) Ом, ДКИ повысился с (28,0210,91) до (50,6211,09)%, ДСИ с (30,409,51) до (53,1512,58)%.

Степень регресса корешковых нарушений зависела от тяжести поражения и давности процесса. До лечения снижение сухожильных рефлексов с нижних конечностей было выявлено у 50% больных, в том числе отсутствие ахиллова рефлекса у 29%. У 44% больных отмечено оживление рефлексов, в том числе появление ахиллова рефлекса наблюдалось у 23% пациентов. У 7 больных с давностью заболевания более 3 лет изменений в рефлекторной сфере не наблюдалось. Среди чувствительных расстройств во всех группах преобладали гипестезии (у 53% больных), в том числе сопровождающиеся гиперпатией (в 7% случаев). Под влиянием лечения отмечено уменьшение степени чувствительных нарушений в 51% случаев, в том числе восстановление нормальной чувствительности у 22% больных. В I и II группах после лечения гиперпатический оттенок не выявлялся, в III группе гиперпатия осталась у 2 пациентов. Наряду с этим, в III группе к середине курса лечения у 4 больных выявлено появление гиперестезии, наиболее выраженное в дистальных отделах соответствующего дерматома.

При сопутствующих остеоартрозах уменьшение болевого синдрома наблюдалось с 1-й процедуры. Заметно уменьшался отек над пораженным суставом, уменьшалась скованность, увеличивался объем активных безболезненных движений, восстанавливалась походка. У больных с сопутствующей гастроэнтерологической патологией отмечено не только уменьшение болевого и диспепсического синдромов, но и уменьшение размеров дефектов слизистой у больных с эрозивными гастритами и язвенной болезнью при эндоскопическом контроле.

Пример. Больная К., 58 лет, поступила в неврологическое отделение с диагнозом: Неврологические проявления поясничного остеохондроза, корешковый S1 синдром слева в стадии затянувшегося обострения, умеренно выраженный болевой синдром. Эпидурит (подтвержден магнитно-резонансной томографией). Больная поступила с жалобами на боли в поясничной области, левой ноге по задне-наружной поверхности, в этой же зоне онемение, зябкость стоп, особенно левой (приходится почти постоянно носить шерстяные носки), слабость, похудание левой ноги.

При объективном осмотре выявлены кифосколиотическая деформация позвоночника в поясничном отделе позвоночника, напряжение прямых мышц спины, ограничение экскурсий позвоночника во все стороны, особенно назад, симптом Ласега 45o слева, резкая болезненность межостистых связок L4-L5 и L5-S1 (ПБЧ до лечения 0,9 и 0,7 кг/см2) и крестцово-подвздошного сочленения слева (ПБЧ=1,2 кг/см2), снижение болевой чувствительности в дерматомах L5 и S1 до 1 и 5 пальцев левой стопы.

Двигательные нарушения представлены атрофией мышц голени слева на 2,0 см, снижением силы разгибателей 1 пальца левой стопы до 4 баллов, сгибателей 5 пальца - до 2 баллов, снижением коленного и отсутствием ахиллова рефлексов слева. Наряду с двигательными и чувствительными расстройствами выявлены вегетативно-сосудистые нарушения: резко выраженное похолодание левой стопы (снижение кожной температуры по наружному краю левой стопы до 25,6oС, на тыле стопы до 27,5oС при температуре на правой конечности 29,2 и 30,4oС), цианоз стоп, слева выраженный, гипергидроз левой стопы. На реовазограммах нижних конечностей повышение /T до 21,6% и ДКИ до 93,8%, снижение РИ до 0,08 Ом при коэффициенте асимметрии 35%, что свидетельствует о нарушении периферического кровообращения по спастическому типу. При электронейромиографии выявлено резкое снижение амплитуд М-ответа при стимуляции большеберцового нерва слева - в дистальной точке до 0,27 мВ, проксимальной до 0,93 мВ, увеличение латентного периода М-ответа до 7,1 мс, снижение скорости проведения импульса по двигательным волокнам (СПИэфф) большеберцовых нервов: слева до 32 м/с, справа до 41 м/с.

Больная получила курс КВЧ-терапии в соответствии с заявляемым способом. Воздействие осуществлялось на паравертебральные участки, расположенные на 2-3 см справа и слева от остистых отростков в зоне дерматома S1, проекцию двигательных точек левого большеберцового нерва в зоне дерматома S1, находящиеся в середине левой подколенной ямки и на внутренней поверхности голеностопного сустава. Использовались одновременно оба режима: непрерывное шумовое излучение в диапазоне 52-78 ГГц при ППМ 0,75 мкВт/см2 и импульсное излучение длины волны 7,1 мм при средней мощности 1 мкВт/см2, частоте следования импульсов 9,6 Гц и продолжительности импульса 1 микросекунда. За процедуру облучали последовательно все 4 поля по 3-4 мин каждое. Больная отметила улучшение самочувствия с 1 процедуры: уменьшились боль, зябкость стоп - впервые за несколько месяцев больная смогла отказаться от теплых носок в помещении.

При пальпации и проведении электротермометрии зарегистрировано существенное повышение температуры кожи стоп в течение процедуры (на 2,8o в зоне S1 и на 1,6o в зоне L5 слева и справа на 0,6 и 0,4o соответственно). При стимуляционной миографии выявлено повышение амплитуды М-ответа большеберцового нерва слева с 0,27 до 0,82 мВ в дистальной точке и с 0,93 до 1,84 мВ в проксимальной точке (см фиг. 2).

Курсовое лечение снизило болевой синдром с 6-7 до 1-2 баллов по визуально-аналоговой шкале, практически устранило зябкость стоп, уменьшило зону и степень онемения до незначительной гипестезии на тыле левой стопы, уменьшило слабость мышц ног. Исчезли кифосколиотическая деформация позвоночника в поясничном отделе позвоночника, напряжение прямых мышц спины, ограничение экскурсий позвоночника. Симптом Ласега после лечения 85o слева. Значительно уменьшилась болезненность межостистых связок L4-L5 и L5-S1 (ПБЧ после лечения 2,8 и 2,4 кг/см2) и крестцово-подвздошного сочленения слева (ПБЧ=2,7 кг/см2). Гипестезия в дерматомах L5 и S1 уменьшилась на бедре и голени, на пальцах левой стопы исчезла. Атрофия мышц голени слева уменьшилась в течение курса лечения на 0,5 см, сила разгибателей 1 пальца левой стопы 5 баллов, сгибателей 5 пальца - 3 балла. Коленный рефлекс слева оживился, ахиллов появился.

Выявленные до лечения выраженные вегетативно-сосудистые нарушения значительно уменьшились: практически исчезло похолодание левой стопы (кожная температура по наружному краю левой стопы 29,6oС, на тыле стопы 30,8oС при температуре на правой конечности 30,2 и 31,1oС), исчезли цианоз стоп, гипергидроз левой стопы.

По данным реовазографии отмечено улучшение гемодинамики в нижних конечностях: снижение /T с 21,6 до 16% и ДКИ с 93,8 до 66,7%, повышение РИ с 0,08 до 0,14 Ом, уменьшение коэффициента асимметрии с 35 до 11%. При электронейромиографии выявлен рост амплитуд М-ответа при стимуляции большеберцового нерва слева - в дистальной точке с 0,27 до 1,64 мВ, проксимальной с 0,93 до 3,68 мВ, уменьшение латентного периода М-ответа с 7,1 до 4,12 мс, повышение СПИэфф по большеберцовым нервам слева с 32 до 44 м/с, справа с 41 до 51 м/с. Больная выписана со значительным улучшением, рекомендована индивидуальная ЛФК для восстановления объема мышц левой голени. Контрольные обследования в течение 1 года подтвердили сохранение терапевтического эффекта, постепенное нарастание силы и тонуса мышц левой голени и стопы (через 2 месяца атрофия мышц уменьшилась еще на 0,5 см, сила мышц 1 пальцев стоп 5 баллов, сила сгибателей 5 пальца увеличилась до 4 баллов, через 1 год атрофии мышц, снижения их силы не выявлено).

Преимущества заявляемого способа заключаются в следующем:

a) физиологичность используемого фактора с использованием малого уровня мощности;

b) использование комбинированного режима работы (импульсное излучение в присутствии шума) позволяет влиять на функциональную активность электровозбудимых участков нервных волокон и тем самым осуществлять воздействие на пораженные нервы и мышцы;

c) дифференцированный подход к выбору продолжительности воздействия обеспечивает получение анальгезирующего, стимулирующего эффектов;

d) простота проведения процедуры позволяет проводить ее в любом лечебном учреждении, в том числе в палате, перевязочной, кабинете, а также на дому после консультации у врача, который осуществляет выбор зон воздействия в соответствие с прилагаемой методикой лечения.

Способ может быть применен у больных рефлекторными и корешковыми синдромами в любой стадии заболевания, в том числе с сопутствующей соматической патологией.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1. Асланиди О.В., Гапеев А.П., Казаченко В.Н., Кочетков К.В. и др. Стохастический резонанс как механизм усиления подпороговых воздействий в нервных волокнах //Тез. докл. I Международного Конгресса "Слабые и сверхслабые поля и излучения в биологии и медицине", Спб, 1997. - С. 4.

2. Дровянникова Л.П., Волобуев А.Н., Романчук П.И. К механизму лечебного действия КВЧ-терапии остеохондроза позвоночника //Вопросы курортол., 1995. - 2. - С. 25-26.

3. Дудкин А.О., Божко Г.Т., Дробченко Е.А., Галанин И.В., Замураев И.Н. Влияние слабого импульса электромагнитного и ионизирующего излучения на нервную систему //Тез. докл. I Международного Конгресса "Слабые и сверхслабые поля и излучения в биологии и медицине", Спб, 1997. - С. 124-125.

4. Петросян В.И., Девятков Н.Д., Гуляев Ю.В., Синицын Н.И. и др. Эффекты резонансного взаимодействия ММ-волн с водными и биосредами: Тез. докл. 11 Российского симпозиума с международным участием "Миллиметровые волны в медицине и биологии", М., 1997. - С. 139-142.

5. Пославский М. В. , Зданович О. Ф. Индивидуальная чувствительность больных к миллиметровому излучению. Повышение эффективности КВЧ-терапии: Тез. докл. 11 Российского симпозиума с международным участием "Миллиметровые волны в медицине и биологии", М., 1997. - С. 45-47.

6. Прокопец Б. Г., Сериков А.Г. Методологические особенности индивидуального применения ММ-терапии в курортологии //Миллиметровые волны в биологии и медицине, 1995. - 5. - С. 37-41.

7. Ризниченко Г. Ю., Плюснина Т.Ю. Нелинейная организация субклеточных систем - условие отклика на слабые электромагнитные воздействия //Тез. докл. I Международного Конгресса "Слабые и сверхслабые поля и излучения в биологии и медицине", Спб, 1997. - С. 2.

8. Ронкин М.А., Бецкий О.В., Соколина Н.А., Максименко И.М., Цой И.М., Хомак Е. Б. , Яременко Ю.Г. А.с. 1793580 (SU) А 1 А 61 N 5/02. Опубл. в БИ 1993 (прототип). 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ лечения неврологических проявлений остеохондроза позвоночника путем облучения электромагнитными волнами крайневысокочастотного диапазона, отличающийся тем, что указанное облучение проводят на область проекции пораженных спинномозговых корешков и исходящих из них нервов в зоне соответствующих дерматомов с одновременным использованием двух режимов: непрерывного шумового в диапазоне 52-78 ГГц и импульсного с длиной волны 7,1 мм при частоте импульсов 9-10 Гц и продолжительности 1 мкс в течение 2-4 мин на 1 поле, при суммарном времени процедуры 10-16 мин.