ИЗОБРЕТЕНИЕ
Патент Российской Федерации RU2191039

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Имя изобретателя:  Дорожкин Я.Н.
Имя патентообладателя: Дорожкин Яков Николаевич 
Адрес для переписки: 141005, Московская обл., г. Мытищи-5, а/я 2
Дата начала действия патента:  2001.08.28 

Изобретение относится к области медицины, а именно к наркологии. Лечение проводят в четыре этапа. На первом этапе в беседе выявляют настрой пациента на лечение и убеждают его в излечимости. На втором этапе исключают прием героина и проводят детоксикацию в течение 5-6 дней. На третьем этапе при отрицательном тесте на опиаты пациенту вводят блокатор опиатных рецепторов, одновременно вводят препарат плацебо, имитирующий дополнительный блокатор опиатных рецепторов, и вызывают аверсию в ответ на введение опиата, продолжительность этапа составляет 1-3 месяца. На четвертом этапе осуществляют настрой и подготовку пациента на преодоление трудностей предстоящего пути в Гималаи. После перелета в течение 6-7 дней во время акклиматизации и психологической адаптации в дзен-буддийской коммуне на высоте 1200 м над уровнем моря пациента переводят на низкокалорийную растительную пищу с ежедневной практикой динамической медитации. После этого осуществляют подъем на высоту 5000-6000 м над уровнем моря. Способ позволяет повысить эффективность лечения. 

ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Изобретение относится к медицине и может быть использовано в наркологии для лечения героиновой зависимости и наиболее эффективно при стаже героинизма от 2-3 месяцев до 4,5-5 лет.

Известен способ лечения наркотической зависимости, включающий опрос, применение психотропных средств (неулептил, сонапакс и др.), аверсионную терапию (сочетание наркотического и токсического опьянения с отрицательными стимулами - рвотой, страхом и т.п.), а также различные методы психотерапии, направленные на убеждение прекратить злоупотребление и реабилитацию в стационаре при длительном (до 5 лет) активном наблюдении с применением психотропных средств при угрозе рецидива (cм. " Психиатрия", авторы М.В. Коркина, Н.Д. Лакосина, А.Е. Личко, М.: Медицина, 1995. cтр. 19, 251).

Данный способ не позволяет быть уверенным в окончательном избавлении от недуга, что подтверждается наличием действий в случае рецидива. Длительность лечения и нахождение в совокупности с активным наблюдением в наркологических диспансерах кроме неудобств создает отрицательное отношение у пациента к самому лечению. Сам больной не влияет на проявления недуга.

Наиболее близким к заявляемому является способ поэтапного воздействия в определенной последовательности с закреплением результатов воздействия на заключительном этапе. Так, например, взятый за прототип способ лечения наркотической зависимости на первом этапе лечения включает косвенную (опосредованную) суггестию, механизм психической индукции и сенсибилизации для формирования установки и доверия к методу. Затем эти воздействия активизируются после купирования острых проявлений абстинентного синдрома при отнятии наркотика. На следующем этапе, в день заключительного психотерапевтического воздействия, после очищения организма проводятся императивные суггестии от психологической и физической зависимостей пациента от наркотика. На заключительном этапе проводят электрошоковую процедуру (cм. патент RU 2055602 от 03.08.93). Однако этот способ предполагает насильственное, как психологическое, так и физическое воздействие на пациента, которое со временем ослабевает под влиянием окружающей среды. Так как семантическим ядром методики является "не твоя (больного) воля, а моя (психотерапевта) воля, подкрепленная мощным воздействием специального аппарата, избавляет тебя от недуга", а не воля и внутренние психологические и физические резервы самого больного, то возможны срывы. Ведь при такой формулировке внушения сам больной не может влиять на проявления недуга.

Задачей настоящего изобретения является прекращение пациентом героиновой наркотизации посредством ненасильственного, согласованного систематического и подконтрольного введения препаратов в сочетании с развитием личности пациента через расширение его собственных адаптивных возможностей в борьбе с наркозависимостью, таких как гуморальные, биохимические, психологические, интеллектуальные и духовные резервы организма. В результате самовольного исключения влияния окружающей среды, приведшей к недугу, и поэтапного, многофакторного и нацеленного воздействия на конкретную личность самим пациентом делается правильный выбор в решении о прекращении употребления наркотиков.

Это достигается за счет стимуляции выработки эндорфинов благодаря создаваемым нестандартным условиям окружения и методам воздействия, при которых происходит интеллектуальное развитие личности, при этом сам пациент подключает свои внутренние психологические и физические резервы, заложенные в организме природой для борьбы с недугом.

Поставленная задача решается за счет того, что по способу лечения героиновой зависимости, включающему поэтапное психотерапевтическое воздействие и аверсионную терапию, на первом этапе при беседе с психоаналитической и нейролингвистической подстройкой выявляют пациентов с успешным вероятным прогнозом лечения и убеждают их в возможности лечения; на втором этапе исключают прием героина и проводят детоксикацию в течение 5-6 дней; на третьем этапе при отрицательном тесте мочи на опиаты пациенту вводят блокатор опиатных рецепторов и одновременно внутримышечно препарат-плацебо, который называют "блокаторами второго порядка", и проводят опиатную провокацию, дальнейшем аверсию повторяют с введением большей дозы препарата-плацебо, при этом пациенту объясняют, что "блокатор второго порядка" будет действовать длительно, доказывая это очередной опиатной провокацией; после 1-3 месяцев ремиссии лечение дополняют четвертым этапом, который включает пребывание в Непале с воздействием практически на все органы чувств пациента непривычными ощущениями и сменой стереотипа поведения в обществе, при этом помещают пациента в ашрам - коммуну дзен-буддийского направления, где при соблюдении низкокалорийной растительной диеты с неупотреблением алкоголя, наркотиков и табака проводят медитацию и реальное погружение в мир людей с другими жизненными ценностями, после чего осуществляют 10-15 дневное восхождение на высоту 5000-6000 м над уровнем моря. При этом при проведении детоксикации пациенту вводят реланиум, трамал, финлепсин, неулептил, амитриптиллин с постоянным снижением дозы препаратов, а медитацию проводят на высоте 1200 м над уровнем моря. При восхождении в горы ежедневный подъем составляет 300-400 м и восхождение начинают с высоты 1200-2000 м над уровнем моря.

Детоксикация, как процедура стала в последние годы весьма доступна. Едва ли не каждое отделение анестезиологии и реанимации при больницах любого ведомства и масштаба в Москве и области занимается этой проблемой более или менее официально. Подавляющее большинство героиновых наркоманов проходит лечение ломки именно там. Нужно отметить, что многие реаниматологи, стремясь делать свою работу на высоком профессиональном уровне, проводят больным плазмоферез. Эта процедура в большинстве случаев необоснованна, т.к. многократно наблюдаются осложнения после ее применения (повышение температуры, рвота, понос, отсутствие сна и пр.). Избежать этого можно, если вместо плазмофереза продлить срок госпитализации всего на два дня, что часто невыгодно отделениям реаниматологии из-за загруженности отделений больными основного профиля.

Часть наркоманов проходит через ломки на дому, пользуясь услугами частных наркологов либо самостоятельно принимая такие препараты, как трамал, реланиум, финлепсин.

Проводят этап детоксикации и крупные известные наркологические центры, стоимость лечения в которых выше, чем в отделениях реанимации, а качество процедур практически идентичны последним.

На самом деле роль этапа детоксикации является исключительно симптоматической, но никак не лечебной, хотя в психологии больных и их родственников сложилось устойчивое представление о "чистке крови", как о процедуре, способной остановить наркотизацию. Это заблуждение. Поэтому подавляющее большинство наркоманов после снятия ломок не намереваются лечиться дальше в надежде на собственную сознательность. В результате у каждого раньше или позже наступает срыв. Чаще всего это происходит через 1-2 недели после проведенного лечения, очень редко - через 1-3 месяца. Зачастую срыв происходит на второй, третий день после выписки из стационара. Многие наркоманы проходят курс детоксикации лишь с целью снижения дозы наркотика, не намереваясь бросать наркотизацию. Проведение запретительной терапии позволяет достичь длительной ремиссии. Имеется в виду срок неупотребления наркотика в течение полугода-года-нескольких лет и далее полного отказа от наркотика.

Длительность ремиссии зависит прежде всего от настроя самого пациента на излечение, т. е. первого этапа лечения, а также качества и профессионализма курса запретительной-заместительной терапии и выполнения условий этапа реабилитации. То есть того длительного отрезка времени, за который у больного должен сложиться новый, более зрелый, эволюционно взрослый взгляд на собственную жизнь, на ее место в окружающей реальности. В большинстве случаев реабилитация проходит в тех же самых условиях, откуда пациент попал в стационар, - из собственного дома, подъезда, из того же круга общения, из того же климата, социального и культурно-исторического окружения, т.е. в комплексе условий, которые являются для пациента конфликтной зоной. Это и есть самая большая проблема для больного наркоманией, т.к. у него еще не успел выработаться устойчивый новый взгляд на старое окружение, а само окружение осталось.

Реабилитационные программы в наркоцентрах выглядят примерно так: больные изолируются в загородные пансионаты или что-то наподобие этого на срок 1-1,5 мес. , где осваивают, как правило, 12-шаговую систему, проходят плотный курс психотерапии различных видов (НЛП, психоанализ, групповая психодинамическая психотерапия, гештальт-терапия, гипнотерапия, эриксоновский гипноз и т.д., в зависимости от медицинского кругозора, пристрастий и уровня профессиональной подготовки лечащих врачей Центра).

В последнее время широко практикуется йога, как способ сознательного повышения уровня эндорфинов в крови. Но обучение больных наркоманией йоге весьма неоднозначно.

Надо понимать, что йога требует от человека всей жизни, это не просто комплекс упражнений вроде зарядки по утрам. Йога - это стиль жизни и способ жить. Нельзя быть "немножко" йогом, как нельзя быть "слегка" космонавтом.

В неопытных или недобрых руках йога - опасный инструмент, способный искалечить физическое и психическое здоровье пациента. Недаром на родине йоги, в Индии, считается, что практиковать йогу можно лишь под руководством опытного учителя -гуру- в особых условиях душевного настроя, физического благополучия и в благоприятной обстановке - на свежем воздухе сразу после восхода солнца, или в чистом проветренном помещении, где накануне не велись пустые разговоры, не собирались недобрые люди и т.п. "Если само вращение жизни не сталкивает тебя с твоим гуру, значит йога - не твой путь." - так считается в Индии. Многие великие мыслители прошлого размышляли о йоговских практиках. Известно мнение суфиев по поводу йоги - человек настолько мало знает о собственном дыхании, о его механизме и функциях, что слишком самонадеянно и рискованно сознательно задерживать или ускорять его в каком-либо ритме с целью управления организмом. "Не логичнее ли, - считали они, -прислушиваться к данному тебе природой ритму дыхания и учиться у него?".

Зачастую в коммунах практикуют сайентологию она, так же, как и 12-шаговая система, пришла к нам из США.

Определенное сомнение вызывает, однако, культивирующийся среди пациентов подобных коммун дух сектантства, напоминающий чем-то бегство от реальности вместо пути ее поиска. Итак, после курсов детоксикации и запретительной терапии перед больным стоит задача научиться снова получать естественным путем удовольствие от еды, секса, работы, сна, физической работы, умственной и творческой работы и т.д. Замечено, что раньше всего и легче всего восстанавливаются эволюционно древние функции (древнее прочно, новое неустойчиво) - сексуальная и потребления пищи. Мощным естественным стимулятором выработки эндорфинов является физическая работа, спорт. Но наибольшее количество эндорфинов, как показали исследования, способен вырабатывать мозг при интеллектуальной и творческой работе. Чем выше интеллект, тем больше возможностей у организма стимулировать собственные эндорфины. Программа реабилитации позволяет практически реализовать возможности организма, заложенные природой.

Способ лечения наркотической зависимости осуществляется следующими последовательными действиями

При первом обращении пациента на предварительном этапе, который включает беседу с пациентом и родственниками, по прогностическим признакам выясняется возможность применения лечения по данному способу. При этом в форме беседы с пациентом, которая сначала ведется наедине, проводится психоаналитическая и нейролингвистическая подстройка (поза, темп и тембр речи, использование слов, эмоционально трогающих б-го и пр.) - врач отмечает позу и расположение больного при знакомстве и начале разговора - поза и расположение б-го, неосознанно повторяющие позу врача, расцениваются как готовность пациента сотрудничать. Положение б-го на корточках во время разговора, отвлечение его на работающий телевизор, громкую музыку, уходы на кухню покурить, демонстративно негативные позы (скрещенные на груди руки, сильный наклон, т.н. "оценивающий" головы в сторону, стойка на одной ноге, отвлеченный взгляд в сторону окна, потолка, постоянные упоминания примеров неудачного лечения кого-либо из друзей и знакомых, часто и не к месту употребляемый криминальный жаргон) говорят о неготовности б-го к лечению. Если описанное поведение не меняется в течение хотя бы получаса беседы, врач не должен начинать лечение. При беседе выясняет стаж наркотизации, в том числе стаж собственно героиновой наркотизации.

Последовательность расспроса

а) Выясняется, как происходила первая проба героина (прием через нос или через инъекцию). Получено ли удовольствие от первой пробы. Если нет, то после какой по счету пробы (3-5). Чем больше было проб без удовольствия, тем более высока сопротивляемость организма героину, тем выше вероятность длительной ремиссии после лечения.

б) Какова суточная доза героина на сегодняшний день.

в) Сколько было попыток самостоятельно бросить наркотизацию (чем больше, тем выше вероятность излечения).

г) Как переносились ломки - с приемом спец. препаратов или без них ("насухую"). Опыт перенесения ломок без лекарств - хороший прогностический признак.

д) Какие наркотики предшествовали героинизации (увлечение стимуляторами типа первентина (джеф, мулька, фен, винт, экстази, кокаин, "марки" со стимулирующим эффектом. ..) говорит об изначальной психопатичности личности, что предполагает вероятные аффективные вспышки с возможностью суицидальных попыток. В этом случае следует подбирать реабилитацию б-го в социуме таким образом, чтобы б-й мог реализовать себя, как оратор, певец, артист, лидер какого-либо движения, партии, рекомендовать экстремальные виды спорта и деятельности. Если б-му изначально по душе седативные препараты, психодислептики (барбитураты, бензодиазепины, индийская конопля), упор в реабилитационной программе делается на медитативные практики, увлечение литературой философского толка, в частности буддизм, дзен-буддизм, различные виды неоиндуизма, христианства, работа с компьютером, программирование и пр.

е) Выясняется отношение б-го к предстоящему лечению. Ответы типа: "Хочу лечиться, но и уколоться очень хочется" - в прогностическом плане очень хороши, т.к. подобный ответ правдив, а следовательно - контакт с врачом неформален. Ответ типа: "Доктор, я хочу все это бросить, это все так ужасно, я на все готов ради лечения, на любые жертвы..." - настораживает, так как театрализован, лжив, подразумевает обман врача и родственников и часто может скрывать под собой нежелание лечиться. Знакомство и наблюдение за больным в этом случае продлеваются на неделю или более.

Если при обсуждении стоимости лечения б-й говорит: "Это сколько же можно на эти деньги героина купить...", и при этом видна выраженная эмоциональная окраска слов - прогноз лечения плох.

ж) Врач спрашивает, что именно привлекает б-го в непальской программе лечения. Ответ с приведением хоть какого-то конкретного примера (-хочется побывать за границей-, -хочется путешествовать на слоне по джунглям- или -хотелось бы встретиться "живьем" с просветленными отшельниками, ламами, хочется увидеть мировой центр буддизма, самые высокие и таинственные горы на планете и т.д.) является хорошим прогностическим признаком. Ответ типа: "Я не хочу никуда ехать, мне хорошо и здесь, я люблю свой двор, своих друзей... " - подразумевает для врача отказ от лечения по данной программе из-за полного отсутствия установки на лечение и нежелание менять образ жизни вообще и наркотизацию в частности.

з) Обсуждается план медикаментозного лечения. Больной слишком подробно выспрашивает технологию лечения, дозы препаратов в миллиграммах, продолжительность их действия, возможность нейтрализовать препараты другими веществами или лекарствами - плохой прогностический признак, необходимо насторожиться и продлить наблюдение за пациентом на неделю, две. Если это всего лишь природная педантичность, лечение можно начинать. Если вопросы имеют корыстную подоплеку, то в течение недели это обязательно проявит себя в поведении больного, например, в нарушении им режима лечения, побега из дома, стационара и пр. В этом случае начинать лечение не имеет смысла. Следует повторять диагностические беседы с пациентом до тех пор, пока вероятный прогноз лечения не будет выглядеть успешным.

и) Врач обязательно убеждает больного в излечимости героинизма как болезни. Для этого используются примеры конкретных пациентов, знакомых больному или тех, о ком он слышал от друзей, прошедших аналогичный курс лечения и находящихся в ремиссии от двух-трех лет и выше. При желании больного врач знакомит его с другими пациентами, прошедшими аналогичное лечение и находящимися в ремиссии 4-5 лет (с согласия этих пациентов). Этот простой способ создает в сознании и подсознании пациента веру в полную излечимость болезни, настрой на излечение, перемену образа жизни.

к) Отдельно обсуждается навязанное СМИ мнение, ставшее почти аксиомой, о неизлечимости героинизма. Врач аппелирует в этом случае к простому здравому смыслу, приводятся доводы типа: "Ты хорошо знаешь Н.? Ты точно знаешь, что он не употребляет героин уже 3-5 лет после лечения? Курс его лечения был рассчитан всего на полтора-два года, то есть теперь он может безбоязненно употребить героин, но не делает этого сознательно. Он столько лет сознательно не употребляет наркотики - является он, в таком случае, наркоманом или человеком, вылечившимся от наркомании?" Также обсуждается дилетантский подход к обсуждению этой проблемы на страницах печати и на TV. Врач знакомит больного с научной литературой по наркологии, психиатрии (в определенных пределах), что рождает у больного более грамотное представление о наркомании как о болезни, такой же, как, например, диабет или эпилепсия и, следовательно, о способности современной медицины бороться с этой болезнью наравне с другими болезнями. После подобных бесед надежда больного на излечение значительно увеличивается.

л) Врач объясняет больному неопасность "ломок" для жизни, рассказывает о частом преувеличении "ужасов ломок" в среде наркоманов и СМИ; объясняется, что "ломки" очень неприятны и тяжелы, но тяжелы, в первую очередь, психологически и поэтому довольно легко преодолимы с помощью специальных лекарств. Приводятся многочисленные примеры прохождения абстинентного периода после героина вообще без ломок при помощи одной только динамической медитации, вхождения в состояние религиозного или другого подобного транса. Объясняется также, что желание уколоться может присутствовать еще очень долго, иногда несколько месяцев, но с течением времени обязательно уменьшается и через полтора-два года становится совсем неактуальным, как воспоминание о перенесенной операции по поводу аппендицита или чего-то подобного. На практических примерах развенчивается распространенный миф о том, что "Попробовавший маковые слезы один раз, плачет ими всю свою жизнь" и прочие подобные постулаты наркоманского фольклора.

м) Совместно с пациентом выясняются формы и количества препаратов, наиболее приемлемых для лечения данного пациента (например, трамал в ампулах или в 50-миллиграммовых капсулах или в 200-миллиграммовых таблетках? Необходима постановка капельниц или нет? Какова индивидуальная переносимость бензодиазепинов при внутривенном введении, что предпочтительнее для достижения снотворного эффекта - азалептин или реладорм (например)?) С участием пациента составляется подробная схема детоксикации на ближайшие 5-6 дней.

н) Врач предупреждает пациента и родственников, что основное лечение блокаторами начнется лишь после биохимического тестирования больного на содержание героина в моче. Причем проба мочи берется в присутствии врача или ближайшего родственника. Таким образом больной утверждается в безнадежности попыток обмануть врача или фальсифицировать тест.

Невозможность обмана рождает у больного ощущение "сжигания мостов" и неизбежность перехода к новому образу жизни, подготавливает его к логическому продолжению лечения, составляющему реабилитационный этап. Этот этап лучше всего проводить в виде поездки в Гималаи. Вторая часть подготовительной беседы - это вопросы, обсуждаемые с родителями больного.

1) Как проходила беременность (интоксикации, вирусные болезни, оперативные вмешательства во время беременности, психологическое окружение беременной и пр.)

2) Как проходили роды (в срок, скоротечные или затяжные, травматизация плода во время родов и пр.) Осложнения в родах, как правило, приводят к гидроцефалии у ребенка из-за нарушения анатомии черепа, и требуют впоследствии специального подхода к медикаментозной терапии наркомана, например, добавление дегидратирующих препаратов к общей схеме лечения и т.д.

3) Особенности характера ребенка в детском и пубертатном периоде, склонности к определенным видам деятельности - творчество, монотонная деятельность, склонность к философствованию, спорту, бизнесу...

4) Родителям ставится непременное условие - если пациент имеет сексуальную связь с наркоманкой(наркоманом), связь должна быть прекращена полностью, либо партнер должен также проходить лечение от наркотика. В противном случае никаких гарантий успешного излечения быть не может.

5) Врач совместно с родителями больного письменно составляет план лечения, реабилитации, рассчитанный на год, включающий в себя порядок проведения процедур, введения препаратов, встреч и бесед с больным по месяцам в течение года с точностью до одной недели. Также обговаривается способ проведения этапа детоксикации - на дому под домашним арестом и строгим контролем родных, либо в стационаре.

Когда больной готов к предложенному лечению, принял все предложенные правила и настроен изменить свою жизнь по составленному плану, можно переходить к лекарственным методам воздействия, представляющим второй и последующие этапы лечения. Второй этап - детоксикация с исключением приема героина в течение 5-6 дней.

1-й день. День без лекарств. На ночь - Sol.Relanii 0,02 в/венно медленно и Sol.Relanii 0,03 в/мышечно.

Родителям оставляются таблетки Tramali 0,05 в количестве 5-10 штук на случай жалоб на сильные боли. Трамал давать только при болях в количестве не более 200 мг на прием. Одновременно с трамалом рекомендуется давать 1-2 таблетки Finlepsini также при болях. На случай психомоторного возбуждения родителям оставляют небольшое количество неулептила в каплях. При возбуждении давать Neuleptili 4% - 2-3 капли на прием, растворенные в небольшом количестве воды. Прием неулептила назначают не чаще трех раз в сутки через равные промежутки времени.

2-й день. От 12.00 до 15.00 - Sol.Relanii 0,02 в/венно медленно. Трамал и финлепсин на усмотрение родителей, только при жалобах на боли и озноб. На ночь - Sol.Relanii 0,03 в/мышечно и Sol.Relanii 0,02 в/венно медленно. При жалобах на плохой сон добавляют Amitriptillini 0,025-0,050 на ночь и 2-3 капли неулептила в растворе воды.

3-й день. То же самое, что и во второй день, если не появляется дополнительных жалоб или пожеланий.

4-й день. То же самое, что и на третий день. Больной предупреждается о том, что в последующие дни дозы лекарств будут уменьшаться и постепенно останется лишь один-два вида таблеток для амбулаторного самостоятельного приема один-два раза в день.

5 и 6-й день. В течение дня от 2-х до 5 таблеток финлепсина, трамал и реланиум исключаются.

Третий этап - запретительная терапия проводится после того, как тест на содержание опиатов в организме окажется отрицательным. Обычно это происходит на 5-6-й день детоксикации. Тестирование проводится погружением специальной тест-полоски в мочу пациента на 30-40 с и последующим считыванием результата в течение 5 мин. Как правило, отрицательный тест на наличие опиатов в организме возможен на пятый-шестой день после последней наркотизации. Т.е. на 6-й день в 8-9.00 больному дается Antaxoni 0,02 внутрь, запивая водой.

До 15-16.00 больному запрещается принимать какие бы то ни было препараты. Больному вводится в/мышечно препарат-плацебо, имитирующий дополнительный блокатор опиатных рецепторов, вызывающий удушье в ответ на введение героина. Проверка действия препарата намечается на вечер этого же дня (это объясняется необходимостью препарату закрепиться в организме). Прием уже известного большинству наркоманов антаксона объясняется как мера дополнительной предосторожности перед проверкой героином. На ночь возможно введение реланиума в прежней дозе. Неулептил и амитриптиллин отменяются, как и остальные снотворные препараты, только при необходимости (психоз, ажитация).

7-й день. Снова проводится т.н. Опиатная провокация, являющаяся аверсионным воздействием на психику. На 8-й день проводится дополнительная опиатная провокация. На 10- день проводится дополнительная опиатная провокация, доказывающая пациенту эффективность и длительность действия введенных блокаторов. Необходимость проведения дополнительных опиатных провокаций зависит от того, насколько скептично относится пациент к данному способу лечения.

После 1-3 месяцев ремиссии запретительный этап переходит в реабилитационную часть лечения. Этот четвертый этап состоит из подготовки пациента к поездке в Гималаи. Врач вместе с пациентом ездят по специализированным экипировочным центрам, где врач помогает пациенту выбрать снаряжение, пригодное для суровых условий гималайского высокогорья. Выбор рюкзака, одежды, специальной обуви, спального мешка, "кошек", ледорубов и прочего сам по себе является мощной психотерапевтической подготовкой пациента. Пациент настраивается на преодоление трудностей предстоящего пути, на обязательность его прохождения и достижение желаемого результата. Упор делается на внутренний настрой пациента победить болезнь. Ведущая тема внушения: Наша жизнь - это то, что мы о ней думаем. (Основной постулат буддизма). Расшифровывается, что мысли, живущие в нашей голове, есть не что иное как строительный материал для нашего будущего. Еще одна важная тема внушения: Трудно управлять своими мыслями, если ты наркоман. Но место, в которое мы отправляемся, успокоило и направило на другой жизненный путь уже не одну сотню людей с весьма тяжелыми проблемами. Среди них были крестьяне, потерявшие в жизни все в результате войн или бедствий, цари, потерявшие свои царства, писатели и музыканты, потерявшие талант, искатели просветления. Из наших современников это Джордж Харрисон (многократно посещавший Непал после распада Битлз), голливудский актер Ричард Гир, актер и мастер боевых искусств Стивен Сигал, Борис Гребенщиков, множество достойных и известных людей, не афиширующих свое имя. И ты будешь одним из них.

Волнение и тревога перед отправкой в далекую страну полностью устраняет, замещает у пациентов т. н. эквиваленты ломок познабливания, боли в икрах, мысли, сны о введении героина, тяжелые депрессии с отсутствием сна - те жалобы, которые остаются долгие месяцы у больных, остающихся в привычной среде. Первое радостное удивление появляется у пациента в аэропорту перед вылетом, где нередко соседями по рейсу оказываются весьма известные люди с нетривиальными взглядами на жизнь - артисты, политики, литераторы, спортсмены. Второе, что удивляет пациента, то, что самолет на 90% заполнен иностранцами. Ожидания пациента о необычности и исключительности своего путешествия начинают подтверждаться уже в самом начале пути.

Непальская часть программы

1) Прибыв в аэропорт столицы Непала, пациент переживает полную смену восприятий, ощущений и представлений о жизни, какие они были в Москве, и начинается это без паузы, сразу же, по дороге из аэропорта в отель. Новые ощущения получают практически все органы чувств:

глаза видят людей другой расы, непривычно и скромно одетых маленького роста мужчин, необычайно ярко и красиво одетых женщин. Маленькие автомобили середины века, мото- и велорикши беспорядочно и очень быстро передвигаются по узким пыльным улицам; на обочинах кипит жизнь: женщины моют волосы, дети играют, люди жарят пищу, тут же в пыли на обочине дороги, рядом со спящими священными коровами, из-за которых тормозится движение. Движение левостороннее, от этого у жителя России постоянное ожидание аварии, однако этого не происходит, т.к. аварийность в Непале одна из самых низких в мире; автомобили, рикши, мотоциклисты и велосипедисты едут в сумасшедшем потоке, почти касаясь друг друга, при этом не возникает конфликтов и, тем более, разбирательств, и это усиливает ощущение нереальности происходящего. Вдоль обочин повсюду молитвенные буддийские, индуистские и еще непонятно какие сооружения, к которым люди приносят гирлянды оранжевых цветов, красного цвета рис и пряности, которые тут же воруют многочисленные обезьяны. Потом глаза отмечают мост через реку и останки недогоревших кремированных трупов, несомые мутной водой священной реки Багмати. Реку перелетают небольшие белые цапли, рассаживаются по берегу реки, чтобы поклевать человеческие останкиб или сидят в кронах высоких деревьев с лианами. Глаза также отмечают преобладающий цвет домов в городе - терракотовый с оттенками серого, коричневого и черного. Над крышами домов и храмов видны белые пики Гималаев, окружающие долину города кольцом. Т.о., все, что видят глаза, - ново и непонятно.

Обоняние: также испытывает шок подобно зрительному анализатору. Обилие незнакомых запахов благовоний, жертвенных трав, фруктов; дым от необычных лепешек, которые готовятся на улице на маленьких газовых горелках, запах мочи и нечистот на улицах, смог и много непонятных, никогда не слышанных с детства запахов буквально кружит голову. К этим запахам примешивается аромат цветущих рододендронов, многометровых фикусов, пальм, деревьев под названием "БОДДХИ" и множества других растений, незнакомых россиянину. Запах Непала очень характерный, его невозможно описать по частям или конкретизировать, но он остается в памяти на всю жизнь. Запах этой страны не спутаешь ни с каким другим.

Обонятельная память, как известно, наиболее древний, тонкий и неизученный вид памяти, поэтому смена обонятельного стереотипа крайне важна для ощущения глобальной перемены и долгой подсознательной памяти об этом.

Звуковой анализатор также получает неожиданный удар - треск мотоциклов, скрипучие сигналы и крики велорикш, громко несущаяся отовсюду незнакомая речь, музыка, звучащая из каждой лавки и магазинчика - тибетские буддийские песнопения с низкотембровым звучанием длинных, трех-пятиметровых труб, мелодии из индийских фильмов, высокое монотонное звучание местного подобия скрипки, звуки, сопровождающие ритуальные шествия с барабанами и флейтами.

Коммуникативная часть эмоционально-мыслительного отдела мозга (стереотипы поведения в обществе) тоже подвергается серьезной реадаптации. Торговцы, прохожие, с которыми сталкиваешься взглядом, любой представитель сферы услуг - все приветливо здороваются, складывая руки перед грудью ладонями вместе. Люди улыбчивы, практически всегда готовы к общению с совершенно незнакомым иностранцем. Функция агрессивности в мозгу теряет свою актуальность в большой степени просто из-за ненадобности. Стереотип неагрессивного поведения начинает вырабатываться.

Все анализаторы мозговой деятельности получают дозу шока в первые же часы пребывания в этой стране. К мощной переработке информации и адаптации подключаются почти все рецепторы организма. Однако это только начало. Еще далеко не все рецепторы организма задействованы в перестройке и адаптации к новым условиям. Пока на очереди вкусовые рецепторы языка и ферментативные функции желудочно-кишечного тракта.

2) Жизнь в ашраме, медитация, акклиматизация. Из города пациент переезжает в ашрам - коммуну дзен-буддийского направления. Пациент живет в маленькой отдельной хижине вместе с врачом, либо с кем-то из монахов. Пациент живет жизнью коммуны, но по желанию может придерживаться собственного распорядка дня. Врач настаивает, однако, на максимальном соблюдении распорядка. Жестко соблюдаются лишь несколько требований к жителям ашрама: абсолютное неупотребление алкоголя, наркотиков, мясной пищи и неупотребление табака на территории ашрама. Примерный распорядок дня:

6.00 - подъем, душ, стакан непальского чая с имбирем, молоком и сахаром;

7.00 - утренняя динамическая медитация (сравнимая по энергозатратам с разминкой легкоатлета-профессионала);

10.00 - завтрак /вареный рис, немного тушеных или отварных овощей, вместо риса с овощами возможен поджареный тост с растительной начинкой и чем-то вроде местного гороха в сыром виде, плюс стакан чая с имбирем и сахаром. В качестве дополнительной жидкости в течение дня родниковая вода в неограниченном количестве/;

11.00 - кундалини-медитация/ значительная физическая нагрузка/;

12.30 - сидячая медитация в специально отведенном для этого месте "самади" на возвышенности под манговым деревом;

13.30 - обед /вареный или жареный рис, пять или шесть сортов различных овощей и соусов в тушеном или отварном виде, картофель, непальские пресные лепешки, непальский чай с сахаром/;

16.30 - звуковая медитативная практика /sound-chakra/, кундалини-медитация;

19.30 - получасовой перерыв на чай;

20.00 - вечерняя динамическая медитация в зале, либо медитация-самади на холме для самади-медитации;

21.00 - ужин /вареный или жареный рис с овощами, тосты, иногда фрукты - бананы, яблоки и т.д./.

В течение недели или более пребывания в ашраме организм пациента перестраивается на низкокалорийную растительную пищу, что способствует значительно большей концентрации сознания на медитациях, размышлениях о собственной жизни, о жизни людей вообще. Сосредоточенности на внутренних ощущениях способствует малое количество кофеина в рационе, потребность в воде восполняется организмом в основном обычной родниковой водой.

Важен также психологический аспект перемены рациона - пациент видит, как множество людей всю свою жизнь довольствуется более чем скромной по московским меркам пищей и не становятся от этого печальнее, агрессивнее, а наоборот, излучают естественную жизнерадостность, спокойствие, доброжелательность, терпимость. Кроме того, эти люди демонстрируют завидную физическую выносливость. Ашрам располагается ступенеобразно на склоне высокой горы, покрытой джунглевым лесом, и, чтобы подняться из зала для медитации или из своей хижины в офис для телефонного звонка, нужно преодолеть долгий, крутой подъем, в конце которого приходится несколько минут выравнивать дыхание. Персонал и живущие в ашраме монахи по многу раз в день преодолевают этот путь то с мешками продуктов за спиной, то с грузом кирпича и цемента, то с другими необходимыми в хозяйстве грузами.

Итак, получаемые в ашраме энергоемкие динамические медитации, низкокалорийная вегетарианская бескофеиновая диета, обучение основам молчаливой медитации, реальное погружение в мир людей с другими жизненными ценностями, стереотипами поведения (терпимость, неспешность, выносливость, непритязательность) подготавливают пациента к самому главному и трудному этапу реабилитации - высокогорному восхождению.

3) Горная часть программы

За день до выхода в горы врач ведет пациента к "святому" (отшельнику) за получением благословения на достижение намеченной цели. Если между "святым" и пациентом появляется некий тонкий контакт, отшельник дает пациенту так называемую мантру - набор созвучий вроде молитвы, который будет помогать пациенту в достижении светлой цели. Мантра остается известна только дающему и получающему. Произносится она в моменты одиночных медитаций и никому не передается.

Врач выбирает маршрут, время его прохождения, места стоянок для горной акклиматизации, оценивает физическое состояние пациента, решает, целесообразно ли нести груз на себе (для большей физической загруженности пациента) или нанять носильщика. По состоянию здоровья пациента выбирается также начальный способ восхождения - более быстрый, чреватый развитием горной болезни, или медленный, занимающий дополнительные семь-десять дней пешего пути (изматывающий физически, но уменьшающий вероятность развития горной болезни).

Врач рекомендует пациенту с весом 70-90 кг нести груз средним весом 12-15 кг самому, маршрут начинается, как правило, с высоты в 1200-2000 м над уровнем моря. Длительность дневного перехода зависит целиком от состояния пациента и составляет от трех до десяти километров, однако по вертикальной шкале отмечена целесообразность ежедневного подъема вверх в среднем на 300-400 м. Именно такая нагрузка (с учетом веса несомого рюкзака, длительности горизонтального и высоты вертикального перемещения в условиях снижения количества кислорода в воздухе и падения атмосферного давления) дает эффект абсолютной отвлеченности больного от тем наркотизации на сознательном и бессознательном уровнях. По словам пациентов, самым большим кайфом в тех условиях является остановка для передышки и глотка воды. На провоцирующие вопросы врача - Не хочется ли героина? - пациент отвечает - Не хочется вообще ничего"! Хочу чаю, залезть в спальный мешок и забыться, ("забыться" - характерное слово, т.к. сон в горах на больших высотах весьма условен, нестоек и напоминает скорее дремотное состояние).

В течение 10-15 дней по мере подъема и соответственно снижения уровня кислорода в воздухе нагрузка на органы и системы организма больного возрастает. В частности, сердцу приходится перегонять через организм гораздо большее количество крови. Это, в свою очередь, резко стимулирует работу кроветворных органов для адаптации к экстремальным условиям. Адаптируется к выживанию в этих условиях и головной мозг. Происходит защитное торможение ассоциативных процессов и эмоций. Мысли и эмоции обедняются и упрощаются, пытаясь сохранить потенциал мозга как главного органа человека.

На высотах в 5000-6000 м над уровнем моря из-за гипоксии, холода и физической измотанности врач с пациентом обсуждают, в основном, вопросы конкретного быта и выживания. Мозг экономит свои силы и расходует их только на жизненно важные дела. Подавляющее количество времени больной молчит, перенося страдания.

Однако уже в первые дни спуска вниз пациент начинает высказывать множество накопившихся у него впечатлений и представлений о жизни в горах, жизни вообще, он становится весел, говорлив, склонен к философствованию, в том числе, к философско-ироничной оценке человеческой жизни. Т.о. при попадании пациента в более благоприятные условия по сравнению с прежними его мозг через словесные образы, словно экспонированный снимок в растворе проявителя, начинает все ярче и ярче показывать реально произошедшие с ним перемены.

В частности, резко уменьшается 

  • капризность, 

  • прихотливость, 

  • леность,

  •  безответственность, 

  • вселенский эгоизм, 

  • свойственный практически всем опийным наркоманам.

Пациент проявляет искреннее уважение к нищим носильщикам-шерпам, хотя бы раз увидев, как те несут вниз на своих спинах гибнущего от горной болезни француза или американца, в два раза превосходящего их ростом.

Врач пытается тактично подтолкнуть пациента к осознанию и самостоятельному высказыванию мысли о том, что человеческое счастье определяется не только количеством денег и, уж тем более, не наличием какого бы то ни было химического "кайфа". В этом врачу помогает удивительная природа северных Гималаев. Виды окружающих исполинских гор потрясают своей опасной красотой и подталкивают к аллегорическому образу мышления, к мысли о мелкости и краткости человеческого существования. Одновременно воспоминания о совершенном восхождении поддерживают в больном веру в собственные силы, рождают гордость за себя и знание о том, что очень многое в жизни он в силах преодолеть, как преодолел вершину, казавшуюся непреодолимой.

4) Длительное воздействие на мозг разреженного воздуха, стимулирующее адаптивные способности мозга, тяжелейшие физические и эмоциональные нагрузки, дающие веру в собственную личность, радость от успешно пройденного испытания в сочетании с эмоциональным воздействием Гималайских видов, полной сменой среды обитания, общения с монахами в горных монастырях, знакомство с их аскетической жизнью, прикосновение к мистицизму этих мест рождают положительные перемены в эмоциональной, мыслительной, интеллектуальной, гормональной сферах организма пациента. В сочетании с перечисленными приобретаемыми новыми стереотипами поведения, мышления горная программа дает пациенту новый способ восприятия и видения жизни уже по возвращении в Москву.

5) Невозможность возврата к героину подкрепляется введением пациенту периодически дополнительных доз "блокаторов опиатных рецепторов" в течение 1-1,5 лет или больше.

6) Рациональны также с точки зрения мощной естественной психотерапии повторные поездки с новыми маршрутами восхождений.

Пример 1.
Больной В. , 1974 г.р., вес 70 кг. Начало наркотизации в 16 лет. Во время учебы в летном училище начал употреблять препараты индийской конопли (анаша, план, гашиш, молочный отвар из конопли и пр.). В то же время экспериментировал с галлюциногенами (грибы рода псилоциба), стимуляторами (производные эфедрина - джеф, винт). Наибольшее удовольствие получал от психодислептиков каннабинолового ряда (анаша).

В возрасте 22-х лет занялся бизнесом и стал эпизодически употреблять героин. В течение 2-х лет единственным путем введения наркотика было вдыхание через нос. Зависимость сформировалась примерно через три, четыре месяца от первого употребления. К 25 годам перешел полностью на внутривенный путь введения героина. К 26 годам средняя суточная доза героина составляла примерно 1-1,5 г сухого "чистого" вещества. К этому же времени полностью сформирована картина тяжелой психической и физической зависимости от героина (ежедневная тяга к героину даже при хорошем самочувствии, высокая суточная доза, ломки в абстиненции, обширные герпетические высыпания на лице и теле во время одно-двухнедельных ремиссий, значительное похудание, полное отсутствие сексуального влечения, социальная дезадаптация - потеря работы, отсутствие эффекта от лечебных противонаркотических процедур и пр.) За этот период было предпринято несколько попыток лечиться в различных Центрах и стационарах. Наиболее длительная ремиссия - 2 месяца - была достигнута после имплантации под кожу опиатных блокаторов в Центре "Детокс". После срыва обратился туда же, ремиссия составила примерно 20 дней. Реабилитационные программы духовного толка (медитация, йога, религия) в Москве эффекта не дали.

На момент начала по предлагаемому способу лечения общий героиновый стаж пациента составлял 3,5 года. При обращении у больного отмечалась выраженная установка на лечение и желание пройти реабилитационный этап и при этом в Непале.

15 февраля 2000 г. - начало амбулаторной комбинированной терапии:

детоксикация в течение 6 дней введением реланиума, трамала, финлепсина, неулептила с постепенным снижением дозы к пятому дню терапии. Затем была проведена терапия блокаторами опиатных рецепторов в сочетании с аверсионной терапией. Пациент при каждой встрече высказывает желание о том, чтобы каким-то образом была устранена тяга к героину, что говорит о наличии ее у пациента.

С 21 февраля - аверсионная терапия по месту жительства в Москве. Пациент отрицает выраженную тягу к наркотику, однако, периодически напоминает о своем желании не иметь тяги и мыслей о героине. В течение последних двух недель перед поездкой в Непал все разговоры пациента со мной и родными сводятся к ожидаемой поездке. Заметно, что его мыслительная и эмоциональная сферы значительно заполнены предстоящей поездкой.

8 апреля - 10 мая 2000 г. - программа реабилитации в Непале.

9-16 апреля - акклиматизация и психологическая адаптация в дзен-буддистской коммуне под Катманду на высоте 1200 м над уровнем моря. Вегетарианское питание, запрет на алкоголь, курение, ежедневные практики динамической медитации, сидячие медитации с созданием установки на достижение цели - предстоящее восхождение, отказ от героина, радикальные перемены в жизни. Пациент искренно с восторгом отзывается об условиях, в которых оказался. Он говорит: "Я попал в другой мир. Здесь тихо и спокойно, словно в сказке. Здесь как будто не идет время. Я бы здесь остался".

Тема героина не возникает вовсе. Я не завожу разговора на эту тему специально, чтобы проследить, проявится ли тем или другим способом тяга.

17 апреля - благословение у "святого" перед восхождением. Настроение пациента приподнятое, он полон впечатлений от жизни в ашраме, от колорита Катманду, от общения со святым. Тема героина ни разу не возникала.

18 апреля - вылет в горы.

В течение дня пеший переход без носильщиков по переменному рельефу (вес рюкзаков 13 кг). Ночевка на высоте 1600 м.н.у.м. Плановый прием медикаментов по профилактике горной болезни. В течение дня мысли и разговоры пациента касаются в основном самой дороги, обсуждения увиденного, планов на следующий день, физической усталости и т.д.

19 апреля - переход с длительным крутым подъемом. Ночевка на высоте 2000 м. н.у.м. Заметна одышка при самой незначительной физической нагрузке, некоторое замедление темпа мышления и обеднение ассоциативных связей. Все разговоры с пациентом идут вокруг пути, обсуждаются увиденные места, монастыри, люди, впечатления от дороги. Плановый прием медикаментов.

20 апреля - день акклиматизации на этой же высоте.

21 апреля - переход с затяжным подъемом (4-5 ч), ночевка в монастыре на высоте 2400 м. н.у.м. Усиление одышки при нагрузке, одышка в покое, замедление и оскудение мыслительных процессов. Обсуждается, в основном, увиденное по дороге и планируемое восхождение. Пациент не употребляет алкоголь, следуя моим предписаниям, во избежание горной болезни, несмотря на активную алкоголизацию многих альпинистов в отелях. Плановый прием медикаментов.

22 апреля - переход и ночевка на высоте 2800 м.н.у.м.

23 апреля - тяжелый переход с плавным, но постоянным и длительным подъемом до высоты 3200 м.н.у.м. Во время пути частые (через 20 мин) остановки для выравнивания дыхания (по 20-30 и более минут). Физическая нагрузка отнимает все силы, разговоров ведется мало. Плановый прием медикаментов.

24 апреля - переход до высоты 3600 м.н.у.м. Мышление неспособно строить и воспроизводить сколько-нибудь сложные мыслительные конструкции. Ведущие мысли и эмоции - достичь намеченного пункта до темноты, отдых, унять одышку, утолить голод и жажду. Более сложных мыслей практически не возникало. Общение немногословное, довольно односложное и примитивное на бытовом уровне. Плановый прием медикаментов.

25 апреля - переход до высоты 4000 м.н.у.м.

26 апреля - акклиматизация на высоте 4000, ожидание ясной погоды. Подъем на высоту 4400 в течение дня. Плановый прием медикаментов. У пациента герпетические высыпания на губах, солнечные ожоги на открытых частях лица, значительное снижение аппетита, практически

отсутствие сна. Одышка при самой незначительной физической нагрузке (даже при переворачивании с боку на бок во сне частота пульса возвращается к норме через 3-4 мин). Появление зрительных иллюзий и кратковременных галлюцинаций (двигающиеся камни, человекоподобные существа на краю ледника и пр.)

27 апреля, 28 апреля подъем достигает высоты 5200, и пациент принимает решение идти вниз. Это хороший признак, так как говорит о сохранной оценке собственного состояния, что в свою очередь, говорит об активизации инстинкта самосохранения. Важная веха на пути психической реабилитации героинового наркомана.

29 апреля - спуск, дающий незначительное облегчение, мыслительные функции по-прежнему заторможены. Плановый прием медикаментов.

30 апреля - спуск. Заметное облегчение дыхания и мыслительных процессов. Прекращаем прием медикаментов. У пациента заметный подъем настроения, обсуждаются и планируются следующие, более сложные восхождения в будущем.

1 мая по 4 мая 2001 года - спуск до 1200 с возвращением в Катманду. Самочувствие полностью удовлетворительное, ассоциативные связи усложняются, больше разговоров, юмора, обсуждения планов. Пациент всерьез интересуется возможностями будущего восхождения на более серьезные высоты с использованием альпинистских инструментов и снаряжения. Планирует снаряжение экспедиции и вовлечение в это своих знакомых. Появляются мысли о создании бизнеса в этой области, причем мысли весьма конкретного характера.

В ответ на мои вопросы о тяге к героину пациент отвечает, что тяги нет вовсе и не было с самого начала прибытия в страну. Что касается гор, то пациент сказал о невозможности появления каких-либо мыслей о героине в принципе при нахождении на такой высоте. Самое большое удовольствие, которое ждет человек в горах на такой высоте, по словам пациента, это остановка в пути для отдыха. "Настолько тяжело и непривычно, что ни для каких других мыслей, кроме отдыха, просто нет места," - говорит он.

5-6 мая - рафтинг (спуск в лодке по горной реке вниз на уровень 200 - 300 м над у.м.)

7-9 мая отдых и медитации в джунглях.

10 мая - вылет в Москву.

По прибытии домой родственники пациента В. отмечают перемены в поведении, реакциях его на окружающее, в частности, проявления спокойствия, лояльности там, где раньше типичной реакцией была агрессия или раздражение. Отмечается также некоторая "отстраненность" или, по словам жены В. "Как будто он где-то витает, он немножко не в себе..."- и т.п. Подобные черты личности сохраняются в течение двух - трех месяцев со дня возвращения. Пациент В. Отрицает какую бы то ни было тягу к героину и уверяет, что никогда не вернется к нему больше, т.к. "...мне это больше неинтересно, это уже далеко. .." Соглашается на поддерживающую терапию блокаторами и дополнительную аверсионную терапию, хотя считает, что необходимости в этом нет.

27 декабря 2000 года - дополнительное введение опиатных блокаторов.

21 февраля 2001 года - дополнительное введение опиатных блокаторов. Пациент социально реабилитирован, ведет весьма успешный бизнес значительно более высокого уровня, чем тот, которым занимался в период наркотизации. Ведет весьма активный образ жизни, из вредных привычек остаются алкоголь, табакокурение и эпизоды курения анаши. Восстановлена деятельность половой сферы. Активно интересуется эзотерическими практиками дзен-буддийского толка, посещает выездные ритриты и семинары.

На апрель 2001 года полная ремиссия героиновой зависимости у пациента В. составляет 1 год и 2 месяца. Тягу к героину отрицает и считает разговоры на эту тему несерьезными. В последнее время высказывает желание пройти противоалкогольную терапию. Контакт с пациентом В. продолжается в виде телефонных бесед (1 раз в одну-две недели) и личных встреч (в среднем один раз в месяц).

Пример 2. Пациент Е., 1978 г.р. Начало наркотизации в 15 лет, первые наркотики - таблетированные формы психотропных препаратов (транквилизаторы, циклодол, паркопан), затем "марки", позже в большом количестве препараты индийской конопли, эпизоды винта. Героин начал употреблять в 17 лет, несколько раз переходил с героина на винт и обратно. К 19 годам перешел на героиновую "систему". Героин употреблял путем внутривенного введения. Было несколько малорезультативных попыток лечения. В возрасте 21 года обратился за помощью с целью пройти лечение и реабилитацию. На момент обращения стаж героиновой наркотизации составляет 4 года. Перед обращением ко мне больной прошел курс детоксикации в наркоцентре "Галактика", после чего самочувствие было вполне удовлетворительным, жалоб на ломки не было. Пожеланием пациента при обращении ко мне было окончательное освобождение от героиновой зависимости. При обсуждении программы наедине пациент признался, что инициатором поездки его в Непал для лечения явилась мать, и что, возможно, сам он и не поехал бы туда, но согласился, т.к. это входило в общую стратегию лечебного процесса.

С 9 по 20 октября 2000 г. проведены терапия блокаторами опиатных рецепторов, аверсионная терапия с двумя провокациями, вызвавшими синдром сильного удушья. С 20 октября по 3 ноября 2000 г. подготовка к поездке, совместное приобретение необходимого горного инвентаря. Пациент высказывает полное отсутствие тяги к героину, говорит лишь о снах, в которых происходит употребление героина, и за этим следует удушье, в результате чего больной просыпается. Настроен на поездку, хотя и высказывает скептические мысли о надуманности мистического компонента программы. Не склонен ни к каким религиозно-философским доктринам и течениям вообще, постоянно иронизирует по этому поводу.

С 4 по 26 ноября 2000 г. Непальская программа:

7-9 ноября - пребывание в дзен-буддийском ашраме; пациент не удовлетворен местным питанием, мечтает выбраться в город или в горы, где можно будет есть мясо. Два раза участвует в динамических медитациях, говорит, что действительно чувствует подъем внутренних сил и спокойствие после этого; однако в последующие дни медитации почти не посещает, смотрит на жизнь в коммуне со стороны, гуляет по окрестностям. Говорит, что в ашраме ему скучно. Пребывание пациента в ашраме сокращается по его настойчивой просьбе на четыре дня.

9 ноября - вылет в горы. Начало перехода в первый же день.

9-12 ноября - переход с подъемом на высоту 2400 м.

С 13 по 19 ноября на высоте 5000 м пациент начинает ощущать признаки горной болезни: тошноту с периодической рвотой (3-5 раз в день), отсутствие аппетита, головную боль, головокружение, пульсацию в голове и груди, одышку, пониженное настроение, нарушение сна. Получает соответствующее лечение, подъем вверх прекращается. Пациент в течение 3-х дней получает интенсивное лечение от горной болезни, однако нарушает предписанный режим - принимает алкоголь в течение дня и много курит. Улучшения состояния не наступает, кроме того, появляется обильное кровотечение из носа и усиливаются желудочно-кишечные расстройства - понос и рвота. Решено прекратить восхождение и начать спуск. На высоте 3200 м пациенту становится заметно легче. Улучшается аппетит, проходят желудочно-кишечные расстройства, кровотечения, остаются лишь головная боль и одышка при незначительной физической нагрузке. По мере улучшения самочувствия у пациента активизируется эмоционально-интеллектуальная сфера, пациент становится активен, говорлив, менее капризен и ироничен. В частности, если в первой половине пути больной резко и эмоционально критиковал окружающих людей - носильщиков, гидов, альпинистов, треккеров, называя их всех дебилами, придурками и самонадеянными обезьянами, которые идут в горы только потому, что это модно или им это посоветовали, то в конце путешествия, на высоте 2800 м больной приобретает множество друзей среди путешественников, туристов и местного населения. Его отношение к горной теме меняется, он по-прежнему ироничен и саркастичен, демонстративно не приемлет религиозность, мистический, философский аспект Гималайской программы, однако отмечает, что "в этом что-то есть", и даже высказывает намерение вернуться когда-нибудь в эти места вместе со своей девушкой.

22 ноября - спуск в город на высоту 1200 м. Самочувствие пациента хорошее. Тягу к героину отрицает полностью, критическое отношение к своей болезни.

22-24 ноября - рафтинг (сплав по горной реке на лодке). Производит на пациента сильное благотворное впечатление, пациент вспоминает и описывает ощущения во время прохождения наиболее крутых порогов, приятное, щекочущее нервы "адреналиновое" чувство опасности.

24-27 ноября - отдых в равнинной части Непала, велосипедные, пешие горные, лодочные прогулки. Релаксация после тяжелой горной части путешествия. Здесь пациент вполне и окончательно приходит в себя, полностью доволен всем, что его окружает, готов остаться здесь на более длительный срок, сильного желания возвращаться в Москву нет.

28 ноября - возвращение в Москву. Со слов родителей, по возвращении из Непала характер сына заметно изменился в лучшую сторону. А именно, резко уменьшилась агрессивность, стал гораздо легче в общении, мягче, открытее.

С декабря 2000 года по июнь 2001 г. пациент приобретает отдельное жилье, женится, устраивается на работу. Продолжаются встречи врача с пациентом для продления действия т. н. блокаторов длительного действия и для контроля за самочувствием, настроением его. Пациент охотно идет на контакт, соглашается на все предлагаемые дополнительные инъекции, рассказывает, что вполне счастлив со своей женой, контакты со старыми друзьями наркоманами отрицает. Два-три раза в месяц проходит биохимическое тестирование на различные виды наркотиков. В течение последних 7 месяцев анализы отрицательные.

Пациент говорит, что не чувствует необходимости в наркотических средствах, т.к. загружен делами семьи и интересной работой. Контакт с пациентом продолжается в виде телефонных разговоров и встреч 1 раз в 2 месяца. Длительность ремиссии на данный момент (4 июня 2001 г.) составляет около 8 месяцев.

Таким образом, было достигнуто прекращение пациентами героиновой наркотизации посредством ненасильственного, согласованного систематического и подконтрольного введения препаратов в сочетании с развитием их личности через расширение их собственных адаптивных возможностей в борьбе с наркозависимостью, таких как гуморальные, биохимические, психологические, интеллектуальные и духовные резервы организма. В результате самовольного исключения влияния окружающей среды, приведшей к недугу, и поэтапного, многофакторного и нацеленного воздействия на конкретную личность сами пациенты сделали выбор о прекращении употребления наркотиков. 

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

1. Способ лечения героиновой зависимости, включающий поэтапное психотерапевтическое воздействие, аверсионную терапию, отличающийся тем, что на первом этапе при беседе с психоаналитической и нейролингвистической подстройкой выявляют пациента с успешным вероятным прогнозом лечения и убеждают его в возможности излечения; на втором этапе исключают прием героина и проводят детоксикацию в течение 5-6 дней; на третьем этапе при отрицательном тесте мочи на опиаты пациенту вводят блокатор опиатных рецепторов и одновременно внутримышечно препарат плацебо, который называют блокатором второго порядка, и проводят опиатную провокацию, в дальнейшем аверсию повторяют с введением большей дозы препарата плацебо, при этом пациенту объясняют, что блокатор второго порядка будет действовать длительно, доказывая это очередной опиатной провокацией; после 1-3 месяцев ремиссии лечение дополняют четвертым этапом, который включает пребывание в Непале с воздействием практически на все органы чувств пациента непривычными ощущениями и сменой стереотипа поведения в обществе, при этом помещают пациента в ашрам - коммуну дзен-буддийского направления, где при соблюдении низкокалорийной растительной диеты с неупотреблением алкоголя, наркотиков и табака проводят медитацию и реальное погружение в мир людей с другими жизненными ценностями, после чего осуществляют 10-15-дневное восхождение на высоту 5000-6000 м над уровнем моря.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что при проведении детоксикации пациенту вводят реланиум, трамал, финлепсин, неулептин, амитриптилин с постепенным снижением дозы препарата.

3. Способ по пп.1 и 2, отличающийся тем, что медитацию проводят на высоте 1200 м над уровнем моря.

4. Способ по пп. 1 и 2, отличающийся тем, что при восхождении в горы ежедневный подъем составляет 300-400 м.

5. Способ по пп.1-4, отличающийся тем, что восхождение начинают с высоты 1500-2000 метров над уровнем моря. 

Версия для печати
Дата публикации 21.05.2007гг


вверх