СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ


RU (11) 2146930 (13) C1

(51) 7 A61K35/16, A61M1/36 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 29.08.2007 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 2000.03.27 
(21) Регистрационный номер заявки: 98107018/14 
(22) Дата подачи заявки: 1998.04.10 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 1998.04.10 
(45) Опубликовано: 2000.03.27 
(56) Аналоги изобретения: RU 2105310, 20.02.98. FR 2650954, 22.02.91. EP 0371706 A1, 06.06.90. WO 87/02775, 07.05.87. 
(71) Имя заявителя: Ткаченко Виталий Васильевич 
(72) Имя изобретателя: Ткаченко В.В. 
(73) Имя патентообладателя: Ткаченко Виталий Васильевич 
(98) Адрес для переписки: 115561, Москва, Каширское ш., 128, корп.1, кв.93 Ткаченко В.В. 

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ 

Изобретение относится к медицине, точнее к способу лечения ВИЧ-инфекции. Сущность изобретения состоит в том, что способ лечения включает использование экстракорпоральной системы для очистки организма с помощью иммуноплазмафореза, при этом используют антитела, полученные с помощью гемокультуры от больного, а также трансплантации в костный мозг пуповинной крови, при этом предварительно проводят провокацию провируса ВИЧ с помощью активации, а затем подавление репликации. Кроме того, в экстракорпоральной системе используют сорбент с ковалентно фиксированным на нем антителами с С-белком. В изобретении в качестве сорбента применяют иммунополистирольную пленку разового пользования, укрепляемую на внутренней стенке камеры статора в аппарате для плазмафереза ПФ-0,5. При использовании экстракорпоральной системы для УФ-инактивации крови применяют змеевиковый аргонортутнокварцевый облучатель. Техническим результатом изобретения является расширение арсенала способов лечения ВИЧ-инфекции. 3 з.п.ф-лы. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Разрабатываемое нами учение о биоинформатике эволюционных и патологических процессов, ключевой позицией которого является выдвинутая концепция обратной информационной связи (ОИС) при биосинтезе макромолекул [1, 2, 4, 6-10] , позволило сделать первые шаги в направлении к эффективному лечению больных СПИДом и ВИЧ-вирусоносителей и действенной профилактике ВИЧ-инфекции [3, 11] , обосновать теоретически, разработать, апробировать и патентовать способ лечения СПИДа [5]. Способ исходит из учета серьезных нарушений в цепи иммунологического процессинга информации (антиген-представляющая клетка (макрофаг и др.)--->T-хелперная клетка (T4-или CD4-лимфоцит)--->B-лимфоцит (превращающийся в плазмоцит, продуцент специфических антител)) о антигенных свойствах ретровируса-возбудителя ВИЧ-инфекции и о его ассоциантах в виде иных вирусов и разных микроорганизмов (потенциальных возбудителей в будущем "оппортунистических инфекций", приводящих больных СПИДом к гибели) как основы для формирования иммунного ответа со специфическим антителообразованием по соответствующим генетико-информационным программам.

Прообразом способа был разработанный и успешно апробированный мной в 1990-91 гг. способ лечения кишечного дисбиоза с тяжкими нарушениями тканевого иммунитета в результате злоупотребления антибиотикотерапией, основанный на пероральном введении специфических антител (из гипериммунной сыворотки кролика, иммунизированного факокультурой от данного пациента) в желатиновых капсулах, содержащих также антипепсиновый и антитрипсиновый протекторы, при парентеральном введении (также по курсу) УФ-инактивированной аутовакцины (изготовленной по разработанной мной технологии с использованием факокультуры от данного пациента для посева на куриные эмбрионы) [2].

Из-за безрезультатности моего обращения к руководству Российской Академии Медицинских Наук и лично к Президенту РАМН академику В.И. Покровскому в 1992 году с просьбой оказать содействие в разработке способа лечения СПИДа, такой способ приходилось разрабатывать и он был успешно апробирован в 1992-97 гг. на ограниченном контингенте американских пациентов-волонтеров, приглашенных мной в Москву для бесплатного лечения по моему способу от серологически диагностированного в США и лабораторно перепроверенного затем в Москве заболевания ВИЧ-инфекцией, и на личные средства, заработанные мной непрофессиональным трудом во время моего пребывания в США в 1991-92 гг. (в связи с работой при онкологическом отделе Медицинского центра штата Делавер, г. Вилмингтон).

Способ лечения от ВИЧ-инфекции заключался в очистке организма больного от различных вирусов, в том числе и в первую очередь от ретровируса-возбудителя СПИДа (ВИЧ), от контаминированных ими клеток и от микроорганизмов-ассоциантов с помощью иммуноплазмафереза, перемежаемого применением иммуноплазмасорбции [5]. При этом для каждого больного использовались индивидуально изготовляемые, соответственно, полистирольная пленка или сорбент, снабженные ковалентно фиксированными на них специфическими антителами (из гипериммунной сыворотки после иммунизации кролика гемокультурой от данного больного) и CD4-рецепторным белком (использованным в виде коммерческого препарата вместо применявшегося препарата глюкопротеида, выделенного из плаценты), усиливающим связывание ВИЧ в условиях экстракорпорально проводимой очистки организма от ВИЧ-инфекции. Процедура такой очистки дополнялась последующим восполнением поврежденных в условиях СПИДа макрофагов и, главным образом, T-хелперных клеток (T4- или CD4-клеток) путем внутрикостной трансплантации предварительно сконцентрированной пуповинной крови (из отсекаемой при родах плаценты), в которой содержатся все необходимые стволовые клетки-предшественники гемолейкопоэза (при обязательном учете антигенных детерминант тканевой совместимости перед такой трансплантацией). Процедуры непрерывно-циркуляционной экстракорпоральной очистки крови методами иммуноплазмафереза и иммуноплазмасорбции с последующей трансплантацией клеток крови завершаются из цикла в цикл также курсовым применением специфической иммуностимуляции с помощью аутовакцины, приготовляемой в каждом отдельном случае на основе инактивированной УФ-облучением гемокультуры от данного больного.

Результаты применения данного способа лечения от ВИЧ-инфекции в условиях постоянного пятилетнего наблюдения в Москве за общим состоянием пациентов-волонтеров (трех из штата Нью-Йорк из двух из штата Далавер), сопровождаемого обязательными клиническими анализами крови и мочи и регулярным контролем показателей стандартных специфических серологических тестов на содержание ВИЧ в крови у этих пациентов, иллюстрируются следующими примерами в виде выписок из их историй болезни.

Пример 1. Пациент Д.Х., неженатый мужчина 25 лет, студент университета, прибыл в Москву и поступил на амбулаторное лечение из-за рубежа в марте 1992 года. Болен СПИДом, диагностированным за рубежом на основании положительного теста на ВИЧ, около 1,5 месяцев. Ранее увлекался курением марихуаны и затем перешел на инъекции героина. Заразился, как полагает, при использовании шприца, которым пользовался торговец героином, болевший, по-видимому, СПИДом. Жалобы на нарастающую слабость, быструю утомляемость от умственной нагрузки, беспокойный сон, тревожное состояние, плохой аппетит, что, возможно, связано с тем, что пациент прекратил свое увлечение наркотиками. При общем объективном обследовании никаких существенных отклонений от нормы не обнаружено. Однако результат проверочного анализа на ВИЧ положительный; исходные результаты анализа крови: лейкопения (общее количество лейкоцитов 2100), сниженное число CD4 (в среднем 530 в поле зрения при световой бинокулярной микроскопии окрашенных мазков по существующей методике), моноцитоз.

Диагноз: СПИД, бессимптомная форма, клиническая стадия 1A ВИЧ+ (по установкам ВОЗ, 1991).

После предварительного обследования тогда же, в марте 1992 года, пациенту было назначено лечение по разработанному способу (после предварительного наложения двухсторонних хронических субклавикулярных канюлей для подключения пациента к экстракорпоральной циркуляторно-проточного иммуноплазмафереза или, в порядке очередности при курсовом лечении, к подобной установке для иммуноплазмасорбции) в виде курсов, каждый из которых состоял из трех повторяющихся циклов, заключавшихся в последовательных (а) очистки крови методом чередующихся иммуноплазмафереза и иммуноплазмасорбции с заключительной гемотрансфузией (по 200 мл одногрупповой крови с учетом присутствия резус-фактора), (б) восстановления функции системы с помощью внутрикостной (интрастернальной) трансплантации предшественников белой крови (в виде сконцентрированной свежей пуповинной крови, полученной асептичным отсасыванием шприцем из отсеченной пуповины при родах плаценты, с учетом антигенных детерминант тканевой совместимости) и (в) иммуностимуляции с помощью аутовакцинотерапии. После каждого проведенного курса лечения проводилось регулярное серологическое тестирование на ВИЧ, сопровождаемое анализом на состояние крови.

После двух курсов проведенного лечения результаты серологического тестирования на присутствие ВИЧ стали отрицательными и наметилась тенденция к нормализации состояния белой крови: число лейкоцитов возросло до 3500, число CD4 достигло 620, проявления моноцитоза исчезли. Лечение по разработанному способу было продолжено и длилось в общей сложности в течение двух лет: проведено было в целом 10 курсов, несмотря на устойчивые ВИЧ-отрицательные результаты ежемесячного тестирования. После отмены процедур очистки крови и последующих интрастернальных трансплантаций предшественников лейкоцитов проводилась дополнительная аутовакцинотерапия. При ВИЧ-отрицательных анализах, число лейкоцитов достигло 6000.

Пациент Д.Х. находился под наблюдением в общей сложности в течение пяти лет. В результате проведенного лечения общее физическое состояние больного вполне удовлетворительное. Устойчивые отрицательные результаты обследования на ВИЧ позволили исключить возможность остаточного ВИЧ-носительства у пациента, и в начале марта 1997 года пациент покинул Москву, возвратившись к себе на родину. По достигнутой договоренности бывший пациент ежемесячно обследуется у себя за рубежом на возможность остаточного ВИЧ-носительства и оповещает о результатах проведенных анализов; результат последнего анализа отрицательный, формула крови нормальная. Согласно самой последней (в начале января текущего года) информации от бывшего пациента Д. Х., результаты обследования на ВИЧ у партнерши по его половым контактам являются отрицательными как до, так и после этих контактов.

Пример 2. Пациент Р. У., неженатый мужчина 23 лет, по процессии - рабочий одной из продовольственных фирм-компаний. В июле 1992 года перенес "грипп"; при очередном медицинском осмотре с лабораторным исследованием крови у сотрудников компании в том же месяце был установлен диагноз "инфекционный мононуклеоз", но при уточнении диагноза тестированием на СПИД была установлена положительная серологическая реакция на ВИЧ, в связи с чем пациент Р. У. был уволен с работы. Конкретно установить время и источник заражения в свое время не удалось, поскольку сам пациент признался в том, что вел "беспорядочный образ половой жизни". Наркоманией не страдал, наклонностей к гомосексуализму не испытывал. Жалоб никаких не предъявлял, кроме озабоченности своим состоянием и положением. Проверочное серологическое тестирование на СПИД позволило выявить положительную реакцию на присутствие ВИЧ в крови; при анализе крови установлена лейкопения (число лейкоцитов - 2200; число CD4 - 546 в поле зрения), умеренно выраженный моноцитоз. Результаты общего объективного обследования, обоснованные данными лабораторного обследования, позволили установить диагноз: бессимптомная форма СПИДа в клинической стадии 1A ВИЧ+.

Назначено лечение по вышеописанной схеме. После трех курсов лечения результаты регулярного ежемесячного серологического тестирования стали устойчиво отрицательными на присутствие ВИЧ в крови. В общей сложности пациент Р. У. находился под наблюдением также в течение трех лет после проведенного лечения. В настоящее время он с нормализованной клинической картиной крови при отрицательных результатах обследования на СПИД и при общем удовлетворительном состоянии отбыл к себе на родину. Недавно (также в начале января текущего года) полученная от него информация позволяет считать об отсутствии в него остаточного ВИЧ-носительства при общем хорошем состоянии и самочувствии, при нормальной клинической картине со стороны крови; вместе с тем, результаты повторных обследований на ВИЧ у партнерши по его контактам оказались отрицательными как до, так и после таких контактов.

Пример 3. Пациент У. Дж. К., неженатый мужчина 35 лет, по процессии художник-модельер в одной из фирм по изготовлению одежды. Наркоманией не страдал и не страдает. В течение последних шести лет сожительствовал как пассивный любовник с мужчиной, но в январе 1992 года, в связи с неверностью сожителя, обследовался на СПИД, и результат оказался положительным. Свое заражение СПИДом связывает с изменой любовника, заразившегося до этого СПИДом. Иных половых контактов у У. Дж. К. не было. Жалобы на ощущение "какой-то общей душевной и физической разбитости", на холодные поты по ночам, на похудание. Результаты проверочного серологического обследования на СПИД в марте 1992 года положительные на присутствие ВИЧ в крови. Со стороны крови отмечены лейкопения (число лейкоцитов - 2000 при числе CD4 - 515 и умеренно выраженном моноцитозе).

Диагноз: бессимптомная форма СПИДа в клинической стадии 1A ВИЧ+.

Амбулаторное лечение по вышеприведенной стандартной схеме разработанного способа, назначенное в конце марта 1992 года, привело к устойчиво отрицательным результатам серологического тестирования ВИЧ после трех курсов лечения, к постепенной нормализации клинической картины со стороны крови. В настоящее время бывший пациент У. Дж. К. возвратился к себе на родину после нахождения под наблюдением в общей сложности в течение пяти лет. Недавно поступившая от него информация (в начале января текущего года) свидетельствует о его хорошем самочувствии и добром общем состоянии при исключенной возможности рецидива СПИДа или остаточного ВИЧ-носительства согласно отрицательным данным серологического тестирования при нормализованной общей картине крови. От половых контактов воздерживается до настоящего времени.

Пример 4. Пациент Н. Р. А., неженатый мужчина 28 лет, по профессии - коммивояжер одной из торговых фирм. В феврале 1992 года был втянут в компанию "поклонников" наркотиков, где пользовался шприцем для введения наркотиков "вкруговую". Тогда же перенес желтуху; при обследовании на гепатит подвергнулся обследованию и на СПИД: результат оказался положительным; одновременно лабораторно был подтвержден диагноз гепатита А. Перед началом лечения жаловался на угнетенное настроение и тревожное состояние, беспокойный сон, потение по ночам, плохой аппетит, ощущение горечи во рту, похудание. Объективно: пальпируется острый край печени, выступающий из-под правого подреберья, безболезненный при прощупывании; других отклонений от нормы не обнаружено, за исключением положительного проверочного теста на ВИЧ перед началом лечения, а также проявлений лейкопении (количество лейкоцитов 2000 - 2100), сниженного числа CD4 (540 в поле зрения) и умеренно выраженного моноцитоза.

Диагноз: бессимптомная форма СПИДа в клинической стадии 1A ВИЧ+, остаточные проявления перенесенного гепатита А.

В марте 1992 года назначено амбулаторное лечение по стандартной схеме разработанного способа, дополненное внутривенным введением 40%-ной глюкозы по 10 мл перед каждым циклом основного лечения. После двух курсов проведенного лечения получены устойчивые отрицательные тесты на присутствие ВИЧ в крови при тенденции к нормализации картины крови. Нормальная клиническая картина крови была достигнута после пяти курсов лечения, и тем не менее лечение по стандартной схеме разработанного способа было продолжено. Общий срок нахождения бывшего пациента Н. Р. П. под наблюдением равен пяти годам; срок его нахождения под наблюдением после проведенного лечения, в настоящее время составляет три года. Данный пациент в настоящее время пребывает у себя на родине; продолжающая поступать от него из-за рубежа информация относительно тестов на ВИЧ, показателей крови, общего состояния и самочувствия свидетельствует об отсутствии допускавшегося рецидива заболевания или возможных проявлений остаточного ВИЧ-носительства после проведенного лечения по разработанному способу и последующего наблюдения. Бывший пациент Н. Р. П. недавно женился; отрицательные результаты повторных обследований супруги с использованием стандартных серологических тестов на ВИЧ свидетельствует о том, что бывший пациент Н. Р. П. не является потенциальным источником ВИЧ-инфекции. Иммуноплазмаферез-иммуноплазмасорбция как процедура очистки крови, организма благотворно сказалась и на функцию печени после перенесенного гепатита А.

Пример 5. Пациент Д. Г. Г., женатый мужчина 37 лет, по профессии бизнесмен, владелец компании, не страдавший до этого наркоманией или склонностью к гомосексуализму и придерживавшийся нормального образа семейной жизни. Однако в январе 1992 года "согрешил перед женой", случайно познакомившись и сблизившись с негритянкой-иммигранткой из той области Африки, которая оказалась, как мной установлено, исходя из литературных данных, эндемичной по T-лейкемии (T-лейкозу). После такого полового акта пациент Д. Г. Г. сразу же обследовал себя на СПИД, и результат оказался положительным. От половых контактов со своей женой после этого пациент воздерживался. Постоянно озабочен своей дальнейшей судьбой, но никаких иных жалоб данный пациент не предъявлял. Перед началом лечения в марте 1992 года повторно обследован на заражение СПИДом: результат серологического тестирования ВИЧ положительный. По данным одновременного анализа крови отмечена лейкопения (число лейкоцитов - 2300) при снижении числа CD4 (до 520 в поле зрения при бинокулярной микроскопии) и выраженном моноцитозе. При общем объективном обследовании обнаружены проявления персистирующей генерализованной лимфаденопатии (с обеих сторон прощупываются безболезненные уплотненные паховые и подмышечные лимфоузлы, неспаянные с окружающей клетчаткой и кожей).

Диагноз: СПИД в клинической стадии 1Б ВИЧ+ с проявлениями персистирующей генерализованной лимфаденопатии в связи с возможной ассоциацией ретровируса ВИЧ с ретровирусом HTLV, с которым связывают заболевание человека T-лейкозом.

В результате проведенного лечения на основе разработанного способа по его стандартной схеме результаты серологического тестирования на присутствие ВИЧ в крови после второго и третьего курсов лечения оставались положительными. Подтвердить заподозренную у данного пациента ассоциацию ретровируса ВИЧ с ретровирусом HTLV оказалось невозможным из-за отсутствия диагностикума, содержавшего антигены HTLV. Тем не менее лечение по общей схеме разработанного способа было продолжено, но при введении в него нового приема, названного мной "провокацией провируса". При этом пришлось исходить из предложения, что допускаемая у данного пациента ассоциация ретровирусов двух разновидностей могла обусловить сдвиг в репликационном (воспроизводительном) цикле ретровируса ВИЧ в сторону пролонгированной интеграции его провируса с клеточным геномом, к последующей повышенной экспрессии этого провируса и усиленному выходу вновь образующихся ВИЧ-вирионов из клеточных структур, вовлеченных в процесс лимфоузлов с последующим поражением новых клеток этими ВИЧ-вирионами.

Опираясь на литературные данные относительно индуцированной галогенопроизводными пиримидина или др. хим. агентами активации провируса в условиях ретровирусной инфекции культивируемых клеток, мной, что называется "на ходу", был разработан и применен в условиях лечения пациента Д. Г. Г. метод активации провируса с помощью такого галогенопроизводного пиримидина, как фторурацил (5-фторурацил), назначаемый в терапевтических дозах (15 мг/кг веса тела внутривенно, три дозы через день перед проведением каждого из циклов лечения по общей схеме) при последующем лечении.

С другой стороны, в мировой практике накоплен печальный опыт по применению препаратов с антиревертазной активностью (которые ценны не только по их способности блокировать репликацию (размножение) ВИЧ, но и по их дороговизне, сделавшей их недоступными для нас). Применение таких препаратов по существующему штампу без учета изученной фазовости процесса репликации ретровируса ВИЧ способно в конечном счете содействовать усилению экспрессии интегрированных в клеточном геноме провирусных форм ВИЧ, и, как следствие, пролонгированной интеграции провируса, усиливающейся его экспрессии и усиленному выходу вновь образованных вирионов из инфицированных ВИЧ клеток с поступлением этих вирионов в новые клетки для нового цикла их репликации. Этим, по-видимому, обусловлен лишь только временный характер наблюдаемых в клинике и описанных в литературе ремиссий в таких случаях. Поэтому применение препаратов антиревертазного типа нуждается, очевидно, в серьезном пересмотре: при более разумном применении препаратов антиревертазного типа можно достигнуть, например, значительное сокращение сроков и объема лечебного вмешательства при данном способе комплексного патогенетического лечения СПИДа, исходя с иммунологических позиций к проблеме лечения СПИДа, при подобном комбинированном подходе. В пользу такого мнения свидетельствует рациональность применения антиревертина в комбинации с применением 5-фторурацила (см. выше). Пациентом Д. Г. Г. был выписан из США ампулированный антиревертин (в виде коммерческого препарата) для внутримышечных инъекций. Такие инъекции при лечении Д. Г. Г. производились через сутки после введения 5-фторурацила (с учетом фазовости цикла репликации ВИЧ).

Рассмотренный метод провокации провируса ВИЧ, применение которого предшествовало проведению процедуры очистки крови, организма пациента Д.Г.Г. от ВИЧ в условиях иммуноплазмафереза-иммуноплазмасорбции и обеспечивало, очевидно, синхронизацию репликации ВИЧ в клетках, способствовало достижению полноты лечебного эффекта в процессе такой очистки. Комбинированное таким образом лечение позволило достигнуть успешного результата: серологические тесты на ВИЧ после четвертого курса лечения (учитывая предыдущие курсы лечения без применения метода провокации провируса) у Д. Г. Г. стали устойчиво отрицательными, клиническая картина крови стала приобретать тенденцию к постепенной нормализации, проявления лимфаденопатии стали спадать и в конце концов сошли на нет, так что после пятого курса лечения данный пациент по клиническому статусу стал "нагонять" остальных четырех вышеупомянутых пациентов и в последующем (после отмены метода "провокации провируса") после шестого курса лечения по общей схеме разработанного способа клиническая картина крови нормализовалась при стойко негативных серологических тестах на присутствии ВИЧ в крови у данного пациента. В марте 1997 года пациент Д. Г. Г. покинул Москву и возвратился в США. Поступающая от него информация свидетельствует о его добром общем состоянии и самочувствии при нормальной клинической картине крови (согласно соответствующим анализам) и при отрицательных стандартных тестах на СПИД. Последнее сообщение (в начале января текущего 1998 года) от бывшего пациента Д. Г. Г.: повторные обследования супруги Д. Г. Г. на СПИД в условиях регулярной половой жизни ее с Д. Г. Г. являются отрицательными. Таким образом, лечение СПИДа по разработанному способу устранило у Д. Г. Г. возможность быть потенциальным источником заражения ВИЧ и, вероятно, возможность заподозренного развития T-лейкоза. Наблюдение за состоянием Д. Г. Г., как и за состоянием остальных бывших пациентов-волонтеров, продолжается.

Надо полагать, что рассмотренный выше метод провокации провируса пролагает путь изложенному способу лечения от ВИЧ-инфекции, ориентированному на очистку организма от ВИЧ методами иммуноплазмафереза и иммуноплазмасорбции, не только к лечению свежих и относительно свежих случаев заболевания СПИДом (типа рассмотренного случая, см. пример 5), т.е. заболевания, диагносцированного и леченого у пациента Д. Г. Г.), с которыми мне пришлось уже иметь дело, но и к лечению случаев СПИДа на поздних стадиях развития, а также, возможно, в условиях позднего диагносцирования ВИЧ-вирусоносительства.

Для лечения свежих клинических форм СПИДа и ВИЧ-вирусоносительства вместо способа очистки организма от ВИЧ-инфекции методами иммуноплазмафереза и иммуноплазмасорбции может быть использован способ экстракорпоральной инактивации ВИЧ ультрафиолетовым облучением, ранее использованный нами для получения аутовакцины, апробированный также в целях лечения от ВИЧ-инфекции, что основано на индуцировании точечно-мутационных изменений в рецепторных участках взаимодействия между ВИЧ и иммунологически активными клетками, в частности T-хелперными клетками в области их CD4-рецептора и рецепторов химокинов хематоксиса. В результате ВИЧ лишается доступа в клетки для своей репликации и оказывается подверженным деградации благодаря активности специфично активированных макрофагов и других эффекторов иммунной системы. Вместе с тем, общеизвестна та легкость, с которой образуются мутанты ВИЧ в условиях его паразитирования в клетках организма человека, причем участком самого высокого полиморфизма (вследствие формирования делеций и инсерций) является область гена env, кодирующая у ВИЧ белок-предшественник gp120 для двух вирусных капсидных белков gp41env и gp65env.

В Московском научно-исследовательском центре "антиСПИД" для инактивации ВИЧ в отдельных пробах крови людей, пораженных СПИДом, и в организме зараженных ВИЧ лабораторных животных использовано облучение рентгеновскими лучами. В то же время в практике устранения микробной и вирусной контаминации пищевых продуктов более 10 лет успешно используют инактивацию контаминантов посредством рентгеновского облучения. Однако подобный способ инактивации в условиях его применения в клинике ВИЧ-инфекций дорог и к тому же небезопасен как для пациентов, так и для обслуживающего медицинского персонала. Вместе с тем, не менее выраженным мутагенным действием обладают ультрафиолетовые лучи, использование которых не требует особых затрат на приобретение источника их получения и не представляет особой опасности для пациентов и обслуживающего мед. персонала при элементарной защите от УФ-облучения с помощью экрана из обычного стекла. Использование УФ-лучей для инактивации вирусов, включая ВИЧ, и микроорганизмов успешно апробировано нами при изготовлении аутовакцины (см. выше). К тому же в условиях применения способа УФ-инактивации ВИЧ отпадает необходимость приготовления и применения аутовакцины, так как инактивированные вирусы, включая ВИЧ, и микроорганизмы, наделенные антигенными свойствами, в таких условиях уже образуются в самой облученной УФ крови. Что же касается внутрикостных трансплантаций лейкопоэтических предшественников в виде сконцентрированной пуповинной крови, то их применение производится (после экстракорпорального УФ-облучения крови) по показаниям в случае проявлений у пациентов выраженной лейкопении, сниженного содержания CD4-клеток, моноцитоза.

Согласно разработанному и апробированному нами способу УФ-инактивации ВИЧ, мутационные изменения в области гена env у ВИЧ индуцируются УФ-облучением крови в условиях ее протока по трубке из пластика с отводами, к одному из которых подсоединяется пациент мягким (полистирольным) шлангом с иглой-катетером на конце, введенной в левую локтевую вену, а к другим - пациент подсоединяется также мягким (полистирольным) шлангом с иглой-катетером, введенной в правую локтевую вену. Пластиковая трубка, заполняемая кровью, введена и укреплена как сердечник внутри змеевикового аргонортутнокварцевого облучателя (ЗАРКО) оригинальной конструкции. Необходимая скорость протока (экспозиция УФ-облучения) крови в трубке-сердечнике ЗАРКО устанавливается экспериментально при регуляции с помощью пальчикового насоса, монтируемого после установки ЗАРКО.

Для достижения полноты лечебного эффекта применяется перед сеансом УФ-инактивации метод провокации провируса (см. выше). Применение способа УФ-инактивации ВИЧ иллюстрируется нижеприводимыми примерами на основании выписок из истории болезни двух американских пациентов-волонтеров из штата Делавер и штата Нью-Йорк.

Пример 6. Пациент Р. Дж. Н., неженатый мужчина 26 лет, студент университета, прибыл в Москву и поступил на амбулаторное лечение из-за рубежа в марте 1992 года. Болен СПИДом, диагностированным за рубежом (при стационировании в больницу по поводу острого аппендицита), на основании положительного теста на ВИЧ. Заразился около одного месяца тому назад после полового сношения с проституткой. Жалуется на апатию, быструю утомляемость от умственной нагрузки, плохой аппетит и бессонницу. При общем объективном обследовании никаких существенных отклонений от нормы не обнаружено. Однако результат проверочного анализа на ВИЧ является положительным. Исходные данные при анализе крови: умеренная лейкопения (общее количество лейкоцитов - 5700), несколько сниженное число CD4 (в среднем 580 в поле зрения при световой бинокулярной микроскопии окрашенных мазков по существующей методике), умеренный моноцитоз.

Диагноз: СПИД, бессимптомная форма, клиническая стадия 1А ВИЧ+ (по установкам ВОЗ, 1991) или инаппарантная форма ВИЧ-инфекции типа ВИЧ-вирусоносительства?

После предварительной (каждый раз) провокации провируса ВИЧ (по разработанной и апробированной схеме, см. выше) произведено в проточноциркуляционных условиях УФ-облучение крови с использованием экстракорпоральной системы ЗАРКО (длительность сеанса 3 час; курс лечения из пяти сеансов через сутки). После третьего сеанса УФ-облучения крови в описанных выше условиях результат серологического тестирования ВИЧ по стандартному методу отрицательный. Клиническая картина крови нормализовалась: общее число лейкоцитов равнялось 6500 (против 5700 перед началом лечения) при нормальном содержании CD4-клеток и моноцитов. После лечения наблюдение за состоянием пациента Р. Дж. Н. проводилось регулярно в течение четырех лет при ежемесячном тестировании на СПИД стандартным методом, результаты которого были устойчиво отрицательными. В марте 1997 года бывший пациент Р. Дж. Н. возвратился к себе в США, и дальнейшая информация о состоянии здоровья от него не поступала.

Пример 7. Пациент Э. Х. Х., неженатый мужчина 39 лет, служащий одной из обувных фирм. В анамнезе два года тому назад половой контакт с женщиной, у которой был диагностирован СПИД (половой контакт состоялся, когда Ю. Х. Х. был сильно в нетрезвом состоянии, причем партнерша по половому контакту находилась также в сильно нетрезвом состоянии). Ю. Х. Х. был обследован на СПИД одновременно со своей партнершей: тест на СПИД у Ю. Х. Х. оказался отрицательным, тогда как у партнерши он оказался положительным. Тем не менее Ю. Х. Х., как и его партнерша, у которой диагноз СПИДа был подтвержден лабораторно, был подвергнут лечению в течение 1,5 лет от ВИЧ-инфекции, однако применявшиеся при этом лечебные препараты Ю. Х. Х. назвать не смог. Проверочный тест на СПИД у Ю. Х. Х. по прибытию в Москву в марте 1992 году был отрицательным. Никаких жалоб Ю. Х. Х. не предъявлял. При объективном обследовании Ю. Х. Х. никаких отклонений от нормы выявить не удалось.

Диагноз: ВИЧ-вирусоносительство?

Перед назначенным лечением по способу УФ-инактивации ВИЧ предварительно проведенная провокация провируса ВИЧ с попеременным применением активатора и блокатора репликации ВИЧ с учетом ее фазовости (см. выше) позволила выявить положительный тест на СПИД, который стойко удерживался положительным вплоть до проведения четвертого курса УФ-инактивации ВИЧ, затем этот ежемесячно проводимый тест стал давать устойчиво отрицательные результаты даже уже после отмены назначенного лечения с помощью УФ-инактивации ВИЧ. После проведенного лечения по способу УФ-инактивации ВИЧ пациент Ю. Х. Х. находился под наблюдением в течение четырех с половиной лет. В марте текущего 1997 года пациент покинул Москву и возвратился к себе в США. Согласно информации, поступившей из США от бывшего пациента Ю. Х. Х., самочувствие и общее состояние у него вполне удовлетворительные; повторные обследования с помощью стандартных тестов на СПИД устойчиво отрицательные при нормальной клинической картине крови (общее число лейкоцитов 7500 против 5900 в начале лечения; число CD4-клеток и моноцитов в пределах нормы). Более того, Ю. Х. Х. женился; обследование супруги Ю. Х. Х. с помощью стандартных тестов на СПИД до и после ее половых контактов с Ю. Х. Х. дало отрицательные результаты, что позволило рассматривать бывшего пациента Ю. Х. Х. как устраненный проведенным нами лечением потенциальный источник ВИЧ-инфекции. Наблюдение за состоянием бывшего пациента Ю. Х. Х. продолжается.

При посещении мной Московской спец. поликлиники по СПИДу в марте-апреле 1997 года мне приходилось слышать изумленный (и в то же время изумляющий) вопрос: а для чего лечить от ВИЧ-вирусоносительства? При этом, по-видимому, упускается из виду известная способность ВИЧ как ретровируса к распространению среди людей не только по горизонтали, но и по менделианской вертикали наравне с консервативными (собственными) генами человеческого организма, что ведет, очевидно, к поражению потомков ВИЧ-инфекцией и к потенциальному ее проявлению и распространению.

В заключение - общее замечание, приложимое к использованию обоих способов лечения от ВИЧ-инфекции - способа очистки организма от ВИЧ иммуноплазмаферезом-иммуноплазмасорбцией и способе УФ-инактивации ВИЧ. За полчаса до проведения упомянутых процедур для предотвращения свертывания крови в монтируемых экстракорпоральных системах проводят подготовку пациента (больного СПИДом или вирусоносителя) внутривенным введением 300 интернациональных единиц (ИЕ) гепарина на 1 кг веса пациента. Одновременно обрабатывают используемую для ииммуноплазмафереза или иммуноплазмасорбции или для УФ-инактивации ВИЧ экстракорпоральную систему раствором гепарина (10000 ИЕ гепарина в 400 мл физиологического раствора хлорида натрия) и подключают ее к иглам для венопункции; иглу приводящего конца-шланга экстракорпоральной системы (от аппарата, например, для иммуноплазмафереза или установки для иммуноплазмасорбции или от сердечника в установке ЗАРКО) вводят в локтевую вену на одной руке пациента (например в левую локтевую вену), укрепляя ее лейкопластырем; другую иглу-катетер от отводящего конца-шланга от экстракорпоральной системы вводят в локтевую вену другой (правой) руки, также укрепляя введенную в вену иглу с помощью лейкопластыря, возможно также применение вместо игл-катетеров, введенных в вены-канюлей, налагаемых на левую и правую подключичные вены. Все эти подготовительные операции и манипуляции, связанные с проведением процедур иммуноплазмафереза-иммуноплазмасорбции или УФ-инактивации и последующих процедур (внутрикостная трансплантация лейкопоэтических предшественников и затем введение аутовакцины в условиях очистки крови, организма пациента от ВИЧ методами иммуноплазмафереза и иммуноплазмасорбции), осуществляют с безусловным соблюдением правил строгой асептики-антисептики.

После каждого использования аппарат для иммуноплазмафереза (вместе с системой его подсоединения к пациенту) тщательному промыванию одно или двухпроцентным раствором гипохлорита натрия на физиологическом растворе хлорида натрия и последующей стерилизации (после предварительной просушки в термостате). Использование колонки с иммуносорбентом или трубка-сердечник из системы ЗАРКО подлежат замачиванию в лизоле (10%-ный раствор) и уничтожению.

Источники информации

1. Ткаченко В. В. Функционирование обратной информационной связи "белок--->ген" как непременное условие выживаемости организмов в среде их обитания. (Новая научная концепция). В сб. Чегетский форум '89. Интеллектуальные ресурсы развития научно-технического прогресса. Всесоюзный научно-иссл. институт патентной информации. М., 1989, часть II, стр. 418 - 422.

2. Ткаченко В.В. Эволюционная биоинформатика нормальных и патологических процессов и проблемы кишечных дисбиозов. В сб. Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 100-летию основания Московского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского. Дисбактериозы и эубиотики, Москва, 26 - 28 марта 1996 года. М., 1996, стр. 35.

3. Ткаченко В.В. Эффективный способ лечения специфического приобретенного иммунного дефицита. В сб. IV Российский Национальный Конгресс "Человек и Лекарство", Москва, 8 - 12 апреля 1997 года. Абстракты. М., 1997, стр. 209.

4. Ткаченко В.В. Молекулярно-биологический подход к оценке лекарственной эффективности. Новая концепция. Там же, стр. 299.

5. Ткаченко В.В. Способ лечения синдрома приобретенного иммунного дефицита. Патент N 2105310 на изобретение. Российская Федерация, Российское Агентство по патентам и товарным знакам (Роспатент). Приоритет изобретения 21 декабря 1995 года. Дата поступления заявки 21 декабря 1995 года. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений 20 февраля 1998 года.

6. Tkachenko, V.V. The genetic code: a new approach to treating protein synthesis as a self-regulating system. Molecular biological mechanisms. In: Sov. Med. Rev. C.Hematology Reviews, Harwood Acad. Publishers GmbH, 1991, vol. 3, pt. 5, pp. 33 - 48.

7. Tkachenko, V.V. Immunogenesis as a substantiation and an application of the concept of information feedback during the biosynthesis of macromolecules in lymphocytes. Ibid., 1996, vol. 7, pt. 2, pp. 131 - 164.

8. Tkachenko, V.V. An information feedback (IF) during the biosynthesis of macromolecules. In: 17th International Congress of Biochemistry and Molecular Biology in conjuction with 1997 Annual Meeting of the American Society for Biochemistry and Molecular Biology, San Francisco, California, August 24 - 29, 1997. The FASEB journal, Official Publication of the Federation of American Societies for Expermental Biology, July 31, 1997, vol. 11, N 9, Abctracts, 331, p. A914.

9. Tkachenko, V.V. A stage to overcome the AIDS problem. Ibid, 332, p. A914.

10. Tkachenko, V.V. Oncology: a new approach to treatment. In: Sov. Med. Pev. C. Hematology Reviews, Horwood Acad. Publishers GmbH, 1997, vol. 7, pt. 4, in press.

11. Tkachenko, V.V. The role of IF and its evolutionary roots in regulatory mechanisms of hematological processes in normal and pathological conditions. Ibid, in press. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



1. Способ лечения ВИЧ-инфекции путем использования экстракорпоральной циркуляторно-проточной системы для очистки организма от вирусов, контаминированных ими клеток, от микроорганизмов-ассоциантов с помощью иммуноплазмафереза, при этом используют антитела, полученные с помощью гемокультуры от данного больного, а также трансплантации в костный мозг пуповинной крови, взятой из отсекаемой при родах плаценты, отличающийся тем, что предварительно проводят провокацию провируса ВИЧ с помощью активации, а затем подавлению репликации ВИЧ, а при проведении трансплантации пуповинной крови, ее предварительно концентрируют за счет центрифугирования.

2. Способ лечения ВИЧ-инфекции по п.1, отличающийся тем, что в экстракорпоральной системе используют сорбент с ковалентно фиксированными на нем антителами и СД4-белком.

3. Способ лечения ВИЧ-инфекции по пп.1 и 2, отличающийся тем, что в качестве сорбента применяют иммунополистирольную пленку разового пользования, укрепляемую на внутренней стенке камеры статора в аппарате для плазмафереза ПФ-0,5 или иммуносорбент, которым заполняют хроматографическую колонку.

4. Способ лечения ВИЧ-инфекции по пп.1 - 4, отличающийся тем, что используют экстракорпоральную систему для УФ-инактивации крови, при этом применяют змеевиковый аргонортутнокварцевый облучатель