СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНТЕРФЕРОНОТЕРАПИИ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ГЕПАТИТЕ B

СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНТЕРФЕРОНОТЕРАПИИ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ГЕПАТИТЕ B


RU (11) 2287826 (13) C1

(51) МПК
G01N 33/68 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 29.08.2007 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(14) Дата публикации: 2006.11.20 
(21) Регистрационный номер заявки: 2005123663/15 
(22) Дата подачи заявки: 2005.07.25 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2005.07.25 
(45) Опубликовано: 2006.11.20 
(56) Аналоги изобретения: LAU D.T. et al. Statistical models for predicting a beneficial response to interferon- in patients with chronic hepatitis./ B.J.Viral. Hepatitis. 1998, vol.5, p.105-114. RU 2200954 С2, 20.03.2003. RU 2222016 C1, 20.01.2004. SU 1623656 A1, 30.01.1991. П.Н.ФИЛИМОНОВ и др. Уровень фактора некроза опухоли- в сыворотке и степень фиброза
печени у детей с хроническим вирусным гепатитом В, С и В + С при лечении интерфероном- . Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2002, №2, с.69-72. CAGLAR M. et al. Prediction of therapy response to interferon-alpha in chronic viral hepatitis-B by liver and hepatobiliary scintigraphy. Ann. Nucl. Med. 2002 Nov; 16 (7): 511-4, (реферат), [он-лайн] [03.04.2006], найдено из БД PubMed.

(72) Имя изобретателя: Ягода Александр Валентинович (RU); Гейвандова Наталья Иогановна (RU); Хубиев Шамиль Магометович (RU); Корой Павел Владимирович (RU) 
(73) Имя патентообладателя: Ягода Александр Валентинович (RU); Ставропольская государственная медицинская академия (RU) 
(98) Адрес для переписки: 355017, г.Ставрополь, ул. Мира, 310, Медакадемия, патентный отдел 

(54) СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНТЕРФЕРОНОТЕРАПИИ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ГЕПАТИТЕ B
Изобретение относится к области медицины, а именно к гастроэнтерологии. Сущность способа прогнозирования эффективности интерферонотерапии больных хроническим гепатитом В: определяют содержание ФНО- в сыворотке крови и синтез ИФН- мононуклеарными клетками in vitro до и через 4,5 ч после первого введения препарата интерферона- больному ХВГ В. При выявлении содержания ФНО- в сыворотке крови до введения, не превышающем 59,31 пг/мл, и повышении после первого введения интерферона- уровня ФНО- более чем на 46,1% и синтеза ИФН- более 70,25% от исходных прогнозируют хорошую эффективность интерферонотерапии в ходе 6-месячной интерферонотерапии. При содержании ФНО- в сыворотке крови выше 74,51 пг/мл и повышении показателей ФНО- не более 24,9%, а ИФН- не более 70% или их снижении после первой инъекции интерферона- прогнозируют отсутствие вирусологического ответа, а значит недостаточную эффективность интерферонотерапии. Использование способа позволяет уже после первого введения препарата интерферона- прогнозировать результаты интерферонотерапии при хроническом вирусном гепатите В. 1 табл.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Изобретение относится к области медицины, а именно к гастроэнтерологии.

Создание надежных прогностических критериев эффективности лечения хронического вирусного гепатита (ХВГ) в силу высокой стоимости противовирусных препаратов, в частности интерферонов, представляет важную практическую задачу. Кроме того, интерферонотерапия ХГ В даже с использованием схем активной терапии дает не более 40-50% случаев вирусологического ответа, характеризуясь большим количеством побочных эффектов [1].

Ретроспективный метаанализ показал, что вероятность ответа ХВГ В на интерферонотерапию коррелирует с некоторыми клиническими, биохимическими и серологическими особенностями. К благоприятным прогностическим критериям положительного ответа на интерферонотерапию относят: 1) низкий уровень HBV-ДНК в сыворотке; 2) высокий уровень сывороточных аминотрансфераз; 3) активный процесс, выявляемый при гистологическом исследовании печени и ограниченный фиброз; 4) короткая продолжительность болезни; 5) отсутствие других заболеваний и осложнений типа почечной недостаточности, HIV-инфекции, HDV-инфекции или иммуносупрессии [2-10].

В качестве признаков, благоприятствующих успешному лечению, рассматриваются: молодой возраст больных, инфицирование HBV в зрелом возрасте, инфицирование "диким" штаммом вируса (НВе-положительные случаи), нормальный уровень -глутамилтранспептидазы, гетеросексуальная ориентация пациента, парентеральное заражение вирусом, отсутствие биохимических признаков холестаза, слабовыраженный аутоиммунный компонент воспаления, женский пол пациентов, доза вводимого интерферона не менее 5 ME 3 раза в неделю на срок не менее 4 месяцев. Цитолитический криз, развивающийся у больного в первые 12 недель лечения интерфероном, также является предвестником хорошего ответа на лечение [11-18].

Успех лечения считается сомнительным в ряде случаев с набором признаков, противоположных указанным, а также при наличии у больных вирусной ДНК и ДНК-полимеразы без HBeAg и при концентрации HBV-ДНК выше 200 пг/мл. Терапия интерфероном- из-за низкой эффективности и большого количества побочных эффектов не рекомендуется пациентам с нормальным уровнем сывороточных аминотрансфераз, с терминальной стадией болезни печени или с тяжелой сопутствующей патологией (недостаточность функции почек, тяжелая иммунная недостаточности. Однако, как справедливо указывается, ни один из этих факторов, ни их комбинация не прогнозируют ремиссии у конкретного больного [6, 16, 19].

Как видно, большинство представленных критериев относятся к числу факторов ответа, принадлежащих больному, и характеризуются в основном качественными (есть-нет) показателями.

Недостатки этого и других перечисленных выше методов прогнозирования очевидны:

- высокая стоимость и сложность метода определения концентрации HBV-ДНК;

- отсутствие для большинства критериев признаков, учитывающих одновременно характеристики и больного, и вируса;

- способность показателя вирусной нагрузки к спонтанным колебаниям в течение суток, при разном уровне физической активности, инсоляции, употреблении алкоголя;

- недоучет вида HBV у больного ("дикий" или НВе-негативный мутант), имеющего различные прогностические характеристики.

Некоторые из прогностических методик эффективности интерферонотерапии больных ХВГ В также имеют недостатки. Это сложность оценки сроков и путей инфицирования, сложность оценки степени фиброза печени (необходимость выполнения инвазивной методики - биопсии печени), отсроченность оценки такого прогностического показателя как цитолитический криз.

Поставлена задача разработки доступного для практических учреждений здравоохранения способа прогнозирования эффективности интерферонотерапии при хроническом вирусном гепатите В, позволяющего судить о вероятных результатах лечения уже после первого введения препарата интерферона- .

Сущность способа заключается в том, что в сыворотке и в мононуклеарных клетках периферической крови, взятых до и после первого введения больному препарата интерферона- в лечебной дозе, определяют соответственно содержание фактора некроза опухоли- (ФНО- ) и синтез in vitro интерферона- (ИФН- ) - секретируемые клетками белковые медиаторы межклеточных взаимодействий, отражающие тяжесть иммунного воспаления в печени.

Способ осуществляется следующим образом.

Критерием включения является наличие доказанного ХГ В (вирусные маркеры, в том числе HBV-ДНК, гистология печеночного биоптата).

Критерии исключения - сопутствующая патология (острые или хронические заболевания в стадии обострения), коинфекция вирусами D и С, HIV, употребление алкоголя и прием лекарственных препаратов в течение 2 недель до проведения исследования.

Забор венозной крови у больных проводят в утренние часы, натощак и через 4,5 часа после первого введения препарата интерферона - на "пике" его терапевтической активности. Сыворотку крови отделяют центрифугированием. Мононуклеарные клетки выделяют на градиенте плотности фиколл-верографин по методу Ferrante А. & Thoung Y.H. [20], полученную популяцию стандартизируют (2×106 клеток в 1 мл) и инкубируют 24 часа в питательной среде RPMI-1640 с добавлением L-глутамина, 2% фетальной телячьей сыворотки и гентамицина во влажной, обогащенной СО 2 атмосфере, при 37°С. Содержание ИФН- в супернатантах после центрифугирования и ФНО- в сыворотке крови определяют методом ИФА с помощью тест-наборов "Цитокин" (Россия). Спонтанная продукция ИФН- МНК у здоровых составляет 34,82±4,03 пг/2×10 6 клеток (колебания от 22,09 до 46,85), содержание ФНО- в сыворотке крови - 22,41±3,67 пг/мл (колебания от 10,82 до 34,0).

При содержании ФНО- в сыворотке крови, не превышающем 59,31 пг/мл, и хорошей реакции показателя ФНО- и синтеза ИФН- клетками в ответ на первое введение интерферона- (повышении ФНО- более 46,1% и ИФН- более 70,25% от исходных уровней) можно прогнозировать вирусологический ответ (респондерство). При содержании ФНО- в сыворотке крови выше 74,51 пг/мл и в случае ограниченной либо негативной реакции цитокинов на первую инъекцию интерферона- (повышении ФНО- не более 24,9%, ИФН- не более 70% или снижении обоих показателей) следует ожидать отсутствие вирусологического ответа (нон-респондерство).

При разработке способа обследовали больных с ХВГ В. После проведенного обследования назначают терапию препаратами интерферона (интроном А - "Shering Plough" или реафероном - "Вектор") в дозе 5-6 млн ME 3 раза в неделю. Лечение проводят в течение 24 недель. После завершения терапии анализировали ее результаты по клинико-биохимическим и вирусологическим показателям, включая тестирование HBV-ДНК. Больных разделили на 2 группы - "ответчиков" (респондеров) с исчезновением ДНК вируса, сероконверсией, нормализацией активности АлАТ и "неответчиков" (нон-респондеров) с сохранением HBV-ДНК, отсутствием сероконверсии и нормализацией или снижением исходно повышенной активности АлАТ в анализируемый срок. Проводили ретроспективный анализ в обеих группах, оценивая исходные показатели спонтанного синтеза ИФН- МНК, содержание ФНО- в сыворотке крови и динамику обоих цитокинов в ходе первого введения препарата интерферона- , которые сопоставляли с результатами 6-месячного лечения больных ХВГ В препаратами интерферона- .

Результаты

В группе 11 пациентов с наличием вирусологического ответа на 6-месячную интерферонотерапию (респондеров), включая сероконверсию HBeAg в анти-НВе, синтез ИФН- мононуклеарами составил 19,06±3,04 пг/2×10 6 кл. (колебания от 12,26 до 25,86) с достоверным (Р<0,05) увеличением после введения первой дозы интерферона до 32,45±4,11 пг/2×106 кл. Средний уровень увеличения синтеза составил 70,25%. Содержание ФНО- в этой группе было 50,1±4,12 пг/мл (колебания от 40,89 до 59,31) до введения первой дозы препарата интерферона и 98,7±5,4 пг/мл (колебания от 86,63 до 110,77) после введения (Р<0,05). Средний уровень увеличения содержания ФНО- составил 96% с колебаниями крайних значений от 46,1% до 171%. В этой группе было 7 больных, инфицированных вирусом-мутантом (НВУ-ДНК+, HBeAg-) и 4 инфицированных "диким" типом вируса (HBV-ДНК+, HBeAg+).

Во второй группе из 8 больных с тем же соотношением инфицированности по типам вируса, но без вирусологического ответа на 6-месячную интерферонотерапию (сохранение HBV-ДНК, отсутствие сероконверсии) синтез ИФН- МНК (14,99±0,95 пг/2×106 кл., колебания от 12,87 до 17,11) возрастал после первой инъекции препарата интерферона- незначительно - до 20,13±5,34 пг/2×106 кл. (колебания от 8,19 до 32,07) - в среднем на 34,3%. При этом колебания крайних значений (в процентах от уровня до введения) определялись от снижения показателя после введения препарата до увеличения, но не превышающего 70%. Содержание ФНО- в сыворотке крови нон-респондеров (85,4±4,87 пг/мл) с колебаниями от 74,51 до 96,29 пг/мл было достоверно более высоким, чем у респондеров. После первой дозы препарата интерферона- определялось отсутствие какой-либо динамики показателя ФНО- - 84,2±3,96 пг/мл (колебания от 75,39 до 93,05). Сопоставление крайних значений ФНО- после и до введения продемонстрировало снижение показателя или его возрастание, не превышающее 24,9% (табл.).

Таким образом, вирусологический ответ на монотерапию интерфероном- больных хроническим вирусным гепатитом В (при инфицировании как "диким" типом вируса, так и вирусом-мутантом) следует ожидать в случае, если до начала лечения содержание ФНО- в сыворотке крови больных не превышает 59,31 пг/мл, но возрастает после введения первой дозы интерферона- на 46,1% и более от уровня до введения, а синтез ИФН- МНК после первого введения препарата интерферона- увеличивается более чем на 70,25% от показателя синтеза цитокина до введения.

Отрицательный (только биохимический) ответ на монотерапию интерфероном- больных хроническим гепатитом В - с сохранением после 6 месяцев лечения ДНК-HBV, HBsAg и/или HBeAg (нон-респондерство) может быть прогнозирован при уровне сывороточного ФНО- , превышающем 74,51 пг/мл, снижении его количества после первого введения препарата интерферона- или увеличении, но не превышающем 24,9% от уровня до введения, а также при снижении синтеза ИФН- мононуклеарами после инъекции первой дозы препарата или его увеличении, но не выше 70% от уровня до введения интерферона- .

Таблица 
Показатели ИФН- и ФНО- у больных ХВГ В в зависимости от результатов 6-месячной интерферонотерапии 
Изучаемый показатель Группы обследованных 
респондеры нон-респондеры 
Спонтанный синтез ИФН- МНК до первого введения интерферона (пг/2×10 6 кл.) 19,06±3,04

(12,26-25,86) 14,99±0,95

(12,87-17,11) 
Спонтанный синтез ИФН- МНК после первого введения интерферона (пг/2×10 6 кл.) 32,45±4,11*

(23,26-41,64) 20,13±5,34

(8,19-32,07) 
Содержание ФНО- в сыворотке крови до первого введения интерферона (пг/мл) 50,1±4,12

(40,89-59,31) 85,4±4,87**

(74,51-96,29) 
Содержание ФНО- в сыворотке крови после первого введения интерферона (пг/мл) 98,7±5,4*

(86,63-110,77) 84,2±3,96

(75,39-93,05) 
Примечание: * - Р<0,05 до и после первого введения препарата интерферона- ;

** - Р<0,05 в сравниваемых группах респондеров и нон-респондеров. 


Клинические примеры

Пример 1. Больной А., 42 лет. История болезни №1688. Находился в гастроэнтерологическом отделении краевой больницы со 2 по 20 апреля 1998 года.

Диагноз. Хронический вирусный гепатит В, репликативная фаза HBV-инфекции, умеренно выраженная активность.

Жалобы на периодические боли в правом подреберье, вздутие живота, горечь во рту, повышенную утомляемость.

Анамнез. Страдал инъекционной наркоманией, пользуясь одним шприцем с партнером, который был носителем HBsAg. Последние 10 лет наркотики не употребляет.

Объективно. Состояние удовлетворительное. Кожа и слизистые обычной окраски. На груди единичные телеангиэктазии, тоны сердца ритмичные, слегка приглушенные. ЧСС и АД в пределах нормы. В легких дыхание везикулярное. Живот мягкий, слегка болезненный в правом подреберье. Размеры печени по Курлову: 15×10×8 см. По консистенции печень плотная, поверхность ее гладкая. Селезенка не пальпируется.

Общие анализы крови и мочи в пределах нормы. Билирубин 13,67 мкмоль/л. АлАТ 174 ед./л, АсАТ 114 ед./л, ГГТ 27 ед./л, ЩФ 100 ед./л. Протромбиновый индекс 90%. Общий белок 79 г/л, альбумины 56%, глобулины: - 16%, - 10%, - 18%. Глюкоза крови 5,5 ммоль/л. Тимоловая проба 9,8 ед. Сывороточное железо 30,5 мкмоль/л.

Вирусные маркеры: HBsAg (+), anti-HBs (-), anti-HBc суммарные (+), HBeAg (-), anti-HBe (+), HBV-ДНК (+), anti-HCV (-).

УЗИ. Печень: правая доля 162 мм, левая - 100 мм, эхогенность повышена. Внутрипеченочные протоки не расширены. Воротная вена 11 мм, селезеночная - 7 мм. Холедох 7 мм. Желчный пузырь 68×26 мм, стенки уплотнены, утолщены, без конкрементов. Поджелудочная железа: головка 30 мм, тело 18 мм, хвост 20 мм, ткань несколько неоднородна, эхогенность умеренно повышена. Селезенка 127×48 мм, ткань однородная.

Биопсия печени. Дольковое строение сохранено. Портальные тракты неравномерно расширены с диффузной инфильтрацией лимфоцитами, макрофагами, фибробластами. Инфильтрация местами проникает через пограничную пластинку, достигая 3 зоны дольки. Отмечается неравномерно выраженная пролиферация желчных протоков. Лобулярный компонент выражен на территории 2-3 гепатоцитов. Фиброз стенок центральных вен и мелкие очаги склероза в дольке. Гепатоциты в состоянии гидропической, очаговой балонной и крупнокапельной жировой дистрофии, отдельные гепатоциты двуядерные, содержат эозинофильные включения. Заключение: хронический гепатит умеренной активности. Индекс Кноделя 9 баллов, индекс Десмета 2 балла.

Спонтанный синтез ИФН- мононуклеарами до первого введения интрона А в дозе 3 млн ME внутримышечно составил 16,81 пг/2×106 кл., после первого введения - 17,20 пг/2×106 кл. Содержание ФНО- в сыворотке крови до первой инъекции препарата интерферона составило 91 пг/мл, после введения - 82,2 пг/мл.

Больному начато лечение интроном А по 5 млн ME 3 раза в неделю. Лечение переносил тяжело - отмечались боли всуставах ног, слабость в ногах, снижение потенции, депрессия. Через 6 месяцев отмечалась нормализация активности аминотрансфераз, однако сохранялись HBsAg и HBV-ДНК в сыворотке крови.

Таким образом, у больного А. с отсутствием через 6 месяцев интерферонотерапии вирусологического ответа определялся исходный уровень ФНО- в крови 91 пг/мл, т.е. превышающий 74,51 пг/мл, снижение его после первого введения интрона А до 82,2 пг/мл и повышение спонтанного синтеза ИФН- после первой инъекции препарата интерферона с 16,81 до 17,20 пг/2×106 кл. - менее, чем на 70%, что в целом соответствовало предложенным критериям нон-респондерства.

Пример 2. Больной Б., 37 лет. История болезни №6037. Находился в гастроэнтерологическом отделении с 24 ноября по 22 декабря 1999 года.

Клинический диагноз: хронический вирусный гепатит В, репликативная фаза инфекции, высокая степень активности. Жалобы на значительную утомляемость, периодические тупые боли и постоянную тяжесть в правом подреберье.

Из анамнеза. В 1982 году перенес острый вирусный гепатит. В 1998 году призывался в Чечню, где пробыл в сложных условиях около 6 месяцев. После возвращения начал отмечать повышенную утомляемость, иктеричность склер. За медицинской помощью обратился только в ноябре 1999 года.

Объективно. Состояние удовлетворительное. Кожные покровы и склеры слегка желтушны. Сердце, легкие - без патологии. Живот мягкий, умеренно болезненный в правом подреберье. Печень выступает из-под края реберной дуги на 2 см, умеренно плотная с гладкой поверхностью. Размеры по Курлову 14×10×8 см. Пальпируется нижний полюс селезенки.

Общие анализы крови, мочи без отклонений от нормы. Билирубин 63,2 (прямой - 8,85) мкмоль/л. АлАТ 608 ед./л, АсАТ 255 ед./л. Общий белок 82 г/л, альбумины 50%, глобулины: - 20%, - 8%, - 22%. ГГТ 110 ед./л, ЩФ 318 ед./л, ЛДГ-539 ед./л. Протромбиновый индекс 96%.

Вирусные маркеры: HBsAg (+), anti-HBs (-), HBeAg (-), anti-HBe (+), anti-HBc IgM (+), HBV-ДНК (+), anti-HCV (-), anti-HDV (-).

УЗИ. Печень: правая доля 161 мм, левая - 104 мм, эхогенность повышена, ткань диффузно неоднородна. Внутрипеченочные протоки не расширены. Воротная вена 13 мм, селезеночная - 9 мм. Холедох 5 мм. Желчный пузырь 56×21 мм, стенки уплотнены, содержимое гомогенное. Поджелудочная железа: головка 26 мм, тело 15 мм, хвост 17 мм, ткань однородна, гиперэхогенна. Селезенка 138×64 мм, ткань однородная. Селезеночная вена в воротах 10 мм.

Биопсия печени. В портальных трактах и перицентральных областях отмечается обильная инфильтрация плазматическими клетками, лимфоцитами, гистиоцитами, фибробластами. Имеются ступенчатые и мостовидные некрозы. Выражен лобулярный компонент. Встречаются матовостекловидные гепатоциты. Портальные тракты расширены, имеются признаки портального фиброза. Заключение: хронический гепатит с высокой степенью активности. ИГА 14 баллов. Индекс Десмета 1 балл.

Содержание ФНО- в сыворотке крови до введения первой дозы реаферона (3 млн ME, внутримышечно) составило 59,12 пг/мл, после введения - 96,8 пг/мл. Спонтанный синтез ИФН- мононуклеарными клетками до первой инъекции реаферона составил 12,38 пг/2×106 кл., после инъекции - 26,63 пг/2×106 клеток.

Было начато лечение реафероном в дозе 6 млн ME 3 раза в неделю. На первое введение (3 млн ME) отмечался озноб, артралгия, подъем температуры до 39°С. К моменту выписки из отделения переносимость препарата хорошая. При контрольном осмотре через 3 месяца самочувствие удовлетворительное, сохраняется двукратное повышение активности АлАТ. Через 6 месяцев от начала лечения: аминотрансферазы в пределах нормы, HBsAg (-), anti-HBs (+), HBeAg (-), anti-HBe (+), anti-HBc IgM (-), anti-HBc суммарные (+), HBV-ДНК (-). Таким образом, у больного ХВГ В с выраженной активностью процесса удалось добиться сероконверсии, исчезновения виремии и нормализации активности цитолитических ферментов.

Приведенный клинический пример демонстрирует, что у больного Б. с формированием после 6-месячной интерферонотерапии вирусологической ремиссии ХВГ В исходное содержание ФНО- в сыворотке крови было 59,12 пг/мл, т.е. менее 59,31 пг/мл и возросло после первого введения препарата интерферона с 59,12 до 96,8 пг/мл - на 63,7% (т.е. более 46,1%). Спонтанный синтез ИФН- МНК до начала лечения в динамике первого введения препарата интерферона увеличился более чем на 70,25% - на 115,1%. В комплексе эти данные соответствовали разработанным критериям респондерства.

Использование предлагаемого способа позволит до начала лечения выявить различия в синтезе ИФН- и содержании ФНО- и разную их реакцию на первое введение препарата интерферона- , характерные для вирусологической или только для клинико-биохимической ремиссии.

Исследование безопасно, инвазивное вмешательство ограничено двукратным забором крови из вены, доступно для практических учреждений здравоохранения, отсутствуют дополнительные затраты на оборудование и обучение персонала, не трудоемко.

Источники информации

1. Ивашкин В.Т. Комбинированное лечение хронического гепатита В // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1998. - №5. - С.57-60.

2. Абдурахманов Д.Т. Хроническая HBV-инфекция // Клиническая медицина. - 2002. - №4. - С.20-26.

3. Coppens J.-P., Comu В., Lens E. et al. Prospective trial of recombinant leukocytte interferon in chronic hepatitis B: A long-term follow-up study // J. Hepatol. - 1990. - Vol.11 (Suppl.1). - S126-S128.

4. Coopens J.-P., Comu S., Lens E. et al. Low-dose recombinant alpha interferon in chronic hepatitis B: A long-term follow-up study // 17th International Congress of Chemotherapy. - Munich: Futuramed, 1991. - 1179(Abstr.).

5. Dooley J.S., Davis G.L., Peters M et al. Pilot study of recombinant human alpha-interferon for chronic type B hepatitis // Gastroenterology. - 1986. - Vol.90 - P.150-157.

6. Hoofhagle J.H. Therapy of viral hepatitis // Digestion. - 1998. - Vol.59. - P.563-578.

7. Lau D.T.-Y., Comanor L., Minor J.M. et al. Statistical models for predicting a beneficial response to interferon- in patients with chronic hepatitis // B.J. Viral Hepatitis. - 1998. - Vol.5. - P.105-114.

8. Marcelin P., Boyer N., Loriot M.A. et al. Long term outcome after spontaneous or therapeutically induced loss of HbeAg in patients with chronic hepatitis B // J. Hepatol. - 1993. - Vol.18 (Suppl.1). - S24 (Abstr.).

9. Thomas H.C. Treatment of hepatitis B viral infection // Viral Hepatitis and Liver Disease / Zuckerman A.J., ed. New York: Alan R. Liss, 1988. - P.817-822.

10. Wong D.K.H., Cheung A.M., O'Rourke К et al. Effect of alpha-interferon treatment in patients with hepatitis В e antigen-positive chronic hepatitis B: a meta-analysis // Ann. Intern. Med. - 1993. - Vol.119. - P.312-323.

11. Иванова Л.М., Трещева Н.В., Набатчикова Г.Б. и др. Отдаленные результаты лечения больных хроническим гепатитом В и С антивирусными препаратами // Кремлевская медицина. - 2000. - №1. -С.47-48.

12. Вирусный гепатит В. Клиника, диагностика, лечение. - Шеринг-Плау (США). - С.37.

13. Нурмухаметова E. Хронические вирусные гепатиты: современные принципы и перспективы лечения // Рус. мед. журн. - 1998, Т.6. - №8. - С.525-528.

14. Буеверов А.О. Современная терапия хронических гепатитов // Рус. мед. журн. - 1997, Т.5, №22. - С.1442-1445.

15. Lok A.S.F., Lai C.L., Wu P.C. et al. A-interferon treatment in Chinese patients with chronic hepatitis В // J. Hepatol. - 1990. - Vol.11 (Suppl.1). - S121-S125.

16. Подымова С.Д., Буеверов А.О. Интерфероны в лечении хронических вирусных гепатитов // Тер. арх. - 1996. - №11. - С.74-77.

17. Крель П.Е. Интрон А в лечении вирусных гепатитов // Вирусные гепатиты: достижения и перспективы. - 1998. - №2. - С.3-7.

18. Krossgaard К., Bindslew N., Christensen E. et al. The treatment effect of alpha interferon in chronic hepatitis В is independent of pretreatment variables. Results based on individual patient data from 10 clinical controlled trials // J. Hepatol. - 1994. - Vol.21. - P.646-655.

19. Минушкин О.Н., Масловский Л.В. Этиотропная терапия хронических вирусных гепатитов // Кремлевская медицина. - 2000. - №1. - С.34-40.

20. Ferrante A., Thoung I.H. A rapid one-step procedure for purification of mononuclear and porymorphonuclear leukocytes from human blood using a modification of hyppaque-ficoll technique // J. Immunological method. - 1978 - Vol.24. - M'A-P. 389-394.




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


Способ прогнозирования эффективности интерферонотерапии при хроническом гепатите В, включающий применение препарата интерферона- , отличающийся тем, что определяют количество ФНО- в сыворотке крови и синтез in vitro ИФН- мононуклеарами (МНК) периферической крови до и через 4,5 часа после введения первой дозы препарата интерферона- , и, при выявлении содержания ФНО- в сыворотке крови до введения, не превышающего 59,31 пг/мл, и повышении после введения интерферона- уровней содержания ФНО- более, чем на 46,1% и синтеза ИФН- МНК более, чем на 70,25% от исходных, прогнозируют вирусологический ответ в ходе 6-месячной интерферонотерапии, а при выявлении содержания ФНО- в сыворотке крови выше 74,51 пг/мл, и повышении после первой инъекции интерферона- уровней содержания ФНО- не более, чем на 24,9%, синтеза ИФН- МНК не более, чем на 70% или снижении обоих цитокинов относительно исходных показателей, прогнозируют отсутствие вирусологического ответа.