СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ СИНДРОМА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ

СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ СИНДРОМА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ


RU (11) 2153170 (13) C1

(51) 7 G01N33/48 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 10.08.2007 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 2000.07.20 
(21) Регистрационный номер заявки: 99118625/14 
(22) Дата подачи заявки: 1999.08.26 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 1999.08.26 
(45) Опубликовано: 2000.07.20 
(56) Аналоги изобретения: 1. ЗИМИН Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома Х. Кардиология, 1998, N 6, с.71- 81. 2. RU 2021619 C1, 15.10.94. 3. SU 425107 A, 25.04.74. 
(71) Имя заявителя: Кивва Владимир Николаевич; Кофанова Светлана Сергеевна; Кивва Николай Данилович; Кивва Лидия Федоровна; Сердюкова Анастасия Андреевна; Грицук Анна Сергеевна 
(72) Имя изобретателя: Кивва В.Н.; Кофанова С.С.; Кивва Н.Д.; Кивва Л.Ф.; Сердюкова А.А.; Грицук А.С. 
(73) Имя патентообладателя: Кивва Владимир Николаевич; Кофанова Светлана Сергеевна; Кивва Николай Данилович; Кивва Лидия Федоровна; Сердюкова Анастасия Андреевна; Грицук Анна Сергеевна 
(98) Адрес для переписки: 344016, г.Ростов-на-Дону, Таганрогское шоссе 126/1, кв.22, Кивве В.Н. 

(54) СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ СИНДРОМА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ 

Изобретение относится к области медицины, а именно к способам диагностики патологических состояний, и может быть применено для диагностики синдрома инсулинорезистентности. Способ включает выделение лимфоцитов, в которых методом газожидкостной хроматографии определяют жирно-кислотный состав, затем рассчитывают отношение процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным и при значении этого показателя 0,45 диагностируют синдром инсулинорезистентности. Технический результат изобретения - повышение точности и достоверности диагностики. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к области медицины, а именно к способам диагностики патологических состояний, и может быть применено для диагностики синдрома инсулинорезистентности (метаболического синдрома X).

В настоящее время большое внимание уделяется синдрому инсулинорезистентности (метаболическому синдрому X), поскольку в целом ряде проспективных исследований было убедительно доказано, что этот синдром значительно увеличивает риск развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний [Fontbonne A. Insulin-resistance syndrome and cardiovascular complications of non-insulin-dependent diabetes mellitus. [Review] // Diabetes & Metabolism. 22(5): 305-13, 1996 Oct.; Scheen AJ. Insulin resistance syndrome and atherosclerotic cardiovascular disease. [Review] // Acta Clinica Belgica. 51(2):65-9, 1996; Katsumori K. Wasada T. Kuroki H. Arii H. Saeki A. Aoki K. Saito S. Omori Y. Prevalence of macro- and microvascular diseases in non-insulin-dependent diabetic and borderline glucose-intolerant subjects with insulin resistance syndrome. // Diabetes Research & Clinical Practice. 29(3): 195-201, 1995 Sep. ; Solymoss BC. Marcil M. Chaour M. Gilfix BM. Poitras AM. Campeau L. Fasting hyperinsulinism, insulin resistance syndrome, and coronary artery disease in men and women. // American Journal of Cardiology. 76(16): 1152-6, 1995 Dec 1.: Shinozaki К. Suzuki M. Ikebuchi M. Takaki H. Hara Y. Tsushima M. Harano Y. Insulin resistance associated with compensatory hyperinsulinemia as an independent risk factor for vasospastic angina. // Circulation. 92(7): 1749-57, 1995 Oct 1.; Janka HU. Insulinresistenz und kardiovaskulare Komplikationen. // Wiener Klinische Wochenschrift. 106(24): 758-62, 1994: Despres JP. Marette A. Relation of components of insulin resistance syndrome to coronary disease risk. [Review] // Current Opinion In Lipidology. 5(4): 274-89, 1994 Aug. ; Hughes K. Aw TC. Kuperan P. Choo M. Central obesity, insulin resistance, syndrome X, lipoprotein(a), and cardiovascular risk in Indians, Malays, and Chinese in Singapore. // Journal of Epidemiology & Community Health. 51(4):394-9, 1997 Aug.: Mykkanen L. Haffner SM. Ronnemaa T. Bergman RN. Laakso M. Low insulin sensitivity is associated with clustering of cardiovascular disease risk factors. // American Journal of Epidemiology. 146(4):315-21, 1997 Aug 15; Harano Y. Suzuki M. Shinozaki K. Hara Y. Ryomoto K. Kanazawa A. Nishioheda Y. Tsushima M. Clinical impact of insulin resistance syndrome in cardiovascular diseases and its therapeutic approach. // Hypertension Research. 19 Suppl 1:S81-5, 1996 Jun.: Takishita S. Abe I. Kobayashi K. Takata Y. Eto T. Fukiyama K. Kojima K. Insulin and cardiovascular diseases in Japanese work-site population with borderline to mild hypertension. // Hypertension Research. 19 Suppl 1:S13-8, 1996 Jun.] .

Под синдромом инсулинорезистентности понимают сочетание у одного больного дислипопротеидемии, артериальный гипертензии, ожирения, сахарного диабета II типа или нарушения толерантности к глюкозе, обусловленное инсулинорезистентностью и гиперинсулинемией (Соколов Е.И. и соавт., Метаболический синдром X как основа ишемической болезни сердца.// Кардиология. - 1997,- N3. -с. 4-7; Суркова Е.В. и соавт., Метаболический синдром. // Современные концепции клинической эндокринологии, M., 1997; Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома X. // Кардиология, 1998, N6, стр.71-81).

Собственно инсулинорезистентность - это первичное, селективное и специфичное нарушение биологического действия инсулина, сопровождающееся снижением потребления глюкозы тканями (преимущественно скелетными мышцами) и приводящее к хронической компенсаторной гиперинсулинемии [Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома. Кардиология, 1998; 6: 71-81; Herrera Pombo J. L. Гиперинсулинемия и риск сердечно-сосудистых заболеваний. Диабетография, 1995; 3:19-21].

Синдром инсулинорезистентности рассматривается на сегодняшний день не просто, как неблагоприятное сочетание нескольких самостоятельных заболеваний, а представляет собой патологическое состояние, являющееся этиологической основой для развития трех нозологических единиц - сахарного диабета II типа [Beck-Nielsen Н. Henriksen JE. Vaag A. Hother-Nielsen O. Pathophysiology of non-insulin-dependent diabetes mellitus (NIDDM) [Review] // Diabetes Research & Clinical Practice. 28 Suppl:S13-25, 1995 Aug.; Ferrannini E. Insulin resistance is Central to the Burder of Diabetes. Diabetes/Metabolism Reviews, Vol. 13, N 2, 81-86 (1997); Swislocki A.L.M., Donner C.C., Traze E., Chen Y. -D.I., Reaven G.M. Can insulin resistance exist as a primery defect in noninsulin-dependent diabetes mellitus? // J.Clin. Endocrinol. - 1987. - Vol. 64. - N 4, - P.778-782; Haring HU. Metabolisches Syndrom-Brucke zum Typ-II-Diabetes. // Zeitschrift fur die Gesamte Innere Medizin und Ihre Grenzgebiete. 48(3): 108-11, 1993 Mar.], артериальной гипертензии [Sowers J. R., Standley P.P., Ram J.L., et al: Hyperinsulinemia, insulin resistace, and hyperglycemia: contributing factor in the pathogenesis of hypertension and atherosclerosis. 1993; 6: 260S-270S; Kamide К., Nagano M. , Nakano N., Yo Y., Kobayashi R., Rakugi H., Higaki J., Ogihara T. Insulin Resistance and Cardiovascular Complications in Patients With Essential Hypertension. American Journal of Hypertension, 1996: 9: 1165-1171; Morton Н. Maxwell, Heber D., Abraham U. Waks, Michael L Tuck. Role of Insulin and Norepinephrine in the Hypertension of Obesity // Amer. J. of Hypertension - 1994.- V.7, N.5- P.402-408; Landsberg L. Hyperinsulinemia: possible role in obesity-induced hypertension // Hypertension 1992; (suppl 1): 1-61 - 1-68; Julius S., Gudbrandsson Т., Jamereon K., et al: The hemodynamic link between insulin resistance and hypertension. J.Hypertens 1991: 9: 983-986; Weidmann P. Muller- Wieland D. de Courten M. Krone W. Insulin resistance and arterial hypertension. [Review] // Herz. 20(1): 16-32, 1995 Feb.; Hrnciar J. Hrnciarova M. Jakubikova K. Koronyi S. Inzulinova rezistencia a arteriova hypertenzia. Hyperinzulinizmus ako zakladny etiopatogeneticky clanok esencialnej arteriovej hypertenzie a pridruzenych fenomenov.// Vnitrni Lekarstvi. 38(9): 868-78, 1992 Sep. ] и атеросклероза [Соколов Е.И. Сахарный диабет и атеросклероз. // M. 1996; Соколов Е.И., Старкова Н.Т., Щукина Г.Н. и соавт. Метаболический синдром X как основа ишемической болезни сердца. // Кардиология, 1997, 3, 4-7; Костюк Е.П., Зубкова С.Т. Патогенез атеросклероза при сахарном диабете. Роль инсулинорезистентности и гиперинсулинемии. // Физиологический журнал. 1993. Т.39, N 5-6, стр.93-98; Muller-Wieland D. Krone W. Disorders of lipid metabolism in insulin resistance [Review] // Herz. 20(1): 33-46, 1995 Feb.; De Fronzo RA. Insulin resistance: a multifaceted syndrome responsible for NIDDM, obesity, hypertension, dyslipidaemia and atherosclerosis. [Review] // Netherlands Journal of Medicine. 50(5): 191-7, 1997 May.]. Кроме того, ряд авторов описывает патогенетическую связь между инсулинорезистентностью и развитием ангинозных приступов при ангиографически неизмененных, не пораженных атеросклерозом коронарных артериях (так называемом кардиологическом синдроме X) [Botker HE. Moller N. Ovesen P. Mengel A. Schmitz O. Orskov H. Bagger JP. Insulin resistance in microvascular angina (syndrome X). // Lancet. 342(8864):136-40, 1993 Jul 17.; Swan JW. Walton C. Godsland IF. Crook D. Oliver MF. Stevenson JC. Insulin resistance syndrome as a feature of cardiological syndrome X in non-obese men. // British Heart Journal. 71(1):41-4, 1994 Jan. Botker HE. Skjaerbaek C. Eriksen UH. Schmitz O. Orskov H. Insulin-like growth factor-I, insulin, and angina pectoris secondary to coronary atherosclerosis, vasospasm, and syndrome X. // American Journal of Cardiology. 79(7): 961-3, 1997 Apr 1.; Goodfellow J. Owens D. Henderson A. Cardiovascular syndromes X, endothelial dysfunction and insulin resistance. [Review] Diabetes Research & Clinical Practice. 31 Suppl; S.163-71, 1996 Jul.; Quionones Galvan A. Natali A. Muscelli E. Ciociaro D. Pecori N. Camici PG. Ferrannini E. Insulin sensitivity in cardiological syndrome X.// Journal of Internal Medicine. 239(3):241-7, 1996 Mar.; Langes K. Nienaber CA. Volk C. Schneider MA. Koschyk DH. Rinninger F. Meinertz T. Insulin resistance and hyperlipoproteinemia in microvascular angina: risk factors or pathogenetic link? . // Coronary Artery Disease. 6(10):797-804, 1995 Oct.:Godsland IF. Crook D. Stevenson JC. Collins P. Rosano GM. Lees B. Sidhu M. Poole-Wilson PA. Insulin resistance syndrome in postmenopausal women with cardiological syndrome X. // British Heart Journal. 74(1):47-52, 1995 Jul.; Vestergaard H. Skott P. Steffensen R. Wroblewski H. Pedersen O. Kastrup J. Insulin- resistant glucose metabolism in patients with microvascular angina-syndrome X. // Metabolism: Clinical & Experimental. 44(7):876-82, 1995 Jul: Langes K. Volk C. Schneider MA. Koschyk DH. Rinninger F. Nienaber CA. The significance of insulin resistance and hyperlipidemia in microvascular angina (syndrome X) // Zeitschrift fur Kardiologie. 84(3): 180-9, 1995 Mar.; Kaliska G. Szentivanyi M. Nedelova I. Kreze A Jr. Microvascular angina pectoris and insulin resistance // Vnitrni Lekarstvi. 41(2):121-5, 1995 Feb.; Botker HE. Bagger JP. Schmitz O. Mogensen CE. Absence of microalbuminuria in insulin resistant patients with angina pectoris and normal coronary arteries (syndrome X).// Diabete et Metabolisme. 20(5):501-2, 1994 Sep-Oct.; Reaven GM. Syndrome X: is one enough? [editorial] . [Review] // American Heart Journal. 127(5): 1439-42, 1994 May: Fuh MM. Jeng CY. Young MM. Sheu WH. Chen YD. Reaven GM. Insulin resistance, glucose intolerance, and hyperinsulinemia in patients with microvascular angina. // Metabolism: Clinical & Experimental. 42(9): 1090-2, 1993 Sep.; Botker HE. Frobert O. Moller N. Christiansen E. Schmitz O. Bagger JP. Insulin resistance in cardiac syndrome X and variant angina: influence of physical capacity and circulating lipids.// American Heart Journal. 134(2 Pt 1):229-37, 1997 Aug.].

Синдром инсулинорезистентности объединяет также ожирение по мужскому типу [Суркова Е.В., Шахтарина И. В., Анциферов М.Б. Метаболический синдром // Современные концепции клинической эндокринологии. Материалы 1-го московского съезда эндокринологов. M., 1997. - С.27-34; Ю.В.Зимин Инсулинорезистентность, гиперинсулинемия и артериальная гипертензия//Кардиология, 1996, 11, 80-91], нарушение толерантности к глюкозе [В.С.Моиссев, А.Я. Ивлева, Ж. Д. Кобалова. Гипертония, сахарный диабет, атеросклероз - клинические проявления метаболического синдрома X. Перспективы фармакологической коррекции.// Вестник Российской Академии медицинских наук, 1995, 5, 15-18; Соколов Е.И., Старкова Н.Т., Щукина Г.Н. и соавт. Метаболический синдром Х как основа ишемической болезни сердца. // Кардиология, 1997, 3, 4-7], гиперинсулинемию [Мамедов М.Н., Перова Н.В., Метельская В.А. и соавт. Компоненты метаболического синдрома у больных с артериальной гипертензией. Кардиология, 1997, N12, С. 37-41] , нарушения пуринового обмена [Орешников Е.В., Саперов В.Н., Мадянов И.В. Некоторые взаимоотношения составляющих метаболического синдрома при ИБС // Вопросы клинической медицины. Сб. науч. тр. - Чебоксары, 1994.т с.70 -71; Марков Д.С. Анализ нарушений мочекислого обмена при сахарном диабете II типа и клиническое обоснование применения аллопуринола для их коррекции: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук / Казань. - 1997. - 22 с. ; Lee J. Sparrow D. Vokonas PS. Landsberg L. Weiss ST. Uric acid and coronary heart disease risk: evidence for a role of uric acid in the obesity-insulin resistance syndrome. The Normative Aging Study. American Journal of Epidemiology. 142(3): 288-94, 1995 Aug 1; Wasada Т. Katsumori К. Saeki A. lwatani M. Hyperuricemia and insulin resistance. [Review]. Japanese Journal of Clinical Medicine. 54(12):3293-6, 1996 Dec.; Facchini P, Chen Y-DI, Hollenbeck CB, Reaven GM: Relationship between resistance to insulin-mediated glucose uptake, urinary uric acid clearance, and plasma uric acid concentration. JAMA 1992: 266: 3008-3011; Vourinen- Markkola H, Yki-Jarvinen H: Hyperuricaemia and insulin resistance. J Clin Endocrinol Metab 1994:78:25-29; Zavaroni I. Mazza S. Fantuzzi M. Dall'Aglio E. Bonora E. Delsignore R. Passeri M. Reaven GM. Changes in insulin and lipid metabolism in males with asymptomatic hyperuricaemia. // Journal of Internal Medicine. 234(1):25-30, 1993 Jul. ] , гиперлептинемия [Zimmet PZ. McCarty DJ. de Courten MP. The global epidemiology of non-insulin-dependent diabetes mellitus and the metabolic syndrome. [Review] //Journal of Diabetes & its Complications. 11(2): 60-8, 1997 Mar-Apr. ; De Courten M., Zimmet P., Hodge A., Collins V., Nicolson M. , Staten M. , Dowse G., Alberti K.G.M.M. Hyperleptinaemia: the Missing Link in the Metabolic Syndrome? // Diabetic Medicine, 1997; 14: 200-208; Gabriel M., Jinagouda S., Boyadjian R., Kades W., Ayad M., Saad M. Is leptid the link between obesity and insulin resistance? // Diabetes 1996; 45: 51A: De Courten M., Zimmet A., Hodge A., Collins V., Nicolson M., Staten M, et al. Is hyperleptinemia the missing link in the Metabolic Syndrome? // Diabetes 1996; 45: 150A.], микроальбуминурия [Foyle WJ. Carstensen E. Femandez MC. Yudkin JS. Longitudinal study of associations of microalbuminuria with the insulin resistance syndrome and sodium- lithium countertransport in nondiabetic subjects. // Arteriosclerosis, Thrombosis & Vascular Biology. 15(9): 1330-7, 1995 Sep.: Spangler JG. Konen JC. Hypertension, hyperlipidemia, and abdominal obesity and the development of microalbuminuria in patients with non-insulin-dependent diabetes mellitus.// Journal of the American Board of Family Practice. 9(1):1-6, 1996 Jan-Feb.; Bianchi S, Bigazzi R. Qinones A, Muscelli E, Baldari G, Pecori N, et al.: Insulin resistance in microalbuminuric hypertension. Sites and mechanisms. Hypertension 1995,26: 789-795; Groop L, Ekstrand A, Forsblom C, Widen E, Groop P-H, Teppo A-M, et al. : Insulin resistance, hypertension and microalbuminuria in patients with type 2 (non-insulin-dependent) diabetes mellitus. Diabetologia 1993,36: 642-647; Redon J, Miralles A, Jose M.Pascual, Baldo E, Rafael Garcia Robles, Carmena R, et al.: Hyperinsulinemia as a determinal of microalbuminuria in essential hypertension. Journal of Hypertensia 1997. - V. 15. - N. 1. - P. 79-86: Bigazzi R, Bianchi S, Vito M.Campese: Clustering of Cardiovascular Risk Factor in Salt-sensitive Patients with Essential Hypertension: Rote of Insulin //American Journal of Hypertension 1996. - V.9. - N. 1. - P.24-32: Kuusisto J, Mykkanen L, Pyorala K, Laakso M: Hyperinsulinemic microalbuminuria. A new risk indicator for coronary heart disease. Circulation 1995:91: 831-837; Bianchi S, Bigassi R, Valtriani C, et al: Elevated serum insulin levels in patients with essential hypertension and microalbuminuria. Hypertension 1994: 23: 681-687; Tomiyama H, Doba N, Kushiro T, Yamashita M, Kanmatsuse K, Kajiwara N, Yoshida H, Hinohara S. The Relatinship of Hyperinsullemic State to Left Ventricular Hypertrophy, Microalbuminuria, and Physical Fitness in Bordrline and Mild Hypertension. // AJH, 1997: 10: 587-591], полицитемия [Targher G. Seidell JC. Tonoli M. Muggeo M. De Sandre G. Cigolini M. The white blood cell count: its relationship to plasma insulin and other cardiovascular risk factors in healthy male individuals. // Journal of Internal Medicine. 239(5):435-41, 1996 May.: Jeppesen JL. Maheux P. Facchini FS. Department of Medicine, Stanford University School of Medicine, CA. White blood cell count and insulin resistance in healthy nonsmoking men. American Heart Journal. 127(2):459-61, 1994 Feb; Суркова E.B., Шахтарина И.В., Анциферов М. Б. Метаболический синдром // Современные концепции клинической эндокринологии. Материалы 1-го московского съезда эндокринологов. M., 1997. - С. 27-34], задержка натрия [De Fronzo R.A. The effect of insulin on renal sodium metabolism. Diabetologia 1981; 21: 165-167; Patricia A. Daly, MD Lewis Landsberg, MD: Hypertension in Obesity and NIDDM // Diabetes Care. -1991. - V. 14. - N. 3. - P.240-248.], гипертрофия миокарда [Lind L, Andersson P, Andren B, et al: Left ventricular hypertrophy in hypertension is associated with the insulin resistance metabolic syndrome. Y Hypertens 1995; 13: 433-438] . Однако эти компоненты синдрома инсулинорезистентности наблюдаются не всегда [Суркова Е.В., Шахтарина И.В., Анциферов М.Б. Метаболический синдром // Современные концепции клинической эндокринологии. Материалы 1-го московского съезда эндокринологов. M, 1997. - с.27-34].

Поскольку инсулинорезистентность является этиологической причиной формирования таких состояний, как сахарный диабет, атеросклероз, артериальная гипертензия, ожирение и т.д., то ее появление предшествует клинической манифестации этих заболеваний. Зачастую, особенно на первых этапах своего развития метаболический синдром проявляется не всеми компонентами, входящими в его состав [Мамедов М.Н., Перов Н.В., Метельская В.А., Бригов А.Н., Шамарин В.М., Оганов Р.Г. Компоненты метаболического синдрома у больных с артериальной гипертензией. // Кардиология, 1997, N12, стр.37-41; Diabetes in America. NIH Publication N 95 - 1468; 429-430; Donahue R. P., Orchard T.J. Hyperinsulinemia and Insulin Resistance: Association with Cardiovascular Risk Factors and Disease. Cardiovasc Risk Factors 1993; 1:12-18]. Клиническая манифестация синдрома может начаться с любой из его характерных составляющих. Появятся ли они в полном наборе или лишь частично - нельзя знать заранее [Суркова Е. В. , Шахтарина И.В., Анциферов М.Б. Метаболический синдром // Современные концепции клинической эндокринологии. Материалы 1-го московского съезда эндокринологов. M. , 1997. - с.27-34]. Все это делает диагностику синдрома инсулинорезистентности только по клиническим признакам малоэффективной.

Вместе с тем, нельзя ставить знак равенства между понятием метаболического синдрома и компонентами, входящими в его состав.

Симптоматические (вторичные) артериальные гипертензии неэндокринного генеза не связаны с инсулинорезистентностью и поэтому не могут входить в понятие метаболического синдрома [Marigliano A., Tedde г., Sichi L.A. et al. Insulinemia and blood pressure: relationship in patients with primary and secondary hypertension, and with or without glucose metabolism imparement. Am J Hypertens 1990; 3: 521-526, Shamiss A., Caroll J., Rosenthal T. Insulin resistance in secondary hypertension. Ibid 1992; 5: 26-28; Ю.В.Зимин. Инсулинорезистентность, гиперинсулинемия и артериальная гипертензия // Кардиология, 1996, 11, 80-91].

Кроме того, у части больных эссенциальной артериальной гипертензией (гипертонической болезнью) состояние инсулинорезистентности не выявляется [Mbanya J.C., Thomas Т.Н., Wilkinson R. et al. Hypertension and hyperinsulinemia: a relation in diabetes but not in essential hypertension. Lancet 1988: 1: 733-734: Ю.В.Зимин. Инсулинорезистентность, гиперинсулинемия и артериальная гипертензия // Кардиология, 1996, 11, 80-91]. Инсулинорезистентность может выявляться также и у лиц с нормальным артериальным давлением, не имеющих диабета, родители которых страдают гипертонической болезнью, т. е. это нарушение наблюдается задолго до появления гипертонии у лиц как с повышенной, так и с нормальной массой тела [Ferrari P., Weidmann P., Shaw S. G. et al. Altered insulin sensitivity, hyperinsulinemia and dyslipidemia in individuals with a hypertensive parent. Am J Med 1991; 91: 589- 596; Facchini F. , Chen Y.D., Clinkeingbeard C. Et al. Insulin resistance, hyperinsulinemia, and non obese individuals with family history of hypertension. Am J Hypertens 1992; 5: 694-699; Allemann Y., Horber F.F., Colombo M. et al. Decreased insulin sensitivity in normotensive offspring of hypertensive parents precedes gain or redistribution of body fat. Lancet 1993: 341: 327-331; Ohno Y., Suzuki H., Yamakawa H. Et at. Impared insulin sensitivity in yiung lean normotensive offspring of essential hypertensives, possible role of disturbed calcium metabolism. J Hypertens 1993; 11: 421-426: Зимин Ю.В. Инсулинорезистентность, гиперинсулинемия и артериальная гипертония. Кардиология 1996; 11: 80-91].

Таким образом, понятие метаболического синдрома X включает в себя артериальную гипертензию, но не является ее синонимом. Синдром инсулинорезистентности - это самостоятельная патология, приводящая к различным неблагоприятным изменениям в организме, в том числе и к артериальной гипертензии. В связи с этим и подходы к диагностике метаболического синдрома X должны быть направлены не на выявление отдельных составляющих синдрома и в частности артериальной гипертензии, а на доказательство наличия инсулинорезистентности, как первопричины метаболического синдрома.

Синдром инсулинорезистентности включает в себя также дислипидемию или атеросклероз. По современным представлениям, атеросклероз не является самостоятельной нозологической формой, это синдром, этиологическими причинами развития которого могут быть различные факторы [Кухтевич И.И. Церебральный атеросклероз. Эволюция взглядов, терапевтические выводы. М., Медицина, 1997, 183 с. ; Климов А.Н., Никульчева Н.Г. Липиды, липопротеиды и атеросклероз.- С. -Петербург. -246 с. ] , и инсулинорезистентность является одной из этих причин [Титов В.Н. Внутриклеточный дефицит полиеновых жирных кислот в патогенезе атеросклероза. // Кардиология 1998.- N1, с.43-49].

Одним из компонентов метаболического синдрома является сахарный диабет II типа или нарушение толерантности к углеводам, обусловленное инсулинорезистентностью. При этом инсулинорезистентность на несколько лет опережает развитие сахарного диабета II типа [Гинзбург М.М., Козупица Г.С. Синдром инсулинорезистентности. // Проблемы эндокринологии, 1997, N1, с.40-43; Beck-Nielsen H. , Vaag A., Damsbo P. et al. / Diabet. Care. - 1992. Vol. 15. - P 418-429: Martin B.C., Warram J.H., Krolewski A.S. et al. // Lancet. - 1992 - Vol.340 - P.925-929].

Нарушение толерантности к углеводам является одним из наиболее ранних признаков нарушения углеводного обмена у больных с инсулинорезистентностью. С течением времени эти нарушения закрепляются и развивается сахарный диабет II типа. В соответствии с определением ВОЗ сахарный диабет - это состояние хронической гипергликемии, которое может развиваться в результате воздействия многих экзогенных и генетических факторов [Мазовецкий А.Г., Беликов В.К. Сахарный диабет. - М.: Медицина, 1987. - с. 5]. Хорошо известно, что инсулинорезистентность отнюдь не единственная причина сахарного диабета II типа [Аметов А. Патогенез инсулинонезависимого сахарного диабета. // Диабетография, 1995, N1, С.2-5]. В связи с этим, становится ясным, что понятие синдрома инсулинорезистентности и сахарного диабета II типа не являются тождественными. Поскольку несомненно имеется ряд различий в происхождении и течении этих двух патологических состояний, становится очевидным и различие в способах их диагностики.

Еще одним "маркером" метаболического синдрома является абдоминальный тип ожирения, обусловленный инсулинорезистентностью. Однако, развитие ожирения может быть связано не только с инсулинорезистентностью, но и с целым рядом других этиологических факторов [Клиническая эндокринология: Руководство / Под род. Старковой Н.Т. - М.: Медицина, 1991. - С.512].

Таким образом, полиэтиологичность заболеваний, являющихся компонентами синдрома инсулинорезистентности, возможность отсутствия ряда его составляющих у инсулинрезистентных лиц, наличие скрытых форм этого синдрома и отсроченность во времени появления клинических симптомов после развития инсулинорезистентности, значительно затрудняют диагностику метаболического синдрома по клиническим критериям и делают его несвоевременной.

Вместе с тем, чрезвычайно актуальным является ранняя диагностика синдрома инсулинорезистентности, поскольку именно на ранних этапах развития этого состояния возможно его эффективное и безопасное лечение. Формирование таких осложнений метаболического синдрома, как ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, сахарный диабет II типа, абдоминальное ожирение, атеросклероз сосудов нижних конечностей и т.д. значительно ограничивает возможности применения аэробных физических нагрузок, специальных диет и метформина, обычно использующихся для лечения синдрома инсулинорезистентности.

В связи с этим для диагностики синдрома инсулинорезистентности в настоящее время используется ряд методик: эугликемический гиперинсулинемический клэмп-тест, пероральный и внутривенный тесты на толерантность к глюкозе, определение концентрации в крови иммунореактивного инсулина и C-пептида.

Эугликемичесжий гиперинсулинемический клэмп-тест является на сегодняшний день "золотым стандартом" в измерении чувствительности к инсулину. Этот тест был предложен R. Andres и R.A. DeFronzo [Andres R., Swerdloff R., Pozefsky Т. , Coleman D. Manual feedback technigue for the control of blood glucose concentration. In: Automaton in analytical chemistry. Ed.LT. Skeggs. New York: Mediad 1966; 486-491: DeFronzo R.A., Tobin J., Andres R. Glucose damp technigue: a method for guantifying insulin secretion and resistance. Am J Physiol 1979; 237: E214-E223]. Метод осуществляется путем одновременной инфузии глюкозы и инсулина и основан на прерывании физиологической взаимосвязи между уровнем глюкозы и инсулина в организме, путем контролируемого поддержания глюкозы в крови на заданном уровне. Скорость инфузии глюкозы, необходимой для поддержания ее постоянной концентрации рассчитывают с помощью частых, повторных определений содержания глюкозы в крови. Обычно это осуществляется с помощью специального дорогостоящего прибора "Биостатор" [Раков А. Л. Роль различных нарушений углеводного обмена и тканевой инсулинорезистентности в формировании сердечно-сосудистой патологии. Диссертация док. мед. наук. 1993.-С.317]. После приблизительно 2ч непрерывной инфузии достигается стабильное состояние, когда скорость введения глюкозы равна скорости потребления ее периферическими тканями. В этом состоянии можно точно рассчитать общий клиренс глюкозы и оценить выраженность инсулинорезистентности. К сожалению, из-за инвазивности, сложности и дороговизны метода его широкое применение в современных клинических и эпидемиологических исследованиях оказывается невозможным и ограничивается специальными научными исследованиями [Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома Х. // Кардиология. - 1998. - N6. - с.71-81: Раков А.Л. Роль различных нарушений углеводного обмена и тканевой инсулинорезистентности в формировании сердечно-сосудистой патологии. /Докт. дисс. 1993, стр. 317; Доборджгинидзе Л.М., Нечаев А.С., Коннов М.В., Грацианский Н.А. Уровень инсулина в плазме крови и коронарные факторы риска у мужчин с "преждевременной" ишемической болезнью сердца, не страдающих сахарным диабетом // Кардиология, 1997. - N7. - с. 15-23] . Кроме того, как подчеркивает А.Л. Раков, этот метод является косвенным, поскольку инсулинорезистентность оценивается по скорости утилизации тканями глюкозы [Раков А.Л. Роль различных нарушений углеводного обмена и тканевой инсулинорезистентности в формировании сердечно-сосудистой патологии. Диссертация док. мед. наук. 1993.-с.317].

Пероральный тест на толерантность к глюкозе является наиболее доступным и распространенным в клинической практике. Вместе с тем, это наиболее "грубый" и низкоточный способ определения инсулинорезистентности. Наличие нарушения толерантности к углеводам по результатам этого теста, без других критериев метаболического синдрома еще не свидетельствует о наличии инсулинорезистентности. Тест на толерантность к глюкозе изменяется и при других патологических процессах, не связанных с инсулинорезистентностью, например при сахарном диабете I типа. В целом ряде случаев, при снижении чувствительности периферических тканей к инсулину, диагностированном более точными методами, пероральный тест на толерантность к глюкозе оставался нормальным [Ferrannini Е. , Buzzigoli G. , Bonadonna R. et al. Insulin resistance in essential hypertension. N Engi J Med 1987; 317: 350-357: Pollare Т., Lithell H. , Berne С. Insulin resistance is a characteristic feature of primary hypertension independent of obesity. Metabolism 1990; 39: 167-174; Todd J.A. , Archa-Orbea H., Bell J. et al. A molecular basis for MHC class IIassociated autoimmunity // Science. - 1988. - 240. - P. 1003-1009]. Кроме того, этот тест не позволяет количественно определить степень выраженности инсулинорезистентности [Зимин Ю. В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома Х. // Кардиология.-1998.-N6.-с.71-81].

Модификацией перорального теста является внутривенный тест на толерантность к глюкозе. В этом случае нагрузка глюкозой осуществляется болюсным внутривенным введением раствора глюкозы. Обычно внутривенный тест осуществляется в сочетании с последующим внутривенным введением инсулина. Тест позволяет достаточно точно охарактеризовать раннюю и позднюю фазы секреции инсулина после нагрузки. С помощью специальных математических методов [Анциферов М. Б. Клинико-биохимические и иммунологические показатели у больных сахарным диабетом: Автореферат дис... канд. мед. наук. - М., 1985. - 18 с. : Старостина Е.Г. Исследование чувствительности к инсулину и эффективности интенсифицированной инсулинотерапии у больных сахарным диабетом I типа: Автореферат дис. канд. мед. наук. - М., 1989. - 24 с.; Study of the rate of earty glucose disappearance following insulin injection: insulin sensitivity index / Grulet H., Duriach V., Hecart A. et al. // Diabetes Res. Clin. Pract. - 1993. -v. 20. - P. 201-207] может быть рассчитана скорость снижения гликемии (клиренс глюкозы), которая выражает уменьшение продукции глюкозы и увеличение ее утилизации тканями и зависит от чувствительности тканей к инсулину. Чувствительность периферических тканей к инсулину этим методом определяется косвенно [Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома Х. // Кардиология. - 1998. -N6.-с. 71-81].

Анализируя возможность применения в клинической практике перорального и внутривенного тестов на толерантность к глюкозе, Майоров А.Ю. указывает на наличие у них ряда существенных недостатков:

1. Снижение концентрации глюкозы в ходе теста происходит в результате действия как экзогенного, так и эндогенного инсулина, величина секреции которого не известна;

2. Скорость снижения гликемии зависит не только от утилизации глюкозы периферическими тканями, но и от величины продукции глюкозы печенью, которую не определяют в ходе теста;

3. Результаты пробы во многом зависят от исходного уровня гликемии, что затрудняет сравнение данных у разных лиц и даже у одного лица в динамике;

4. При концентрации глюкозы в крови, превышающей почечный порог, на скорость снижения гликемии влияет и величина глюкозурии:

5. Во время исследования может развиться гипогликемия, которая приводит к выбросу контринсулярных гормонов, изменяющих чувствительность к инсулину [Майоров А.Ю. Оценка функциональной активности инсулярного аппарата, периферической чувствительности и кинетики глюкозы у больных с впервые выявленным инсулиннезависимым сахарным диабетом. Диссертация канд. мед. наук М., 1996, с. 120].

Диагностировать синдром инсулинорезистентности можно по уровню иммунореактивного инсулина в крови. Этот способ основан на том, что развитие инсулинорезистентности приводит к гиперинсулинемии, которую можно выявить с помощью радиоиммунологического метода [Зимин Ю.В., Родоманченко Т.В. Влияет ли длительное антигипертензивное лечение ингибитором ангиотензинпревращающего фермента эналаприлом на концентрацию инсулина в крови и другие составляющие метаболического синдрома при гипертонической болезни? // Кардиология. - 1998. - N9. - с. 32-37]. При этом необходимо учитывать, что инсулинорезистентность развивается раньше гиперинсулинемии [Благосклонная Я.В., Алмазов В. А. , Красильникова Е.И. Общность патогенетических механизмов ишемической болезни сердца и инсулиннезависимого сахарного диабета, профилактика, лечение. // Кардиология, 1996, N5, С.35-39]. Вместе с тем, как сообщает Аметов А. , существующие в настоящее время методы иммунохимического определения инсулина натощак не позволяют получить полную картину дефекта в секреции инсулина. При проведении радиоиммунологического анализа инсулина могут быть получены ложные результаты, за счет присутствия в пробе проинсулина, обладающего более низкой биологической активностью, чем инсулин [Аметов А. Патогенез инсулинонезависимого сахарного диабета. // Диабетография. - 1995. - N1. - с. 2-5; Изучение секреции гормонов поджелудочной железы у больных с впервые выявленным сахарным диабетом / Беловалова И.М., Князева А.П., Старосельцева Л. К. и др. // Проблемы эндокринологии. - 1988. - N6, - С. 3-6; Секреция ИРИ и проинсулиноподобного компонента у больных с впервые выявленным сахарным диабетом / Лобанова А. М., Аразова М.И., Смирнова О.М., Анциферов М.Б. // Материалы Всесоюзного съезда эндокринологов. Тезисы докладов. - Ташкент, 1989. - С. 344-345; Содержание инсулина и проинсулина у больных с вновь выявленным сахарным диабетом / Арбузова М.И., Лобанова А.М., Смирнова О.М. и др. // Проблемы эндокринологии. - 1989. - N5. - С. 28-31; Leahy J., Halban P. , Weir G. Relative hypersecretion of proinsulin in rat model of NIDDM // Diabetes. - 1991. -v. 40. -P. 985-989: Yudkin J.S. Circulating proinsulin-like molecules // J. Diabetes Complications. - 1993. -v. 7.-P. 113- 123]. При использовании специфического определения проинсулина ряду авторов удалось показать, что у больных инсулиннезависимым сахарным диабетом фракция проинсулина в иммунореактивном инсулине может доходить до 50% и более [Dose-response characteristics of human proinsulin and insulin in non-insulin-dependent diabetic humans. / Davis S., Monti L, Piatti P. et al. // Am. J. Physiol. - 1992. -v. 263.-Pt. 1.-P. E28-35: Leahy J.L. Increased proinsulin/insulin ratio in pancreas extracts of hyperglycemic rats // Diabetes. - 1993. -v. 42.-P. 22-27]. Кроме того, имеются определенные методические ограничения при лабораторном определении иммунореактивного инсулина в крови. Так, содержание инсулина в сыворотке крови зависит от клиренса инсулина печенью, а также от наличия или отсутствия гемолиза крови в процессе лабораторного определения. Кроме того, корреляция между инсулином в крови и инсулинорезистентностью оказывается значительно слабее у лиц с нарушением толерантности к глюкозе, а в ряде случаев при явно патологическом типе сахарной кривой концентрация инсулина снижается до нормальных значений [Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома X. // Кардиология.-1998. -N6.-с.71-81; Липовецкий Б.М., Шлимович П.Б. О взаимосвязи нарушений липидного и углеводного обменов с гиперинсулинемией при атеросклерозе коронарных артерий. // Кардиология, 1975, N7, с. 101-106].

Temple R. et al. сообщают о том, что имеющиеся различия в уровнях инсулина в плазме натощак между разными лабораториями указывают на неточность методов в радиоиммунном анализе. Эта неточность может быть связана с несколькими причинами:

- различия при приготовлении стандартных образцов и антисывороток;

- адсорбция инсулина на стенках стеклянных и пластиковых пробирок;

- гемолиз;

- нестабильность инсулина в плазме.

Кроме того, метод РИА не чувствителен при измерении уровня инсулина в плазме натощак. Он не позволяет отличить инсулин от его предшественников. Частота перекрестных реакций при этом методе достигает 38-100% [Temple R., dark PMS., Hales CN. Исследования секреции инсулина при сахарном диабете II типа.//Диабетография, 1997, N9, стр. 1-3].

В качестве прототипа нами выбран способ, основанный на определении концентрации С-пептида. Этот способ позволяет наиболее точно определить наличие гиперинсулинемии, что является критерием инсулинорезистентности. Это связано с тем, что C-пептид не экстрагируется из плазмы крови печенью, имеет линейную кинетику и достаточно точно отражает "истинную" секрецию инсулина поджелудочной железой. Результат исследования C-пептида не зависит от наличия или отсутствия лабораторного гемолиза крови [Зимин Ю.В. Происхождение, диагностическая концепция и клиническое значение синдрома инсулинорезистентности или метаболического синдрома Х. // Кардиология. - 1998. - N6.- с.71-81].

Наряду с неоспоримыми достоинствами этот тест имеет и определенные недостатки. Прежде всего, определение концентрации C-пептида - косвенный метод, который свидетельствует о наличии у больного повышенной продукции инсулина. Этот метод не позволяет достоверно оценить собственно инсулинорезистентность. В патогенезе метаболического синдрома основная роль принадлежит не гиперинсулинемии, а именно повышенной резистентности тканей к инсулину [Суркова Е.В., Шахтарина И. В., Анциферов М.Б. Метаболический синдром // Современные концепции клинической эндокринологии. Материалы 1-го московского съезда эндокринологов. M. , 1997. - С.27-34; Моисеев B.C. Метаболические аспекты гипертонической болезни. // Терапевтический архив, 1997, N8, С.75-77]. Вместе с тем, синдром инсулинорезистентности не единственное состояние, сопровождающееся гиперинсулинемией и повышением концентрации C-пептида [Старкова Н. Т., Летова Е.К. Гиперинсулинемия и выраженность сердечно-сосудистых нарушений при синдроме генерализованной липодистрофии // Клиническая медицина, 1995, т. 73, N4, стр.54-56; Sawicki Р.Т., Heinemann L, Starke A.A. R. , Berger M. Hyperinsulinemia is not linked with blood pressure elevation in patients with insulinoma. Diabetologia 1992; 35: 649-652]. Таким образом, обнаружение повышенной концентрации еще C-пепггида не является убедительным критерием наличия у пациента инсулинорезистентности.

Вместе с тем, увеличение уровня C-пептида является прежде всего критерием нарушения метаболизма углеводов, тогда как инсулинорезистентность, как отмечалось выше, может приводить к расстройствам липидного, пуринового, электролитного обменов, а также формированию артериальной гипертензии. При этом последовательность формирования этих нарушений трудно предсказуема. Это ограничивает использование C-пептида на ранних этапах развития инсулинорезистентности, до формирования нарушения углеводного обмена. В результате, использование для диагностики инсулинорезистентности C-пептида не позволяет выявлять все случаи синдрома инсулинорезистентности.

Целью настоящего изобретения является повышение точности, достоверности и достижение возможности ранней диагностики синдрома инсулинорезистентности, а также расширение круга лиц, у которых возможно проведение диагностики синдрома инсулинорезистентности

Поставленная цель достигается путем определения жирнокислотного состава лимфоцитов, которые наряду с мышечной, жировой и печеночной тканью относятся к инсулинзависимым тканям [Кононяченко В.А. Сахарный диабет - проблема эндокринологии и кардиологии / Учебное пособие, М., 1986, с. 17], а следовательно могут служить надежной моделью определения состояния инсулинорезистентности. Хорошо известно, что жирнокислотный состав во многом определяет структуру и физико-химические свойства плазматических мембран клеток, в частности определяет процессы транспорта, в том числе и глюкозы [Small D.M. Lateral chain packing in lipids and membranes. J Lipid Res 1984; 25: 1490-1500; Титов В.Н. Внутриклеточный дефицит полиеновых жирных кислот в патогенезе атеросклероза. // Кардиология, 1998, N1, т.38, С.43-49; Николаева А.Н. Роль липидов в метаболическом эффекте гормонов. / Ташкент: изд. "Фан" Узбекской ССР, 1990, с. 126]. Липиды мембран не только участвуют в поддержании функциональной активности клеток, но и определяют их чувствительность к гормонам [Николаева А.Н. Роль липидов в метаболическом эффекте гормонов. / Ташкент: изд. "Фан" Узбекской ССР, 1990, с. 3; Carvalho A.P. The organization and function of biological membranes. // Cienc. Bio. 1980, N3. P.211-240; Correze C., Krug E., Verhaegen M., Nuner J. Regulation of lipogenesis in adipocytes // Independent effect of thyroid hormones, cyclic AMP and insulin on the uptake of deoxy-D-glucose // Biochim. Biophys. Acta. 574. 1979. N1. P. 164-172]. При этом увеличение ненасыщенности жирных кислот в липидах мембран повышает их проницаемость [Николаева А.Н. Роль липидов в метаболическом эффекте гормонов. / Ташкент: изд. "Фан" Узбекской CCP, 1990, c.123; Shinitzdy M. , Henkart P. Fruidity of cell membranescurrent concepts and frends // Internal. Review of Cvtology. 1979. V.60. P. 121-147]. Снижение ненасыщенности жирных кислот в фосфолипидах приводит к плотной упаковке аннулярных фосфолипидов, снижению водного окружения интегральных белков мембраны, нарушению конформации белков и функции рецепторов, сигнальных и транспортных систем. Таким образом, при дефиците полиеновых кислот изменяются многие параметры функционирования клеток и эти изменения происходят во всех тканях, органах и системах. С момента возникновения дефицита полиеновых кислот все клетки в организме начинают перестраивать свою функцию, приспосабливаясь к нефизиологическим условиям низкой степени ненасыщенности кислот и медленно в течение многих лет переходят на иной уровень функционирования. По мнению В.Н. Титова с момента возникновения дефицита в клетках полиеновых кислот, начинается формирование синдрома инсулинорезистентности [Титов В.Н. Внутриклеточный дефицит полиеновых жирных кислот в патогенезе атеросклероза. // Кардиология 1998.-N1.-с.43-49]. Замена в аннулярных фосфолипидах гекса- и пентаеновых кислот тетра- и триеновыми изменяет активность Na, K - АТФазы [Satoh Т., Cohen Н.Т., Katz А. I. Intracellular signalling in the regulation of renal Na-K-ATPase. II. Role of eicosanoids. J Clin Invest 1993; 91: 409-415] , рецепторов к инсулину и транспортных систем поступления в клетку глюкозы.

Длительное нарушение функции рецепторов к инсулину приводит к нарушению толерантности к глюкозе, гиперинсулинемии, а позднее к инсулиннезависимому сахарному диабету II типа [Dengel D.R., Goldberg A.P., Mayuga R.S. et al. Insulin resistance, elevated glomerular filtration fractions, and renal injury. Hypertension 1996; 28: 127-132]. Хорошо известно, что с одной стороны резистентность к инсулину часто сочетается с повышением артериального давления [Hall J.E., Brands M.W., Kiviighn S.D., Micelle H.L. et al. Chronic hyperinsulinemia and blood pressure. Hypertension 1990; 15: 519-527], а с другой - нарушение активности Na, K - АТФазы является фактором, который повышает артериальное давление [Постнов Ю.В., Орлов С.Н. Первичная гипертония как патология клеточных мембран. М.: Медицина 1987]. При снижении активности Na, K - АТФазы и котранспорта одновалентных катионов в цитозоле повышается содержание натрия, что приводит к гиперчувствительности гладкомышечных клеток к действию вазоконстрикторов и резистентности к вазодилататорам. Подобные нарушения в течение длительного времени приводят к становлению гипертонической болезни [Титов В.Н. Внутриклеточный дефицит полиеновых жирных кислот в патогенезе атеросклероза. // Кардиология 1998.-N1.-с.43-49]. Таким образом, повышение АД, нарушение толерантности к углеводам и атеросклероз являются проявлениями единого синдрома, связанного с изменением жирнокислотного состава клеточных мембран и приводящего к развитию синдрома инсулинорезистентности.

Способ осуществляется следующим образом. Больному натощак производят забор 30 мл крови из кубитальной или другой периферической или центральной вены самотеком в пробирку, содержащую 15 мл полюглюкина и 50 ЕД гепарина. Из полученной крови выделяют лимфоциты по методике Новикова Д.К., Новиковой В. И. [Новиков Д.К. и Новикова В.И. Оценка иммунного статуса. / Москва-Витебск, Медицина, 1996, С.265]. Для этого пробирку устанавливают в штатив и отстаивают при комнатной температуре в течение 40 минут. После чего пипеткой снимается 15 мл надосадочной жидкости и наслаивается по стенке пробирки на 10 мл смеси фикола и верографина плотностью 1,77. Затем эту смесь центрифугируют при 1500 об/мин в течение 30 минут. После чего пастеровской пипеткой отбирают кольцо лимфоцитов и помещают лимфоциты в другую пробирку для отмывания. В эту пробирку добавляют физиологический раствор натрия хлорида в соотношении 3 : 1 (3 части физ. раствора и 1 часть лимфоцитов). Пробирку устанавливают в центрифугу и центрифугируют при 1500 об/мин в течение 10 минут. Затем физиологический раствор сливают, а лимфоциты остаются на дне пробирки. Лимфоциты заливают 2 мл однонормального спиртового раствора KOH.

Жирнокислотный состав лимфоцитов определяют методом газожидкостной хроматографии [Краснов В.П., Гонцова С.А. Применение газовой хроматографии для идентификации микрофлоры у больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки/ Фундаментальные науки в хирургии / Под редакцией В.И. Русакова. - Ростов-на-Дону. - Изд-во СКНЦ ВШ, 1993. -c.91]. Данным методом идентифицируется 29 высших жирных кислот, состав которых имеет следующие количества углеродных атомов и число непредельных связей (Cn:m): C10:0; C11:0; C12:0; C12:1; C13:0; C14:0; C14:1; C15:0; C15:1; C16:0; C16:1; C17:0; C18:0; C18:1; C18:2; C18:3; C19:0; C20:0; C20:1; C20:2; C20:3; C20:4; C22:0; C22:1; C22:6.

По хроматограмме определяется процентный состав каждой кислоты, входящей в состав лимфоцитов с использованием следующей формулы:



Затем рассчитывают отношение процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным:



где m'1.

Обследовано 32 человека в возрасте от 25 до 56 лет, без клинических проявлений синдрома инсулинорезистентности. Отношение процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным в этой группе находилось в пределах 0,33-0,45, при среднем значении 0,410,014.

При обследовании пациентов с синдромом инсулинорезистентности (62 человека), отношение процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным у всех больных превышало 0,45. При этом среднее значение этого показателя составило 0,730,012. Диагноз синдрома инсулинорезистентности в этой группе был верифицирован как клиническими данными, так и лабораторными тестами. Средний уровень C-пептида натощак в этой группе составил 7,260,11 нг/мл; иммунореактивного инсулина - 26,30,56 мкЕД/мл. Коэффициент корреляции между отношением процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным и уровнем C-пептида и иммунореактивного инсулина составил соответственно +0,913 и +0,821.

Полученные в ходе исследования результаты позволили сделать вывод о том, что отношение процентного содержания насыщенных жирных кислот к ненасыщенным может служить надежным критерием диагностики синдрома инсулинорезистентности. Значение этого показателя более 0,45 позволяет поставить диагноз синдрома инсулинорезистентности, не прибегая к другим клиническим и лабораторным методам.

Пример 1. Больной Д., 73 лет, направлен в стационар с диагнозом: ишемическая болезнь сердца, стенокардия напряжения III ф.кл., постинфарктный кардиосклеоз, H1; атеросклероз аорты и сосудов головного мозга, артериальная гипертензия. В качестве антиангинального и антигипертензивного препарата получал бета-адреноблокатор анаприлин по 40 мг 4 раза в сутки. АД при поступлении 160/90 мм рт.ст. Гликемический профиль: 800 -3,5 ммоль/л; 1100 - 5,6 ммоль/л; 1400 - 4,6 ммоль/л. Пероральный тест на толерантность к глюкозе: исходно - 5,6 ммоль/л; через 60 минут после дачи 75 г глюкозы - 8,7 ммоль/л; через 180 минут - 6,0 ммоль/л. Мочевая кислота - 465 мкмоль/л (N - до 458 мкмоль/л). Иммунореактивный инсулин - 22 мкЕД/мл; C-пептид - 3,9 нг/мл. Анализ проведенных лабораторных исследований не позволял достоверным образом судить о наличии у пациента синдрома инсулинорезистентности. Больному выполнено исследование по описанной выше методике. Коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным составил 0,54. Это позволило диагностировать у больного синдром инсулинорезистентности, и в связи с этим отменить назначенный ранее анаприлин, как препарат, усугубляющий это состояние. Больному назначен верапамил в дозе 80 мг 3 раза в день, что привело к улучшению состояния метаболических процессов при наличии адекватного антиангинального и антигипертензивного действия.

Пример 2. Больной К., 43 лет, обратился в поликлинику с жалобами на избыточный вес и периодическое повышение артериального давления до 155/90 мм рт. ст. , сопровождающееся головной болью. При объективном исследования установлено наличие у пациента избыточного веса (индекс массы тела 28 кг/м2). Суточное мониторирование АД, проведенное в условиях стационара, патологии не выявило. В ходе проведенного биохимического исследования нарушений углеводного обмена по результатам теста на толерантность к глюкозе выявлено не было. Уровень C-пептида составил 4,0 нг/мл (верхний предел нормы). Для уточнения диагноза и выбора тактики лечения проведено определение жирнокислотного состава лимфоцитов. Коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным составил 5,1, что позволило выявить у пациента наличие синдрома инсулинорезистентности. Были даны рекомендации по диете. Предписано выполнение аэробных физических нагрузок. В течение полугода пациент следовал вышеукакзанным рекомендациям, что позволило снизить массу тела (индекс массы тела составил 19 кг/м2). Уровень C-пептида снизился до 2,8 нг/мл, а коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным при повторном исследовании составил 0,41.

Пример 3. Больной С., 58 лет, поступил в стационарное отделение с диагнозом гипертоническая болезнь II стадии. Амбулаторно принимал эналаприл, однако эффект от проводимой терапии был незначительным. С целью исключения у пациента наличия синдрома инсулинорезистентности выполнено исследование жирнокислотного состава лимфоцитов по описанной выше методике. Коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным был равен 0,39. Это позволило отвергнуть предположение о наличии у пациента синдрома инсулинорезистентности. Это позволило назначить пациенту антигипертензивный препарат тенорик-100 (-адреноблокатор атенолол + диуретик гипотиазид) по 1 таблетке 1 раз в день, без риска ухудшить метаболические процессы в организме. В ходе проведенного лечения состояние больного улучшилось, нормализовался уровень артериального давления.

Пример 4. Больной Т., 35 лет, поступил в стационарное терапевтическое отделение с диагнозом сахарный диабет II типа, алиментарно-конституциональное ожирение II степени. С целью уточнения генеза сахарного диабета и выбора тактики лечения проведено исследование жирнокислотного состава лимфоцитов. Коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным составил 0,66. Уровень иммунореактивного инсулина составил 31,0 мкЕД/мл, а C-пептида - 6,9 нг/мл. Поскольку сахарный диабет у этого пациента развился в результате снижения чувствительности периферических тканей к инсулину (инсулинорезистентности), был назначен препарат метформин, уменьшающий инсулинорезистентность. Это позволило не только добиться нормализации показателей углеводного обмена у пациента, но и снизить массу тела. При повторном исследовании, проведенном у больного спустя 11 месяцев после назначения метформина, коэффициент соотношения насыщенных жирных кислот к ненасыщенным составил 0,52, что свидетельствовало об усилении чувствительности периферических тканей к инсулину. Полученный результат подтверждался и снижением концентрации иммунореактивного инсулина и C-пептида, соответственно до 24 мкЕД/мл, а C-пептида - 4,3 нг/мл.

По сравнению с прототипом способ обладает следующими преимуществами:

1. Способ позволяет более достоверно оценить наличие у пациентов синдрома инсулинорезистентности.

2. Способ является прямым методом определения инсулинорезистентности, поскольку основан на выявлении причины развития этого синдрома.

3. Способ может быть реализован на ранних этапах синдрома инсулинорезистентности.

4. Способ расширяет круг лиц, у которых возможно проведение диагностики синдрома инсулинорезистентности. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ диагностики синдрома инсулинорезистентности путем исследования крови пациента, отличающийся тем, что исследованию подвергают лимфоциты, выделенные из венозной крови, взятой натощак, далее в лимфоцитах методом газожидкостной хроматографии определяют жирно-кислотный состав, содержание насыщенных и ненасыщенных жирных кислот, затем рассчитывают их соотношение и при значении этого показателя более 0,45 диагностируют синдром инсулинорезистентности.