СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ РЕЗИСТЕНТНЫХ ФОРМ СИНДРОМА ЗАВИСИМОСТИ (АЛКОГОЛИЗМА, НАРКОМАНИЙ, ТОКСИКОМАНИЙ, ГЕМБЛИНГА И ДР.) ПРИ ЭНДОГЕННЫХ, РЕЗИДУАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКИХ, КОМОРБИДНЫХ РАССТРОЙСТВАХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЯХ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ РЕЗИСТЕНТНЫХ ФОРМ СИНДРОМА ЗАВИСИМОСТИ (АЛКОГОЛИЗМА, НАРКОМАНИЙ, ТОКСИКОМАНИЙ, ГЕМБЛИНГА И ДР.) ПРИ ЭНДОГЕННЫХ, РЕЗИДУАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКИХ, КОМОРБИДНЫХ РАССТРОЙСТВАХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЯХ


RU (11) 2301685 (13) C1

(51) МПК
A61M 16/00 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(21) Заявка: 2005141330/14 
(22) Дата подачи заявки: 2005.12.29 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2005.12.29 
(45) Опубликовано: 2007.06.27 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: RU 2142294 C1, 10.12.1999, весь документ. RU 2000765 C1, 15.10.1993, весь документ. US 4908374, 13.03.1990, реферат. РАЗСОЛОВ Н.А. и др. Нормобарическая гипокситерапия // Методические рекомендации для авиационных врачей. - М., 2002. КАРАШ Ю.М. и др. Нормобарическая гипоксия в лечении, профилактике и реабилитации. - М.: Медицина, 1988, стр.133-151.
LAMBIE DG. et al., Respiratory responsiveness in male alcoholics after withdrawal., Alcohol Clin Exp Res. 1987 Feb; 11(1):49-51, реферат.

(72) Автор(ы): Глушко Анатолий Александрович (RU); Брюн Евгений Алексеевич (RU); Копоров Сергей Георгиевич (RU); Урвачев Николай Алексеевич (RU); Костин Александр Игорьевич (RU); Стрелков Ростислав Борисович (RU) 
(73) Патентообладатель(и): Глушко Анатолий Александрович (RU); Брюн Евгений Алексеевич (RU); Копоров Сергей Георгиевич (RU); Урвачев Николай Алексеевич (RU); Костин Александр Игорьевич (RU); Стрелков Ростислав Борисович (RU) 
Адрес для переписки: 113525, Москва, ул. Сумская, 12, корп.2, кв.59, А.А. Глушко 

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ РЕЗИСТЕНТНЫХ ФОРМ СИНДРОМА ЗАВИСИМОСТИ (АЛКОГОЛИЗМА, НАРКОМАНИЙ, ТОКСИКОМАНИЙ, ГЕМБЛИНГА И ДР.) ПРИ ЭНДОГЕННЫХ, РЕЗИДУАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКИХ, КОМОРБИДНЫХ РАССТРОЙСТВАХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЯХИзобретение относится к медицине, а именно к наркологии и психиатрии, и может быть использовано при лечении резистентных форм синдрома зависимости. Для этого проводят нормобарическую прерывистую гипокситерапию в сочетании с гипероксическими воздействиями. При этом гипоксические фазно-циклические воздействия осуществляют в закрытом респираторном контуре с концентрацией O 2 - 6-18%. Гипероксические воздействия осуществляют смесью с концентрацией O2 - 24-40%. Воздействия газовыми смесями производят в синфазном режиме от 1-2 до 5-8 минут. Сеансы состоят из 5-7 циклов гипоксических и гипероксических воздействия. Курс лечения включает в себя 10-15 сеансов, которые проводят ежедневно или через день. Способ позволяет оптимизировать базовые функции головного мозга и других органов, а также восстановить патологически измененную реактивность организма, лежащую в основе формирования синдрома зависимости. 1 табл.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Изобретение относится к медицине, в частности к наркологии и психиатрии, с целью лечения резистентных форм наркомании, токсикоманий, алкоголизма, игровой зависимости (гемблинга) особенно в сочетании с эндогенными и резидуально-органическими коморбидными расстройствами.

Известны способы лечения резистентных форм наркологических заболеваний с использованием медикаментозных, физиотерапевтических средств и психотерапевтических техник, которые можно выделить в три направления современного адаптогенного подхода: а) фармакоадаптогены: иммуномодуляторы, антиоксиданты, пиротерапия, нейрометаболические, ноотропные, сосудистые, дегидратационные препараты; б) нефармакогенные (физиотерапевтические) адаптогены: гемосорбция, плазмаферез, ультрафиолетовое и лазерное облучение крови, магнитотерапия, гипербарическая стимуляция (ГБО), прерывистая нормобарическая гипокситерапия - ПНГ, квантовая цветоимпульсная терапия, фототерапия, транскараниальная магнитная стимуляция - ТМС (Валентик Ю.В., 1990) биологическая обратная связь, иглорефлексотерапия, депривация сна и др.; в) психо- и социотерапевтические адаптивные технологии. Шоковые адаптогенные методы, такие как глобальная и локальная антипсихотическая электросудорожная - ЭСТ (А.И.Нельсон, 2005), инсулино-коматозная терапия и др.

Предлагаемые методики не позволяют в полной мере оптимизировать эффективность лечения наркологических больных, особенно при фармакорезистентных, коморбидных и сочетанных резидуально-органических церебральных расстройствах. Одни методы недостаточно эффективны для преодоления резистентности (УФО, ИРТ, ГБО, ПНГ, ТМС), другие - травматичны (ЭСТ). Развитию интолерантности к психофармакотерапиии способствует токсико-аллергическая предрасположенность, сопутствующие соматические заболевания, понижающие метаболическую активность цитохромов Р-450 и стресс-лимитирующих систем организма. Токсическое повреждение гепато-ренального барьера наркологических больных ведет к нарушению биотрансформации и экскреции психотропных препаратов. Ретенция и депонирование лекарств, их прекурсоров и метаболитов в организме изменяют реактивность и чувствительность ЦНС, приводят к ликворо-динамическим и токсико-энцефалопатическим нарушениям.

Анализ обширной библиографии по лечению острых и хронических расстройств алкогольного, наркотического и токсического генеза, а также наблюдение больных с фармакотолерантными, высокопрогредиентными, злокачественными и торпидными формами течения показывает, что большинство случаев неэффективной курабельности обусловлено сочетанной конституционально-эндогенной и токсико-экзогенной резистентностью. Адаптация к фармакотерапии (лекарственный патоморфоз) клинически проявляется: а) изменением основного, антипсихотического, соматотропного действия (вторичная псевдо - и гипертолерантность); б) появлением побочных эффектов и осложнений (отрицательная толерантность, гипо- и интолерантность, непереносимость); в) формированием ятрогенного синдрома зависимости к некоторым фармакологическим средствам (транквилизаторы, антидепрессанты, анальгетики).

Особенности клинико-фармакологического патоморфоза наркологических заболеваний несмотря на применение препаратов с минимальными побочными эффектами (атипичные, селективные нейролептики и антидепрессанты) требуют поиска новой терапевтической парадигмы, стратегии и тактики лечения. Доминирующий в настоящее время психофармакотерапевтический подход и "социальная фармакофилия", ведут к накоплению в популяции антропогенной резистентности и осложнений. Все вышеизложенное требует развития и совершенствования адаптогенной, влияющей на общую и специфическую реактивность организма, стратегии лечения.

В клинической медицине с 1985 г. по разрешению Минздрава СССР используется метод прерывистой нормобарической гипоксической стимуляции - ПНГ для повышения неспецифической резистентности организма (Стрелков Р.Б. 1971, 2002, Чижов А.Я., Караш Ю.М., Филимонов В.Г., Стрелков Р.Б. 1981, 1990). Суть метода состоит в фракционно-циклическом режиме дыхания газовыми смесями с пониженным содержанием кислорода и атмосферным воздухом. ПНГ относится к общебиологическим, нефармакогенным, физиотерапевтическим методам.

Адаптация к гипоксии (ответ на гипоксистимуляцию) оптимизирует измененную общую и специфическую реактивность организма: повышает сопротивляемость к различным токсическим веществам растительного и минерального происхождения, при отравлении стрихнином (A.Loewy, 1932), цианидами (З.А.Барбашева, 1960), галлюциногенами и алкоголем (Ф.З.Меерсон, 1981). улучшает гемодинамику и кровоснабжение поврежденных органов и тканей за счет формирования новых капиллярных связей и реваскуляризации. В коре головного мозга активизируется синтез нуклеиновых кислот, белков, нейромедиаторов (ГАМК, серотонин, дофамин, адреналин, норадреналин и др.), улучшающих межнейрональные связи. Адаптация к гипоксии активизирует эндогенную опиоидную систему, увеличивает синтез эндорфинов клетками коры надпочечников (Г.К.Золоев, 1989), снижает уровень аутоантител к нейротрофическим факторам (А.А.Глушко, Т.П.Клюшник 2000, 2005), регулирующим нейрокогнитивные и интеллектуально-мнестические процессы.

Использование ПНГ у больных параноидной шизофренией (А.З.Колчинская, С.Д.Расин 1953, М.М.Сиротинин 1954, Ф.З.Меерсон 1993), эндогенной депрессией (М.О.Гуревич, А.М.Сумская, A.A.Хачатуриан 1941, В.П.Протопопов, Н.Н.Сиротинин 1953, И.А.Каримулаев, В.В.Калинин, С.Н.Мосолов 1995, 2002), диссоциированной формой табачной зависимости (В.К.Смирнов, О.И.Ермолаева 1997), при алкоголизме и наркотической зависимости (А.А.Глушко с соавт. 1998 г) позволило выделить клинические, биохимические, иммунологические и функциональные (ЭКГ, ЭЭГ) предикторы эффективности терапии: редукция негативной и позитивной галлюцинаторно-бредовой, тревожно-фобической, сенесто-ипохондрической симптоматики, стойкий антидепрессивный эффект при континуальном течении депрессии, резистентной к тимолептической терапии. Подавление основных гетерогенных компонентов синдрома патологического влечения к ПАВ: тревожного, фобического, депрессивного, сенесто-ипохондрического. Полимодальность и разнонаправленность терапевтического эффекта ПНГ при эндо- и экзотоксикозах обусловлена снижением циркулирующих иммунных комплексов, влиянием на типовые нейробиохимические механизмы адаптации к фракционно-циклической гипоксии, на структурирование патологической доминанты (влечения) и стереотип поведения больного.

Использование ПНГ у лиц с зависимостью от ПАВ позволило повысить эффективность лечения наркологических больных, особенно резистентных к базисной психофармакотерапии нейролептиками, антидепрессантами, транквилизаторами. Установлено разнонаправленное действие различных режимов ПНГ: от активирующего с усилением симпатических влияний при O2 - 14-18%, до вегетостабилизирующего и аналгетического при O2 - 10-12% и антипсихотического (дезактуализация патологического влечения, редукция аффективных, дисфорических, сомнических и психопатоподобных расстройств) при O2 ниже 10% (9-7%) - преаноксический, жесткий режим. Выявлена прямая зависимость между снижением чувствительности к гипоксическому стимулу наркологических больных, интенсивностью наркотизации и тяжестью течения заболевания. Данная группа больных легко, в пределах физиологических реакций, переносила адаптацию к жесткой гипоксии (ниже 9% O2). Резистентные к гипокситерапии варианты идеаторного компонента патологического влечения: обсессивный, компульсивный, пароксизмальный, коррелируют со степенью осознаваемости патологического влечения, "критикой" к болезни и мотивационной готовностью к лечению.

Выявленный феномен гипоксирезистентности (А.А.Глушко с соавт. 2000 г.) наркологических больных и его прямая корреляция со степенью тяжести течения заболевания ограничивал использование ПНГ в стандартных режимах. Резидуально-органические расстройства токсического генеза и осложнения снижали терапевтические возможности гипоксистимуляции в жестком режиме (О 2 - 8-9%). Снижение адекватного клинического эффекта гипокситерапии, рефрактерность ответа гипоксирезистентных больных на стандартные амплитудные колебания газовой смеси во вдыхаемом воздухе (от 10% О2 - гипоксический стимул, до 20,94% О2 - нормоксический стимул) свидетельствует об истощении адаптивных резервов, наличии сомато-висцеральных, нейро-дегенеративных осложнений и гипокси-метаболической энцефалопатии токсического генеза, требующих компенсаторно-заместительной активации нейрометаболических функций организма.

В клинической практике широко используются обогащенные кислородом газовые смеси, малопоточная гипероксия, ГБО (Чуркин А.А., 1994, Сосин И.К., Гуревич Я.Л., Волков А.С., Пшук Н.Г. 1987) и их эффекты: катаболический, детоксикационный, иммуностимулирующий, ренаративно-регенеративный, вазоконстрикторный, про- и антиоксидантный. Респираторная гипероксия устраняет гипоксемию, тканевую гипоксию, уменьшает легочную гипертензию, перегрузку правого желудочка, улучшает кровоснабжение в легких (гиперемия, синдром Робин Гуда), ЦНС. Гипероксия повышает проницаемость сарколеммы для Са2+, активизирует Са 2+ - АТФазу, усиливает сократительную функцию правого желудочка, раскрывает легочные шунты и облегчает кровоток в легочной артерии. Восстанавливается соотношение медленной и быстрой фаз сна, усиливается антитоксическая микросомальная активность печени (цитохром Р-450), экскреторная функция почек, снижается экскреция катехоламинов надпочечниками и метаболический ацидоз. С помощью портативных концентраторов кислорода малопоточная гипероксия в непрерывном режиме может осуществляться до 10-12 часов при концентрации О 2 - 30-35%. Гипероксия снижает пейсмекерную активность инспираторных нейронов, минутный объем и частоту дыхания.

И.С.Бреслав (1970), при исследовании онтогенетических и возрастных закономерностей выбора и предпочтения газовых смесей молодыми, зрелыми и старыми крысами установил, что избегание гипоксических смесей с возрастом увеличивается, а гипероксических - характерно только для взрослых особей. Молодые крысы в связи с гиперметаболизмом и старые из-за истощения адаптационных резервов реагировали положительно на гипероксическую смесь (О2 - 80%), что подтверждает идею Н.Н.Сиротинина (1966, 1981) о полезности для организма преклонного возраста дополнительного обеспечения кислородом.

Ультраструктурные исследования нейрона при морфинной, алкогольной интоксикации (Г.В.Морозов, Н.Н.Боголепов 1984) и гипоксии (Н.Н.Боголепов 1979) выявили два типа изменений: 1) пролиферативно-репаративные, характерные для онтогенетически молодых и незрелых клеток (скопления круглых "юных" митохондрий), продуктивная реакция митохондрий с активацией ядра и ядрышка, белоксинтезирующей функции клетки на хроническую морфинную интоксикацию, осмифилия матрикса, базофилия ядра, складчатость ядерной мембраны, сдвиг к периферии и активация ядрышка), соответствуют компенсаторной стадии адаптации энергетического метаболизма к гипоксии с сохранной реакцией эндогенного синтеза кислорода; 2) деструктивно-дегенеративные, наблюдающиеся при интоксикации и при старении (гиперхроматолиз, вакуолизация, некролиз, оксифильность), вероятно сопряжены с блокированием эндогенного синтеза О2, дезадаптацией энергетического метаболизма в ткани мозга, снижением мозгового кровотока и накоплением продуктов перекисного окисления липидов.

Ткань мозга обладает относительно слабой ферментативной системой антиокислительной защиты, более важную роль, вероятно, играет скорость поступления О2 в клетку, сродство кислорода к фосфолипидам, высокая его "растворимость" в мембранном слое нейрона и митохондрий. О данном предположении свидетельствует чередование тормозных и возбудительных процессов, фазность нейронального ответа на разную концентрацию кислорода. Тормозная реакция наблюдалась у нейронов мозжечка, гиппокампа при концентрации О 2 - 69 и 18%, фаза активации протекала при 35-39% О 2, гипоталамуса при 25%. У нейронов зрительной коры отсутствовала фаза торможения, а возбуждение начиналось при О 2 - 72% и медленно снижалось вплоть до полного угнетения при О2 - 16%.

Фазность электрогенеза нервной ткани отражает специфику метаболизма, адаптации, резистентности и окситопографии различных структур мозга к гипоксии (Власова И.Г. с соавт. 1999). Захарова Е.И. и соавт. (2002.) подчеркивают ведущую роль 1 слоя неокортекса и малых холинергических (холинацетилтрансфераза, ацетилхолинэстераза, Na/K-АТФаза) систем как "сенсоров" кислорода, ответственных за устойчивость к гипоксии соответствующих структур мозга, а бульбарные ядра принимают участие только в патогенезе гипоксии. Стельмашук Е.В. с соавт. (2002) с помощью предварительной гипероксигенации в карбогеновой (95% О 2, 5% СО2) среде культивируемых клеток мозжечка крыс не выявили экспрессии антиапоптотического белка bcl-2, гибели нейронов по механизму апоптоза и некроза, установили повышение их устойчивости к кислородно-глюкозной депривации (КГД). Увеличение активности Na/K-АТФазы на 32% стимулирует захват глутамата клетками глии, и снижает, тем самым, гибель нейронов от КГД. Избыток кислорода может вести к продукции свободных радикалов в клетках, которые активируют эндогенные антиоксидантные системы и способствуют формированию ишемически-гипоксической толерантности мозга.

Среди причин смерти больных наркологического профиля первое место занимает острая сердечно-сосудистая недостаточность, а у больных героиновой наркоманией летальный исход связан преимущественно с асистолией правого желудочка. Токсическому поражению наиболее подвержены правые отделы миокарда. Положительный кардиотропный эффект умеренной гипероксии позволяет рассматривать ее как патогенетическую терапию и превентивную стратегию: предупреждение витальных, соматических осложнений синдрома зависимости.

Задачей изобретения является разработка и внедрение эффективного способа лечения резистентных форм синдрома зависимости с учетом исключения недостатков известных методов, включая преодоление феномена перекрестной гипоксирезистентности наркологических больных, выявленного при использовании прототипа - ПНГ.

Поставленная задача решена в результате некоммерческого совместного сотрудничества Московского научно-практического центра наркологии (директор - Брюн Е.А.), Научно-внедренческой фирмы "Метакс" (Ген. директор Урвачев Н.А.) и Наркологического диспансера №1 ЮАО (главный врач - Копров С.Г.). Сотрудники договорных учреждений Глушко А.А. и Костин А.И. при консультативной поддержке автора метода ПНГ - заслуженного деятеля науки РФ, академика РАМНТ, президента Международной академии проблем гипоксии, д.м.н., профессора Стрелкова Р.Б. - произвели инновационно-технологическую модернизацию существующей генерирующей гипоксические смеси установки "Эдельвейс", разработали нормативно-правовые документы по внедрению новой медицинской технологии в наркологическую практику и классификатор мониторинга больных. Метод адаптирован для больных наркологического профиля и предназначен для реализации программы профилактической (лечение лиц группы риска), клинической (лечение синдрома зависимости) и соматической (лечение осложнений) наркологии. Совместно с социопсихотерапевтическими программами биологическая направленность метода является важным и необходимым базисом в решении проблем наркологической реабилитологии.

В связи с вышеизложенным, нами предложена технология использования нормобарической малопоточной гипероксии (О2 - 24-40%) и нормобарической гипоксии (О2 - 18-8%) в синфазном режиме, которая отличается от циклически-фракционного (цикл гипоксии сменяется реоксигенацией атмосферным воздухом по 3-5 минут каждый) способа ПНГ тем что, градиент гипоксического стимула следует за гипероксическим и равен ему. Равные по величине, но различные по направлению (синфазные) амплитуды гипоксии и гипероксии составляют основу предложенного способа лечения. В зависимости от целей и задач терапии синфазная стимуляция мозга может осуществляться в различных режимах: с преобладанием гипоксического (психопродуктивные расстройства) или гипероксического (дефицитарные расстройства) цикла с последующей их синхронизацией. За нулевой уровень отсчета принимается нормоксический уровень с концентрацией O2 в атмосферном воздухе 20,94%. Градиент (различие в концентрации O2 на вдохе и выдохе) "равнинного" респиратотного цикла равен 4-5 (21% на вдохе - 16-17% O2 на выдохе), высокогорного 1-3 (18-19% - 16-17% O2). В синфазной адаптации к гипоксии и гипероксии состоит принципиальное отличие данного способа от существующих методик. Смена гипоксического стимула адекватным и равным по величине гипероксическим увеличивает более чем в 3-6 раз градиент парциального давления O 2 во вдыхаемой газовой смеси. Учитывая гипоксирезистентность наркологических больных, синфазная гиперреоксигенация позволяет использовать "жесткую гипоксию" или кратковременную (1-2 мин), адекватную преаноксическую стимуляцию газовой смесью, содержащей 9-6% O2 во вдыхаемом воздухе. В связи с максимальной сопряженностью (93-97%) метаболизма нейронов с кислородным биоэнергогенезом считаем правильным используемое изменение кислородного бюджета рассматривать как гипоксическую и гипероксическую стимуляцию мозга.

Предложенный метод лечения, именуемый в дальнейшем как способ нормобарической синфазной (гипоксически-гипероксической) стимуляции мозга - ССМ, рассматривается как важный патогенетический фактор лечения резистентных форм наркологических заболеваний. Синфазность, частотно-временные и амплитудно-градиентные параметры гипоксического и гипероксического стимулов влияют на хронотопобиологические механизмы формирования синдрома зависимости. Сформировавшиеся в процессе эволюции спонтанные флуктуации биоэнергогенеза синхронизируют структурно-метаболические, мембранные потенциал-зависимые, электрогенераторные, стресс-лимитирующие системы и регенераторно-пластические процессы организма. Синфазность отражает не простое складывание адаптационных гипоксических и гипероксических эффектов, а их синергетическое взаимное потенцирование. Адаптация к гипоксии сопровождается усилением тканевой ретенции кислорода и анаболизма, а адаптация к гипероксии активизирует антиоксидантные и репаративные катаболические процессы. Синфазную адаптацию к гипоксии и гипероксии можно рассматривать как наиболее полную "голономную" стимуляцию тканевого метаболизма по диоксидзависимому преферендуму и сопряженную с ним активацию митохондриальных, ядерно-плазматических и трансмембранных процессов. Ниже приводятся основные параметры отличий заявленного метода (ССМ) от прототипа (ПНГ).

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГИПОКСИЧЕСКИ-ГИПЕРОКСИЧЕСКОЙ (ССМ) И ГИПОКСИЧЕСКОЙ (ПНГ) НОРМОБАРИЧЕСКОЙ СТИМУЛЯЦИИ 
параметры заявленный метод: ССМ - синфазная (гипоксически-гипероксическая) стимуляция мозга прототип: ПНГ-прерывистая нормобарическая гипоксистимуляция 
Терапевтический фактор и градиенты (конц.) диоксида (% O2 ) Гипоксический (6-18% O 2) гипероксический (22-40% O2) гипоксический (9-14% O2 ) 
Принцип синфазности и газодинамическое равновесие Соблюдается: фаза гипоксии равна по градиенту O2 и по длительности фазе гипероксии. Отсутствует: фаза гипоксии сменяется релаксацией - отдыхом нормоксией - свободным атмосферным дыханием. (20,94% O2) 
Модальность адаптации Двухфазная: гипоксическая и гипероксическая Монофазная: прерывистая гипоксическая 
Респираторный цикл закрытый (аппаратный) Полузакрытый (аппаратно-атмосферный) 
Длительность фаз и цикла от 1 до 8 мин 3 -5 мин 
Мониторинг ЭЭГ, ЭКГ Обязателен для подбора режима терапии по показаниям 
Перспективы применения и терапевтическая широта метода: возможные режимы (кроме синфазного) для преодоления полирезистентности ускоренной сенситизации организма. При: гипоксирезистентности токсико-гипоксической энцефалопатии (ТГЭ), резидуально-органических расстройствах (POP)

1. гипоксический

2. преаноксический

3. гипероксический Ограничена эффективность при гипоксирезистентности

противопокзание: ТГЭ и POP. 


Гипоксически-гипероксическое перекондиционирование биоэнергогенеза, синфазная адаптация мозга за счет увеличения более чем в 3-6 раза разности градиента парциального давления кислорода в газовой смеси протекает ускоренно, интенсивно и с более выраженной синхронизацией нейронального электрогенеза в диапазоне альфа ритма. Влияние на кардиоэлектрогенез (анализ гистограммы ЭКГ) характеризовалось отрицательным хронотропным (замедляет ритм), положительным коронарогенным, вазодилатирующим и отрицательным дромотропным (не ухудшает проводимость) эффектом. ССМ подавляет эктопические очаги "re entry" возбуждения в миокарде и патологические пик-волны, бета-активность ЭЭГ травматичесого, токсического и дисметаболического генеза. ССМ обладает тоногенным и нормотензивным эффектом, воздействует на типовые физиологические и патологические процессы, устраняет их дизрегуляцию и дизритмию.

Исследования показали, что ССМ дает положительный результат при лечении трудно курабельных и резистентных форм алкоголизма, наркоманий и токсикоманий, особенно в сочетании с эндогенными, резидуально-органическими и коморбидными расстройствами.

Заявленный способ лечения с использованием физиотетапевтических средств (гипокси-гипероксическая установка "Эдельвейс") решает проблему эффективности лечения больных с синдромом зависимости и отмены сопутствующими соматическими и резидуально-органическими осложнениями на фоне клинической и фармакологической резистентности. Достигаемый эффект обеспечивается кратковременной дозированной синфазной "гипоксией - гипероксией" мозга, приводящей к реорганизации капиллярной сети, улучшению микроциркуляции, устранению дизритмии, дисметаболизма, активации макро- и микрореваскуляризации нервной ткани, нейротрофических, регенераторно пластических процессов, усилению синаптогенеза, дендритогенеза, аксон-дендритного, мембранно-ионного транспорта и электрогенеза, нейроиммуногенеза - снижению аутоантител к фактору роста нервов, торможению нейроапоптоза, програмируемой нейротоксинами гибели нейронов, снижению проницаемости гематоэнцефалического барьера к ПАВ. В результате этого оптимизируются базовые функции головного мозга и других органов, восстанавливается патологически измененная реактивность организма, лежащая в основе формирования синдрома зависимости.

В качестве примера представляем выписки из историй болезни (ИБ):

Пример 1. И Б №312. Больная А-на Г.И. 34 г. Наследственность отягощена алкоголизмом отца и биполярным аффективным расстройством матери. Образование среднее, работает оператором на кондитерской фабрике. Замужем, имеет двоих детей школьного возраста. С детства была впечатлительной, тревожно-мнительной. Муж злоупотребляет алкоголем более 10 лет. 2 года назад перенесла черепно-мозговую травму. В связи с появившимися: утомляемостью, головными болями, раздражительностью почти ежедневно после работы пила слабоалкогольные коктейли. Через 6 месяцев сформировалась зависимость с выраженным депрессивным и диссомническим компонентом. Лечилась самостоятельно, течение болезни - без ремиссии. В 2005 году больной проведена монотерапия синфазной стимуляции мозга в восходяще-нисходящем режиме. Гипоксический градиент O 2 от сеанса к сеансу возрастал от 16% до 8% а гипероксический - от 24 до 36% с последующим уменьшением стимула. Время гипоксически-гипероксичеких фаз составляло от 2-3 минут до 5-6 мин. После первого сеанса через 8 часов имела место преходящая цефалгия в течение 3 часов, прекратившаяся самопроизвольно. Дальнейшая терапия ССМ проводилась в мягком режиме. Нормализовался сон, исчезла слезливость, настроение улучшилось, влечение к алкоголю уменьшилось. По программе исследования больным не проводилась установка на категорический отказ от ПАВ в период лечения. Через 2 недели, после 7 сеансов ССМ, больная выпила 50 мл водки и испытала выраженную тошноту и рвоту, от дальнейшей алкоголизации отказалась. Просила врача прокомментировать случившееся. Жаловалась на боли в эпигастральной области, влечение к алкоголю отрицала. Проведена беседа, больная высказала установку на продолжение лечения и отказ от алкоголизации. Работает, дополнительная терапия не проводилась. Находится под наблюдением МНПЦ наркологии ДЗ г.Москвы.

Пример 2. И.Б. №76. Больной Т-н М.Н. 1966 г.р. Наследственность отягощена алкоголизмом отца. С детства страдает генерализованной формой псориаза. Образование 10 классов. Строитель. Женат. Имеет 2-х детей. Давность болезни более 20 лет. Алкогольный абстинентный синдром сформирован по развернутому типу. Запои по 3-5 дней, суточная толерантность высокая - до 1,5 литра водки. Ремиссии до 6 мес. Состоит на учете в НД. Лечится регулярно по 2-3 раза в год. Жалобы на раздражительность, влечение к алкоголю, бессонницу, сердцебиение. Бледен, тремор рук, век, гипергидроз, красный дермографизм, гепатомегалия + 4 см, умеренная болезненность в правом подреберье. Eritema palmarum, гинекомастия. Тоны сердца приглушены, границы диффузно расширены, на ЭКГ: синусовая тахикардия 83 в 1 мин, зубец Т уширен, с амплитудой выше R в грудных отведениях. S - тип ЭКГ с диффузной дистрофией миокарда. АД 160/90 мм. рт.ст. Вял, заторможен, интеллектульно-мнестически снижен. На вопросы отвечает, отрывисто, злобно-агрессивно. Кожа рук, предплечья, живот, шея, лицо, волосистая часть головы, голени покрыты псориатической сыпью, на разной стадии эволюции от папулезных, мокнущих очагов до зудящих зон шелушения. На фоне гипоксически-гипероксической терапии в щадящем режиме с градиентом O2 от 10 до 30% с первого сеанса нормализовался сон, улучшилось самочувствие, появился интерес и доверие к терапии. На 5 день больной сообщил, что "впервые в жизни" увидел цвет нормальной кожи на месте псориатической сыпи. Влечение к алкоголю редуцировано, высказывает установку на трезвость. Прошел полный курс лечения, на коже полностью исчезли мокнущие очаги, преобладала молодая, гипопигментированная эпителиальная ткань. Выписан в хорошем настроении, влечение к алкоголю редуцировано, сформированы установка на трезвость, наблюдается в МНПЦ наркологии.

Пример 3. И.Б. №301 Больной А-н В.А. 1967 г.р. Наследственность отягощена алкоголизмом по отцовской линии. Образование среднее, женат, имеет двоих детей, работает дорожником. Алкоголь употребляет с 8 лет. Запои сформировались к 18 годам. Трижды перенес черепно-мозговые травмы. Интеллектуально - мнестически снижен, груб в общении. Лечился неоднократно, ремиссия по алкоголизму 3 года. Обратился с жалобами на неодолимое влечение к игре на деньги. В течение 3-х лет не мог пойти мимо игрового автомата. Триггерами игровой зависимости являлись: деньги, вид игрового автомата, а в течение последнего года влечение к игре приняло аутохтонный, неодолимый характер. В поисках денег продал домашние вещи, занимал у знакомых. Жена предупреждала всех и прятала драгоценности, однако все, что имело меновую стоимость, больной проигрывал. После пробного сеанса гипоксически-гипероксической стимуляции в щадящем режиме (при O2 10-30%) больной испытал легкое расслабление, но на следующий день заявил, что "мне ваша методика не подходит, я вчера опять играл, но оставил деньги на проезд, чего раньше никогда не делал". Был подобран жесткий короткоимпульсный (2-3 мин) режим гипоксии при O 2 - 7-8% и 33-36%. Со второго сеанса больной начал различать газовые смеси, нормализовался сон, смог контролировать спонтанно возникающее влечение к игре. Дополнительная терапия не проводилась. После 9 сеанса (проводимых ежедневно) сообщил, что испытывает безразличие к игре и игровым автоматам, даже дважды себя проверял, заходил в игровой зал с деньгами и наблюдал, как играют другие. Проведена беседа. После 14 сеансов был сделан перерыв на 2 недели. За период перерыва у больного однократно актуализировалось влечение во сне, не отразившееся негативно на поведении в течение дня. Через 8 сеансов у больного появился интерес к чтению, стал планировать свой отпуск, отдых с семьей, подсчитывал ущерб, нанесенный семье, впервые появилось чувство вины, осознание болезни и уверенности в собственных силах: "Меня сгубила жажда быть первым, лидером во всем с самого детства, но с игровым автоматом, как и с глупцом - тягаться себе дороже. Сейчас я их просто вычеркнул из сознания". Работает, влечение отрицает. Наблюдается в МНПЦ наркологии.

Пример 4. И.Б. №100 Больная У-к О.Р. 1977 г.р. Наследственность отягощена алкоголизмом отца. 4-й ребенок в семье. Отец избивал мать. С 12 лет воспитывалась матерью, отец ушел из дома, хотел вернуться, мать готова была простить, но больная запретила отцу возвращаться в семью, плакала, кричала. Винила себя, что прогнала отца, считает, что разрушила жизнь матери, а затем сама ушла из дома и с 13 лет воспитывалась "улицей": употребляла винт, "ингалянты", "черняшку", а с 15 - героин. С 1999 г. ВИЧ, гепатит - В, С. Наблюдается в центре "Антаспид". С 22-х лет ПАВ не употребляет. В 24 года родила сына (ВИЧ - негативный). В декабре 2004 г. перенесла крупозную пневмонию с последующими обострениями через 2-3 месяца. С января 2005 г. - рецидивирующий фурункулез. Работает официанткой в ресторане. Жалобы на влечение к психоактивным веществам, вялость, слабость, сыпь в области спины, шеи, лица, головы, раздражительность, бессонницу, быструю утомляемость. Настроение снижено, плачет, эмоционально лабильна, высказывает суицидальные мысли, от действий сдерживает только ребенок. Эпизодически употребляет каннабис, алкоголь.

Диагноз: Полинаркомания: героин, психостимуляторы, ингалянты. Злоупотребление каннабиоидами, алкоголем. Токсическая энцефалопатия. Астенический и депрессивный синдром в структуре шизоаффективного расстройства. Гепатит B, C. Иммунодефицитарные осложнения: рецидивирующий фурункулез, пневмопатия. Токсическая кардиомиопатия.

На ЭКГ: синусовая брадикардия с диффузной дистрофией миокарда, перегрузка правых отделов, легочная гипертензия. Прошла полный курс ССМ в восходяще-нисходящем режиме. После 3 сеанса отметила уменьшение высыпаний на коже и ускоренное рубцевание. Восстановился сон, улучшилось настроение, особенно после того, как через две недели почти полностью исчезла фурункулезная сыпь и нормализовались иммунологические показатели: иммунорегуляторный индекс. В, Т-лимфоциты, титр антител. Влечение к ПАВ отрицает, свободное время проводит в семье, больше уделяет внимания воспитанию сына. Сформирована установка на отказ от ПАВ.

Пример 5. И.Б. №3. П-я Н.И. 1982 г.р. Наследственность отягощена по материнской линии психическими расстройствами. Бабушка страдала эндогенным заболеванием, мама больной эксцентрична, эмоционально холодна, устраивала личную жизнь, а дочь оставила на воспитание бабушки. Один ребенок в семье, образование среднее, училась без интереса. Родители в разводе. У матери повторный брак. В 14 лет вернулась от бабушки к матери, отношения были конфликтными, обвиняла мать в холодности, черствости за то, что бросила собственного ребенка. В 15 лет ушла из дома, забеременела и вскоре родила от соседа по подъезду, который в течение года "спился". Ребенка из роддома забрала свекровь, которую в настоящее время 6-летний мальчик называет мамой. Больная проживает в соседнем подъезде, ребенка за 6 лет ни разу не видела, но переживает за его сексуальную ориентацию - он уже "взрослый мальчик", а продолжает играть в куклы. С 15 лет употребляла, "винт", "черняшку", марихуану, героин, "ингалянты". Абстинентный синдром с сенесто-ипохондрическими, дисфорическими, психопатоподобными расстройствами без алгий. В течение 6 лет промискуитетно сожительствовала с наркоманами, испытывала "сильные любовные переживания" при очередном разрыве отношений и смене партнеров. Мечтала создать семью, иметь детей, а собственного ребенка рассматривала как "ошибку детства" и считала, что ему лучше будет, если они не будут встречаться. Работает "модельером по прическам" в салоне красоты. Толерантность к героину - 0,5/сут. Может "без труда" прекратить употреблять наркотики если захочет. Но рассматривает героин, как лекарство, снимающее злобу, агрессию и одиночество. Обратилась с матерью с жалобами на обострившееся влечение, бессонницу, раздражение, депрессию, испытывала боязнь "срыва". 1.5 мес наркотики не употребляла. Обострение состояние спровоцировано криминальной ситуацией. Бывший знакомый наркоман из "бедного сословия" попросил достать "дозу", покупателем был, со слов пациентки, "переодетый мент" - сотрудник наркоконтроля. За прекращение уголовного дела требовали 8 тысяч долл. США, сошлись на пяти. Фиксирована на психотравмирующей ситуации, речь монологична, неистощаема, трудно переключается. Винит мать в грубой форме за то, что отдала деньги, Возмущается тем, что "они - менты разводят нас - больных на деньги, а для "понта" жгут дикорастущую коноплю", вынашивает планы мести. При разговоре о сыне, замыкается и "соскальзывает" на другую тему. После проведения ССМ в жестком режиме (градиент O 2 более 25%) с первого сеанса восстановился сон, мысли о наркотиках не беспокоили, настроение ровное. Речь стала менее монологичной, о криминальной наркоситуации не вспоминала. Сохранялась холодность к матери и безучастие к судьбе ребенка, но появилось осознание, что не сможет создать семью, если не признает своего ребенка, ищет форму и повод для встречи. Проведена психотерапия на укрепление симбиотической связи "мать-ребенок".

Пример 6. И.Б.№115. О-в В.Н. 1972 г.р. Из семьи "потомственных" алкоголиков. Первый раз познакомился с алкоголем еще в утробе матери. В 2.5 года перенес черепно-мозговую травму, а с 5-ти лет эпизодически выпивал, отец по праздникам угощал. Проблемы возникли после службы в армии. Быстро, в течение года, сформировался алкогольный абстинентный синдром по соматовегетативному типу на фоне высокой (1.5 л/сут) толерантности. В 28 лет перенес вторую ЧМТ с переломом свода и основания черепа, а также вдавленным перелом правой теменной кости с размозжением левой височной доли. Произведена пластика теменной кости полакосом. Сохраняется горизонтальный нистагм, сглаженность левой носогубной складки, ригидность затылочных мышц, атаксия, сенсомоторная афазия. При компьютерной томографии головного мозга - арахноидальная киста в левой височной области (4.5×5.5см), расширение левого бокового желудочка. ЭхоЭГ - внутричерепная гипертензия. На ЭЭГ- усиление дельта активности в лобных и височных отведениях. После ЧМТ по совету "друзей" сначала пил от радости, что остался жив, а затем водкой купировал нейрогенный гипервентиляционные расстройства, гаспинги, одышку. Обращался к терапевту с пароксизмами удушья. По поводу "нейрогенной бронхиальной астмы" был назначен теофилин, ингаляции теопека, которые не улучшили состояние. В связи с ухудшением самочуствия отменил прием и продолжал пить алкоголь, но в меньших дозах. С 2003 года появились тонико-клонические эпилептические припадки в структуре абстиненции с последующими сенсомоторными и нейровегетативными эквивалентами: приступы страха, тревоги в метро, вечером, метеолабильность, приступы гипергидроза - "одежда была мокрой, как после дождя", диссомния. Разведен, имеет сына, работает плиточником, контактирует с лаками. Инвалид 3 группы. Жалобы на снижение памяти, одышку, сердцебиение, тремор, головную боль, головокружение. Воздержание 3 дня после недельного запоя. На ЭКГ - выраженные дисметаболические расстройства токсического генеза. Впервые после первого сеанса ССМ редуцировались сенсорные и вегетативные расстройства: страх, тревога, одышка. Нормализовался сон, уменьшилось влечение к алкоголю. Прошел полный курс ССМ терапии в сочетании с диуретинами и антиконвульсантами. Через 10 сеансов после спонтанной алкогольной провокации возникла головная боль, тошнота, страх и тревога. Проведена беседа, состояние способствовало формированию трезвеннической установки.

Материально-техническое обеспечение метода ПНГ осуществляется с помощью специально адаптированного для задач метода, серийно выпускаемого отечественной промышленностью гипоксикатора, позволяющего генерировать газовую гипоксическую смесь в диапазоне от 40 до 10 - 6% О2 в синхронном режиме.

Основное требование, предъявляемое к гипоксикаторам, - создание газовых смесей со стабильным содержанием кислорода в замкнутом респираторном контуре. Современные установки с мембранным принципом разделения газов позволяют получать одновременно различные фракции газовых смесей - обедненную (до 3-5%) и обогащенную (до 35-40%) кислородом. Разработанные и выпускаемые РНЦ "Курчатовский институт" и ЗАО "НВФ МЕТАКС" мембранные установки для нормобарической гипокситерапии "Эдельвейс" позволяют генерировать газовые смеси в широком диапазоне. Для разработки и внедрения метода синфазной стимуляции мозга использовалась модифицированная мембранная установка "Эдельвейс", позволяющая генерировать и подавать больным гипоксическую и гипероксическую смесь в синфазном режиме. С помощью дополнительных технологических решений, создания блока индивидуального программного обеспечения непосредственно к пациенту поступают одновременно две фракции кислорода (обедненная и обогащенная). Газовый разделительный блок автоматически регулирует поступление газовых смесей с заданными концентрациями кислорода в мешки Дугласа, а затем через маски к пациентам. Непрерывно в течение сеанса пациент дышит в синфазном режиме по 1-2-3-4- 5-6-7-8 минут гипоксической смесью, затем гипероксической. Респираторный цикл состоит из гипоксической и гипероксической фаз. Гипоксическая концентрация O2 подбирается индивидуально и составляет 6-18% -, гипероксическая 22-40% - O2. Длительность фазы подбирается индивидуально и составляет от 1-2 до 5-8 минут. Средняя длительность фазы- 3-6 мин, цикла - 6-12 мин. Сеанс состоит из 5-7 циклов и длится 60-90 минут. Курс лечения включает 10-15 сеансов ежедневно или через день. Длительность лечения от 2-3 недель до 1-1,5 мес. Хронотопобиотерапевтические параметры метода включают: 1) субстрактно-синфазные (индивидуальный побор концентраций O2 с последующим равенством и синхронизацией гипоксических и гипероксических фаз); 2) частотно-временные (экспозиция и длительность воздействия каждого из стимулов от 1 до 8 минут); 3) градиентно-амплитудные (интенсивность воздействия, концентрация гипоксического - 6-18% и гипероксического - 24-40% - O 2 стимулов) характеристики. Метод требует, помимо функциональных и биохимических проб, обязательного ЭЭГ и ЭКГ мониторинга с целью подбора адекватного режима терапии. Важной особенностью метода является: а) ускоренная сенситизация, восстановление прежней чувствительности организма к факторам среды; б) ускоренное преодоление нолирезистентности и редукция симпотомов заболевания; в) отсутствие витально значимых побочных эффектов и осложнений при адекватном подборе стимулов. Несмотря на ускоренную адаптацию к гипоксически-гипероксическому стимулу необходимым условием метода является его континуальность - длительность терапии и мониторинга от 2-3 недель до 1,5-2 месяцев (с 7-дневными перерывами), что необходимо учитывать при амбулаторном ведении больных.

Исследование проведено у 140 больных. Отбор проводился по критериям включения и исключения МКБ-10. Оценка эффективности терапии осуществлялась по степени редукции стержневых психопатологических синдромов, длительности и качеству ремиссий более 1 года, снижению "базисной" фармакотерапни, динамике функциональных, метаболических нейромофологических показателей, диссолюции коморбидных расстройств и осложнений синдрома зависимости, а также по осложнениям и побочным эффектам самого метода ССМ. Нами не было выявлено значимых осложнений, требующих отмены метода. Следует обратить внимание на высокую информативность ЭКГ мониторинга в подборе адекватной терапии.

Выделены следующие профили эффективности ССМ:

1. Антикревинговый - дезактуализация патологического влечения к ПАВ. Антипсихотический эффект (редукция галлюцинаторно-бредовой симптоматики).

2. Коррекция психопатологических расстройств и патологического стереотипа поведения.

3. Антидепресивный, анксиолитический, хронотропный эффекты (редукция диссомнических расстройств, нормализация цикла "сон-бодрствование").

4. Стабилизация соматовисцеральных, нейроэндокринных и иммунологических расстройств. Гепато-кардиопротективный и вегетостабилизирующий эффекты.

5. Детоксикационный эффект.

6. Нормализация измененной реактивности организма, преодоление фармакорезистентности к психотропным (нейролептики, антидепрессанты и др.) и соматотропным веществам и предабстинентной гиперальгезии (антиноцицептивный, противоболевой эффект)

7. Нейротрофический и когнитивный эффекты. Активизация когнитивной сферы (улучшение интеллектуально-мнестических функций. Восстановление "критики" и самосознания больных).

С изменением порога наркогенности, толерантности к ПАВ, эндоэкзотоксинам и трансформацией метаболических механизмов формирования патологического стереотипа связаны следующие клинические эффекты:

А. Протективно-превентивный (антиаддиктивный) эффект обусловлен изменением наркогенного и токсикогенного порога чувствительности организма к ПАВ. Клинически проявляется абортивностью фазы опьянения, острой интоксикации, редукцией вторичного влечения, а в некоторых случаях отсутствием "синдрома похмелья", описываемого больными, как "утреннее просветление", что-то необычное, "такого никогда со мной не было, чтобы пил, пил, а проснулся свежим и бодрым, чудеса, да и только".

Б. Ранний "ресоциализирующий" эффект проявляется уменьшением рецидивов заболевания, госпитализаций, улучшением качества жизни больных. Уменьшается негативизм, анозогнозия, повышается порог переносимости семейных и социальных ситуаций, растет "комплайенс" - открытость, доступность в беседе, готовность и интерес к перспективам лечения и жизни в трезвости. Формируется доминантный, стрессоустойчивый терапевтический и социальный стереотип. Лечение зависит от больного!

В. "Антидефицитарный" эффект выявляется с 4-5 сеанса. Энергизирующее и психостимулирующее действие, "прилив сил и энергии", оживление мимики, моторики, коммуникабельности, социальной активности, расширение круга интересов на фоне снижения раздражительности и патологического влечения к ПАВ. Когнитивное и интеллектуальное "пробуждение", особенно ярко наблюдаемое у больных с выраженными резидуально-органическими расстройствами, обусловлено активацией нейротрофических, регенераторно-пластических процессов, торможением нейроапоптоза, програмируемой нейротоксинами гибели нейронов и синхронизацией нейронального электрогенеза.

Источник информации

1. Боголепов Н.Н. Ультраструктура мозга при гипоксии. - М., 1979. - 167 с.

2. Бреслав И.С. Восприятие дыхательной среды и газовый преферендум у животных и человека. - Л., 1970, 174 с.

3. Валентик Ю.В. Применение транскраниальной электростимуляции в наркологической практике. Методические рекомендации. - М., 1990, 23 с.

4. Власова И.Г., Куцов Г.М., Ломакин Ю.В., Северин А.Е., Торшин В.И. Влияние гипоксии на нейроны различных структур мозга в условиях переживающих срезов // Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция. Материалы 2-й Всероссийской конф. - М., 1999, С.14.

5. Глушко А.А., Дудко Т.Н., Пузиенко В.А. Гипоксирезистентность наркологических больных. Тезисы докладов XIII съезда психиатров России. М., 2000. С.78.

6. Гуревич М.О., Сумская А.М., Хачатуриан А.А. Опыт лечения депрессий аноксемией. // Невропатология и психиатрия, 1941. Т.10. Вып. 9-10. С.3-9.

7. Дудко Т.Н., Глушко А.А., Стрелков Р.Б. Способ лечения опийной и алкогольной зависимости. Патент №2142294. Заявка №98120767, зарегистрировано в Госреестре изобретений РФ 10 декабря 1999 г. Бюлл. №34.

8. Колчинская А.З., Расин С.Д. О влиянии пониженного парциального давления кислорода на организм больных шизофренией (попытка лечения шизофреников гипоксией в барокамере). Вопросы физиологии, 1953, №4, С.219-228.

9. Казаков Р.Е., Долиба Н.Н., Кондрашова М.Н. Образование эндогенного кислорода гомогенатами печени и мозга крыс как возможный механизм ликвидации гипоксии клеток. // Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция. Материалы Третьей Всероссийской конфереции. - М., 2002. С.44-45.

10. Захарова Е.И., Свинов М.М., Германова Э.Н., Федорова М.М., Лукьянова Л.Д. Молекулярные механизмы вовлечения холинергических систем в процессы морфо-функциональной реорганизации неокортекса и гиппокампа в условиях гипоксии мозга. // Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция. Материалы 3-й Всероссийской конф. - М., 2002. С.52-53.

11. Каримулаев И.А., Калинин В.В., Мосолов С.Н. Применение метода адаптации к периодической нормобарической гипоксии в терапии эндогенных депрессий. // Методическое письмо МЗ РФ, 1995. 13 с.

12. Клюшник Т.П., Глушко А.А. Аутоантитела к фактору роста нервов - биомаркер нейротоксичности психоактивных веществ. Материалы международной научно-практической конференции "Современные проблемы наркологии". - М., 2002 С.9-10.

13. Нельсон А.И. Электросудорожная терапия в психиатрии, наркологии и неврологии. - М., 2005. - 368 с.

14. Сосин И.К., Гуревич Я.Л., Волков А.С., Пшук Н.Г. Использование оксигенотерапии в комплексном лечении алкоголизма. Метод. Рекомендации МЗ СССР., - М., 1987, 18 с.

15. Смирнов В.К., Чудновский В.А., Болдырева Т.Д., Караев А.В. Способ лечения табачной зависимости. Патент №2000765. Заявка №4908428, зарегистрировано в Госреестре изобретений 15 октября 1993 г. Бюлл. №37-38.

16. Стрелков Р.Б. Способ защиты млекопитающих от действия ионизирующей радиации. А.с. №389549, СССР, 1971 г.

17. Стрелков Р.Б. Нормобарическая гипокситерапия. Методические рекомендации, МЗ РФ. - М., 2002, 16 с.

18. Сиротинин М.М. Патофизиологiчнi обгрунтованiя i умовi лiкуванiя шiзофренii високогiрним клiматом. // Мед. журн. АН УССР, - 1954. - С.42-47.

19. Меерсон Ф.З., Твердохлиб В.П., Боев В.М., Фролов Б.А. Адаптация к периодической гипоксии в терапии и профилактике. - М., 1989., 70 с.

20. Протопопов В.П., Сиротинин Н.Н. // Мед. журнал АН УССР, Киев. 1954. Т.24. Вып.2. С.48-58.

21. Чижов А.Я., Караш Ю.М., Филимонов В.Г, Стрелков Р.Б. Способ повышения компенсаторных возможностей организма. А.с. №950406, СССР, 1981 г.

22. Чижов А.Я., Караш Ю.М. Способ повышения неспецифической резистентности организма. А.с. №1628269, СССР, 1990 г.

23. Чуркин А.А. Применение гипербарической оксигенации в психиатрической практике. Метод. рекомендации МЗ РФ. М., - 1994. 25 с.




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


Способ лечения резистентных форм синдрома зависимости, включающий проведение прерывистой нормобарической гипокситерапии, отличающийся тем, что нормобарическую гипокситерапию сочетают с гипероксическими воздействиями, при этом в закрытом респираторном контуре осуществляют фазно-циклические гипоксические с концентрацией O 2 - 6-18%, и гипероксические с концентрацией O 2 - 24-40%, воздействия газовыми смесями в синфазном режиме от 1-2 до 5-8 мин, сеансами, состоящими из 5-7 циклов гипоксических и гипероксических воздействий, курс лечения включает 10-15 сеансов ежедневно или через день.