СПОСОБ ОЦЕНКИ ИСКРЕННОСТИ-НЕИСКРЕННОСТИ ГОВОРЯЩЕГО

СПОСОБ ОЦЕНКИ ИСКРЕННОСТИ-НЕИСКРЕННОСТИ ГОВОРЯЩЕГО


RU (11) 2293518 (13) C1

(51) МПК
A61B 5/16 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(21) Заявка: 2005124844/14 
(22) Дата подачи заявки: 2005.08.04 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2005.08.04 
(45) Опубликовано: 2007.02.20 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: СТОЛЯРЕНКО А. М. Прикладная юридическая психология. 14.02.2003 [он-лайн] [найдено 21.12.2005] найдено из Интернет http://yurpsy.by.ru/help/bib/stol/8 12. RU 2221487 C1, 20.01.2004. RU 2216269 C2, 20.11.2003. ГРАЧЕВ Г. и др. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия, 30.10.2002 [он-лайн]
[найдено 21.12.2005] найдено из Интернет: http//saf ety.spbstu.ru/el-book/philosophy.ru/iphras/library/manipul.html.

(72) Автор(ы): Морозов Владимир Петрович (RU); Морозов Петр Владимирович (RU) 
(73) Патентообладатель(и): Институт психологии Российской академии наук (RU); Морозов Владимир Петрович (RU); Морозов Петр Владимирович (RU) 
Адрес для переписки: 129366, Москва, ул. Ярославская, 13, Институт психологии, В.П. Морозову 

(54) СПОСОБ ОЦЕНКИ ИСКРЕННОСТИ-НЕИСКРЕННОСТИ ГОВОРЯЩЕГО

Изобретение относится к психологии и может быть использовано при оценки искренности-неискренности говорящего. Определение искренности-неискренности говорящего производят по результатам трехкратной оценки его эмоционально-психологических свойств и состояний по одному и тому же фрагменту видеозаписи методом психологического шкалирования. На первом этапе оценку эмоционально-психологических свойств и состояний дают только на основании прослушивания голоса говорящего при выключенном сигнале видеоизображения. На втором этапе - только по видеоизображению говорящего при выключенном звуке его голоса. На третьем этапе оценку дают по озвученному видеоизображению говорящего. Вычисляют коэффициент соответствия (Ксоотв) средних значений балльных слуховых и визуальных оценок экспертов-наблюдателей, данных ими по вышеназванным эмоционально-психологическим свойствам и состояниям говорящего на первом и втором этапах его обследования. Оценку искренности и неискренности производят путем усреднения оценок всех психологических свойств и состояний говорящего равнозначных понятию «искренность» и «неискренность». Способ позволяет повысить достоверность оценки искренности и неискренности. 2 з.п. ф-лы, 7 ил.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Предлагаемый способ относится к области психологии, точнее, социальной психологии (А.Л. Журавлев), психофизиологии речи и невербальной коммуникации.

Искренность говорящего широко известное в обиходе межличностных отношений и, вместе с тем, далеко не изученное наукой понятие. Как правило, искренность трактуется как позитивное свойство говорящего, как некая этическая норма речевого поведения. В словарях В. Даля и С.И. Ожегова: "Искренний - означает правдивый, откровенный, честный, добросовестный, выражающий подлинные чувства, чистосердечный, нелицемерный и т.п.".

Связь искренности с правдивостью не означает, однако, тождественности этих понятий в формально-логическом смысле [В.В. Знаков. Психология понимания правды. СПб., 1999, стр.103-104]. Говорящий может быть неточным в своих суждениях, но при этом, если он искренен, то он говорит то, что думает и чувствует, т.е. его высказывание полностью соответствует его мыслям и чувствам. Таким образом, правдивость искреннего человека состоит не в том, что он всегда объективно прав (т.е. высказывает объективную правду), а в том, что он прав субъективно, т.е. не противоречит своим мыслям и чувствам о предмете разговора. Искренность - это убежденность в своей правдивости. Искренность придает речи силу и убедительность, вызывает доверие к говорящему и его словам. Неискренность снижает убедительность речи, даже если она логически безупречна. [А.Ф. Кони. Красноречие судебное и политическое // Об ораторском искусстве. М., 1963, стр.155-191].

Что касается неискренности, то это понятие практически равнозначно понятию "неправда" или "ложь", т.к. в случае неискренности человек говорит не то, что думает и чувствует.

Наряду с признанием искренности как несомненного достоинства человека, широчайшее распространение получила неискренность говорящего, т.е. ложь [см. Знаков, цит. изд. 1999] и при том, не только в России, но и в других странах, о чем писал еще М. Монтень: "...Лгать и постоянно нарушать слово у французов отнюдь не порок; для них это то же, что манера разговаривать" [М. Монтень. Об изобличении лжи // Опыты. Изд. 1998, кн.2, стр.801-806].

Парадоксальность ситуации в том, что в социуме во все исторические времена имело и по сей день имеет место "мирное сосуществование" искренности и неискренности, при всеобщем порицании последней, честности и обмана, правды и лжи. Это проявляется не только в том, что на искренность говорящего накладываются определенные ограничения ("Правду говорить - себе досадить", В.И. Даль), но и в существовании многочисленных разновидностей узаконенных форм лжи. Сюда относятся: ложь во имя спасения (например, неизлечимо больного, или применение плацебо), ложь на пользу государства и общества (что допускал еще Платон), ложь в дипломатии ("слова даны нам, чтобы скрывать наши мысли", - считал Талейран), ложь в военном деле (дезинформация противника в интересах победы - "военная хитрость"), в операциях спецслужб ("оперативная комбинация"), в бизнесе (корпоративная ложь в интересах фирмы, А.Н. Тарасов), наконец, милая многим сердцам ложь в форме лести, дружеского розыгрыша, безобидного вранья, далеко небезобидной клеветы и т.д. и т.п.

В связи со всем сказанным, возникает проблема распознавания искренности-неискренности говорящего.

Феномен искренности-неискренности обнаруживается в процессе общения, выражается как речевыми вербальными (слово), так и невербальными средствами (интонация голоса, мимика, поза). В этой связи научные исследования по проблеме оценки искренности говорящего разделяются соответственно на две категории.

Ряд исследователей идет по пути анализа вербального, семантического, логического анализа собственно текстовой части высказывания говорящего [Мягков А.Ю. Экспериментальные стратегии диагностики и измерения искренности респондентов // Социологические исследования. М., 2003, №2, с.115-125]. Ненадежность вербальных методов, обычно применяемых в социальных исследованиях (анкетный опрос населения), определяется сильной зависимостью ответов обследуемых от степени социальной желательности. Основываясь на анкетных данных, никогда нельзя быть уверенным - искренно, т.е. правдиво, отвечал человек или уклончиво, или писал абсолютную ложь, особенно, в деликатных вопросах, связанных с оценкой политической ситуации в стране, интимных вопросов жизни человека и, тем более - причастности опрашиваемого к противоправным поступкам.

Другие исследователи сосредотачивают внимание на невербальных признаках лжи, что по ряду причин считается более надежным ввиду непроизвольности невербальных признаков лжи. Известный американский специалист по детекции лжи П. Экман, например, насчитывает до 114 особенностей невербального поведения при неискренних высказываниях (П. Экман. Психология лжи. СПб., 2000, стр.235-242). Однако использование этого "каталога лжи" на практике встречает большие трудности по следующим причинам.

1. Несмотря на его солидный объем, он не охватывает всего многообразия признаков лжи ввиду значительных индивидуальных различий говорящих по способам выражения лжи.

2. Он не оценивает степень выраженности признаков лжи, хотя степень выраженности этих признаков даже у одного и того же говорящего и, тем более - у разных людей, может колебаться в весьма значительных пределах.

3. Неясности, на что надо обращать внимание наблюдателю (голос, лицо, руки говорящего).

4. Значительных различий среди наблюдателей по способности распознавания лжи по предлагаемым Экманом признакам.

5. Способ Экмана, направленный на выявление лжи, практически оставляет в стороне оценку искренности говорящего.

Попытки определения неискренности (лжи) говорящего по особенностям его речи или же невербального поведения предпринимались и другими исследователями, однако проблема в целом остается нерешенной. "Попытки создать эффективные технологии обучения распознаванию лжи, - пишут Ю.М. Жуков и Д.В. Хренов, - сразу же делают очевидным недостаточность наших знаний о закономерностях проявления неискренности. Простой вопрос: "А на что же нужно обращать внимание для идентификации ложного сообщения?" остается, по существу, без внятного ответа. Сведения о различиях в частотах распределения тех или иных вербальных или невребальных поведенческих реакций мало что дают для построения четких формулировок" (Ю.М. Жуков, Д.В. Хренов. Методический анализ исследований неискренности // Мир психологии, №3, 1999, стр.219-230).

Наиболее известным во всем мире и заслуживающим доверия, по мнению ряда специалистов, является способ определения неискренности (лжи) говорящего с помощью полиграфа или детектора лжи (В.А. Варламов. Детектор лжи. М., 2004). Указанный способ основан на возникновении непроизвольных эмоциональных реакций у виновного в правонарушении при предъявлении ему вопросов, связанных с правонарушением, и регистрацией на полиграфе вызванных эмоцией непроизвольных вегетативных реакций: изменение пульса, дыхание, возникновение потоотделения, тремора рук и др. Предполагается, что у лиц, непричастных к расследуемому правонарушению, подобных эмоционально-вегетативных реакций не возникает.

1. Основной недостаток детектора лжи, вызывающий значительное число ошибок у подозреваемых, состоит в том, что вышеуказанные эмоционально-вегетативные реакции могут возникать не только у виновных в правонарушениях, но и у невиновных. В последнем случае они возникают по причине переживания человеком опасности незаслуженного наказания (так называемый "эффект Дездемонны", страх которой, вызванный подозрением Отелло, он принял за доказательство ее вины и убил свою ни в чем не повинную жену).

2. С другой стороны, лица, действительно виновные в расследуемом правонарушении и знакомые со способом обнаружения лжи на полиграфе, нередко научаются подавлять в себе проявления эмоционально-вегетативных реакций путем специальных тренировок или приема таблеток, снижающих нервно-психическую реактивность (В.А. Варламов, цит. изд., стр.308-318). Указанные серьезные недостатки полиграфа явились причиной того, что "на совести" детектора лжи оказалось множество незаслуженно осужденных, из которых лишь небольшая часть была оправдана в связи с обнаружением истинных виновников правонарушения (П. Экман, цит. изд., стр. 134-135).

3. Существенным недостатком полиграфа является ограниченность его применения, поскольку имеется ряд категорий людей, не подлежащих обследованию на детекторе лжи, необходимость письменного согласия подозреваемого на обследование на детекторе лжи, сложность процедуры интерпретации полученных данных, требующих квалифицированного оператора (верификатора), дороговизна аппаратного комплекса полиграфа, невозможность произвести обследование на полиграфе лиц, выступающих по телевидению, на различных собраниях, по видеозаписи и т.п.

4. Недостатком детектора лжи является отсутствие возможности оценить степень искренности говорящего, ибо аппарат этот узко специализирован для выявления лжи.

Цель предлагаемого способа состоит в повышении точности и достоверности оценки искренности-неискренности, возможности применения его в качестве дополнения к обследованию на полиграфе и в качестве самостоятельного метода.

В основу предлагаемого способа положена идея, подтвержденная предварительными экспериментами авторов о том, что при искреннем высказывании у говорящего непроизвольно формируется согласованный комплекс всех форм и элементов невербального поведения. Например, при искренней радости об этом эмоциональном состоянии говорит не только интонация голоса, но и соответствующая мимика, и поза, и жестикуляция. При искренней радости даже элементы мимики оказывались согласованными; о радости свидетельствует не только улыбка, но и соответствующее выражение глаз, они тоже "смеются".

При неискренней, притворной радости, когда человек внутренне не рад, но пытается имитировать радость, такого слаженного, согласованного комплекса всех элементов невербального поведения не формируется. Например, неискренняя улыбка выражается в неестественном растягивании уголков рта, но глаза при этом остаются холодными или, более того, могут выражать даже неприязнь ("колючий взгляд"). Фальшивая "радостная" интонация голоса может не соответствовать отнюдь не радостному выражению лица или противоречить далеко не радостной позе, жестам и т.п.

Голос сам по себе так же, как и внешний вид говорящего, содержит целый ряд эмоционально-выразительных средств. Это мелодика речи (изменение высоты голоса во времени), динамика изменения силы голоса во времени, темпоритмические особенности речи и тембр голоса, т.е. окраска звука, зависящая от его обертонового состава. Эти элементы интонации могут находиться в согласии между собой (при искреннем высказывании) или противоречить друг другу (при неискренности).

Наблюдения и опыт показывают, что практически у каждого нормального человека в процессе постоянного общения с людьми вырабатывается способность определять искренно или неискренно говорит человек, именно по степени соответствия указанных элементов его невербального поведения, т.е. формируется своеобразный "психологический детектор лжи". Вполне естественно, что степень развитости этой способности у разных людей различна, т.к. зависит от социального опыта, возраста и наблюдательности человека.

Но даже при достаточном опыте от наблюдателя могут ускользнуть некоторые детали из комплекса невербального поведения говорящего, свидетельствующие о том, что он говорит неискренне, т.е. лжет. Это вызвано тем, что наблюдатель, следя за мимикой говорящего (да к тому же еще и за содержанием речи!), может не обращать внимания на противоречащую мимике интонацию его голоса, или жестикуляцию, не соответствующую мимике и т.п.

Ошибки в оценке искренности объясняются также и тем, что в процессе речи элементы невербального поведения - интонация, мимика, поза, жестикуляция - находятся в динамике, очень быстро сменяют друг друга и потому какие-то мимолетные детали, свидетельствующие о неискренности говорящего, могут ускользнуть от внимания наблюдателя и тем более, что в процессе того же самого социального опыта у немалого числа говорящих вырабатывается способность скрывать свою неискренность искусной имитацией искренности.

В связи со сказанным, основная идея предлагаемого способа состоит в том, чтобы повысить достоверность оценки искренности и неискренности за счет повышения точности оценки наблюдателем степени соответствия между собой всех элементов невербального поведения говорящего: интонации голоса и выразительных движений (жесты, поза, мимика).

Эта цель достигается тем, что определение искренности, а также неискренности говорящего производят по результатам трехкратной оценки ряда его эмоционально-психологических свойств и состояний экспертами-наблюдателями по одному и тому же фрагменту видеозаписи говорящего длительностью не менее 40-60 с, причем с учетом коэффициента соответствия (Ксоотв ) слуховых и визуальных оценок искренности и неискренности, основанного на степени соответствия интонации голоса со всем комплексом выразительных движений (мимика, позы, жесты).

При этом на первом этапе оценки делают только на основании прослушивания голоса говорящего при выключенном сигнале его видеоизображения, т.е. только на основании интонационно-тембровых, темпо-ритмических, громкостных особенностей голоса и их изменений во времени.

На втором этапе оценки делают только по видеоизображению говорящего при выключенном звуке его голоса, т.е. на основании наблюдения за мимикой, позой и жестикуляцией говорящего и их изменениями во времени.

А на третьем этапе оценки дают уже по нормальному озвученному видеоизображению говорящего.

На всех этапах обследования говорящего оценки искренности и неискренности дают по степени их выраженности по методу психологического шкалирования (см. Психология. Словарь. М., 1990, стр.448-449) по пятибалльной шкале или другим шкалам, причем в комплексе с другими семантически (т.е. по смыслу) противоположными психологическими свойствами и состояниями говорящего, включая равнозначные или близкие по значению искренности и неискренности свойства и возможные состояния говорящего, а именно: искренность-неискренность, откровенность-скрытность, убедительность-неубедительность, чистосердечность-лукавство в целом не менее 3, 4 пар аналогичных искренности-неискренности свойств и состояний говорящего (см. синонимы искренности в цитируемых выше словарях В. Даля и С.И. Ожегова).

В число подлежащих оценке экспертами-наблюдателями свойств и возможных состояний говорящего включают также ряд его возможных эмоциональных состояний, как общего, так и конкретного значения, причем также в форме семантически противоположных пар: эмоциональность-равнодушие, оптимизм-пессимизм, миролюбие-агрессивность, спокойствие-тревожность, смелость-испуганность, чувствительность-жесткость, также в целом не менее четырех-пяти пар.

Таким образом, перечень подлежащих оценке эмоционально-психологических свойств и возможных состояний говорящего в целом включает не менее 16-20 его свойств и состояний.

Коэффициент соответствия слуховых и визуальных оценок говорящего (Ксоотв) определяют по результатам средних оценок по группе экспертов-наблюдателей путем вычисления коэффициента ранговой корреляции по Спирмену (см. Е. Сидоренко. Методы математической обработки в психологии. СПб., 2001, стр.207-223) путем сопоставления двух рядов средних оценок всех эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего, полученных на первом и втором этапах обследования.

Вычисленное таким образом значение коэффициента корреляции по Спирмену и принимают за величину коэффициента соответствия (Ксоотв) слуховых и зрительных оценок невербального поведения говорящего и согласно основной идеи предлагаемого способа - психофизиологической мерой искренности говорящего.

В дальнейшем вычисляют средние значения искренности и неискренности говорящего по оценкам всех экспертов-наблюдателей, данных ими на третьем этапе его обследования, причем определение искренности производят путем вычисления ее среднего общего балла по результатам оценки всех тех психологических свойств и состояний говорящего, которые близки понятию "искренность", включая: искренность, откровенность, убедительность, чистосердечность и других, в целом не менее трех-четырех характеристик. Полученный результат умножают на вычисленный ранее коэффициент соответствия (К соотв) и окончательное значение искренности выражают в процентах по отношению к максимальному баллу ее оценки.

Определение неискренности производят аналогичным образом, т.е. по результатам усреднения оценок всех экспертов-наблюдателей, данных ими на третьем этапе, путем вычисления среднего балла оценок неискренности и близких к ней психологических свойств и состояний говорящего, включая: неискренность, скрытность, неубедительность, лукавство и других, не менее трех-четырех характеристик, и полученное таким образом общее среднее значение неискренности умножают на величину: (1-Ксоотв); где К соотв - коэффициент соответствия, и выражают полученный окончательный результат в процентах по отношению к максимальному баллу неискренности.

С целью повышения точности и достоверности оценки искренности группу экспертов-наблюдателей формируют из числа лиц (не менее 10 человек), обладающих эмоциональным слухом не менее 80% по тесту В.П. Морозова на эмоциональный слух (патент РФ №2221487). Кроме того, эксперты должны знать основы выразительных движений человека в объеме, как минимум, популярных изданий: Дж. Ниренберг и Г. Калеро. Читать человека как книгу. М., 1990; А. Пиз. Язык телодвижений. Н. Новгород, 1992 и др.

Оценки искренности-неискренности и других эмоционально-психологических свойств и возможных состояний говорящего эксперты-наблюдатели регистрируют в специальных бланках, представленных на фиг.1, 2, 3, результаты которых подлежат обработке по вышеизложенному способу.

Наряду с преимуществом бланкового способа (простота применения) он обладает и существенным недостатком, что связано с трудоемкостью вычислений средних значений многих показателей.

С целью упрощения процедуры обработки результатов, а также и повышения точности (поскольку бланковые способы таят в себе вероятность неизбежных ошибок при составлении матриц, математических операций и т.п.) целесообразно применение компьютерного способа. Суть его состоит в том, что каждому из экспертов-наблюдателей предоставляют компьютер с DVD-программным обеспечением, позволяющий эксперту в его индивидуальном режиме производить оценку искренности-неискренности говорящего, т.е. останавливать при необходимости видеокадр, возвращать для повторного воспроизведения, частично замедлять воспроизведение и т.п. Производят объединение персональных компьютеров экспертов в единую локальную сеть, сведение всей информации в главный компьютер, обеспечивающий с помощью специализированного программного обеспечения обработку и выдачу окончательных результатов оценки искренности-неискренности говорящего в реальном времени.

Таким образом, повышение точности и достоверности определения искренности-неискренности говорящего по предлагаемому способу осуществляется следующими средствами.

Во-первых - трехэтапным восприятием экспертами-наблюдателями одного и того же видеофрагмента говорящего;

во-вторых - введением поправочного коэффициента (Ксоотв ) к оценке искренности-неискренности, отражающего степень соответствия слуховых и визуальных оценок экспертов наблюдателей;

в-третьих - увеличением числа подлежащих оценке свойств и состояний говорящего за счет близких к искренности и неискренности характеристик;

в-четвертых - применением количественных методов психологического шкалирования и семантического дифференциала (семантически противоположных пар);

в-пятых - путем увеличения числа экспертов-наблюдателей не менее чем до 10 человек, обладающих эмоциональным слухом по тесту В.П. Морозова (патент №2221487) не менее 80% и знакомых с основами выразительных движений говорящего;

в-шестых - применением компьютерных методов получения и обработки результатов оценки искренности-неискренности говорящего в реальном времени.

В дальнейшем предлагаемый способ иллюстрируется конкретными примерами его применения, прилагаемыми формами бланков для экспертов-наблюдателей и графиками, поясняющими результаты вычисления искренности-неискренности говорящих.

Фиг.1, Фиг.2, Фиг.3 - формы бланков экспертов-наблюдателей для применения соответственно на первом, втором и третьем этапах процедуры обследования говорящего (говорящих).

Фиг.4 - сравнительные результаты средних слуховых и визуальных оценок эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего №9.

Условные обозначения.

По вертикали - средние оценки экспертов-наблюдателей в %.

По горизонтали - эмоционально-психологические свойства и состояния говорящего №9, ранжированные для слуховых оценок по степени их выраженности от минимума (слева) до максимума (справа).

Линия 3 - слуховые оценки.

Линия 4 - визуальные оценки.

Фиг.5 - сравнительные результаты средних слуховых и визуальных оценок эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего №4.

Условные обозначения.

По вертикали: величина оценки в %.

По горизонтали: эмоционально-психологические свойства и состояния говорящего №4, ранжированные для слуховых оценок по степени их выраженности от минимума (слева) до максимума (справа).

Линия 1 - слуховые оценки.

Линия 2 - визуальные оценки.

Фиг.6 - соотношение между коэффициентом соответствия (Ксоотв, линия 5), средними оценками искренности без учета Ксоотв (линия 6) и с учетом К соотв (линия 7) для группы говорящих 11 чел.

Условные обозначения.

По вертикали: слева - средние оценки искренности (%), справа - значение коэффициента соответствия (К соотв).

По горизонтали: номера говорящих. Последовательность расположения номеров говорящих ранжирована по величине окончательных оценок искренности (т.е. с учетом Ксоотв ) от максимума (слева) до минимума (справа).

Фиг. 7 - соотношение между Ксоотв (линия 5), средними оценками неискренности без учета Ксоотв (линия 8) и с учетом Ксоотв (линия 9) для группы говорящих 11 чел.

Условные обозначения.

По вертикали: слева - средние оценки искренности (%), справа - значение коэффициента соответствия (Ксоотв).

По горизонтали: номера говорящих. Последовательность расположения номеров говорящих ранжирована по величине окончательных оценок неискренности (т.е. с учетом Ксоотв) от минимума (слева) до максимума (справа).

Предлагаемый способ оценки искренности-неискренности говорящего осуществляют следующим образом.

В качестве подготовительного этапа формируют группу экспертов-наблюдателей не менее 10 чел. Основным критерием отбора экспертов-наблюдателей является наличие у каждого из них отличного эмоционального слуха, т.е. не менее 80% по тесту В.П. Морозова на эмоциональный слух (Морозов В.П. Способ оценки эмоционального слуха человека. Патент №2221487). Исследования показали, что наличие хорошего эмоционального слуха свидетельствует о принадлежности человека к художественному типу личности, способности его к распознаванию эмоций и других психологических свойств и состояний как по особенностям голоса, так и по внешнему виду говорящего (Художественный тип человека. Комплексные исследования. М., 1994; Д.В. Люсин. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект. Теория, измерения, исследование / Под. Ред. Д.В. Люсина и Д.В. Ушакова. М., 2004, стр.29-36). Эксперты должны также знать основы выразительных движений человека в объеме, как минимум, популярных изданий: Дж. Ниренберг и Г. Калеро. Читать человека как книгу. М., 1990; А. Пиз. Язык телодвижений. Н. Новгород, 1992 и др.

В подготовительный этап входит также подготовка интересующего исследователя видеофрагмента говорящего, который должен быть не менее 40-60 с из предварительно записанной видеоленты говорящего с экрана ТВ или в любых других условиях. В случае экспертизы нескольких говорящих их видеофрагменты переписывают на отдельную видеоленту или DVD-диск с обозначением номеров говорящих голосом диктора, предваряющего очередной видеофрагмент.

Перед началом обследования каждому эксперту-наблюдателю выдают по три бланка для занесения в них оценок искренности-неискренности и других эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего. Формы бланков представлены в приложении (Фиг.1, Фиг.2, Фиг.3 соответственно для первого, второго и третьего этапов обследования говорящего).

Каждый из бланков содержит перечень подлежащих оценке эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего, представленных попарно в форме семантически (т.е. по смыслу) противоположных пар, включая эмоциональность-равнодушие, оптимизм-пессимизм, искренность-неискренность, миролюбие-агрессивность, убедительность-неубедительность, спокойствие-тревожность, откровенность-скрытность, смелость-испуганность, чистосердечность-лукавство, чувствительность-жесткость.

Согласно краткой инструкции, которая приводится на каждом из бланков, эксперт-наблюдатель должен оценить каждое из представленных на бланке свойств и состояний говорящего в баллах, отметив соответствующую цифру (зачеркнуть или обвести кружком) в ряду цифр 4 3 2 1 0 1 2 3 4, расположенных между названиями семантически противоположных свойств и психологических состояний говорящего.

Поскольку оцениваемые качества являются противоположными, то, естественно, отмечают только одну цифру, соответствующую степени выраженности того качества, которое, по мнению эксперта, так или иначе выражено у говорящего, а противоположное качество тем самым, как бы автоматически оценивается нулевым баллом. В случае невыраженности ни того ни другого качества пары отмечают цифру "0".

Преимущество такого рода альтернативных оценок состоит в том, что эксперт, проставляя 10 оценок, тем самым оценивает 20 эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего, представленных в бланке эксперта. Данный метод "семантического дифференциала", как его нередко называют, считается одним из предпочтительных и точных методов количественной оценки психологических свойств и состояний человека.

Оценку искренности-неискренности проводят в три этапа.

При этом на первом этапе оценки делают только на основании прослушивания голоса говорящего при выключенном сигнале его видеоизображения, т.е. только на основании интонационно-тембровых, темпо-ритмических, громкостных особенностей голоса и их изменений во времени.

На втором этапе оценки дают только по видеоизображению говорящего при выключенном звуке его голоса, т.е. на основании наблюдения за мимикой, позой и жестикуляцией говорящего и их изменениями во времени.

А на третьем этапе оценки дают уже по нормальному озвученному видеоизображению говорящего.

По завершении указанных трех этапов производят вычисление средних значений каждого из эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего по данным всех экспертов-наблюдателей раздельно для первого, второго и третьего этапов обследования говорящего (и для наглядности выражают полученные результаты в процентах по отношению к максимальному баллу оценки).

Далее вычисляют коэффициент соответствия (Ксоотв ) слуховых и визуальных балльных оценок, данных экспертами-наблюдателями каждому из указанных в их бланках эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего на первом и втором этапах его обследования, путем вычисления коэффициента ранговой корреляции между двумя рядами этих оценок по Спирмену (Е. Сидореноко. См. цитированное выше издание).

Вычисленное таким образом значение коэффициента корреляции по Спирмену принимают за величину коэффициента соответствия (Ксоотв) слуховых и зрительных оценок искренности-неискренности и других эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего по его невербальному поведению и согласно основной идеи предлагаемого метода - считают психофизиологической мерой (эквивалентом) искренности и/или неискренности говорящего, в зависимости от величины Ксоотв и его знака (поскольку Ксоотв может принимать любые значения от плюс 1 до минус 1, включая нулевые значения).

Известно, что в математической статистике существует определенный критерий для оценки значимости корреляции двух сравниваемых рядов каких-либо величин. Критерием значимости (подчеркиваем - в математике!) принят условно уровень не менее 0,05, что вычисляется специальными математическими операциями, а в компьютерных программах - автоматически. Коэффициенты корреляции, имеющие уровень значимости более чем 0,05, считаются не значимыми. Обычно это бывает при средних и, как правило, низких значениях коэффициентов корреляции, близких к нулю.

Однако данное формальное правило в случае выявления нами степени соответствия слуховых и зрительных оценок по коэффициенту Спирмена, точнее, - по равнозначному ему коэффициенту соответствия (Ксоотв) не может быть принято во внимание, поскольку не относится к существу поставленной нами задачи. Ибо нас интересует не столько уровень формальной значимости коэффициента соответствия, сколько его числовое значение, говорящее нам, в какой степени выражено соответствие, в том числе и несоответствие между слуховыми и зрительными оценками невербального поведения говорящего, включая все средние значения, низкие и равные нулю (что свидетельствует о полном несоответствии интересующих нас величин). Более того, нас интересуют даже отрицательные значения Ксоотв, что свидетельствует уже о противоречивом невербальном поведении говорящего (например, интонация голоса говорит об одном эмоциональном состоянии, а мимика - о другом или ни о чем и т.д.) и что оценивается экспертами-наблюдателями высокими баллами неискренности (см. ниже).

Таким образом, в связи со спецификой поставленной нами задачи нам важны все числовые значения коэффициентов соответствия (К соотв); независимо от и формальной значимости, как высокие, близкие к 1, свидетельствующие о высокой степени соответствия слуховых и зрительных оценок говорящего и о высоком уровне его искренности (что подтверждается оценками экспертов-наблюдателей), так и все средние и низкие Ксоотв, включая нулевые и отрицательные его значения, свидетельствующие о разных, более низких уровнях искренности говорящего или о его неискренности.

Сказанное иллюстрируют конкретные примеры оценки коэффициентов соответствия слуховых и зрительных оценок двух говорящих, представленные на Фиг.4 (говорящий №9) и Фиг.5 (говорящий №4).

Можно видеть, что у говорящего №9 по мере повышения слуховых оценок (первый этап обследования) его эмоционально-психологических свойств и состояний (штриховая линия 1) в целом повышаются и визуальные оценки этих же качеств, полученные на втором этапе (сплошная линия 2). Это свидетельствует о хорошем соответствии слуховых и визуальных оценок данного говорящего (т.е. интонация его голоса соответствует его мимике, позе и жестикуляции), что и подтверждается его высоким положительным коэффициентом соответствия: К соотв=0,92.

У говорящего же №4 (Фиг.5) наблюдается совершенно иная картина: по мере повышения его слуховых оценок (штриховая линия 3) зрительные оценки этих же его эмоционально-психологических свойств и состояний в целом понижаются (сплошная линия 4). Это говорит не только о несоответствии интонации его голоса его внешнему виду, но и о явном противоречии между слуховыми и визуальными оценками его невербального поведения: интонация его голоса говорит одно, а мимика, поза и жестикуляция - другое (по степени выраженности этих качеств, за исключением двух качеств "агрессивность" и "спокойствие", которые у него совпадают по оценкам). Эта противоречивая картина отражается и в коэффициенте соответствия, который имеет у данного говорящего (№4) достаточно высокое, но отрицательное значение: минус(!) - 0,69.

Примечание: на Фиг.4 и Фиг.5 среди эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего присутствуют свойства "располагающий" и "не располагающий" (человек). Это было допущено в предварительных экспериментах, после обсуждения которых авторы предлагаемого способа сочли необходимым исключить данные свойства из списка подлежащих оценке свойств. Вместе с тем, список рекомендуемых авторами свойств и состояний говорящего, подлежащих оценке, пополнен рядом других: эмоциональность-равнодушие, лукавство-чистосердечность (см. Фиг.1, 2, 3). Одним из основных принципов формирования списка оцениваемых свойств и состояний говорящего является возможность их оценки как по интонации голоса (первый этап), так и по внешнему виду говорящего (второй этап).

Важно отметить, что обнаруженные существенные различия по коэффициентам соответствия у говорящих №9 и №4 согласно основной идеи предлагаемого метода свидетельствуют о столь же существенных различиях в искренности, что и подтверждается экспериментально: по общим средним оценкам экспертов-наблюдателей: искренность говорящего №9 составляет 76,5%, а искренность говорящего №4 всего лишь 12,5%. Подобные соответствия обнаружены нами и у других говорящих.

В дальнейшем, на основании средних балльных оценок искренности, данных экспертами наблюдателями на третьем этапе обследования говорящего, вычисляют общее среднее значение балльных оценок искренности путем суммирования средних оценок искренности, откровенности, убедительности и чистосердечности и деления результата на число указанных близких искренности понятий (в данном случае на 4).

Аналогичным образом вычисляют общее среднее значение неискренности, усредняя средние баллы неискренности, скрытности, неубедительности и лукавства.

Такого рода усреднение близких искренности и неискренности понятий (синонимы подобраны по цитированным выше словарям В. Даля и С.И. Ожегова) повышает точность оценки искренности и неискренности, поскольку в процессе речи состояния искренности и неискренности у говорящего и степени их выраженности, как правило, быстро сменяют друг друга, и вероятность оценки искренности-неискренности только по одной этой семантически противоположной паре может оказаться недостаточно точной для данного говорящего.

Наряду с аналогами искренности-неискренности в число подлежащих оценке свойств и состояний обследуемого включены различные возможные эмоциональные состояния, поскольку искренность наилучшим образом распознается по особенностям выражения эмоций. У искренне говорящего, т.е. передающего собеседнику свои истинные мысли и чувства (радость по поводу чего-либо, печаль, гнев, страх и т.п.), согласно основной идеи предлагаемого способа все элементы невербального поведения - интонация голоса, мимика, жесты активизируются быстро, нередко мгновенно и непроизвольно "говорят" об одном и том же, т.е. хорошо соответствуют друг другу по характеру и степени той или иной переживаемой эмоции. У неискренне говорящего, т.е. имитирующего эмоцию, которую он на самом деле не испытывает или говорит то, что не соответствует его мыслям, т.е. лжет, такого слаженного, соответствующего друг другу комплекса всех элементов невербального поведения непроизвольно не возникает, хотя он и пытается его имитировать (симулировать). Но неискренне говорящего предательски выдает, во-первых, неестественность любых элементов эмоционального поведения - интонации голоса, мимики, позы, жестов, а во-вторых, их несоответствие друг другу. Противоречие между тем, что думает и чувствует человек, и тем, что он говорит, проявляется в противоречивости его невербального поведения.

И наконец, заключительным этапом определения искренности-неискренности говорящего производят умножение общего среднего значения балльной оценки искренности на коэффициент соответствия (Ксоотв ), а определение неискренности - путем умножения ее общей средней оценки на выражение (1-Ксоотв), где К соотв - коэффициент соответствия. Для наглядности полученные окончательные результаты оценки искренности и неискренности говорящего выражают в %.

Далее описание примеров оценки 11 говорящих.

На фиг.6 графически представлено соотношение между коэффициентами соответствия (Ксоотв, линия 5) для 11 говорящих, средними оценками их искренности без учета Ксоотв (линия 6) и окончательными общими оценками искренности с учетом Ксоотв (линия 7). Можно видеть, что между этими тремя линиями имеет место достаточно хорошее соотношение: высоким значениям Ксоотв соответствуют высокие значения балльных оценок искренности экспертов-наблюдателей, а средним и низким Ксоотв - средние и низкие оценки искренности. Это является экспериментальным подтверждением того, что величина Ксоотв определяет балльную оценку искренности не третьем этапе его обследования.

На этом же графике можно видеть, какую поправку в оценке искренности говорящих экспертами наблюдателями дает Ксоотв : для всех говорящих учет Ксоотв несколько снижает общую оценку искренности, причем в меньшей степени для высоких уровней искренности и в большей для низких уровней. В целом для данной группы говорящих (11 чел.) поправка на К соотв составляет от 17% (у говорящего №5) до 26% (у говорящего №6) и на 22% у говорящего №4, что весьма существенно.

На Фиг.7 графически представлено соотношение между К соотв и средними оценками неискренности. Хорошо видно, во-первых: чем меньшее значение принимает Ксоотв у разных говорящих, тем более высокие оценки неискренности дают им эксперты-наблюдатели (линии 8 и 9). А во-вторых, поправка на Ксоотв в данном случае повышает окончательную оценку неискренности на величину от 1,9% (для говорящего №9) до 22,2% (для говорящего №4, за счет большого отрицательного значения Ксоотв, свидетельствующего о большом несоответствии слуховых и визуальных его оценок экспертами-наблюдателями).

Таким образом, результаты проверки предлагаемого способа на группе говорящих (11 чел.) экспериментально подтверждают его основную идею: зависимость оценок искренности-неискренности говорящего наблюдателем от степени соответствия или несоответствия между собой разных элементов его невербального поведения, т.е. воспринимаемых наблюдателем на слух или визуально.

Психологический и практический смысл коэффициента соответствия состоит в следующем. Оценки экспертов-наблюдателей на третьем этапе обследования говорящего, т.е. на основе восприятия нормального озвученного фрагмента его видеозаписи, могут быть неточными, ввиду чрезвычайно большого объема информации об искренности или неискренности говорящего (и степени выраженности этих его свойств и состояний), передаваемой не только особенностями голосовых и двигательных форм невербального поведения говорящего, но и их постоянными и быстро сменяющимися соотношениями. Сосредотачивая внимание, например, на мимике, наблюдатель вполне естественно может пропустить некоторые детали ее несоответствия с жестами, позой или интонацией голоса обследуемого.

Поэтому предлагаемая авторами трехкратная оценка искренности-неискренности говорящего по одному и тому же его видеофрагменту, уменьшает на первом и втором этапах поток значимой информации и, в то же время, позволяет более внимательно оценить особенности интонации голоса (на первом этапе) и экспрессивных (выразительных) движений говорящего (на втором этапе).

Последующее сопоставление независимых оценок одних и тех же свойств и состояний говорящего, полученных на первом и втором этапах в форме коэффициента их соответствия (К соотв), дает обобщенный интегральный показатель его искренности-неискренности, вычисляемый уже чисто математическим способом (по коэффициенту ранговой корреляции Спирмена).

В связи со сказанным, коэффициент соответствия (Ксоотв) как бы интегрирует в себе результаты первого и второго этапов, выражая эти результаты одним числом, т.е. численным значением Kсоотв , которое необходимо принять во внимание при окончательной оценке искренности и неискренности говорящего на третьем этапе.

По этой причине учет Ксоотв на третьем этапе обследования говорящего минимизирует вероятность ошибок оценки его искренности и неискренности тем, что снижает пропорционально своему числовому значению (Ксоотв) оценки искренности и повышает пропорционально значению (1-К соотв) оценки неискренности экспертов-наблюдателей.

Таким образом, предлагаемый способ с целью повышения точности отличается от прототипа и аналогов принципиально новым подходом - объединением результатов трехкратной оценки искренности и неискренности в один обобщенный показатель путем применения К соотв.

Повышение точности достигается также:

1) путем включения в число оцениваемых свойств и состояний говорящего аналогов искренности и неискренности;

2) применением количественных методов оценок - психологического шкалирования и семантического дифференциала;

3) специальным отбором экспертов-наблюдателей.

Преимущества предлагаемого способа состоят также в более широкой области его применения по сравнению с полиграфом. Во-первых, в возможности использовать его как совместно с полиграфом (в форме сопоставления полученных результатов), так и в качестве самостоятельного метода оценки неискренности, т.е. "психологического детектора лжи".

Во-вторых, в возможности количественной оценки искренности говорящего, как важнейшего достоинства речи, повышающего ее выразительность и убедительность, что может найти применение в методах совершенствования публичной речи политиков, общественных деятелей, дикторов ТВ, менеджеров, актеров, вокалистов и других специалистов, использующих речь в качестве "профессионального инструмента".




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


1. Способ оценки искренности-неискренности говорящего, включающий видеозапись говорящего, оценку его эмоционально-психологических свойств и состояний в процессе речи экспертами-наблюдателями по особенностям его невербального поведения, отличающийся тем, что определение искренности-неискренности говорящего производят по результатам трехкратной оценки его эмоционально-психологических свойств и состояний по одному и тому же фрагменту видеозаписи методом психологического шкалирования, причем на первом этапе оценку эмоционально-психологических свойств и состояний дают только на основании прослушивания голоса говорящего при выключенном сигнале видеоизображения, на втором этапе - только по видеоизображению говорящего при выключенном звуке его голоса, а на третьем этапе оценку дают по озвученному видеоизображению говорящего, затем вычисляют коэффициент соответствия (Ксоотв. ) средних значений балльных слуховых и визуальных оценок экспертов-наблюдателей, данных ими по вышеназванным эмоционально-психологическим свойствам и состояниям говорящего на первом и втором этапах его обследования, путем вычисления коэффициента ранговой корреляции между двумя рядами этих оценок по Спирмену, потом вычисляют средние значения искренности и неискренности по оценкам всех экспертов-наблюдателей, данных ими на третьем этапе обследования, причем оценку искренности производят путем усреднения оценок всех психологических свойств и состояний говорящего равнозначных понятию «искренность», умножают полученный результат на коэффициент соответствия и выражают степень искренности говорящего в процентах по отношению к максимальному баллу ее оценки, а оценку неискренности производят по результатам усреднения оценок неискренности и равнозначных понятий, и полученное таким путем общее среднее значение неискренности умножают на величину (1-Ксоотв.), где К соотв. - коэффициент соответствия и выражают полученный результат в процентах по отношению к максимальному баллу неискренности.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что группу экспертов-наблюдателей формируют из числа лиц не менее 10 чел., обладающих эмоциональным слухом не менее 80% по тесту В.П.Морозова на эмоциональный слух.

3. Способ по пп.1 и 2, отличающийся тем, что в числе эмоционально-психологических свойств и состояний говорящего оценивают искренность-неискренность, эмоциональность-равнодушие, откровенность-скрытность, миролюбие-агрессивность, спокойствие-тревожность, оптимизм-пессимизм, убедительность-неубедительность, чувствительность-жесткость, чистосердечность-лукавство, смелость-испуганность.