СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА

СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА


RU (11) 2291720 (13) C1

(51) МПК
A61M 21/00 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - может прекратить свое действие 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(21) Заявка: 2005125350/14 
(22) Дата подачи заявки: 2005.08.09 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2005.08.09 
(45) Опубликовано: 2007.01.20 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: Уэссман А., Рикс Д. Методика «Самооценка эмоциональных состояний» // Психологические тесты. Под ред.: КАРЕЛИН А.А. - М., «ВЛАДОС», 1999, T.1, С.241-244. RU 2204314 C2, 20.05.2003. Адашинская Г.А. Цветовой выбор как метод оценки боли у пациентов с различными формами болевого синдрома. Автореф. дисс.канд. психол. н., М., 2003. Шмелев А.Г., Похилько
В.И. Л.С.Выготский и динамическая концепция субъективных семантических пространств // Научное творчество Л.С.Выготского и современная психология. Тез. Докл. М., ВНИИТЭ, 1981, С.168-170. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., Изд. МГУ, 1988, С.51-94. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. Л., Изд.ЛГУ, С.24-40, 116-137. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979, С.134-139, 166-170.

(72) Автор(ы): Григорьева Вера Наумовна (RU); Тхостов Александр Шамилевич (RU) 
(73) Патентообладатель(и): Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Нижегородская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" (ГОУ ВПО "НижГМА Росздрава") (RU) 
Адрес для переписки: 603005, г.Нижний Новгород, ул. Алексеевская, 1, НижГМА, пат. пов. И.Н. Балишиной, рег.№651 

(54) СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Изобретение относится к области медицины, в частности к клинико-психологической диагностике. Способ осуществляется путем предъявления пациенту четырех групп словесных характеристик, отражающих различные эмоциональные состояния и степень их выраженности. Затем анализируют выбранные человеком словесные характеристики, отражающие его состояние с использованием шкалы баллов. При этом человеку предъявляют четыре группы прилагательных, отражающих различные степени удовлетворения следующих четырех базисных личностных потребностей: в безопасности, в независимости, в достижении, в единении-близости. Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в безопасности используют следующую систему прилагательных и баллов: «успокоенный, умиротворенный, безмятежный» - 0 баллов; «настороженный, обеспокоенный, взволнованный» - 1 балл; «растревоженный, напуганный, устрашенный» - 2 балла; «замученный, истерзанный, отчаявшийся» - 3 балла. Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в независимости используют следующую систему прилагательных и баллов: «облегченный, освобожденный, раскрепощенный» - 0 баллов; «разгоряченный, возмущенный, рассерженный» - 1 балл; «озабоченный, перегруженный, перенапряженный» - 2 балла; «подавленный, угнетенный, скованный» - 3 балла. Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в достижении используют следующую систему прилагательных и баллов: «довольный, радостный, гордый» - 0 баллов; «настроенный, вдохновленный, воодушевленный» - 1 балл; «перевозбужденный, исступленный, взвинченный» - 2 балла; «истощенный, опустошенный, безразличный» - 3 балла. Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в единении используют следующую систему прилагательных и баллов: «услажденный, ублаженный, благополучный» - 0 баллов; «заинтересованный, увлеченный, восхищенный» - 1 балл; «расстроенный, уязвленный, разочарованный» - 2 балла; «покинутый, одинокий, тоскующий» - 3 балла. Для исследования каждой базисной личностной потребности используют круговую шкалу, разделенную на четыре равных квадранта пересекающимися в ее центре двумя взаимно перпендикулярными и расположенными под углом 45° к горизонтали прямыми отрезками, причем в каждой точке пересечения этих прямых отрезков с окружностью круговой шкалы располагают по три прилагательных, отражающих определенную степень удовлетворения исследуемой базисной личностной потребности. При выборе пациентом слов, соответствующих его состоянию, проводят отметку на круговой шкале либо в точке нахождения группы слов, либо при выборе двух разных групп слов - на окружности или отрезке между двумя различными группами слов; в зависимости от места нахождения этой отметки определяют количество набранных человеком баллов для каждой из четырех базисных личностных потребностей. В случае расположения отметки на границе между квадрантами ей присваивают наибольшее из двух значений; в случае расположения отметки в самом центре окружности она исключается из анализа результатов. Определяют средний для всех четырех базисных личностных потребностей балл и по этому среднему баллу судят о степени эмоциональной дезадаптации следующим образом: 0 баллов - отсутствие эмоциональной дезадаптации, физиологическая релаксация; 1 балл - слабо выраженная эмоциональная дезадаптация, физиологическое напряжение; 2 - умеренно выраженная эмоциональная дезадаптация, патологическое напряжение; 3 - резко выраженная эмоциональная дезадаптация, патологическая релаксация. Способ позволяет дать количественную оценку степени эмоциональной дезадаптации и позволяет испытуемому самостоятельно осознать характер переживаемых эмоций. Данный способ может быть использован в психотерапии при обучении больных самоконтролю, при саморегуляции психического состояния. 5 ил., 2 табл. 




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Предлагаемое изобретение относится к медицинской и клинико-психологической диагностике и может быть использовано для своевременной оценки эмоционального состояния больных с неврологической и соматической патологией.

Оценка эмоционального состояния больных имеет важное значение в неврологической и терапевтической практике в связи со значительным влиянием эмоционального стресса на клинические проявления и характер течения множества неврологических и соматических заболеваний (Carson A.J. и соавт., 2000). Все большее внимание уделяется суточному мониторингу эмоционального состояния пациента, позволяющему оптимизировать психологическую помощь больным (Whalen C.K. и соавт., 2001; Bolger N. и соавт., 2003).

Клинический интерес представляет как диагностика уровня эмоциональной дезадаптации, так и определение характера переживаемых пациентом эмоций, способствующее пониманию личностных причин стресса. Определение степени эмоциональной дезадаптации в клинической практике осуществляется чаще всего путем оценки симптомов тревожно-депрессивных расстройств, признанных клиническими коррелятами психического стресса. Наиболее часто с этой целью применяются вербальные опросники, такие, например, как Zung Self-Rating Depression Scale, Beck Questionnaire, Wakefield Self-Assessment Depression Inventory, Hospital Anxiety and Depression Scale, Hamilton Rating Scale for Depression, Spilberger Anxiety Inventory и др. (Masur H. и соавт., 2004).

Подобные шкалы хорошо зарекомендовали себя при диагностике уровня хронического стресса. Однако их недостатком является ограничение характеристик эмоциональной сферы лишь областью тревоги и депрессии, тогда как спектр присущих человеку эмоций значительно шире. Между тем уточнение диапазона переживаний больного имеет существенное значение для понимания психологических причин его эмоционального дискомфорта, связанных с нарушением определенных биопсихосоциальных потребностей. Кроме того, составляющие подобные шкалы утверждения (например: «Я не слежу за своей внешностью») характеризуют относительно устойчивое состояние человека. В этой связи эти шкалы не позволяют наблюдать за динамикой эмоционального состояния человека на протяжении коротких, исчисляемых часами или одним днем, промежутков времени.

Динамическую оценку уровня психического напряжения позволяет дать шкала «Список Эмоциональных Прилагательных» (The Affect Adjective Check List), разработанная Zuckerman и его сотрудниками в 1960-х годах (цит. по Бреслав Г., 2004). Согласно данной методике испытуемому предъявляется список из 21 прилагательных, отражающих наличие переживаний тревожности или ее отсутствия, и предлагается по 5-балльной шкале оценить выраженность каждого из перечисленных переживаний «здесь и сейчас» и «обычно». В то же время эта методика также ограничивает диагностику эмоционального состояния человека лишь определением уровня его психического напряжения, оставляя за границами рассмотрения спектр переживаемых человеком чувств, анализ которых значим постольку, поскольку позволяет выяснить сам источник этого психического напряжения.

Оценить выраженность эмоционального напряжения позволяет также ряд проективных методик, из которых с этой целью чаще всего используется тест Люшера. Выраженность эмоционального напряжения («тревоги») определяется в баллах по специальной системе оценок, определяемых местоположением различных цветовых эталонов в ряду предпочтений испытуемого. Рядом исследований подтверждено существование корреляций между предпочтением того или иного цветового эталона и актуальным эмоциональным состоянием обследуемого (Кузнецов О.Н. и соавт., 1990). В то же время тест Люшера, как и вышеописанные вербальные шкалы тревоги и депрессии, позволяет выявить лишь общий уровень психического напряжения, не указывая на специфику испытываемых человеком эмоций.

Провести диагностику характера переживаемых человеком эмоций возможно с помощью методов, основанных на оценке лицевой экспрессии. Однако способы идентификации текущего эмоционального состояния человека по его мимике и пантомимике применяются в основном в экспериментальных целях и широкого клинического применения не нашли в связи со своей трудоемкостью (Бреслав Г., 2004). Описана также диагностика эмоционального состояния по характеристикам речи (громкость и высота голоса, темп и интонации высказываний). Так, Mehl M.R. и соавт.(2001) для динамического наблюдения за аффективной сферой обследуемого предложили использовать электронное портативное устройство, обеспечивающее периодическую (повторяющуюся через каждые 12 минут) 30-секундную аудиозапись речи самого испытуемого и звуков окружающей его среды. Доказано, что подобная запись позволяет получить точную динамическую характеристику психологического состояния человека за время наблюдения. К недостаткам метода следует отнести необходимость применения дорогостоящей электронной техники, а также сложность анализа и интерпретации получаемых данных.

Существуют также и вербальные методы диагностики характера переживаемых человеком эмоций. Так, Matthews K.A. и соавт. (2000) разработали способ оценки эмоционального состояния, основанный на выборе испытуемым вербальных характеристик переживаемых им эмоций. Согласно методике испытуемому предъявляют список из 17 обозначающих различные эмоции слов, после чего просят указать степень переживания им на момент обследования каждой из этих эмоций по четырехбалльной шкале (1 балл - совсем не испытываю, 4 балла - испытываю очень сильно). На этапе разработки метода авторы выделили три варианта настроения - «негативное», «позитивное» и «скучающее». Характеристиками негативного настроения служили слова «напряженный», «раздражительный», «сердитый», «возмущенный/обиженный», «взволнованный», «беспокойный», «нетерпеливый» и «печальный». Признаками позитивного настроения считались эмоции, обозначавшиеся словами «довольный», «радостный», «удовлетворенный», «энергичный», «контролирующий себя», «заинтересованный/вовлеченный». К признакам скучающего настроения были отнесены эмоции, обозначавшиеся словами «утомленный», «безразличный» и «усталый». На основании результатов факторного анализа полученных авторами данных каждой из перечисленных 17 эмоций был присвоен свой «вес» в зависимости от той степени, в какой она отражала соответствующее настроение. Выраженность каждого из указанных вариантов настроения у конкретного испытуемого оценивалась путем «взвешивания» и суммирования баллов, присвоенных им соответствующим этому настроению эмоциям.

К недостатку указанного способа можно отнести игнорирование информации о степени психического напряжения, переживаемого больным. Другим недостатком является необходимость повторения факторного анализа и определения «весовых» коэффициентов, обозначающих эмоции слов при проведении исследований на выборках, принадлежащих новым популяциям. Все это усложняет метод и затрудняет его применение в клинической практике.

В качестве прототипа предлагаемого способа нами выбрана предложенная А.Уэссманом и Д.Риксом методика «Самооценка эмоциональных состояний» (цит. по: Психологические тесты/Под ред. А.А.Карелина. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. - В 2 т. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. - T.1 - С.241-244). Испытуемому предлагают 40 утверждений, объединенных в четыре раздела (по десять утверждений в каждом).

1 набор суждений

1. Совершенно обезумел от страха. Потерял рассудок. Напуган неразрешимыми трудностями.

2. Огромная тревожность, озабоченность. Изведен страхом.

3. Значительная неуверенность. Весьма травмирован неопределенностью. Страшно.

4. Переживаю некоторую озабоченность, страх, беспокойстве или неопределенность. Нервозен, волнуюсь, раздражен.

5. Несколько озабочен, чувствую себя скованно, немного встревожен.

6. Ничто особенно не беспокоит меня. Чувствую себя более или менее непринужденно.

7. В целом уверен и свободен от беспокойства.

8. Ощущение полного благополучия. Уверен и чувствую себя непринужденно.

9. Исключительно хладнокровен, на редкость уверен и не волнуюсь.

10. Совершенное спокойствие. Непоколебимо уверен в себе.

2 набор суждений

1. Абсолютно выдохся. Не способен даже к самому незначительному усилию.

2. Ужасно утомлен. Почти изнурен и практически не способен к действию. Почти не осталось запасов энергии.

3. Большая усталость. Вялый. Скудные ресурсы энергии.

4. Довольно усталый. В запасе не очень много энергии.

5. Слегка устал. Леность. Энергии не хватает.

6. Чувствую себя довольно свежим, в меру бодр.

7. Чувствую себя свежим, в запасе значительная энергия.

8. Много энергии, сильная потребность в действии.

9. Бьющая через край жизнеспособность, огромная энергия, сильное стремление к деятельности.

10. Порыв, не знающий преград. Жизненная сила выплескивается через край.

3 набор суждений

1. Крайняя депрессия и уныние. Подавлен. Все черно и серо.

2. Очень угнетен. Чувствую себя просто ужасно.

3. Угнетен и чувствую себя очень подавленно. Настроение определенно унылое.

4. Настроение подавленное и несколько унылое.

5. Чувствую себя чуть-чуть подавленно, "так себе".

6. Чувствую себя довольно хорошо, "в порядке".

7. Чувствую себя очень хорошо. Жизнерадостен.

8. Возбужден, в хорошем расположении духа.

9. Возбужден, в приподнятом состоянии. Восторженность.

10. Сильный подъем, восторженное веселье.

4 набор суждений

1. Давящее чувство слабости и тщетности усилий. У меня ничего не получается.

2. Чувствую себя жалким и несчастным. Устал от своей некомпетентности.

3. Подавлен своей слабостью и недостатком способностей.

4. Чувствую себя довольно неспособным.

5. Чувствую, что мои умения и способности несколько ограничены.

6. Чувствую себя довольно компетентным.

7. Чувствую, что моих способностей достаточно и мои перспективы хороши.

8. Очень уверен в своих способностях.

9. Чувствую большую уверенность в себе. Уверен в своих будущих свершениях.

10. Для меня нет ничего невозможного. Смогу сделать все, что захочу.

Первый раздел содержит утверждения, отражающие состояние испытуемого по шкале «Спокойствие - тревожность», второй - по шкале «Энергичность - усталость», третий - по шкале «Приподнятость - подавленность» и четвертый - по шкале «Чувство уверенности в себе - чувство беспомощности». Порядковый номер утверждения в каждом разделе отражает выраженность описываемого состояния. Испытуемому предлагают выбрать из предложенных наборов суждений то, которое лучше всего описывает его состояние на момент обследования. Сумма номеров суждений, выбранных по каждому из разделов, составляет интегральный показатель эмоционального состояния испытуемого. Этот показатель отражает выраженность, степень эмоционального подъема/истощения испытуемого.

К недостаткам вышеописанной методики можно отнести следующие:

1) Утверждения, включенные в 1-3 разделы, описывают эмоциональное состояние человека лишь в диапазоне понятий «тревога/спокойствие» и «подъем/депрессия», не отражая выраженность других эмоций, таких, например, как гнев, обида, разочарование, гордость и др.

2) Утверждения, составляющие 4 раздел, характеризуют в основном когнитивную сферу (убеждения человека, касающиеся его возможностей), а не сферу эмоций.

3) Обращает внимание различие в системе оценок утверждений, составляющих четыре разных раздела методики. Так, повышение оценок, присваиваемых утверждениям 1 раздела, отражает повышение степени психической адаптации испытуемого, при этом самая высокая оценка по этому разделу указывает на наивысший уровень психической адаптации. Однако во 2 и 3 разделах наивысшие значения присваиваются таким утверждениям («Порыв, не знающий преград, жизненная сила выплескивается через край» и «Сильный подъем, восторженное веселье»), которые отражают уже не столько состояние психической адаптации, сколько патологическое гипоманиакальное состояние. В этой связи общая шкала, получаемая при суммировании оценок по всем четырем разделам, представляется нелинейной: то время как низкие значения интегрального показателя свидетельствуют о выраженной психической дезадаптации, высокие значения интегрального показателя не могут трактоваться столь однозначно. Иначе говоря, интегральный показатель данной методики более чувствителен к состоянию психической дезадаптации, чем к состоянию адаптации.

В задачу предлагаемого изобретения положено расширение диагностических возможностей способа за счет обеспечения возможности определения как степени психической дезадаптации, так и характера переживаемых человеком эмоций, отражающего внутриличностные причины эмоционального напряжения. Также в задачу положено обеспечение возможности динамического наблюдения за эмоциональным состоянием человека на протяжении относительно коротких, исчисляемых часами или днями периодов времени.

Поставленная задача достигается тем, что человеку предъявляют четыре группы прилагательных, отражающих различные степени удовлетворения следующих четырех базисных личностных потребностей: в безопасности; в независимости; в достижении; в единении (близости); для исследования каждой базисной личностной потребности используют круговую шкалу, разделенную на четыре равных квадранта пересекающимися в ее центре двумя взаимно перпендикулярными и расположенными под углом 45° к горизонтали прямыми отрезками, причем в каждой точке пересечения этих прямых отрезков с окружностью круговой шкалы располагают по три прилагательных, отражающих определенную степень удовлетворения исследуемой базисной личностной потребности; при выборе пациентом слов, соответствующих его состоянию в данный момент времени, проводят отметку на круговой шкале либо в точке нахождения группы слов, либо при выборе двух разных групп слов - на окружности или отрезке между двумя различными группами слов; в зависимости от места нахождения этой отметки определяют количество набранных человеком баллов для каждой из четырех базисных личностных потребностей; затем определяют средний для всех четырех базисных личностных потребностей балл и по этому среднему баллу судят о степени эмоциональной дезадаптации следующим образом:

0 баллов - отсутствие эмоциональной дезадаптации (физиологическая релаксация),

1 балл - слабо выраженная эмоциональная дезадаптация (физиологическое напряжение),

2 - умеренно выраженная эмоциональная дезадаптация (патологическое напряжение),

3 - резко выраженная эмоциональная дезадаптация (патологическая релаксация).

Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в безопасности в круговой шкале используют следующую систему прилагательных и баллов:

«успокоенный, умиротворенный, безмятежный» - 0 баллов;

«настороженный, обеспокоенный, взволнованный» - 1 балл;

«растревоженный, напуганный, устрашенный» - 2 балла;

«замученный, истерзанный, отчаявшийся» - 3 балла.

Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в независимости в круговой шкале используют следующую систему прилагательных и баллов:

«облегченный, освобожденный, раскрепощенный» - 0 баллов;

«разгоряченный, возмущенный, рассерженный» - 1 балл;

«озабоченный, перегруженный, перенапряженный» - 2 балла;

«подавленный, угнетенный, скованный» - 3 балла.

Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в достижении в круговой шкале используют следующую систему прилагательных и баллов:

«довольный, радостный, гордый» - 0 баллов;

«настроенный, вдохновленный, воодушевленный» - 1 балл;

«перевозбужденный, исступленный, взвинченный» - 2 балла;

«истощенный, опустошенный, безразличный» - 3 балла.

Для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в единении (близости) в круговой шкале используют следующую систему прилагательных и баллов:

«услажденный, ублаженный, благополучный» - 0 баллов;

«заинтересованный, увлеченный, восхищенный» - 1 балл;

«расстроенный, уязвленный, разочарованный» - 2 балла;

«покинутый, одинокий, тоскующий» - 3 балла.

Определение набранных человеком баллов при выборе разных групп слов проводят следующим образом: в случае расположения отметки на границе между квадрантами ей присваивают наибольшее из двух значений; в случае расположения отметки в самом центре окружности она исключается из анализа результатов.

На Фиг.1-4 показаны круговые шкалы для четырех базисных личностных потребностей. На Фиг.1 изображена круговая шкала для личностной потребности в безопасности, на Фиг.2 - для личностной потребности в независимости, на Фиг.3 - для личностной потребности в достижении и на Фиг.4 - круговая шкала для личностной потребности в единении (близости). На Фиг.5 показаны отметки, сделанные на перечисленных четырех шкалах пациенткой при ее обследовании с применением предлагаемого способа (см. клинический пример).

Предлагаемый способ осуществляется следующим образом: испытуемому предъявляют четыре рисунка, на каждом из которых изображена окружность, разделенная на четыре равные части пересекающимися в ее центре двумя взаимно перпендикулярными и расположенными под углом в 45 градусов к горизонтали прямыми отрезками, и четыре группы слов, расположенные вне окружности рядом с точками пересечения ее указанными отрезками (см. Фиг.1-4).

Испытуемого просят выбрать на первом рисунке одну или две группы слов, наиболее подходящие для описания его состояния в настоящее время и, если для описания его состояния достаточно одной группы слов, поставить крестик прямо на ее указателе. Если испытуемый выбрал две группы слов, его просят поставить крестик между ними на линии окружности или на прямой линии, расположив крестик ближе к той группе слов, которая лучше другой описывает его состояние. Затем также просят поставить по крестику на втором, третьем и четвертом рисунках.

При нахождении отметки в области нижнего правого квадранта окружности ей присваивается значение ноль баллов, в области правого верхнего квадранта - 1 балл, в области левого верхнего квадранта - 2 балла и в области левого нижнего квадранта - 3 балла. В случае расположения отметки на границе между квадрантами ей присваивается наибольшее из двух значений. При расположении отметки в самом центре окружности она исключается из анализа результатов.

Количественная оценка результатов заключается в определении среднего арифметического значения всех балльных оценок е, принимаемого за интегральный показатель степени эмоциональной дезадаптации (ПСЭД) испытуемого. Полученное при округлении его до целых чисел значение ПСЭД, равное 0 баллам, свидетельствует об отсутствии признаков эмоциональной дезадаптации, равное 1 баллу - о легкой эмоциональной дезадаптации, равное 2 баллам - об умеренно выраженной эмоциональной дезадаптации, равное 3 баллам - о резко выраженной эмоциональной дезадаптации.

Качественная оценка базируется на вербальном выборе самого испытуемого и включает соответствующую словесную характеристику переживаемых им эмоций, отражающих степень удовлетворения таких четырех базисных личностных потребностей, как потребность в безопасности; независимости; достижении и единении (близости).

Данный способ направлен на оценку как качества (характера) эмоций, так и их силы (степени эмоционального напряжения).

Его теоретической основой во многом явились положения потребностно-информационной теории эмоций (Симонов П.В., 1987; Судаков К.В., 1998), согласно которому качество и сила (напряжение) эмоций определяются актуализированной потребностью человека и прогнозированием вероятности ее удовлетворения. Иначе говоря, количественные и качественные характеристики переживаемых человеком эмоций определяются вероятностью достижения им желаемого результата взаимодействия с позитивно или негативно оцениваемым им объектом. Такая вероятность, в свою очередь, взаимосвязана с динамикой пространственных характеристик этого взаимодействия (так, например, вероятность желаемого соединения с позитивно оцениваемым объектом значительно выше при приближении субъекта к объекту, чем при движении от него). Данное положение согласуется с моделью кибернетического контроля действий, согласно которой эмоции человека зависят от характеристик движения субъекта по направлению к намеченной им цели (Carver C.S., Scheier M.F., 1990). Это положение соответствует также когнитивно-мотивационной теории эмоций и трансактной модели стресса Р.Лазаруса, согласно которой эмоции возникают в ходе личностно-средового взаимодействия, включающего субъективное восприятие внешнего сигнала, оценку его значимости, ответную мыслительную и поведенческую реакцию и достижение некоего конечного результата взаимодействия (Lazarus R.S., 1991; Van Egeren L.F., 2000). Возникновение эмоций соотносится прежде всего с бессознательной и сознательной оценкой значимости сигнала, опосредующей переход от его сенсорного восприятия к двигательному ответу, направленному на устранение или приближение источника этого сигнала (Rolls Е.Т., 1996).

Таким образом, сила и характер эмоций тесно связаны с пространственными характеристиками реального или воображаемого взаимодействия субъекта со значимым (позитивно/негативно оцениваемым им) объектом. На эту закономерность обращала внимание еще М.Арнолд, которая в 1960 г. в своей классификации эмоций «борьбы» учитывала тенденции субъекта к действию по сближению или разобщению с «полезным» или «вредным» объектом (цит. по: Бреслав Г., 2004).

Достижению комфортного состояния субъекта способствует устранение негативно оцениваемого либо обретение позитивно оцениваемого им объекта. Возможными вариантами действий по разобщению с объектом являются его отстранение, разрушение, отдача, утрата и др. К действиям, направленным на сближение с объектом, можно отнести удержание, поглощение, получение, нахождение, достижение и др.

Различные актуализированные потребности человека могут быть условно соотнесены с различными пространственно-динамическими характеристиками субъект-объектного взаимодействия (например, потребность в независимости - с отстранением негативно оцениваемого объекта, потребность в достижении - с приближением к позитивно оцениваемой цели и т.д.).

1. С учетом вышеизложенного для описания характера переживаемых человеком эмоций нами весьма широко использовались отглагольные прилагательные (обозначающие признак предмета по его (не)подверженности действию или (не)способности выполнить действие), в том числе те, которые отражают направленность действия. В отдельные группы были объединены прилагательные, которые описывают эмоции, возникающие при удовлетворении/неудовлетворении таких четырех базисных потребностей человека, как потребности в безопасности, в независимости, в достижении и в единении (близости, внимании к себе).

Так, например, взаимодействие, направленное на удовлетворение потребности субъекта в единении (любви, близости) и привлечение к себе позитивно оцениваемого объекта, может сопровождаться самыми разными эмоциями в зависимости от степени удовлетворения этой потребности и пространственно-динамических характеристик субъект-объектного взаимодействия. Эти эмоции могут передаваться такими словами, как «ублаженность», «услажденность» (при успешном завершении действия), или как «увлеченность», «восхищенность» (в процессе действия при прогнозировании его успешного завершения), или как «уязвленность», «разочарованность» (в процессе действия при прогнозировании его безуспешности), либо как «покинутость», «одинокость» (при безуспешном завершении действия).

Способ преднамеренно не включает диагностику «социальных» эмоций (таких как стыд, чувство вины, смущение, эмпатия, чувство благодарности, зависть, ревность). Их выявление (осознание), как правило, болезненно для человека и создает угрозу его привычным представлениям о себе (Бреслав Г., 2004), что часто приводит к неискренности в ответах на вопросы» касающиеся этих эмоций.

Для обозначения характера эмоциональных состояний мы не использовали отвлеченные (абстрактные) имена существительные, исходя из представлений когнитивно-эволюционной модели осознания эмоционального опыта Lane R.D. и соавт. (1990) и данных о значительной частоте алекситимии у больных с заболеваниями нервной системы.

Так, согласно когнитивно-эволюционной модели осознания эмоционального опыта способность человека к вербальному - представлению своего и чужого эмоционального опыта (осознанию эмоций) представляет собой когнитивный процесс и претерпевает определенные эволюционные и онтогенетические стадии развития. Этим стадиям соответствуют пять различных уровней осознания эмоций, каждый из которых может преобладать у конкретного человека.

Так, уровень «0» включает использование слов, обозначающих не чувства, а мысли человека. Уровень «1» определяется при использовании слов, отражающих осознание физиологических сигналов («Я чувствую усталость»). Уровень «2» включает применение слов, употребляемых и в других контекстах, но используемых также и для выражения относительно недифференцированных эмоций («Я чувствую себя плохо») или же применение слова «чувствую» для передачи ощущений от действия («Я чувствую себя пробивающим стену»). Уровень «3» характеризуется использованием одного абстрактного существительного, обозначающего ту или иную эмоцию (печаль, злость, отвращение, страх, удивление, радость и т.д.). Уровень «4» отличается применением двух и более слов третьего уровня, обеспечивающим более точную дифференциацию эмоций.

Установлено, что у значительной части больных с патологией нервной системы выявляются признаки алекситимии и преобладание 1-2 уровней осознания эмоций (Lane R. и соавт., 2000; Bydlowski S. и соавт, 2002). В связи с этим при тестировании таких больных мы отказались от использования как абстрактных существительных (таких как радость, счастье, горе, любовь и др.), так и отыменных прилагательных.

2. Теоретической основой оценки степени выраженности эмоций явилось положение, согласно которому эмоциональное напряжение может возникать на базе актуализации самых разных потребностей человека, а эмоции одной и той же интенсивности могут качественно различаться (Сидорова О.А., 2001). Иначе говоря, при реализации самых разных потребностей можно выделить одинаковые степени их удовлетворения/неудовлетворения и эмоционального напряжения. Аналогичным образом, в процессе самых разных по своей направленности субъект-объектных взаимодействий возможно развитие одних и тех же уровней психофизиологической адаптации/дезадаптации.

При выделении уровней эмоционального напряжения мы исходили из предположения о том, что закономерности эмоционального реагирования при взаимодействии человека с окружающим миром или самим собой можно соотнести с закономерностями формирования физиологических реакций, возникающих в процессе организменно-средового взаимодействия. Организменно-средовое взаимодействие, в свою очередь, может быть представленным состоящим из двух фаз - фазы напряжения и фазы релаксации. Фазу напряжения составляют энергоемкие катаболические реакции, возникающие в ответ на возбуждающие стимулы. Они сопровождаются мобилизацией внутренних ресурсов, ростом психофизиологического напряжения и активным изменением взаимоотношений организма с окружающей его средой. Фазу релаксации составляют анаболические реакции, индуцируемые релаксирующими сигналами, поступающими из измененного окружения. Эти реакции сопровождаются психофизиологической релаксацией, усвоением получаемой извне энергии и восстановлением гомеостаза. Смена фаз реагирования происходит постепенно, по мере уменьшения возбуждающего и возрастания успокаивающего действия внешнесредовых влияний.

Нами были выделены два типа организменно-средовых взаимодействий, первый из которых (аутовосстанавливающие взаимодействия) характеризуется гармоничным сочетанием фаз физиологического (продуктивного) напряжения и физиологической (продуктивной) релаксации, приводящим к восстановлению гомеостаза. На психологическом уровне второй фазе подобного взаимодействия соответствует состояние удовлетворения человеком своих биопсихосоциальных потребностей и достижение эмоционально комфортного состояния.

Второй тип организменно-средового взаимодействия (аутоистощающие взаимодействия) характеризуется сочетанием фаз патологического (деструктивного) напряжения и патологической (деструктивной) релаксации. Второй фазе подобного взаимодействия на психологическом уровне соответствует состояние эмоционального перенапряжения, усталости и «выгорания».

Перечисленным состояниям физиологической (продуктивной) релаксации, физиологического (продуктивного) напряжения, патологического (деструктивного) напряжения и патологической (деструктивной) релаксации на психологическом уровне соответствуют разные степени эмоциональной дезадаптации.

Указанные представления во многом соответствуют взглядам Т.А.Немчина (1983), который выделял четыре степени (стадии) нервно-психического напряжения: слабое (нормальные показатели психомоторной деятельности и центральной гемодинамики), умеренное (активация психической деятельности с повышением ее продуктивности), чрезмерное (сопровождается дезорганизацией психомоторной деятельности и центральной гемодинамики) и патологическое (патологическое состояние, сопровождающееся развитием психосоматических заболеваний) напряжение. Эти степени эмоционального напряжения соответствуют также и разным уровням психофизиологической дезадаптации, выделяемым отечественными физиологами (Косицкий Г.И., 1977) и клиницистами (Александровский Ю.А., 2000). В своей работе мы предпочитаем использовать термин «эмоциональная дезадаптация», а не «эмоциональное напряжение» во избежание терминологических расхождений с другими авторами, поскольку крайнюю степень психофизиологической дезадаптации мы соотносим с «патологической релаксацией», а не с «патологическим напряжением» (с нашей точки зрения, рост уровня дезадаптации соответствует увеличению психического напряжения лишь до определенной степени, в то время как на последнем этапе психофизиологическое напряжение падает).

Указанные психофизиологические чаще всего состояния не имеют четких разграничений между собой. Правомернее говорить лишь о преобладании той или иной эмоции или о соотношении вероятностей (шансе) переживания одной, а не другой, эмоции. Так, например, по мере успешной реализации субъектом действий, направляемых им на достижение желаемого результата, постепенно возникает замена внешних возбуждающих влияний («отталкивающе-возбуждающих» либо «привлекающе-возбуждающих») на комфортные, релаксирующие внешнесредовые влияния, что приводит к переходу организма из состояния напряжения в состояние расслабления и эмоционального комфорта. Вне зависимости от того, описывается ли успешно завершенное аутовосстанавливающее взаимодействие как разобщение с негативно оцениваемым объектом или же как сближение с позитивно оцениваемым объектом, оно проявляется в постепенном переходе от состояния продуктивного напряжения к комфортному психофизиологическому состоянию продуктивной релаксации. На психологическом уровне завершение подобного взаимодействия соответствует удовлетворению биопсихосоциальных потребностей личности путем реализации конкретных поведенческих программ. И, напротив, безуспешное, аутоистощающее организменно-средовое взаимодействие, описываемое как сближение с негативно оцениваемым объектом или же разобщение с позитивно оцениваемым объектом, проявляется в постепенной смене фазы деструктивного напряжения фазой деструктивной релаксации. На психологическом уровне такому взаимодействию соответствует состояние нарушения биопсихосоциальных потребностей личности.

Представление об отсутствии четких разграничений между собой эмоций, соответствующих состояниям продуктивного и деструктивного напряжения, продуктивной и деструктивной релаксации послужило основой для выбора круговой формы шкалы. Ее вертикальная ось может быть обозначена физиологическими терминами «релаксация - напряжение» субъекта, а горизонтальная - терминами «неэффективность-эффективность» субъект-объектного взаимодействия.

Изображения этих осей отсутствуют на предъявляемых испытуемому рисунках, однако при оценке результатов тестирования они воспроизводятся.

Такие оси, как «удовольствие-неудовольствие», «успокоение-возбуждение», «напряжение-разрешение» и ранее использовались различными авторами в схематических моделях эмоций. Эти оси присутствовали в трехкомпонентной модели системы чувств В.Вундта, созданной им в начале 20 века, а две перпендикулярные оси «удовольствие-неудовольствие» и «принятие-отталкивание» составили основу круговой модели эмоций, предложенной Вудвортсом и Шлосбергом в 1954 г. (цит по: Я.Рейковский, 1979; Шадриков В.Д., 2002). Однако перечисленные модели не нашли своего применения в клинической практике и не были включены в способы диагностики эмоционального состояния человека. Кроме того, эти модели не учитывали характеристики эмоциональных состояний, определяемые степенью эффективности/неэффективности субъект-объектного взаимодействия.

Предложенная нами круговая шкала предназначается как для количественного измерения степени эмоциональной дезадаптации, так и для качественной оценки характера эмоций, переживаемых человеком в контексте удовлетворения/неудовлетворения таких четырех базисных потребностей человека, как потребности в безопасности, в независимости, в достижении и самореализации; во внимании и любви к себе.

При определении степени эмоциональной дезадаптации за нулевую точку отсчета мы принимали состояние продуктивной релаксации (эмоционального комфорта), при этом переход к состоянию продуктивного напряжения, деструктивного напряжения и деструктивной релаксации был соотнесен нами с повышением выраженности психической дезадаптации соответственно на один, два или три уровня.

Оценка концептуальной валидности предлагаемого способа проводилась путем изучения соответствия его результатов данным, полученным при использовании других методов диагностики степени психической дезадаптации. Наряду с этим проводился сравнительный анализ результатов применения заявляемого способа у здоровых лиц и больных с головными болями напряжения, для которых характерен повышенный уровень эмоционального стресса (D.A.Wittrock и T.C.Myers, 1998; Verma S., Gallagher R.M., 2000).

Проверка опросника на надежность (воспроизводимость результатов исследования) не предусматривалась в связи с высокой изменчивостью самого измеряемого свойства.

Обследовано 74 здоровых лиц, 33 мужчин и 41 женщина в возрасте от 22 до 51 года (средний возраст 33,7, стандартное отклонение [Ст.откл.] 11,0 лет) и 66 больных с головными болями напряжения (ГБН), 11 мужчин и 55 женщин (средний возраст 41,6, стандартное отклонение 13,1 лет). Общими критериями включения в исследование являлись возраст от 18 до 59 лет, добровольное согласие на тестирование и отсутствие грубых интеллектуально-мнестических расстройств, затруднявших понимание вопросов использовавшихся с методик.

Характер цефалгического синдрома устанавливался в соответствии с Международной классификацией и диагностическими критериями головных болей (Classification and diagnostic criteria for headache disorders, cranial neuralgias and facial pain //Cephalalgia. An International Journal of Headache. - 1988. - Vol.8., Suppl.7. - P.9-96).

У 23 больных (средний возраст 27,3, Ст.откл. 8,0 лет) были диагностированы первичные ГБН, развившиеся в рамках психовегетативного синдрома (ПВС). Головные боли у этих больных представляли собой одно из проявлений полисистемных надсегментарных вегетативных расстройств, возникавших в ответ на хронический психофизиологический стресс и/или физиологические гормональные перестройки пубертатного периода.

У 43 больных (средний возраст 49,3 лет, Ст.откл. 7,7 лет) было диагностировано сочетание головных болей напряжения с сосудистыми головными болями, развивавшимися на фоне гипертонической и атеросклеротической дисциркуляторной энцефалопатии (ДЭ)1 стадии. Хронические ГБН (число дней с цефалгиями более 15 в месяц либо более 180 в год) наблюдались у 43 человек из числа всех обследованных пациентов, эпизодические ГБН - у 23 человек.

Наряду с клинико-неврологическим обследованием всем здоровым и больным лицам после разъяснения цели исследования и получения согласия проводилось психологическое тестирование. Оно включало применение заявленного способа диагностики эмоционального состояния. Госпитальной шкалы тревоги и депрессии (ГШТД) и Шкалы Усталости (ШУ) (Krupp L.B. и соавт., 1989). Шкала усталости представляет из себя 9 утверждений, в конце каждого из которых испытуемому предлагается выбрать одну из семи цифр, указывающую на степень согласия с этим утверждением. Показателем шкалы вычисляется как сумма цифр, полученных по всем утверждениям, при этом более высокие значения показателя свидетельствуют о более высокой степени хронической усталости испытуемого. Наряду с этим эмоциональное состояние 22 здоровых лиц и всех больных оценивалось при помощи методики «Самооценка эмоциональных состояний» (СЭС) А.Уэссмана и Д.Рикса, принятой за прототип заявляемого способа.

При математической обработке данных использовались непараметрические методы статистического анализа. Взаимосвязь переменных изучалась путем вычисления коэффициента корреляции Спирмена. Сравнение выборок осуществлялось с применением U критерия Манна-Уитни для несвязанных групп.



Таким образом, обнаружена высокая степень корреляции между ПСЭД и показателями валидных и надежных шкал, широко используемых в клинической практике для диагностики выраженности тревоги и депрессии.

В связи с тем, что тревога и депрессия признаны клиническими коррелятами уровня психической дезадаптации, полученные результаты свидетельствуют в пользу концептуальной валидности заявленного способа, показатель применения которого позволяет диагностировать степень эмоциональной дезадаптации. Как и можно было ожидать, корреляция ПСЭД с показателями ГШТД и Шкалы усталости имеет положительный знак, поскольку рост значений показателей перечисленных шкал служит индикатором возрастания уровня эмоциональной дезадаптации. Отрицательный знак коэффициента корреляции ПСЭД с показателем методики «Самооценка эмоциональных состояний» А.Уэссмана и Д.Рикса объясняется тем, что возрастание последнего соответствует повышению уровня эмоциональной адаптации испытуемого.

Существование достоверных различий ПСЭД у больных ГБН и здоровых лиц также подтверждает валидность заявленного способа диагностики степени эмоциональной дезадаптации.

По сравнению с прототипом заявляемый способ обладает тем преимуществом, что не только позволяет дать количественную оценку степени эмоциональной дезадаптации испытуемого, но и предоставляет ему самому возможность осознать характер переживаемых им эмоций, отражающих степень удовлетворения его основных биопсихосоциальных потребностей. В связи с тем, что осознание переживаемых человеком эмоций повышает его возможность психической саморегуляции, данный способ может быть использован в психотерапевтических целях при обучении больных самоконтролю и саморегуляции своего психического состояния.

Клинический пример

Б-ва Л.А., 51 г., жительница села, пенсионер, инвалид 3 группы.

При поступлении в неврологическое отделение предъявляла жалобы на ежедневные головные боли давящего характера в лобной височной и затылочной областях, усиливающиеся после психических и физических перегрузок, продолжающиеся в течение 2-3 часов в день; шум и звон в ушах; затруднение засыпания; постоянное чувство усталости.

Головные боли появились впервые в 18-летнем возрасте после перенесенной легкой черепно-мозговой травмы (сотрясения головного мозга). Неоднократно обследовалась и лечилась у неврологов с диагнозом «Вегетативная дистония», без существенного эффекта. 10 лет назад стала отмечать колебания артериального давления, периодически повышавшегося до 180/100 мм рт.ст. Терапевтом был установлен диагноз «Гипертоническая болезнь», по поводу которой систематически принимает гипотензивные препараты. На фоне лечения цифры артериального давления нормализовались, однако головные боли сохранялись. В последнее время к ним присоединился шум в ушах, чувство постоянной усталости, нарушение сна.

Сопутствующие заболевания: - аденомиоз матки, операция удаления матки с придатками 2 года назад.

При осмотре: АД 130/80 мм рт.ст., пульс 76 уд/мин. Ожирение 1 степени.

В неврологическом статусе имеются микросимптомы поражения нервной системы в виде ослабления конвергенции, равномерного оживления сухожильных рефлексов, легкой неустойчивости в позе Ромберга.

Результаты лабораторных исследований отклонений от нормы не выявили.

По данным УЗДГ экстра- и интракраниальных сосудов обнаружено снижение эластичности, повышение тонуса мелких сосудов, небольшой спазм в переднем каротидном бассейне, начальные изменения левой внутренней сонной артерии. Результаты компьютерной томографии головного мозга - без патологии.

Анамнез жизни.

Родилась в полной семье, имеет двух старших братьев. Мать ушла от отца к другому мужчине, когда Л.А. было 9 лет. Дети остались жить в доме с отцом и бабушкой, а к матери ездили в гости в другое село. Много лет Л.А. испытывала сильную обиду по отношению к матери, позднее простила ее, поняв, «какой у отца трудный характер».

Окончила среднюю школу и техникум, стала работать инженером-сметчиком. Замуж вышла в 19 лет за рабочего, уехала с ним в Воркуту, где у обоих была хорошая работа и заработки. Однако из-за плохой переносимости климатических условий Л.А. вернулась в Нижегородскую область, где в течение уже 13 лет живет с мужем в его родном селе.

Детей не имеет (лечилась по поводу бесплодия, без эффекта). Близких друзей нет - все прежние остались в Воркуте, а новых по возвращению в Нижегородскую область не завела.

Два года назад перенесла тяжелую гинекологическую операцию, после которой на работу уже не вернулась, вышла на пенсию. Все свое внимание и силы отдает работе по дому и уходу за отцом, с юности страдающим болезнью Бехтерева и в последнее время нуждающимся в постоянном уходе. Л.А. признается, что не очень любит отца, но перевезла его к себе и добросовестно ухаживает за ним, считая это своим долгом и отчасти ориентируясь на мнение о ней жителей села. Дома соблюдает идеальную чистоту. Кроме того, два-три раза в неделю ездит за 15 км в соседнее село к одинокому и нуждающемуся в уходе престарелому отцу мужа.

Отношения Л.А с мужем за последние годы ухудшились. Как считает Л.А., муж мало ценит ее и упрекает ее в слишком строгом отношении к отцу, от которого она требует строгого соблюдения всех гигиенических правил.

На фоне бытовых перегрузок в последнее время стала отмечать постоянный упадок сил, прилив которых ощутила лишь ненадолго один год назад, когда ездила к друзьям молодости в Воркуту.

При психодиагностическом тестировании уровни тревоги и депрессии по Шкале Госпитальной тревоги и депрессии оказались повышенными, составив соответственно 13 и 15 баллов.

Суммарный показатель по шкале «Самооценка Эмоциональных Состояний» А.Уэссмана и Д.Рикса составил 13 баллов: для описания своего состояния выбрала следующие суждения: «Несколько озабочен, чувствую себя скованно, немного встревожен»; «Большая усталость, вялый, скудные ресурсы энергии»; «Настроение подавленное и несколько унылое»; «Давящее чувство слабости и тщетности усилий. У меня ничего не получается».

При проведении исследования по предлагаемому способу (Фиг.5) больная на первом рисунке поставила отметку на окружности в ее правом верхнем квадранте, рядом с группой слов «настороженный, обеспокоенный, взволнованный».

На втором рисунке она расположила отметку в левом верхнем квадранте окружности на ее участке между такими группами слов, как «разгоряченный, возмущенный, рассерженный» и «озабоченный, перегруженный, перенапряженный», приблизив ее ко второй из перечисленных групп. Отметка на третьем рисунке находилась в левом нижнем квадранте окружности непосредственно в области указателя группы слов «истощенный, опустошенный, безразличный».

На четвертом рисунке пациентка поставила отметку на окружности в области ее левого верхнего квадранта в области указателя группы слов «расстроенный, уязвленный, разочарованный» (Фиг.5).

Соответственно оценки по первой-четвертой субшкалам заявленного «Способа диагностики степени эмоциональной дезадаптации» составили «1», «2», «3» и «2» баллов.

Средняя оценка оказалась равной 2,0 баллам, что свидетельствовало об умеренно выраженной психофизиологической дезадаптации (состоянии патологического психического напряжения).

Применение заявленного способа помогло пациентке осознать характер эмоций, переживаемых ею на момент обследования и отражавших степень нарушения ее ведущих личностных потребностей. Это, в свою очередь, привлекло ее внимание к тем ситуациям, которые наиболее часто вызывали соответствующие эмоции, а также позволило начать обсуждение личностных причин ее повседневного стресса.

Так, результаты обследования указывали на то, что при рассмотрении спектра эмоций, характерных для различной степени удовлетворения/неудовлетворения потребности в безопасности, пациентка в момент обследования указала на ощущения настороженности, обеспокоенности, взволнованности. Подобные чувства, по мнению пациентки, преобладали у нее на протяжении всего последнего времени и были связаны во многом с ее болезнью и отсутствием эффекта от лечения. Эти чувства свидетельствовали о незначительном нарушении потребности в безопасности.

Из всего спектра эмоций, возникающих в рамках удовлетворения/неудовлетворения потребности в независимости, пациентка отметила преобладание у себя на момент обследования чувства, пограничного между возмущением и гневом, с одной стороны, и озабоченностью, подавленностью - с другой (ближе к последнему). Как выяснилось, эти эмоции преобладали у пациентки все последние месяцы. Это указывало на умеренно выраженное нарушение потребности в независимости. Во время беседы пациентка отметила, что возмущение и постоянное чувство раздражения испытывает по отношению к отцу и к мужу. Подобные чувства по отношению к больному отцу связывает с тем, что отец стал в последнее время крайне неопрятен (нередко моет руки в унитазе, говоря, что ему «так удобней», мочится в штаны, ложится в грязной одежде в постель, и т.д.). Это поведение отца Л.А. объясняет его «плохим характером». Она часто делает ему замечания, что, в свою очередь, возмущает мужа и дает ему повод обвинять Л.А в неуважительном отношении к отцу. Раздражение по отношению к мужу испытывает в связи с тем, что он мало помогает ей и вдобавок доводит своими упреками. Одновременно Л.А. почти постоянно испытывает ощущение перегруженности и озабоченности, связанное, по ее мнению, с множеством повседневных обязанностей, которые в силу обстоятельств она вынуждена исполнять.

Среди перечисленных эмоций, отражающих различную степень нарушения потребности в достижении и самореализации, пациентка отметила у себя чувство истощения, опустошения и безразличия, что свидетельствовало о резко выраженном нарушении данной потребности. Л.А. рассказала, что почти постоянно переживаемое ею ощущение истощения связано во многом с ее постоянной «борьбой» за порядок и чистоту в квартире и выяснениями отношений с отцом и мужем. Л.А. отметила, что в последнее время жизнь ее практически лишена каких-либо приятных повседневных занятий и таких задач, решение которых могло бы принести радость.

Обсуждая четвертую субшкалу заявляемого способа, Л.А. отметила, что в последнее время особенно часто чувствует себя обиженной, уязвленной, расстроенной, разочарованной. Такие эмоции свидетельствовали об умеренно выраженном нарушении потребности в близости, любви и единении с окружающим миром. Пациентка рассказала, что ощущение разочарования и обиды испытывает по отношению к отцу и мужу, которые, по ее мнению, мало ценят ее заботу и постоянный уход за ними. Не может простить отца, который несколько месяцев назад выразил желание уйти в дом престарелых, где, как он выразился «ему будет не так скучно». Также появляется обида и на судьбу в целом, когда думает о своей бездетности. Это чувство обострилось после ухода на пенсию.

Осознание пациенткой характера основных переживаемых ею эмоций, служащих индикаторами степени нарушения ведущих биопсихосоциальных потребностей личности, и тех ситуаций, в рамках которых эти потребности чаще всего нарушались, позволило обозначить наиболее значимые для пациентки проблемы, в решении которых ей требовалась психотерапевтическая помощь.

В процессе проработки отдельных наиболее волнующих больную ситуационных проблем больная пришла к осознанию того, что в происхождении ее стресса играют роль не только внешние факторы, но и особенности ее собственного восприятия, мышления и поведения. В частности, одной из таких личностных причин ее повседневного стресса явился выраженный конфликт между потребностью пациентки в независимости от окружающих и потребностью получении от них внимания и любви. Так, например, Л.А. одновременно и жестко контролировала поведение отца, не замечая изменений в его психической сфере и не считаясь с его реальными возможностями, и в то же время постоянно ожидала от него благодарности. К другим личностным причинам повседневного стресса у пациентки можно было отнести чрезмерную фиксацию внимания на негативных моментах жизни, чрезмерную ригидность установок и жесткое следование определенным поведенческим стереотипам без учета особенностей ситуации.

Включение психотерапии в комплексный курс лечения больной позволило расширить диапазон ее когнитивных и поведенческих реакций в стрессогенных ситуациях и снизить уровень ее эмоциональной дезадаптации, что сопровождалось уменьшением цефалгического синдрома и улучшением общего самочувствия пациентки.






ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


Способ оценки эмоционального состояния человека, включающий предъявление пациенту четырех групп словесных характеристик, отражающих различные эмоциональные состояния и степень их выраженности, анализ выбранных человеком словесных характеристик, отражающих его состояние, с использованием шкалы баллов, отличающийся тем, что человеку предъявляют четыре группы прилагательных, отражающих различные степени удовлетворения следующих четырех базисных личностных потребностей: в безопасности, в независимости, в достижении, в единении-близости; для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в безопасности используют следующую систему прилагательных и баллов: «успокоенный, умиротворенный, безмятежный» - 0 баллов; «настороженный, обеспокоенный, взволнованный» - 1 балл; «растревоженный, напуганный, устрашенный» - 2 балла; «замученный, истерзанный, отчаявшийся» - 3 балла; для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в независимости используют следующую систему прилагательных и баллов: «облегченный, освобожденный, раскрепощенный» - 0 баллов; «разгоряченный, возмущенный, рассерженный» - 1 балл; «озабоченный, перегруженный, перенапряженный» - 2 балла; «подавленный, угнетенный, скованный» - 3 балла; для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в достижении используют следующую систему прилагательных и баллов: «довольный, радостный, гордый» - 0 баллов; «настроенный, вдохновленный, воодушевленный» - 1 балл; «перевозбужденный, исступленный, взвинченный» - 2 балла; «истощенный, опустошенный, безразличный» - 3 балла; для оценки степени удовлетворения базисной личностной потребности в единении используют следующую систему прилагательных и баллов: «услажденный, ублаженный, благополучный» - 0 баллов; «заинтересованный, увлеченный, восхищенный» - 1 балл; «расстроенный, уязвленный, разочарованный» - 2 балла; «покинутый, одинокий, тоскующий» - 3 балла; для исследования каждой базисной личностной потребности используют круговую шкалу, разделенную на четыре равных квадранта пересекающимися в ее центре двумя взаимно перпендикулярными и расположенными под углом 45° к горизонтали прямыми отрезками, причем в каждой точке пересечения этих прямых отрезков с окружностью круговой шкалы располагают по три прилагательных, отражающих определенную степень удовлетворения исследуемой базисной личностной потребности; при выборе пациентом слов, соответствующих его состоянию, проводят отметку на круговой шкале либо в точке нахождения группы слов, либо при выборе двух разных групп слов - на окружности или отрезке между двумя различными этой группами слов; в зависимости от места нахождения этой отметки определяют количество набранных человеком баллов для каждой из четырех базисных личностных потребностей; при этом в случае расположения отметки на границе между квадрантами ей присваивают наибольшее из двух значений; в случае расположения отметки в самом центре окружности она исключается из анализа результатов, затем определяют средний для всех четырех базисных личностных потребностей балл и по этому среднему баллу судят о степени эмоциональной дезадаптации следующим образом: 0 баллов - отсутствие эмоциональной дезадаптации, физиологическая релаксация; 1 балл - слабо выраженная эмоциональная дезадаптация, физиологическое напряжение; 2 - умеренно выраженная эмоциональная дезадаптация, патологическое напряжение; 3 - резко выраженная эмоциональная дезадаптация, патологическая релаксация.