СПОСОБ ОЦЕНКИ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К ФОРМИРОВАНИЮ ПЕРВИЧНОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ВЛЕЧЕНИЯ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ У ПОДРОСТКОВ

СПОСОБ ОЦЕНКИ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К ФОРМИРОВАНИЮ ПЕРВИЧНОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ВЛЕЧЕНИЯ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ У ПОДРОСТКОВ


RU (11) 2269937 (13) C2

(51) МПК
A61B 10/00 (2006.01)
G01N 33/48 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(21) Заявка: 2003116114/14 
(22) Дата подачи заявки: 2003.05.30 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2003.05.30 
(43) Дата публикации заявки: 2004.12.27 
(45) Опубликовано: 2006.02.20 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: RU 1724247 A1, 07.04.1992. RU 2086245 C1, 10.08.1997. RU 2093076 C1, 20.10.1997. ШАБАЛОВ Н.П. Детские болезни. - С-Пб., 1993, с. 421. 
(72) Автор(ы): Невидимова Татьяна Ивановна (RU); Попова Надежда Михайловна (RU); Мартыненко Лилия Ивановна (RU); Семке Валентин Яковлевич (RU); Бохан Николай Александрович (RU) 
(73) Патентообладатель(и): Государственное учреждение Научно-исследовательский институт психического здоровья Томского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (RU) 
Адрес для переписки: 634014, г.Томск, Сосновый бор, ГУ НИИ психического здоровья ТНЦ СО РАМН, Л.А. Степановой 

(54) СПОСОБ ОЦЕНКИ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К ФОРМИРОВАНИЮ ПЕРВИЧНОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ВЛЕЧЕНИЯ К ПСИХОАКТИВНЫМ ВЕЩЕСТВАМ У ПОДРОСТКОВ

Изобретение относится к области медицины, а именно к психиатрии. Осуществляют клинико-биологическое обследование подростка и при наличии у него сенсорных нарушений, выраженных в искажении вкусовых и обонятельных ощущений, связанных с дефицитом железа в организме, наблюдавшихся периодами в возрасте 10-15 лет и/или на момент обследования, прогнозируют риск формирования первичного патологического влечения к психоактивным веществам. Способ позволяет увеличить достоверность выявления предрасположенности к формированию зависимости от психоактивных средств у подростков.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Изобретение относится к области медицины, конкретно к психиатрии, и может быть использовано для ранней диагностики и профилактики сенсорных нарушений, связанных с дефицитом железа, что позволит снизить риск формирования аддиктивного поведения у подростков. 

Известен способ оценки уровня предрасположенности к опиатной зависимости, основанный на взаимодействии клеток крови с морфином и налоксоном in vitro [1]. Однако указанный способ обладает следующими недостатками:

1. Невозможность применения для массового обследования с выявлением групп риска в силу сложности и высокой стоимости метода.

2. Выявление предрасположенности только к опиатной зависимости, а не аддиктивному поведению в целом.

Также известен способ диагностики индивидуальной предрасположенности к злоупотреблению психоактивными веществами, который использует следующие признаки:

1. Наличие 2 кровных родственников или более, страдающих алкоголизмом или наркоманией.

2. Синдром минимальной мозговой дисфункции в детстве.

3. Эмоциональная нестабильность, повышенная возбудимость, склонность к депрессиям. 

4. Трудный пубертат с преобладанием психического инфантилизма. 

5. Дефицит внимания.

6. Раннее курение и злоупотребление алкоголем.

7. Чувство неудовлетворенности, постоянный поиск новизны.

8. Низкая амплитуда или отсутствие волны Р300 в вызванном слуховом корковом электрическом потенциале.

9. Низкая концентрация в моче и крови дофамина, чему, как правило, сопутствует низкий уровень диоксифениалаланина и высокое содержание диоксифенилуксусной кислоты.

10. Низкая активность дофамин-бета-гидроксилазы. 

11. Повышенная частота встречаемости аллеля А1 гена 02-рецептора дофамина (А1/А2>1) и гетерозиготного генотипа 9/10 дофаминтранспортного белка (>35%).

12. Выявление участка семи тандемных повторов в гене D4-рецептора дофамина.

Наличие более пяти из этих признаков (среди которых должно быть не менее 2-3 биологических) дает основание отнести обследуемого субъекта к группе высокого биологического риска в отношении алкогольной и наркотической зависимости [2].

Однако описанный в качестве ближайшего аналога способ обладает следующими недостатками:

1. Сложность и высокая стоимость биологического обследования.

Предлагаемые в качестве маркеров биологические признаки весьма трудно тестировать: у одного человека нужно провести узконаправленное электроэнцефалографическое, биохимические (касающееся обмена дофамина) и молекулярно-генетическое обследование. Перечисленные методы предполагают наличие дорогостоящего оборудования в специализированном учреждении, где обследуемый должен находиться достаточно долго.

2. Невозможность использования биологических параметров для скрининга и профилактики.

Дороговизна и сложность исключают широкое применение упомянутых методов биологического тестирования. Их нельзя использовать вне крупного стационара или научно-исследовательского института, т.е. они не могут быть применены для массового обследования детей, подростков и юношества. Кроме того, обнаружение предложенных электроэнцефалографических и генетических маркеров не дает возможности их корригировать. Обмен дофамина корригировать можно, но в рамках психофармакологического лечения, недопустимого без клинического обоснования.

Задачей предлагаемого изобретения является разработка универсального способа оценки риска формирования первичного патологического влечения к табаку, алкоголю, наркотическим и токсическим веществам. Кроме этого, способ прост, не требует сложного оборудования, т.к. основан на обнаружении при опросе и клинико-биологическом обследовании сенсорных нарушений, выраженных в искажении вкусовых и обонятельных ощущений.

Поставленная задача достигается путем клинико-биологического обследования, причем при наличии сенсорных нарушений, выраженных в искажении вкусовых и обонятельных ощущений, связанных с дефицитом железа в организме, наблюдавшихся периодами в возрасте 10-15 лет и (или) на момент обследования, прогнозируют риск формирования первичного патологического влечения к психоактивным веществам.

В литературе не описана связь сенсорных нарушений при дефиците железа с предрасположенностью к формированию первичного патологического влечения к психоактивным веществам.

Предлагаемым способом обследовано 135 учащихся лицея, училища и колледжа в возрасте 15-18 лет. У 56 из них выявлены сенсорные нарушения (искажения вкусовых и обонятельных ощущений, наблюдающиеся в возрасте 10-15 лет, в части случаев имеющие место и на момент обследования). Проведен сравнительный анализ частоты психопатологических и гематологических нарушений в зависимости от наличия или отсутствия сенсорных расстройств в анамнезе. В виде тенденции сенсорные расстройства сопровождаются повышением частоты когнитивных, поведенческих, депрессивных, диссомнических, соматических нарушений. Достоверного уровня достигает повышение частоты нарушений аппетита, клинико-лабораторных свидетельств железодефицитной анемии. Наиболее важным результатом исследования явилось обнаружение повышенной склонности к употреблению алкоголя и наркотических веществ среди лиц с сенсорными нарушениями: характерными искажениями обоняния и вкуса в виде пикацизма, являющихся, как правило, клиническим проявлением дефицита железа в организме. Склонность к аддиктивному поведению встречается у 58,9% лиц с сенсорными нарушениями и лишь у 30,3% лиц без сенсорных нарушений (F=9,9; р<0,01).

Для лучшего понимания сущности способа предлагаем конкретные примеры его выполнения.

Пример 1. 

П-н С.А., 16 лет, учащийся профессионально-технического училища. Беременность у матери протекала тяжело, с токсикозом 1 и 2 половины беременности, с затяжными родами и рождением ребенка в асфиксии. Раннее развитие без особенностей. Детские дошкольные учреждения посещал охотно, легко адаптировался, однако отличался двигательным возбуждением, неусидчивостью, конфликтностью по отношению к сверстникам. В школу пошел 7 лет, адаптировался быстро, учился ровно. Начиная с 5 класса отмечались нарушения поведения, эмоциональная нестабильность, снижение памяти и внимания. Мать неоднократно консультировала ребенка у неврологов, но основной патологии выявлено не было. Ребенку всегда нравилось наблюдать, как мать занимается маникюром, поскольку были приятны соответствующие запахи. В возрасте 10-12 лет мать стала замечать быстрое исчезновение ацетона и жидкости для снятия лака. Обнаружилось, что сыну нравится нюхать эти летучие вещества. Занимался этим в одиночестве. Токсикоманию в группе сверстников отрицает. В 14 лет познакомился с группой наркоманов. Прием наркотиков отрицает, однако снижение успеваемости привело к конфликтной ситуации в школе. Было рекомендовано продолжить обучение в системе начального профтехобразования, при медицинском обследовании диагностированы железодефицитная анемия и гастрит. Поддерживающую терапию никогда не принимал. По данным клинического и экспериментально-психологического обследования следует думать об эпилептоидном типе личности (возбудимый вариант) с высокой склонностью к девиации на соматически неблагополучном фоне.

Комментарий: можно предполагать дефицит железа у матери во время беременности и у ребенка с раннего возраста с появлением сенсорных нарушений в возрасте 9-10 лет, подготовивших почву для токсикомании в 10-12 лет, и формированием высокой склонности к девиантному поведению.

Пример 2.

М-а А.С., 16 лет, учащаяся лицея. Раннее развитие без особенностей. С шестилетнего возраста ест мел, с этого же возраста стоит на учете у гематолога по поводу железодефицитной анемии, поддерживающую терапию принимала эпизодически. В 13-14 лет пристрастилась к запахам лакокрасочных веществ: специально пробиралась на стройку, чтобы понюхать их. С этого же времени курит. После поступления в лицей (15,5 лет) отмечены алкоголизация и сексуальные перверзии. В настоящее время диагностируется также нервная анорексия.

Комментарий: Дефицит железа, связанный с типичными извращениями обоняния и вкуса (пикацизмом), сопровождается аддиктивным поведением (курением и алкоголизацией), нарушениями сексуального и пищевого поведения (нервной анорексией). Отказ от пищи, как и пикацизм, может быть отнесен к пищевой аддикции, занимающей промежуточное место между нехимической и химической аддикцией.

Пример 3.

К-ч В.А., 17 лет, учащийся лицея. Рожден от нежеланной беременности, раннее развитие без особенностей. С 3-летнего возраста наблюдается у аллерголога. В детских учреждениях и школе адаптировался плохо, жил у бабушки. В возрасте 8-10 лет стал чаще проводить время с отцом, занимавшимся художественными ремеслами. Пристрастился к лизанию красок. С 14 лет стал убегать из дома. Пробовал наркотики, однако в настоящее время ограничивается курением, алкоголизацией, страдает дромоманией. Тип личности - психастенический с необычной для этого типа девиацией поведения. 

Комментарий: детский пикацизм (в настоящее время лабораторных подтверждений дефицита железа нет) явился одним из факторов риска формирования аддиктивного и отклоняющегося поведения.

Пример 4.

У-а И.С., 20 лет, безработная, пациентка наркологической клиники.

Наследственность отягощена, семейное окружение неблагоприятное: мать и отчим страдают алкоголизмом, брат - наркоманией. Клинические признаки железодефицитной анемии у пациентки отмечаются с раннего детства и подтверждены на лабораторном уровне в настоящее время, однако она никогда не принимала поддерживающей терапии. В возрасте 10-12 лет страдала дневным недержанием мочи. С детства пристрастилась к поеданию льда, который до настоящего времени поглощает в больших количествах, специально заготавливая его в домашнем холодильнике. Запах клея считает приятным. Употребление токсических летучих веществ отрицает. Курит и алкоголизируется с 15 лет, с 16 систематически употребляет наркотики. Страдает парентеральным вирусным гепатитом.

Комментарий: пикацизм в виде пагофагии (поедания льда) - типичный признак железодефицитной анемии. Наряду с другими факторами сформировал стереотип аддиктивного поведения.

Способ может быть использован с целью повышения значимости ранней диагностики и профилактики дефицита железа и связанных с ним сенсорных и анемических нарушений для снижения риска формирования аддиктивного поведения у подростков.

Источники информации

1. Томилин В.А., Анохина И.П. Способ определения предрасположенности к опиатной зависимости. - Патент RU 2177157, опубл. 20.12.2001.

2. Анохина И.П. Наследственная предрасположенность к злоупотреблению психоактивными веществами // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2001. - Том 3. - N3.




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


Способ оценки предрасположенности к формированию первичного патологического влечения к психоактивным веществам у подростков путем клинико-биологического обследования, отличающийся тем, что при наличии сенсорных нарушений, выраженных в искажении вкусовых и обонятельных ощущений, связанных с дефицитом железа в организме, наблюдавшихся периодами в возрасте 10-15 лет и (или) на момент обследования, прогнозируют риск формирования первичного патологического влечения к психоактивным веществам.