СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ

СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ


RU (11) 2240038 (13) C1

(51) 7 A61B5/16 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(21) Заявка: 2003134495/14 
(22) Дата подачи заявки: 2003.11.25 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2003.11.25 
(45) Опубликовано: 2004.11.20 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: TRANDEL D.V., & McNALLI R.J. Perception of threat cues in posttraumatic stress disorder: Semantic processing without awareness? Behaviour Research and Therapy, 25, 1987, p.469-476. RU 2164776 C1, 10.04.2001. SU 1779329 A1, 07.12.1992. RU 2192167 С2, 10.11.2002. RU 2209035 C1, 27.07.2003. RU 2127547 C1, 20.03.1999. RU 2106801 C1, 20.03.1998. SU 1821142 A1, 15.06.1993. 
(72) Автор(ы): Зотов М.В. (RU); Петрукович В.М. (RU); Журавлева О.П. (RU) 
(73) Патентообладатель(и): Зотов Михаил Владимирович (RU); Петрукович Владимир Михайлович (RU); Журавлева Ольга Павловна (RU) 
Адрес для переписки: 197022, фил. 1, Санкт-Петербург, ул. Л.Толстого, 6/8, СПбГМУ, патентный отдел, пат. пов. Г.Б.Сахновской 

(54) СПОСОБ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ

Изобретение относится к психофизиологии и может быть использовано при профессионально-психологическом обследовании операторов в различных областях трудовой деятельности, а также в области медицинской психологии и психиатрии для оценки эмоциональной устойчивости пациентов. Одновременно на оба уха предъявляют текст нейтрального содержания, которое испытуемый должен воспроизводить. На правое и левое ухо предъявляют помехи в виде серий слов нейтрального и стрессогенного содержания, при этом уровень звукового давления текста нейтрального содержания превышает на 7-10 дБ интенсивность помех. Дополнительно предъявляют зрительные стимулы, регистрируют латентное время сенсомоторной реакции на зрительный стимул. Эмоциональную устойчивость оценивают по изменению латентного времени сенсомоторной реакции. Определяют показатель эмоциональной устойчивости (ПЗУ) по формуле: ПЭУ=T1/T2, где Т1 , мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех нейтрального содержания; Т2 , мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех стрессогенного содержания. Дополнительно регистрируют ритмокардиограмму и определяют вариабельность сердечного ритма. Способ позволяет количественно с высокой точностью за счет учета способности индивида контролировать имеющиеся ограниченные резервы внимания и распределять их при выполнении операторских задач в условиях действия стрессогенных раздражителей оценивать эмоциональную устойчивость. 2 з.п. ф-лы, 1 ил.






ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Изобретение относится к психофизиологии и может быть использовано при профессионально-психологическом обследовании операторов в различных областях трудовой деятельности, а также в области медицинской психологии и психиатрии для оценки эмоциональной устойчивости пациентов.

Под эмоциональной устойчивостью понимают способность индивида сохранять необходимый уровень работоспособности в условиях воздействия эмоционального стресса. Лица с низким уровнем эмоциональной устойчивости обнаруживают срывы оптимального функционирования и адекватного личностного реагирования в условиях действия стрессогенных факторов. Выявление подобных лиц и прогнозирование поведения операторов в экстремальных условиях деятельности принадлежит к числу основных задач профессионального отбора.

Имеется большое количество экспериментальных данных, свидетельствующих, что низкий уровень эмоциональной устойчивости выявлен у лиц с высоким уровнем личностной тревоги, личностными чертами возбудимого типа, а также является одним из факторов риска развития аффективных расстройств (Wells, A., Matthews, G. Attention and emotion: A clinical perspective. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1994).

В связи с этим разработка способов, направленных на оценку способности к регуляции психофизиологических резервов в условиях стресса, может существенно улучшить возможности прогнозирования поведения операторов в экстремальных условиях деятельности и повысить вероятность выявления лиц с низкой эмоциональной устойчивостью.

Известен ряд способов оценки эмоциональной устойчивости, основанных на опросном тестировании, включающем вопросы, затрагивающие различные аспекты переживаний и поведения испытуемого. На основе анализа ответов обследуемого вычисляют интегральный показатель эмоциональной устойчивости, который затем используют для прогнозирования поведения человека в условиях эмоционального стресса (Бондарев Э.В., Дьяконов И.Ф., Егоров А.В. Психодиагностические методы в практике авиационного врача. Москва. ЦВМУ МО СССР, 1987 г.). Основным недостатком данного подхода является субъективизм в ответах на вопросы, а также возможность искажения испытуемым информации о своем состоянии и поведении. 

Известны способы оценки эмоциональной устойчивости операторов, основанные на имитации воздействия возможных видов стрессоров, возникающих в процессе труда различного рода специалистов. Эти способы заключаются в воспроизведении профессиональной деятельности в моделирующем психологическом эксперименте. В развитие данного направления большой вклад внес Ф.Д.Горбов (Горбов Ф.Д. О “помехоустойчивости” оператора// Инженерная психология. М.: Изд-во МГУ, 1964. С.340-357, Горбов Ф.Д., Лебедев В.И. Психоневрологические аспекты труда операторов. М.: Медицина, 1975. 206 с.), разработавший теорию профессионально-имитирующего эксперимента.

Так, в профессиональной деятельности космонавтов выделяют такие возможные виды стрессоров, как дефицит времени, непрерывность деятельности, принудительный порядок работы, фактор новизны, фактор измененной (сниженной) афферентации и другие (Береговой Г.Т., Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Экспериментально-психологические исследования в авиации и космонавтике. - М.: Наука, 1978). Были разработаны эколого-психологические методы стендового (сурдо-, баро-, термокамеры, комплексные, специализированные тренажеры, гидролаборатория, центрифуга и др.) и натурного (летная подготовка, парашютные прыжки, тренировки в различных климатогеографических зонах и др.) моделирования.

Другим способом оценки эмоциональной устойчивости является методика “Абдив” (Горбов Ф.Д., Лебедев В.И. Психоневрологические аспекты труда операторов. М.: Медицина, 1975. 206 с.), суть которой состоит в выполнении обследуемым ответных координированных и соразмерных движений при одновременном распределении и переключении внимания в условиях дефицита времени. На аппарате смонтирован “стимулятор напряженности” - устройство, с помощью которого обследуемому, если он допустил ошибку, наносится безопасный, но чувствительный удар током. В качестве стрессогенных факторов, помимо удара током, применяют усложнение заданий как путем создания дефицита времени и высокой координационной трудности, так и воспроизведением невыполнимости задания.

Основной недостаток указанной группы способов состоит в том, что они позволяют оценить устойчивость оператора к какому-то определенному виду стрессогенных воздействий, но не эмоциональную устойчивость как свойство личности в целом. Между тем, как справедливо отмечает Ф.Д.Горбов (1975), количество возможных стрессовых ситуаций, могущих возникнуть в процессе труда оператора, является фактически безграничным, в связи с чем перспектива разработки имитирующих способов для всех видов возможных стрессогенных воздействий вызывает большие сомнения.

В качестве прототипа принято экспериментальное исследование, проведенное английскими исследователями Trandel и McNally (Trandel, D.V. & McNally, R.J.Perception of threat cues in post-traumatic stress disorder: Semantic processing without awareness? Behaviour Research and Therapy, 25, 1987, 469-476) при обследовании лиц с посттравматическими стрессовыми расстройствами (ПТСР) и направленное на изучение возможностей неосознаваемой переработки ими стрессогенной информации. За основу был взят метод дихотического прослушивания, предложенный американским исследователем К. Черри (Cherry С. Some experiments on the recognition of speech with one and with two ears. Journal of the Acoustic Society of America, 25, 1953, 975-979), суть которого состоит в одновременном предъявлении испытуемому двух сообщений, по одному на каждое ухо, при этом от испытуемого требовалось воспроизводить текст сообщения, предъявляемого на одно ухо, и игнорировать другое сообщение (помехи), предъявляемое на другое ухо. В исследованиях Черри и других авторов было показано, что большинство испытуемых легко справляются с поставленной задачей сконцентрировать внимание на одном сообщении и игнорировать другое. При этом, когда после прослушивания испытуемых спрашивали о сообщении, предъявляемом как помеха, они ничего не могли сказать о его содержании. Отсюда был сделан вывод, что возможности переработки информации человеком являются ограниченными, человек может осознавать (перерабатывать) только одно из двух поступающих одновременно слуховых сообщений (Broadbent D.E. Perception and communication. New York, 1958). 

В исследовании Trandel и McNally на правое ухо предъявляли нейтральные слова, на левое предъявляли помехи - попеременно нейтральные слова и слова стрессогенного содержания, значимые для испытуемых с ПТСР (например, в случае ветеранов Вьетнама - слова, связанные с пережитой боевой травмой). Всего было использовано 7 слов стрессогенного содержания из группы в 600 слов. Испытуемым ставили задачу слушать и сразу же повторять слова, предъявляемые на правое ухо, и игнорировать помехи, предъявляемые на левое ухо. Анализируемым показателем выступал показатель точности воспроизведения нейтральных слов, предъявляемых на правое ухо. В ходе исследования не было выявлено статистически значимых различий между группой здоровых испытуемых и группой лиц с ПТСР.

При проведении указанного исследования имели место следующие недостатки: во-первых, не был учтен феномен слуховой асимметрии, проявляющейся, например, в том, что в задаче на дихотическое прослушивание испытуемые с правосторонней функциональной асимметрией более быстро и точно идентифицируют слова, предъявляемые на правое, а не на левое ухо, а у испытуемых с левосторонним типом функциональной асимметрии будет наблюдаться противоположная картина (Kimura D. Cerebral dominance and the perception of verbal stimuli. Canadian Journal of Psychology. 1961, 15, 156-165). Эти данные позволяют предположить, что имеющийся у испытуемых тип функциональной асимметрии будет оказывать существенное влияние на успешность выполнения задания, что может значительно затруднить интерпретацию получаемых данных. 

Во-вторых, показатель точности воспроизведения, основанный на подсчете количества пропущенных и неверно воспроизведенных слов, не позволяет с достаточной степенью точности оценить резервы внимания испытуемого и динамику их распределения в условиях воздействия стрессогенных раздражителей. Данный показатель является слишком грубым и часто оказывается нечувствительным к кратковременным сдвигам внимания в направлении стрессовых стимулов.

В-третьих, обследуемым предъявлялось ограниченное число стрессогенных раздражителей (7 из 600), единичному предъявлению слова со стрессогенным содержанием предшествовало предъявление серии нейтральных слов.

Это, отчасти, позволяет объяснить тот факт, что в исследовании Trandel и McNally не было выявлено значимых различий между здоровыми испытуемыми и лицами с посттравматическими стрессовыми расстройствами. 

Задачей изобретения является создание способа оценки эмоциональной устойчивости, обладающего высокой точностью за счет исследования важнейшего компонента эмоциональной устойчивости - способности индивида контролировать имеющиеся ограниченные резервы внимания и распределять их при выполнении операторских задач в условиях действия стрессогенных раздражителей.

Поставленная задача решается тем, что в способе оценки эмоциональной устойчивости, включающем предъявление испытуемому слуховых стимулов в виде текста нейтрального содержания и помех нейтрального и стрессогенного содержания и задание воспроизведения испытуемым текста нейтрального содержания, согласно изобретению текст нейтрального содержания предъявляют одновременно на оба уха, помехи предъявляют в виде серий слов нейтрального и стрессогенного содержания на правое и левое ухо, при этом дополнительно предъявляют зрительные стимулы, регистрируют латентное время сенсомоторной реакции на зрительный стимул, и эмоциональную устойчивость оценивают по изменению латентного времени сенсомоторной реакции.

Для оценки целесообразно определять показатель эмоциональной устойчивости

ПЭУ=Т 1/T2,

где T1, мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех нейтрального содержания;

Т2, мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех стрессогенного содержания для обеспечения проведения сравнения результатов исследований и выработки критериев оценки эмоциональной устойчивости для различных групп обследуемых.

Для повышения точности способа целесообразно регистрировать показатели физиологических реакций организма на стрессогенные раздражители, например реакции сердечно-сосудистой системы, для этого дополнительно регистрируют ритмокардиограмму и определяют вариабельность сердечного ритма. 

Предъявление испытуемому одновременно трех слуховых стимулов, один из которых (помехи) подают на правое ухо, другой (помехи) - на левое ухо, третий (текст нейтрального содержания) - на оба уха одновременно, устраняет влияние типа межполушарной асимметрии на результат выполнения тестового задания. Испытуемый субъективно воспринимает три слуховых сообщения, одно из которых представляется как исходящее справа, другое - как исходящее слева, третье - как исходящее сверху.

Принцип совмещенного выполнения двух заданий, заложенный в предложенном способе, когда наряду с заданием воспроизведения текста нейтрального содержания испытуемому необходимо выполнять дополнительную задачу реагирования на предъявляемые зрительные стимулы, моделирует выполнение совмещенной деятельности по переработке информации различной модальности и требует от испытуемого контролировать имеющиеся ограниченные резервы внимания (когнитивные и физиологические) и распределять их в условиях дозированного воздействия помех нейтрального и стрессогенного содержания.

Условия дозированного воздействия обеспечиваются за счет предъявления помех в виде непрерывных серий слов нейтрального и стрессогенного содержания.

Латентное время сенсомоторной реакции является одним из наиболее информативных показателей резервов внимания и обеспечивает наиболее объективную количественную оценку эмоциональной устойчивости.

Регистрация показателей физиологических реакций организма на стрессогенные раздражители, например определение показателей вариабельности сердечного ритма, обеспечивает дополнительное повышение точности способа.

На фигуре представлены графики изменения латентного времени сенсомоторной реакции.

Способ осуществляют, например, следующим образом. 

Через стереонаушники испытуемому одновременно предъявляют различные виды информации. На правое и на левое ухо предъявляют помехи (слова, словосочетания), которые испытуемый должен игнорировать. Одновременно на оба уха предъявляют текст нейтрального содержания - “центральное сообщение”, которое в подобных условиях субъективно воспринимается испытуемым как исходящее сверху. Уровень звукового давления “центрального сообщения” на 7-10 дБ превышает интенсивность помех. Задача испытуемого состоит в том, чтобы внимательно слушать и сразу же вслух повторять данное сообщение. Одновременно испытуемому предъявляют зрительные стимулы. Либо в правом, либо в левом окне в центре экрана компьютера появляется красный сигнал, на который испытуемый как можно быстрее должен реагировать нажатием соответствующей клавиши.

Сначала испытуемый выполняет тренировочное задание, в ходе которого происходит ознакомление с условиями испытания и адаптация к ним. Затем испытуемый приступает к выполнению тестового задания, которое состоит из трех этапов. На первом этапе предъявляют помехи в виде серии слов нейтрального содержания (например, “развитие экономики”, “художественное творчество”, “организация труда”), на втором этапе - помехи в виде серии слов стрессогенного содержания (например, “жалкий неудачник”, “низкий интеллект”, “нарушенная психика”), на третьем этапе - снова нейтральные помехи.

В процессе обследования осуществляют запись голоса испытуемого и определяют латентное время сложной сенсомоторной реакции на зрительные стимулы. Эмоциональную устойчивость оценивают по изменению латентного времени сенсомоторной реакции в период воздействия стрессогенных раздражителей по сравнению с периодами действия нейтральных помех. Для оценки результатов теста определяют показатель эмоциональной устойчивости

ПЭУ=Т1/T2 ,

где T1, мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех нейтрального содержания; 

Т2, мс - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех стрессогенного содержания. 

Для повышения точности дополнительно регистрируют ритмокардиограмму с последующим анализом вариабельности сердечного ритма на различных этапах выполнения теста, что дает возможность проанализировать реакции сердечнососудистой системы на воздействие стрессогенных стимулов. Например, определяют индекс напряжения как

ИН=АМо/(2ХМо), 

где АМо - амплитуда моды (относительное число наиболее часто встречающихся кардиоинтервалов), %;

Мо - мода (длительность наиболее часто встречающегося кардиоинтервала), с;

Х - вариационный размах (разница между максимальной и минимальной длительностью кардиоинтервалов), с.

На основании предложенного способа могут быть разработаны критерии оценки эмоциональной устойчивости для различных групп пациентов и обследуемых операторов. 

Проведенные авторами исследования показали, что изменение латентного времени сенсомоторной реакции в процессе выполнения исследования характеризуются в основном кривыми 1-3, представленными на фигуре.

Лица, у которых изменение латентного времени сенсомоторной реакции в процессе выполнения исследования характеризуется кривой 1, обладают низким уровнем эмоциональной устойчивости. В период II предъявления серии помех стрессогенного содержания у этих пациентов наблюдается резкое возрастание латентного времени сенсомоторной реакции по сравнению с периодом I предъявления серии помех нейтрального содержания, свидетельствующее о снижении резервов внимания и высоком уровне нервно-эмоционального напряжения. При этом отмечается резкое ухудшение качества повторения текста нейтрального содержания. В период III предъявления серии помех нейтрального содержания латентное время сенсомоторной реакции не восстанавливается до исходного уровня, что указывает на недостаточность регуляторных способностей и отсутствие полного восстановления работоспособности. ПЭУ составляет 0,7 и ниже. В этой группе высока вероятность "срывов" деятельности и неадекватного личностного (либо поведенческого) реагирования в условиях эмоционального стресса.

У лиц с характером изменений латентного времени сенсомоторной реакции в процессе выполнения исследования, представленным кривой 2, определяется средний уровень эмоциональной устойчивости. В период II предъявления серии помех стрессогенного содержания наблюдается возрастание латентного времени сенсомоторной реакции, однако в период III происходит быстрая нормализация психоэмоционального состояния и восстановление работоспособности, подтверждающиеся восстановлением латентного времени сенсомоторной реакции до исходных значений (I период), что указывает на достаточный уровень регуляторных способностей. ПЭУ находится в пределах 0,71-0,90. У лиц, принадлежащих к этой группе, возможно развитие состояний психической дезадаптации в условиях эмоционального стресса.

У лиц с высоким уровнем эмоциональной устойчивости изменение латентного времени сенсомоторной реакции в процессе выполнения исследования характеризуется кривой 3. В период действия стрессогенных раздражителей существенных изменений латентного времени сенсомоторной реакции не наблюдается, что указывает на высокий уровень толерантности к стрессу и хорошие регуляторные способности. ПЭУ составляет 0,91 и выше. Вероятность "срывов" деятельности в условиях эмоционального стресса низкая.

Способ иллюстрируется следующими примерами.

Пример 1. Матрос С., 19 лет, электрик электромеханического дивизиона. Срок службы на корабле 1 год. По имеющимся характеристикам командования во время специальной подготовки в учебном центре ВМФ имел неоднократные случаи нарушения воинской дисциплины: самовольное оставление части, повышенную конфликтность с окружающими, сниженную исполнительность, пониженный поведенческий контроль. В ходе выполнения служебных обязанностей во время плавания отмечались неоднократные случаи некачественного выполнения служебных обязанностей, приводящие к серьезным последствиям, как то пожар в отсеке, ложная аварийная тревога. Корабельным врачом отмечались выраженные признаки эмоциональной неустойчивости: повышенная слезливость, вспышки немотивированных агрессивных реакций и конфликты с личным составом экипажа.

Было проведено исследование по заявленному способу. В течение первых двух минут предъявлялась серия помех нейтрального содержания, в течение третьей минуты - серия помех стрессогенного содержания и затем в течение двух минут - серия помех нейтрального содержания. В качестве помех стрессогенного содержания предъявлялись следующие словосочетания: “аварийная тревога”, “пожар в отсеке”, “смерть”, “делаешь ошибки”, “слабодушный”, “катастрофа”, “надеть ИСП”, “задраить переборки”, “аварийное всплытие”, “психика расстроена”, “неуверен в себе”, “неполноценный”, “болезнь”, “импотенция”, “ни к чему не пригоден”, “вызываешь смех”, “бессонница”, “жалкий неудачник”, “никчемный”, “с психикой не в порядке”, “плохо выполнил тест”, “не прошел тестирование”.

Уже на первом этапе тестирования (0-120 с) у обследуемого наблюдались высокие показатели латентного времени сложной сенсомоторной реакции, что, по-видимому, объясняется состоянием сильного эмоционального напряжения, недостаточностью резервов внимания в целом. На этапе действия стрессогенных раздражителей (121-180 с) показатели времени сенсомоторной реакции резко возрасли, что указывает на неспособность регулировать свою деятельность в условиях эмоционального стресса. Величина показателя ПЭУ у обследованного составила 0,64, что свидетельствует о низком уровне эмоциональной устойчивости.

Обследуемый обнаружил выраженные признаки напряжения, проявлявшиеся в заметном покраснении лица, сильно выраженном треморе пальцев рук, подергиваниях головой. Наблюдались трудности воспроизведения испытуемым текста нейтрального содержания (частые заминки, длительные паузы, вместо требуемого связного текста воспроизводил лишь отдельные слова).

Анализ показателей вариабельности сердечного ритма на различных этапах тестирования показал следующее: в исходном состоянии (до тестирования) показатель индекса напряжения по P.M.Баевскому составил 516,5 усл. ед., на 1-2 мин тестирования он стал равен 766,0 усл. ед., а на 3-4 мин (период действия стрессогенных раздражителей и постстрессовый период) достиг 1802,5 усл. ед. Таким образом результаты выполнения теста свидетельствуют о низком уровне эмоциональной устойчивости, высокой вероятности "срывов" деятельности в условиях эмоционального напряжения.

Пример 2. Капитан-лейтенант Г., 26 лет, оператор главной энергетической установки. Срок службы на флоте 4 года. Был прикомандирован к экипажу перед выходом в море, до этого с личным составом экипажа был незнаком. В начале второй недели плавания обратился к корабельному врачу с жалобами на нарушения сна, повышенную раздражительность, рассеянность, трудности концентрации внимания за пультом управления. Во время медицинского обследования были отмечены выраженные признаки нервно-эмоциональной напряженности: тремор рук, гипергидроз, гиперемия лица, гипердинамия. Причину своего состояния обследуемый видел в необоснованно негативном, предвзятом отношении к нему членов экипажа. Обнаруживал признаки чрезмерной подозрительности, склонность неоправданно интерпретировать относительно нейтральные действия других людей как преднамеренно унижающие или оскорбляющие. По данным командования в данный период у обследуемого отмечалось значительное снижение профессиональной работоспособности, что проявлялось в большом количестве ошибочных действий, отсутствии инициативы, низкой требовательности к подчиненным, недостаточной исполнительности.

При обследовании по предложенному способу в качестве помех стрессогенного содержания предъявлялись словосочетания, указанные в примере 1. В период предъявления стрессогенных помех (121-180 с) обследуемый обнаружил существенное возрастание времени сложной сенсомоторной реакции, что обусловлено фиксацией внимания на стрессогенных помехах, трудностями отвлечения от них. Если в период предъявления индифферентных помех испытуемый удовлетворительно справлялся с задачей воспроизведения текста нейтрального содержания, то в период предъявления стрессогенных помех наблюдались признаки дезорганизации деятельности (делал длительные паузы, произносил отдельные слова вместо связного текста), вызванные периодическими переключениями внимания на содержание стрессогенных помех. По окончании тестирования сообщил, что непроизвольно отвлекался на помехи типа “вызываешь смех”, “неудачник”, “неполноценный”, которые “мешали работать”. Величина показателя ПЭУ у обследованного составила 0,75, что указывает на сниженную эмоциональную устойчивость.

Показатель индекса напряжения по P.M.Баевскому у обследованного в исходном состоянии (до тестирования) составил 118,6 усл. ед., на 1-2 мин тестирования - 401,2 усл. ед., на 3-4 мин (период действия стрессогенных раздражителей и пост стрессовый период) - 1113,7 усл. ед. Значения показателя частоты сердечных сокращений распределились следующим образом: ЧСС (фон)=114; ЧСС (1-2 мин)=99; ЧСС (3-4 мин)=110 уд./мин.

Полученные результаты свидетельствуют о сниженном уровне эмоциональной устойчивости, повышенной вероятности "срывов" деятельности в условиях эмоционального стресса.

Пример 3. Мичман К., 25 лет. Срок службы на флоте 4 года. В ходе выполнения служебных обязанностей во время плавания продемонстрировал такие качества личности, как выносливость, высокую устойчивость к стрессу, способность к длительному волевому усилию и к поддержанию высокого уровня работоспособности. Показал хорошую переносимость перегрузок, целеустремленность, высокую мотивацию на профессиональную деятельность. В поведении стремится к соблюдению принятых в ближайшем окружении правил и норм. В сложных ситуациях межличностного взаимодействия склонен проявлять сдержанность, осторожность, стремится к деловому и бесконфликтному их разрешению.

При проведении оценки эмоциональной устойчивости в период предъявления стрессогенных раздражителей (121-180 с) существенного изменения показателей сложной сенсомоторной реакции у обследованного не наблюдалось. Величина показателя ПЭУ 1.01, что указывает на высокий уровень толерантности к стрессу, хорошие регуляторные способности.

Хотя перед началом тестирования у испытуемого наблюдались некоторые признаки эмоционального напряжения (заметное покраснение лица, легкий тремор рук), однако затем в процессе работы успокоился, полностью настроился на выполнение поставленной задачи.

Хорошо справлялся с выполнением задачи повторения текста нейтрального содержания, ухудшения работы в период предъявления стрессогенных помех не наблюдалось.

По окончании тестирования в ответ на предложение вспомнить какие-нибудь из помех, предъявляемых в правое и левое ухо, не смог воспроизвести ни одного слова (“полностью сконцентрировался на заданном сообщении, не замечал ничего постороннего”). 

Показатель индекса напряжения в исходном состоянии (до тестирования) у испытуемого составил 294,9 усл. ед., на 1-2 мин тестирования - 460,8 усл. ед., на 3-4 мин (период действия стрессогенных раздражителей и пост стрессовый период) - 459,6 усл. ед. Значения показателя частоты сердечных сокращений распределились следующим образом: ЧСС (фон)=136; ЧСС (1-2 мин)=128; ЧСС (3-4 мин)=103 уд./мин.

Результаты исследования свидетельствуют о высоком уровне эмоциональной устойчивости, низкой вероятности "срывов" деятельности в условиях эмоционального напряжения.

Пример 4. Абитуриент В. 17 лет. Психологическое обследование, проведенное в рамках мероприятий профессионального психологического отбора, показало следующее. По результатам выполнения методики Спилбергера-Ханина отмечался повышенный уровень личностной тревоги (ЛТ=48) при относительно низком уровне ситуативной тревоги (СТ=28). Обследование при помощи методики МЛО “Адаптивность” показало низкий уровень поведенческой регуляции (ПР=2), трудности социальных контактов (КП=3), сниженный уровень развития адаптационных возможностей личности в целом (ЛАП=58).

При проведении оценки эмоциональной устойчивости в качестве стрессогенных предъявлялись следующие вербальные стимулы: “сильно волнуешься” “неуверен в себе” “покраснел, как рак” “вызываешь смех” “никчемный” “слабодушный” “неполноценный” “делаешь ошибки” “плохо выполняешь тест” “делаешь все не так” “неспособный” “посредственный” “ничего не знаешь” “низкий интеллект” “ни к чему не пригоден” “жалкий неудачник” “с психикой не в порядке” “плохо выполнил тест” “провалился на экзамене” “не выдержал испытание” “непригодный” “ничего не знаешь” “не прошел профотбор”.

В течение первых двух минут тестирования испытуемый обнаруживал повышенные показатели латентного времени сложной сенсомоторной реакции, что указывает на недостаточность резервов внимания и сниженную помехоустойчивость в целом. В период действия стрессогенных помех наблюдалось значительное возрастание времени сенсомоторной реакции, при этом в постстрессовый период показатели сенсомоторной реакции продолжали некоторое время оставаться высокими.

В период действия стрессогенных помех испытуемый обнаруживал признаки возрастания эмоционального напряжения (качал головой, раскачивался из стороны в сторону), наблюдалось выраженное ухудшение деятельности по воспроизведению текста нейтрального содержания - речь стала невнятной, отрывистой, вместо связного текста мог повторять лишь отдельные слова. В период воздействия стресса обнаруживал выраженные эмоциональные реакции - употреблял нецензурные выражения, на 155 с работы пытался сорвать с себя наушники и прекратить работу (“я больше не могу”), но под давлением экспериментатора вынужден был продолжить тестирование. По окончании работы отметил, что в какой-то момент “перестал слышать” текст нейтрального содержания, слышал лишь слова стрессогенного содержания, связывал это с поломкой аппаратуры.

Величина показателя ПЭУ у обследованного составила 0,69, что указывает на низкий уровень эмоциональной устойчивости.

Показатель индекса напряжения в исходном состоянии (до тестирования) у испытуемого составил 102,1 усл. ед., на 1-2 мин тестирования - 1211,2 усл. ед., на 3-4 мин (период действия стрессогенных раздражителей и пост стрессовый период) - 1984,1 усл. ед. Значения показателя частоты сердечных сокращений распределились следующим образом: ЧСС (фон)=114; ЧСС (1-2 мин)=141; ЧСС (3-4 мин)=145 уд./мин.

Полученные результаты свидетельствуют о низком уровне эмоциональной устойчивости, высокой вероятности "срывов" деятельности в условиях эмоционального стресса.

В дальнейшем в период пребывания в учебном центре Военно-медицинской академии проявились такие личностные особенности обследуемого, как недостаточная дисциплинированность, импульсивность поступков, трудности взаимоотношений с окружающими, сниженная исполнительность.

Пример 5. Абитуриент К., 17 лет. Психологическое обследование, проведенное в рамках мероприятий профессионального психологического отбора, показало следующее. По результатам выполнения методики Спилбергера-Ханина отмечался низкий уровень личностной (ЛТ=29) и умеренный - ситуативной тревоги (СТ=33). Обследование при помощи методики МЛО “Адаптивность” показало высокий уровень поведенческой регуляции (ПР=7), коммуникативного потенциала (КП=9), моральной нормативности (МН=9), высокие показатели развития адаптационных возможностей личности в целом (ЛАП=9). 

Было проведено определение эмоциональной устойчивости по заявленному способу. В качестве стрессогенных помех предъявлялись словосочетания, указанные в примере 4. В период предъявления стрессогенных помех существенного изменения показателей сложной сенсомоторной реакции у обследованного не наблюдалось. Текст нейтрального содержания воспроизводил точно, без пауз, ухудшения деятельности в период предъявления стрессогенных помех не наблюдалось. Величина показателя ПЭУ у обследованного составила 1,00, что указывает на высокий уровень эмоциональной устойчивости, хорошие регуляторные возможности. По окончании тестирования на предложение вспомнить что-нибудь из помех, предъявляемых на правое и левое ухо, не смог воспроизвести ни одного слова (“сосредоточился на основном сообщении, не обращал внимание ни на что другое”).

Показатель индекса напряжения в исходном состоянии (до тестирования) у испытуемого составил 95,8 усл. ед., на 1-2 мин тестирования - 263,0 усл. ед., на 3-4 мин (период действия стрессогенных помех и пост стрессовый период) - 247,4 усл. ед. Значения показателя частоты сердечных сокращений распределились следующим образом: ЧСС (фон)=113; ЧСС (1-2 мин)=100; ЧСС (3-4 мин)=111 уд./мин. Результаты выполнения исследования свидетельствуют о высоком уровне эмоциональной устойчивости, низкой вероятности "срывов" деятельности в условиях эмоционального стресса.

В дальнейшем в период пребывания в учебном центре Военно-медицинской академии абитуриент показал себя дисциплинированным, ответственным, исполнительным, отмечался высокий уровень военно-профессиональной направленности, легкость установления контактов с окружающими, хороший поведенческий контроль.

Пример 6. Больная К., 26 лет, диагноз: тревожно-депрессивное состояние (F 43.2). Психические расстройства развились в течение года, на фоне психотравмирующей ситуации в семье (развод с мужем). Тяжело переживала случившееся, нарушился сон, испытывала чувство тревоги, безысходности. Возникали мысли о собственной никчемности, ненужности, казалось, что в будущем уже ничего не ждет. При поступлении высказывала жалобы на подавленное настроение, тревогу, невозможность расслабиться, навязчивые мысли суицидального характера.

Психологическое обследование, проведенное спустя 3 дня после поступления пациентки в клинику, показало наличие депрессивного состояния у личности с преобладанием тревожно-мнительных черт. Так, по данным обследования шкалой Спилбергера-Ханина у пациентки отмечался высокий уровень ситуативной (СТ=62) и личностной (ЛТ=68) тревоги. Обследование методикой MMPI показало личностный профиль с повышением шкал невротической триады, пиками на шкалах психастении (7 шкала) и депрессии (2 шкала).

Была проведена оценка эмоциональной устойчивости по предложенному способу. В качестве стрессогенных помех предъявлялись, например, такие вербальные стимулы: “сильно волнуешься”, “неуверенна в себе”, “вызываешь смех”, “никчемная”, “слабодушная”, “психика нарушена”, “неполноценная”, “делаешь все не так”, “неспособная”, “ни к чему не пригодная” и другие.

В период воздействия стрессовых помех (120-180 с тестирования) у пациентки наблюдалось резкое возрастание времени сложной сенсомоторной реакции, свидетельствующее о снижении резервов внимания, что обусловлено фиксацией внимания на стрессогенных сигналах и неспособности отвлечься от них. На протяжении всего стрессового периода, а также в постстрессовый период показатели времени реакции оставались высокими, что указывает на снижение регуляторных возможностей обследованной. Величина показателя ПЭУ у пациентки составила 0,59, что свидетельствует о выраженном снижении эмоциональной устойчивости.

В процессе выполнения задания у пациентки также наблюдались выраженные трудности в воспроизведении текста нейтрального содержания, особенно в период воздействия стрессогенных сигналов. Если в начале работы больная допускала лишь небольшие заминки, то в течение 3 минуты тестирования наблюдались периоды относительно длительного молчания, несколько раз вместо требуемого текста воспроизвела значимые для нее стрессогенные помехи.

После окончания тестирования пациентка подробно сообщила о трудностях, субъективно переживаемых ею в процессе работы. Так, если в начале выполнения теста она не обращала внимания на помехи, “не слышала” их, то в середине работы внезапно стала воспринимать слова “никчемная”, “неудачница”, которые “как будто отпечатывались в мозгу”. Не могла отвлечься от предъявляемых стрессогенных помех, в результате перестала воспринимать текст нейтрального содержания, волновалась, “забывала” нажимать на клавиши компьютера.

Результаты исследования свидетельствуют о выраженном снижении эмоциональной устойчивости, высокой вероятности "срывов" деятельности, неадекватного личностного и поведенческого реагирования в условиях эмоционального стресса. 

Использование заявленного способа позволяет количественно с высокой точностью за счет учета способности индивида контролировать имеющиеся ограниченные резервы внимания и распределять их при выполнении операторских задач в условиях действия стрессогенных раздражителей оценивать эмоциональную устойчивость.




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


1. Способ оценки эмоциональной устойчивости, включающий предъявление испытуемому слуховых стимулов в виде текста нейтрального содержания и помех нейтрального и стрессогенного содержания и воспроизведение испытуемым текста нейтрального содержания, отличающийся тем, что текст нейтрального содержания и помехи нейтрального и стрессогенного содержания предъявляют на оба уха, при этом уровень звукового давления текста нейтрального содержания превышает на 7-10 дБ интенсивность помех, дополнительно предъявляют зрительные стимулы, регистрируют латентное время сенсомоторной реакции на зрительный стимул и эмоциональную устойчивость оценивают по изменению латентного времени сенсомоторной реакции.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что определяют показатель эмоциональной устойчивости (ПЭУ) по формуле

ПЭУ=T1/Т2,

где T 1 - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех нейтрального содержания, мс; 

Т2 - среднее латентное время сенсомоторной реакции в период предъявления серии помех стрессогенного содержания, мс.

3. Способ по п.1 или 2, отличающийся тем, что дополнительно регистрируют ритмокардиограмму и определяют вариабельность сердечного ритма.