СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОГО СЛУХОВОГО ГАЛЛЮЦИНОЗА, РЕЗИСТЕНТНОГО К ТЕРАПИИ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОГО СЛУХОВОГО ГАЛЛЮЦИНОЗА, РЕЗИСТЕНТНОГО К ТЕРАПИИ


RU (11) 2219936 (13) C2

(51) 7 A61K35/48, A61K35/54 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(21) Заявка: 2002105336/14 
(22) Дата подачи заявки: 2002.02.26 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2002.02.26 
(45) Опубликовано: 2003.12.27 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: Руководство по психиатрии/Под ред. А.В.СНЕЖНЕВСКОГО. - М.: Медицина, 1983, 1, с. 398-402. RU 2028089 С1, 26.04.1995. RU 98107327 А, 10.02.2000. WO 9301275 A, 21.01.1993. 
(71) Заявитель(и): Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева 
(72) Автор(ы): Шустин В.А.; Галанин И.В. 
(73) Патентообладатель(и): Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева 
Адрес для переписки: 103019, Москва, ул. Бехтерева, 3, НИПИнститут им. В.М. Бехтерева, патентно-информационный отдел, гл. специалисту Н.Ю. Алексеевой 

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОГО СЛУХОВОГО ГАЛЛЮЦИНОЗА, РЕЗИСТЕНТНОГО К ТЕРАПИИ 

Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано в функциональной клинической психиатрии. Нейротрансплантацию эмбриональной ткани коры головного мозга осуществляют в корковые области полей Бродмана: 21, 22, 20, 6 и 31. Способ позволяет повысить эффективность лечения хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к медицине, а именно к функциональной психиатрии, и может быть использовано в клинической психиатрии при лечении хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии.

Наиболее близким по технической сущности и достигаемому результату является способ лечения хронического слухового галлюциноза, заключающийся в длительном введении больному относительно высоких доз нейролептиков (стелазин, галоперидол). Аминазин и другие производные фенотиазина в этих случаях способствуют лишь некоторому уменьшению галлюцинаторных переживаний. В подавляющем большинстве случаев, обнаруживается резистентность к большинству психотропных средств. В некоторых случаях даже назначение больших доз препаратов не дает ожидаемого эффекта, слуховые галлюцинации у больного не проходят (Руководство по психиатрии / Под ред. А.В.Снежневского. М.: Медицина, 1983, т.1, с. 398-402 - [1]).

Одним из современных и активно разрабатываемых способов лечения некоторых органических поражений центральной нервной системы является трансплантация эмбриональной нервной ткани в мозг больного - нейротрансплантация эмбриональной нервной ткани (НЭНТ). Это многообещающий способ восстановления нарушений функций нервной системы, в основе которого, помимо возможности целенаправленного трофического нейрогуморального и синаптического влияния нейротрансплантата на различные структуры головного мозга, лежит нормализующий эффект на дисбаланс нейротрансмиттерных систем мозга. Способ фактически является принципиально новым подходом к лечению большой группы заболеваний нейродегенеративного характера изменения центральной нервной системы (ЦНС).

При трансплантации в головной мозг особое значение имеет отсутствие иммунных свойств. Последние функционально защищают ЦНС от проникновения чужих клеток и макромолекул из крови в паренхиму мозга. Гомогенная эмбриональная ткань обладает иммуносупрессорными свойствами и не вызывает в мозге реципиента реакции отторжения, в том числе и выраженных гематоэнцефалических реакций.

Выявлено, что трансплантат из эмбриональной нервной ткани человека в возрасте 5-7 недель не обладает развитой антигенной системой и поэтому приживается, развивается, дифференцируется и устанавливает связи с нервной тканью реципиента до того, как на него могут подействовать имунные факторы хозяина. Близкими свойствами обладает и эмбриональная нервная ткань первого триместра беременности. Именно в этом возрасте клетки эмбриона обладают максимальной потенцией к росту и дифференцировке. Некоторые авторы приводят положительные результаты лечения больных после пересадки нервной ткани плода 15-17 недель. (Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева, 1999, 3, с. 28-34 -[2]).

Таким образом, на сегодняшний день, считается установленным, что НЭНТ не вызывает ни воспалительных, ни деструктивных, ни опухолевых процессов и представляет опасность для реципиента не более чем обычная хирургическая операция.

Одним из заболеваний, при лечении которого была применена НЭНТ, является болезнь Паркинсона. В эксперименте разрушали нигростриальные пути или непосредственно черную субстанцию и пересаживали эмбриональные ткани, из которых в процессе онтогенеза развиваются аналогичные структуры. Нейроны трансплантата в различной степени иннервировали поврежденные структуры, в них повышался уровень дофамина и гомованиловой кислоты, а итогом являлось восстановление утраченной функции [2, с.30].

Техническая задача, на достижение которой направлено настоящее изобретение, заключается в повышении эффективности лечения хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии.

Это достигается тем, что в способе лечения хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии, согласно изобретению нейротрансплантацию эмбриональной нервной ткани коры головного мозга осуществляют в корковые области полей Бродмана: 21, 22, 20, 6 и 31.

Способ поясняется на примере его конкретного осуществления.

Для нейротрансплантации используют эмбриональную нервную ткань коры головного мозга.

1. Больной Б., 1987 г. рождения, история болезни 1853. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Мать больного в первом триместре беременности перенесла грипп, в третьем токсикоз в легкой форме. Роды срочные со стимуляцией. При выписке из родильного дома ставился диагноз: гипертензионно-гидроцефальный синдром. С раннего детства отличался замкнутостью, практически не контактировал со сверстниками. С 1995 г. появились слуховые и зрительные галлюцинации, двигательные стереотипии. В 1996 г. был впервые госпитализирован в детскую ПБ. В дальнейшем многократные, длительные госпитализации, в процессе которых проводились курсы интенсивной медикаментозной терапии (в основном различными нейролептиками, в том числе и атипичными). Если в первый год болезни проводимая терапия давала кратковременный, положительный эффект (ослабление галлюцинаторных переживаний), то последние годы отличались резистентностью к терапии на фоне усиления галлюцинаций.

При поступлении в отделение продуктивному контакту не доступен, мутичен, часами сохраняет неподвижную позу, закрывая уши и глаза руками, выражен симптом "восковой гибкости". На обращение не реагирует, на вопросы не отвечает, хотя предлагаемые простые инструкции выполняет правильно. Себя не обслуживает, самостоятельно не ест, не одевается и т.п. Эпизодически с больным удается установить контакт на уровне мимики и жестов, что в результате позволяет выяснить наличие у него массивных слуховых галлюцинаторных переживаний, императивного характера, зрительных галлюцинаций и явлений из круга психического автоматизма.

После совместного консилиума со специалистами детского отделения, было принято решение о проведении операции нейротрансплантации в связи с резистентностью к терапии и быстрым прогрессированием психопатологической симптоматики. После заключения этической комиссии и получения письменного согласия на операцию со стороны матери больного, в декабре 1998 г. ему была проведена операция нейротрасплантации эмбриональной нервной ткани.

В процессе операции больному было трансплантировано в posterior cingulated gyras слева (обл. Бродманна 31) 25 кубических мм гомологичной донорской ткани, в anterior temporal gyrus слева (обл. Бродманна 21) 25 кубических мм ткани и на границе posterior superior temporal gyrus c inferior posterior medialis frontalis gyras слева (обл. Бродманна 6/22) 25 кубических мм гомогенной ткани. С правой стороны в posterior superior temporal gyrus (обл. Бродманна 22) трансплантировано 25 кубических мм гомологичной донорской ткани и через ту же точку в сторону anterior middl temporalis gurus (oбл. Бродманна 21) еще 25 кубических мм ткани. В posterior medialis frontalis справа (обл. Бродманна 9) трансплантировано 20 кубических мм донорской ткани и в posterior inferior frontalis gyrus (поля Бродманна 47/21) 10 кубических мм донорской ткани.

После операции больной наблюдался в отделении в течение месяца и за это время, несмотря на отмену нейролептиков, стал заметно активнее и живее в поведении, начал самостоятельно питаться, исчезла "восковая гибкость", перестал постоянно закрывать уши и глаза. Через шесть месяцев начал разговаривать и обслуживать себя, к этому времени галлюцинаторные переживания значительно регрессировали: зрительные исчезли полностью, а слуховые утратили императивный характер и появлялись в течение дня 2-3 раза на 10-15 минут.

Характерно, что по мере редукции продуктивной симптоматики на первый план стали выступать негативные явления в виде снижения волевой активности, отсутствия целенаправленной деятельности, проявлений аутизма и инертности. В связи с этим больному были назначены небольшие дозы рисполепта (до 1 мг в/д). К концу первого года после операции галлюцинаторные переживания полностью редуцировались и за все время наблюдения (катамнез свыше трех лет) не возобновлялись. Больной учится в спецшколе с хорошей успеваемостью.

2. Больной П., 1987 г. рождения, история болезни 1897. Наследственность психическими болезнями не отягощена. Беременность у матери протекала с токсикозом. С третьего дня жизни и до двух лет ставился д-з: гипертонус голеностопных мышц и гипотонус мышц шеи. До пяти лет синдром минимальной мозговой дисфункции в виде моторной и идеаторной расторможенности, дефицита внимания. С раннего детства отличался замкнутостью, с трудом устанавливал контакт со сверстниками, однако темпы раннего психофизического развития не отличались от нормы. Слуховые галлюцинации впервые появились в 7 лет (1994 г. ) на фоне психотравмирующей ситуации. Около 0,5 года они были эпизодическими и носили комментирующий характер, в дальнейшем стали постоянными, без "светлых" промежутков и приобрели императивное содержание. До 5 класса больной учился в школе, в дальнейшем на дому.

В 1997 г. (10 лет) первая госпитализация в детскую ПБ в связи с обострением галлюцинаторных переживаний и явлений из круга психических автоматизмов, с этого же времени постоянный прием нейролептиков. В последующие годы неоднократные госпитализации в психиатрические стационары, последняя госпитализация длительностью 9 месяцев (больной выписан в апреле 2000 г.), с прохождением в них курсов интенсивной терапии. Несмотря на постоянный прием нейролептиков (в том числе и атипичных) состояние больного не только не улучшалось, но прогрессивно ухудшалось.

При поступлении: на фоне постоянного приема высоких доз типичных и атипичных нейролептиков постоянно испытывает слуховые галлюцинации. Под воздействием галлюцинаторных переживаний 3-4 раза в день, на период от нескольких минут, до нескольких часов, становится неадекватным в поведении (дисфоричным, агрессивным, неуправляемым). Совместно со специалистами детского отделения было принято решение о проведении операции нейротрансплантации в связи с резистентностью к терапии и прогредиентным течением болезни. После заключения этической комиссии и получения письменного согласия со стороны матери, больному была проведена операция нейротрансплантации, весной 2001 г.

В процессе операции больному было трансплантировано слева в область posterior cingulat girus (обл. Бродманна 31) 14 мм кубических эбриональной нервной ткани, в область superior frontalis gyros no направлению к precentral gyros (обл. Бродманна 8/6) трансплантировано 22 кубических мм ткани, в область posterior superior temporal gyros (обл. Бродманна 22) трасплантировано 22 кубических мм ткани, через ту же точку в область anterior middl temporal gyros (обл. Бродманна 21) трансплантировано 14 кубических мм эмбриональной ткани и в третий раз через ту же точку в область posterior inferior temporal gyros (обл. Бродманна 20) трасплантировано 11 кубических мм эмбриональной нервной ткани.

Уже в первые дни после операции нейротрансплантации отмечалось ослабление и урежение галлюцинаторных переживаний. В течение месяца после операции больной продолжал находиться в отделении, где на фоне снижения терапии (до 2 мг рисполепта в/д) продолжался процесс регресса галлюцинаторных переживаний вплоть до полного отсутствия галлюцинаций в течение 2-3 дней. Через 0,5 года галлюцинаторных переживаний практически нет. На первый план выступили личностные изменения в виде непоследовательности и недостаточной направленности мышления, которое сочеталось с излишней конкретностью и тенденцией к стереотипным формам реагирования. Эпизодически появлялись обсессии. В настоящее время больной продолжает обучение в обычной школе.

Настоящее изобретение позволяет повысить эффективность лечения хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии.

Предложенный нами способ лечения был апробирован в отделении хирургического лечения нервных и психических заболеваний НИПИ им. В.М.Бехтерева.

Способ является принципиально новым методом лечения больных с хроническим слуховым галлюцинозом, резистентным к традиционной медикаментозной терапии. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ лечения хронического слухового галлюциноза, резистентного к терапии, отличающийся тем, что нейротрансплантацию эмбриональной ткани головного мозга осуществляют в корковые области полей Бродмана 21, 22, 20, 6 и 31.