СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ЭПИЛЕПСИИ У ПАЦИЕНТОВ С ДОКЛИНИЧЕСКОЙ СТАДИЕЙ БОЛЕЗНИ

СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ЭПИЛЕПСИИ У ПАЦИЕНТОВ С ДОКЛИНИЧЕСКОЙ СТАДИЕЙ БОЛЕЗНИ


RU (11) 2188575 (13) C1

(51) 7 A61B5/0476, G01N33/53 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(21) Заявка: 2001104475/14 
(22) Дата подачи заявки: 2001.02.20 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2001.02.20 
(45) Опубликовано: 2002.09.10 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: RU 2156607 C1, 27.09.2000. RU 2112243 C1, 27.05.1998. RU 2115931 C1, 20.07.1998. 
(71) Заявитель(и): Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева 
(72) Автор(ы): Громов С.А.; Хоршев С.К.; Корсакова Е.А. 
(73) Патентообладатель(и): Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева 
Адрес для переписки: 193019, Санкт-Петербург, ул.Бехтерева, 3, НИПИ им. В.М. Бехтерева, патентно-информационный отдел, Н.Ю. Алексеевой 

(54) СПОСОБ ДИАГНОСТИКИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ЭПИЛЕПСИИ У ПАЦИЕНТОВ С ДОКЛИНИЧЕСКОЙ СТАДИЕЙ БОЛЕЗНИ 

Изобретение относится к области медицины, а именно к психиатрии и неврологии, и может быть использовано как метод выявления скрытого эпилептогенеза. Осуществляют электроэнцефалографический мониторинг, обработку полученной электроэнцефалограммы методом фрактального анализа и получения значений фрактальной размерности (Д). Дополнительно насчитывают значения теста пароксизмальной активности (ПАТ) по содержанию в крови пациента аутоантител к квисквалат-связывающему мембранному белку. Рассчитывают индекс эпилептизации (ИЭ) по формуле ИЭ=ПАТФР. При значении ИЭ=132,545,32 диагностируют клиническую стадию эпилепсии, значения ИЭ=45,053,31 свидетельствуют о здоровье пациента, промежуточные значения - о доклинической стадии эпилепсии. Способ позволяет повысить достоверность диагностики развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни. 4 табл. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии и неврологии, и может быть использовано как метод выявления скрытого эпилептогенеза, дающий возможность оценивать степень его компенсированности или подвижности, позволяющий улучшить диагностику эпилепсии на ее доклинической стадии.

В данном изобретении речь идет о трех пароксизмальных состояниях: 1) случайно выявляемой спонтанной пароксизмальной активности на электроэнцефалограмме (ЭЭГ); 2) об одном судорожном припадке без изменений на ЭЭГ и 3) о фебрильных судорогах у детей.

Эти состояния болезни не имеют полного клинически сформировавшегося симптомокомплекса и потому на них не может быть распространен нозологический принцип диагностики.

Дело осложняется еще и тем, что согласно Хельсинской декларации о правах человека, которую подписала и наша страна, врач не может выставить без согласия больного диагноз, который клинически недостаточно обоснован, и особенно такой, который может ущемлять его права и отрицательно влиять на качество жизни.

До настоящего времени нет общепризнанных и бесспорных определений болезни, нормы и здоровья.

Наиболее признанными и распространенными в медицинской литературе терминами являются "предболезненные состояния", "донозологические", "субклинические", "условно патологические", "преморбидные".

Чтобы ответить на вопросы, что такое болезнь, определить ее границы, установить типологию этих расстройств, необходимо прежде решить общие концептуальные вопросы и сформировать определенную позицию, так как предболезнь - это не только понятие, но еще и концепция, которая во многом может быть спорной.

А. Н. Хлуновский и А.А. Старченко, обсуждая концепцию болезни, приводят такое ее определение. Болезнь - это нарушение нормального психосоматического состояния и способности человека оптимально (в разумных пределах) удовлетворять материальные и духовные потребности личности. Они отмечают, что понятия "болезнь" и "здоровье" усложняются при введении таких градаций как "предболезнь" [1].

В. П. Петленко и Г.И. Царегородцев считают, что болезнь - это отражение попыток организма и личности целостного человека приспособиться к индивидуально изменившимся для него условиям внешней среды [2].

Имеются и другие определения: биологически болезнь - это объективное проявление дисфункции [3]; болезнь - это "диспропорция между раздражениями и способностью действия" [4].

Наряду с этим, здоровье определяется как состояние полного физического и социального благополучия.

Приведенные выше определения понятия "болезнь" никак нельзя распространить на рассматриваемые пароксизмальные состояния, так как они мало что изменяют в жизни лиц, у которых они отмечаются. Однако у взрослых, имеющих специальности риска по эпилепсии (шофер, охранник и др.), один зарегистрированный припадок с судорогами и потерей сознания может кардинально изменить социально-трудовой статус человека, не говоря уже о качестве жизни.

В литературе иногда появляются статьи, в которых делаются попытки выяснить причину наличия на ЭЭГ спонтанной пароксизмальной активности при отсутствии припадков или других симптомов эпилепсии (изменения личности и др.), но чаще всего убедительного решения вопроса не приводится или даются формальные ответы.

Так, в свое время, американский ученый R.Hess [5] на вопрос о том, надо ли лечить лиц с пароксизмальными изменениями на ЭЭГ, ответил, что лечить надо больного, а не ЭЭГ. Формально это правильно, но ответа на вопрос, как надо расценивать появление пароксизмальных изменений на ЭЭГ, не было дано. То, что это не является нормой, очевидно. Н.П. Бехтерева с соавт. [1], выдвигая концепцию об устойчивом патологическом состоянии при болезнях мозга, приходит к заключению, что при поражении головного мозга приспособление происходит не за счет восполнения недостающих звеньев, а в результате формирования нового "гомеостаза", нового устойчивого состояния, обеспечивающего оптимально возможную в условиях болезни адаптацию к среде [6]. Здесь автор солидаризуется с установками В. П. Петренко и Г.И. Царегородцева [2]. По ее мнению стабильность устойчивого патологического состояния связана с формированием соответствующей матрицы в долгосрочной памяти. Если патологический процесс прогрессирует, то в системах, обеспечивающих устойчивое патологическое состояние, вначале происходят количественные изменения. Поддерживающие реакции организма расцениваются как компенсаторные. Дальнейший прогресс болезни может быть связан с качественными перестройками и истощением компенсаторно-гиперактивных систем, т.е. декомпенсацией.

Согласно теории Г.Н. Крыжановского [7] об эпилептогенезе можно представить себе, что под влиянием эндо- или экзогенных факторов наступает эпилептизация нейронов, не достигающая стадии формирования эпилептического очага, то есть не происходит полная декомпенсация механизмов защиты мозга и не развивается болезнь эпилепсия, а формируется устойчивое компенсированное патологическое состояние. По-видимому, патогенный фактор носил приходящий, то есть временный характер. Скорее всего такое патогенное воздействие могло иметь место во время родов [8].

Компенсированное состояние может оставаться неопределенно долго и даже прогрессировать, хотя в ряде случаев, под влиянием дополнительных вредностей может наступать приходящая декомпенсация в виде единственного припадка.

Видимо, случайно регистрируемую спонтанную пароксизмальную активность на ЭЭГ можно отнести к этой стадии.

Попытки понять и осмыслить донозологическую стадию эпилепсии уже делались ранее. Так, В.Т. Миридонов считает, что диагностическим критерием данного этапа является период времени, прошедший от начала развития первых церебральных пароксизмов до второго неспровоцированного эпилептического припадка, и составляет, в среднем, 1-2 года [9]. Л.Р. Зенков, объединив ряд признаков риска развития эпилепсии (всего 36) и придав каждому определенную значимость в баллах, определил группы обследуемых с максимальной и минимальной возможностью несения в себе эпилептического процесса, клинически еще не полностью оформленного [10]. К сожалению, данным исследователям не удалось визуализировать скрыто протекающий эпилептогенез, при рутинной ЭЭГ не дающий каких-либо графоэлементов, свойственных для ЭЭГ больного эпилепсией.

Известен набор "ПА-тест" (ПАТ) для диагностики эпилепсии [11], заключающийся в том, что в крови пациента определяют содержание аутоантител к квисквалат-связывающему мембранному белку.

Недостаток известного ПА-теста заключается в невозможности достоверного прогнозирования развития заболевания у пациентов с доклинической стадией эпилепсией, такими, как: 1) случайно выявляемая спонтанная пароксизмальная активность на ЭЭГ; 2) один судорожный припадок без изменений на ЭЭГ и 3) фебрильные судороги у детей.

Наиболее близким к предложенному является способ диагностики и прогнозирования эпилепсии и ее доклинической стадии, включающий электроэнцефалографический мониторинг и последующую обработку полученной электроэнцефалограммы методом фрактального анализа [12].

Недостатком известного способа является невозможность достоверного прогнозирования развития болезни у пациентов с доклинической стадией болезни, особенно в трех пароксизмальных состояниях: 1) случайно выявляемая спонтанная пароксизмальная активность на ЭЭГ; 2) один судорожный припадок без изменений на ЭЭГ и 3) фебрильные судороги у детей.

Технический результат настоящего изобретения состоит в повышении надежности и достоверности прогнозирования развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни, преимущественно со следующими пароксизмальными состояниями: 1) случайно выявляемая спонтанная пароксизмальная активность на ЭЭГ; 2) один судорожный припадок без изменений на ЭЭГ и 3) фебрильные судороги у детей.

Этот результат достигается тем, что в способе диагностики и прогнозирования развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни, включающем электроэнцефалографический мониторинг и последующую обработку полученной электроэнцефалограммы методом фрактального анализа для получения значений фрактальной размерности, согласно изобретению дополнительно определяют в крови у пациента содержание аутоантител к квисквалат-связывающему мембранному белку при помощи теста пароксизмальной активности и рассчитывают индекс эпилептизации по следующей формуле:

ИЭ=ПАТФР,

где ИЭ - индекс эпилептизации;

ПАТ - результаты теста пароксизмальной активности;

ФР - значения фрактальной размерности (D),

при этом значения ИЭ=132,545,32 свидетельствуют об изменениях состояния иммунной и центральной нервной системы по эпилептическому типу, что соответствует клинической стадии болезни; значения ИЭ=45,053,31 указывают на сохранность данных систем, что свидетельствует о здоровье пациента, а промежуточные значения свидетельствуют об умеренных нарушениях, не способных реализовать клиническое проявление эпилепсии на данной стадии.

Кроме того, при следующих показателях: D>0,70, ПАТ>150 и ИЭ>105 начинают противоэпилептическую терапию для предотвращения перехода болезни в клиническую стадию эпилепсии.

Данное исследование позволило теоретически обосновать понятие доклинической стадии эпилепсии ("предболезнь") с выработкой объективизирующих критериев, позволяющих распознавать эпилептическую природу спонтанно возникающих пароксизмальных состояний, не достигающих в своих проявлениях клинического симптомокомплекса эпилепсии. Имеются в виду пароксизмальные изменения на ЭЭГ без припадков, один неспровоцированный судорожный припадок и фебрильные судороги.

Методы исследования: метод клинического наблюдения, метод фрактального анализа ЭЭГ (ФА ЭЭГ), тест пароксизмальной активности (ПАТ), ЭЭГ, КТ, МРТ.

Клинический материал исследования представлен тремя группами: 1) спонтанные пароксизмальные (пароксизмоподобные) нарушения на ЭЭГ (ПН) - 33 человека (16 мужчин, 17 женщин); 2) неспровоцированный эпилептический приступ без изменений на ЭЭГ (НЭП) - 39 человек (18 мужчин, 21 женщина) и 3) фебрильные судороги в раннем периоде жизни (ФС) - 66 человек (32 мужчины, 34 женщины). Наблюдаемая группа включает 138 человек (66 мужчин, 72 женщины) в возрасте от 15 до 46 лет.

Для достоверности анализа введены две контрольные группы: 1) больные эпилепсией, 2) здоровые. Анализируемые наблюдаемые должны занимать между ними как бы промежуточное положение согласно изложенному выше понятию "предболезнь".

Контрольные группы составили: 1) больные эпилепсией с клинически регистрируемыми приступами и длительностью болезни до года - 68 человек (38 мужчин, 30 женщин) в возрасте от 15 до 59 лет - клиническая стадия эпилепсии (КСЭ); 2) здоровые (волонтеры) - 30 человек (16 мужчин, 14 женщин) в возрасте от 16 до 40 лет - норма, контроль (ЗД).

У всех обследуемых дважды (с 3-х летним интервалом) производили пятиминутные оцифрованные записи ЭЭГ (метод ФА ЭЭГ), одновременно усовершенствованным методом ПА-теста определялся титр аутоантител (аутоАТ) к глутамат-связывающему мембранному белку (ГМБ).

Результаты исследования оценивались условными единицами - у.е. (в тексте опускаются). Статистическую обработку данных проводили с использованием парного критерия Вилкоксона.

Результаты. Как следует из табл. 1, в контрольной группе 3 (ЗД) зависимость спектральной плотности от частоты для флуктуации квадрата амплитуды (мощности) альфа-ритма имеет спектральный индекс b, равный 3,950,11 (частота - 1-4 Гц), что соответствует фрактальной размерности D 0,530,06. Хотя физиологическая роль флуктуации этого типа до конца не ясна, известно, что они тесно связаны с глубинными процессами в тканях мозга и способны отражать тонкие изменения его функциональной активности [6].

Фрактальная структура флуктуации мощности альфа-ритма больных КСЭ (см. гр. 2 табл. 1) существенно отличается от нормы: показатель b у данной группы обследованных отчетливо снижен (3,380,06), значения фрактальной размерности соответственно повышены по сравнению с последними у здоровых обследуемых (0.810,03) - р<0,05 (гр. 1 табл. 1). Выявленное отличие указывает на то, что степень автокорреляции существенно ниже в контроле у больных эпилепсией (КСЭ), чем в контроле у обследованных волонтеров (ЗД). Колебания амплитуды альфа-волн в группе больных с клинически регистрируемыми приступами (контроль) демонстрируют низкий уровень предсказуемости, что свидетельствует о рассогласованности церебральных механизмов управления альфа-активностью.

То, что в эпилептогенезе нейрофизиологические и аутоиммунные нарушения тесно связаны, хорошо показывает изменение в обследуемых группах средних значений титра аутоАТ к ГМБ. Отмечается его неуклонный рост в 1,4 раза при доклинической стадии эпилепсии и 1,9 - у больных с регистрируемыми приступами. Дальнейшее наблюдение (гр. Б) эту тенденцию сохраняет.

Следует заметить, что не всегда отмечается выраженное изменение иммунологического и нейрофизиологического статусов организма человека при нарастающем эпилептогенезе. В ряде случаев необязательно при наиболее высоких значениях ПАТ регистрируются адекватно высокие значения фрактальной размерности, и наоборот. Вероятно, показатели титра аутоАТ к ГМБ и фрактального анализа являются взаимодополняемыми. Поэтому, с целью получения единой характеристики оценки степени выраженности болезненного процесса, нами предлагается интегральный показатель степени эпилептических нарушений - индекс эпилептизации (ИЭ). Данный показатель образуется путем перемножения значений ПАТ и фрактальной размерности: ИЭ=ПАТФР. Полученные высокие значения ИЭ свидетельствуют об изменении состояния иммунной и центральной нервной системы по эпилептическому типу - гр. А -(КСЭ - 132,545,32), низкие - о сохранности данных систем (ЗД - 45,053,31), промежуточные - об отражении умеренных нарушений в обеих из двух рассматриваемых систем или некотором превалировании их в одной из них, но не способных реализовать клинические проявления эпилепсии.

Важным диагностическим фактором является стабильность данных показателей в контрольных группах (гр. Б) на протяжении длительного времени, в данном случае 3-х лет.

Показательна динамика роста фрактальной размерности (D) в подгруппах, представляющих ДСЭ в табл. 2.

Все три подгруппы имеют значения D, превышающие показатели нормы, показывая рост ее значений от подгруппы 1,3- ФС (0,630,02) к подгруппе 1, 2 - НЭП (0,770,03) - р<0,05 - гр. А. Спустя 3 года эти показатели статистически достоверно увеличились (р<0,05), как и значения ПАТ и ИЭ. В целом, группа ДСЭ демонстрирует промежуточные значения b, D, ПАТ и ИЭ между аналогичными показателями контрольных групп (ЗД) и больных с диагностируемой клинически эпилепсией (КСЭ) на обеих этапах исследования.

Направление роста значений титра аутоАТ к ГМБ в подгруппах ДСЭ соответствует, как правило, нарастанию изменений нейрофизиологических показателей (102,092,18-ФС; 118,173,02-ПН; 138,122,09-НЭП).

Крайне важным представляется изменение исследуемых параметров у наблюдаемых с ДСЭ (см. табл. N 3), имеющих основные, наиболее важные факторы риска (наследственность, отягощенная эпилепсией - НОЭ, и морфологические изменения головного мозга - МИ). В комплексе причин, приводящих к возникновению и, в дальнейшем, к запуску эпилептогенеза, значительная роль принадлежит черепно-мозговым травмам, инфекциям (тонзиллит, ревматизм, малярия, воспаление придаточных пазух носа, ОРВИ и т.д.), а также развивающейся по смешанному типу энцефалопатии. Представленные в табл. 3 результаты показывают больший рост показателей D, ПАТ и ИЭ в гр. с ФР и именно из этой группы спустя 3 года у испытуемых был отмечен переход ДСЭ в КСЭ.

Анализ динамики мозговых процессов у обследуемых групп (см. табл. 4), проводимый спустя три года, показал, что из 138 человек у 12 (8,7%), имевших значения ИЭ от 80 до 129, были зарегистрированы многочисленные эпилептические приступы с соответствующим повышением ИЭ от 127 до 135. У 34 (24,6%) пациентов отмечен рост ИЭ до 86-124, но он не сопровождался появлением приступов и потому отнесен к ДСЭ с нарастающим эпилептогенезом. Наряду с этим, у 79 (57,3%) существенных изменений ИЭ не произошло, и эту группу можно рассматривать как имеющую устойчивое компенсированное состояние. У 13 (9,4%) человек отмечен регресс пароксизмальных состояний и их, видимо, можно исключить из группы риска по эпилепсии. Таким образом, нарастание эпилептогенеза или его декомпенсация (болезнь) зарегистрировано у 46 человек (33,3%).

Из подгруппы с ПН в группу КСЭ перешли 2 (6,1%), в подгруппе с ФС развитие КСЭ отмечено у 5 (7,6%) и в подгруппе НЭП - 5 (12,8%) наблюдаемых.

Следует отметить, что у лиц с НЭП наблюдается наибольший исход патологического процесса в КСЭ. Все 12 заболевших клинически регистрируемой эпилепсией несли в себе факторы риска развития эпилепсии: 1) морфологические изменения головного мозга (МИ), 2) наследственность, отягощенная эпилепсией (НОЭ). В подгруппе ПН, кроме пароксизмальных нарушений ЭЭГ, выявлялись НОЭ и МИ головного мозга, в подгруппе НЭП у всех больных выявляли морфологические изменения головного мозга и у 2 - НОЭ, в подгруппе ФС у всех выявлены МИ головного мозга, а у 2-х имелась НОЭ.

Как отмечено выше, одновременно с нарастанием эпилептогенеза у части наблюдаемых (9,4%), напротив, регистрируется его затухание, что показывает снижение значений ИЭ до уровня, близкого к таковым у ЗД (43-58).

В данной группе у 3 человек (ПН) определялся один фактор риска развития эпилепсии - НОЭ, у 2 с НЭП выявлены МИ и у 1 пациента с ФС - МИ.

Полученные данные, на наш взгляд, позволяют полагать, что периоду клинических проявлений эпилепсии предшествует сравнительно продолжительная, индивидуально колеблющаяся по времени, скрытая фаза (ДСЭ), в период которой происходит прогрессирующее накопление целого комплекса неблагоприятных изменений в тканях мозга.

Предлагаемый нами интегральный диагностический показатель - ИЭ чутко реагирует на динамику мозговых процессов, соответствующих разным этапам эпилептогенеза. Важнейшим является возможность использования ИЭ для осуществления раннего прогноза наступления криза в развитии заболевания, т.е. смены фаз: здоровье (ЗД) - доклиническая стадия болезни (ДСЭ) - клиническая стадия болезни (КСЭ), представленная полным симптомокомплексом.

Исходя из теории об эпилептогенезе, можно предположить, что ДСЭ включает в себя этап эпилептизации нейронов, патологические изменения которых не способны реализоваться в клинические проявления. То есть из четырех последовательных фаз нейрофизиологических и нейроморфологических изменений: эпилептизация нейронов, образование эпилептогенного очага, эпилептической системы, эпилептизации мозга [8] первые одна или две лежат в основе ДСЭ. На это обстоятельство указывают и некоторые исследователи [8], отмечающие, что эпилептический очаг может просуществовать всю жизнь, клинически не сопровождаясь пароксизмами. Состояние доклинического этапа эпилепсии может продолжаться неопределенно долго и определяться многими эндо- и экзогенными факторами и, прежде всего, защитными компенсаторными возможностями организма, то есть это состояние можно расценить как устойчивый компенсированный эпилептогенез. Ослабление этих механизмов приводит к переходу в КСЭ, сохранение или их усиление - к дополнительной компенсации и, нередко, к регрессу патологического процесса и возврату к состоянию здоровья.

Таким образом, пациентов с устойчивыми патологическими состояниями (ФС, ПН на ЭЭГ, НЭП), в отношении которых ранее не было единой точки зрения, как в плане диагностики, так и лечения, мы, используя современные методы (традиционные, ПАТ, ФА), разделили в зависимости от результатов исследования и наличия факторов риска (наследственность, отягощенная эпилепсией, морфологические изменения головного мозга) на три группы: 1) лица, у которых можно ожидать регресса зарегистрированных изменений (9,4%), исключаются из группы наблюдения; 2) имеющие указанные устойчивые патологические состояния без тенденции к нарастанию эпилептогенеза, не требующие постановки диагноза эпилепсия, относящиеся к группе риска и нуждающиеся в контрольных наблюдениях не реже 1 раза в год (57,3%); 3) больные с нарастающим эпилептогенезом, сопровождающимся повышением значений D и ПАТ - доклиническая стадия эпилепсии, состояние компенсации, видимо, требуют профилактического лечения. При дальнейшем прогрессировании патологического процесса возможен переход в декомпенсированную стадию (КСЭ - 33,3%), т.е. этим наблюдаемым можно ставить диагноз эпилепсия и начинать лечение. По этическим мотивам и в связи с социальной значимостью диагноза его формулировку следует согласовывать с больным. С учетом возможных этиопатологических факторов, вытекающих из анамнеза и результатов обследования, можно рекомендовать патогенетический вариант диагноза ("последствия черепно-мозговой травмы, нейроинфекции"; "энцефалопатия смешанного генеза с наклонностью к пароксизмальным состояниям" и т.д.).

Проведенное нами исследование позволяет полагать, что в случае регистрации у обследуемого компенсированного эпилептогенеза достаточно только динамического наблюдения. Если выявляемые у пациентов состояния (ФС, ПН на ЭЭГ, НЭП) осложнены НОЭ и МИ головного мозга и содержат показатели D (ФА ЭЭГ)>0,70, ПАТ>150, ИЭ(В-ПАТ)>105, указывающие на прогрессирование эпилептогенеза, то следует думать о переходе компенсации в декомпенсацию, т.е. в эпилепсию. В этом случае необходимо проведение профилактического лечения с обязательным использованием монотерапии АЭП, которое должно осуществляться до максимальной нормализации и стабилизации значений вышеуказанных показателей.

В заключение, необходимо особо выделить, что предлагаемый метод выявления скрытого эпилептогенеза и дающий возможность оценивать степень его компенсированности или подвижности позволяет улучшить диагностику эпилепсии, как минимум, у 33,3% больных, а назначение им превентивной терапии АЭП обеспечивает предупреждение развития клинической стадии эпилепсии.

Таким образом, предложенный способ диагностики и прогнозирования развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни позволяет повысить надежность и достоверность прогнозирования развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни и начать своевременное проведение пофилактического лечения, которое должно осуществляться до максимальной нормализации и стабилизации значений всех показателей.

Способ диагностики и прогнозирования развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни разработан авторами и прошел апробацию в Научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева.

Список литературы

1. Хлуновский А. Н. , Старченко А.А. Конценция болезни поврежденного мозга. СПб: Изд-во "Лань", 1999-256 с.

2. Петленко В. П. , Царегородцев Г. И. Философия медицины. - Киев: "Здоровья", 1979.-230 с.

3. Sim J. The concept of health //Physiotherapy. - 1990, vol.76, 7. - p. 423-428.

4. Гегель Т.В. Наука логики // Работы разных лет: в 2-х томах. Т.1. - М. , 1970.-608 с.

5. Hess R. - цит. по П.М. Сараджишвили, Т.Ш. Геладзе. Эпилепсия. - М.: "Медицина", 1977. - 304 с.

6. Бехтерева Н. П. , Камбарова Д.К., Поздеев В.К. Устойчивое патологическое состояние при болезнях мозга. - Л.: "Медицина", 1978. - 240 с.

7. Крыжановский Г.Н. Дерминантные структуры в патологии нервной системы: генераторные механизмы нейропатологических синдромов. - М., 1980. - 360 с.

8. Громов С.А., Лобзин В.С. Лечение и реабилитация больных эпилепсией. - СПб: "Образование", 1993. - 238 с.

9. Миридонов В. Т. Донозологический период эпилепсии у детей. - Пермь, 1998. - 172 с.

10. Зенков Л. Р. Патогенез и мультипараметрическая диагностика эпилептических и неэпилептических припадков // Журн. Terra medica nova. - 1997. - 4. - C. 32-34. - 1998. 1. C. 44-46.

11. RU Патент 2112243, кл. А 61 К 39/00, 1995 г.

12. RU Патент 2156607, кл. А 61 К 5/0476, 1999 г. прототип. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ диагностики развития эпилепсии у пациентов с доклинической стадией болезни, включающий электроэнцефалографический мониторинг, обработку полученной электроэнцефалограммы методом фрактального анализа и получение значений фрактальной размерности (ФР), отличающийся тем, что дополнительно рассчитывают значения теста пароксизмальной активности (ПАТ) по содержанию в крови пациента аутоантител к квисквалат-связывающему мембранному белку, рассчитывают индекс эпилептизации (ИЭ) по формуле

ИЭ= ПАТФР

и при значении ИЭ= 132,545,32 диагностируют клиническую стадию эпилепсии, значения ИЭ= 45,053,31 свидетельствуют о здоровье пациента, промежуточные значения - о доклинической стадии эпилепсии.