СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-МНЕСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-МНЕСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ


RU (11) 2020938 (13) C1

(51) 5 A61K31/21 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 30.01.2009 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(21) Заявка: 4935046/14 
(22) Дата подачи заявки: 1991.05.06 
(45) Опубликовано: 1994.10.15 
(56) Список документов, цитированных в отчете о поиске: Тращинская Х., Михайлович Р. Оценка действия ноотропила при лечении умственно отсталых детей. В кн.: Клиническое значение препарата ноотропил. М.: 1976, с.89-91. 
(71) Заявитель(и): Казанский медицинский институт им.С.В.Курашова; Институт органической и физической химии им.Е.А.Арбузова Казанского филиала АН СССР 
(72) Автор(ы): Студенцова И.А.; Хафизьянова Р.Х.; Менделевич Д.М.; Акберова С.А.; Воронина Т.А.; Мокринская И.С.; Крапивин С.В.; Залялютдинова Л.Н.; Арбузов Б.А.; Визель А.О.; Муслинкин А.А.; Набиуллин В.Н. 
(73) Патентообладатель(и): Казанский медицинский институт им.С.В.Курашова; Институт органической и физической химии им.Е.А.Арбузова Казанского научного центра РАН 

(54) СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-МНЕСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ 

Изобретение относится к медицине, в частности к психиатрии, а именно к способам медикаментозного воздействия на интеллектуально-мнестические функции головного мозга. Способ позволяет проводить коррекцию интеллектуально-мснестических функций головного мозга при заболевании и состояниях, сопровождающихся нарушением памяти и снижением интеллектуальной продуктивности, в частности при отдельных видах психического дизонтогенеза у детей. Для этого в качестве лекарственного средства вводят димефосфона - диметилового эфира 1,1-диметил-3-оксобутил фосфоновой кислоты в суточной дозе 50 - 90 мг/кг массы тела, курсами продолжительностью 10 - 20 дней с интервалами между ними 5 месяцев. 1 з.п. ф-лы, 8 табл. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к медицине, к психиатрии, а именно к способам воздействия на интеллектуально-мнестические функции головного мозга.

В настоящее время известно несколько способов медикаментозного лечения различных форм интеллектуальной недостаточности ноотропными препаратами. Среди них наиболее широкое применение получили пирацетам (ноотропил), аминалон (ГАМК, гаммалон), ацефен (центрофетоксин, метилфенидат), пиридитол (энцефабол), пантогам, церебролизин.

Ноотропные препараты нашли широкое применение в психиатрии прежде всего при терапии различных форм интеллектуальной недостаточности, а также для лечения психорганических расстройств сосудистого, травматического, токсического генеза, функциональных расстройств.

Однако способы терапии различных форм интеллектуальной недостаточности не отличаются большим разнообразием средств и ограничиваются циклическими аналогами гамма-аминомасляной кислоты (пирацетам, ноотропил) или ГАМКергическими веществами (аминалон, оксибутират натрия, пантогам, фенибут и др.).

У детей с интеллектуальной недостаточностью, осложненной синдромом психомоторной расторможенности, ноотропные средства (пирацетам, пиридитол, центрофеноксин, глютаминовая кислота, аминалон) нередко приводят к усилению гипердинамического синдрома с явлениями дурашливости, тревоги, нарушениями сна.

Ноотропные средства (пирацетам, пиридитол, центрофеноксин, глютаминовая кислота, аминалон) в некоторых случаях вызывают также раздражительность, повышенную возбудимость, бессонницу, тревожность, тремор, что осложняет состояние больных и вынуждает клиницистов коррегировать их состояние при помощи седативных (транквилизирующих) средств.

Применение ноотропов (пирацетама, пиридитола и др.) может привести к снижению порога судорожной готовности и появлению эпилептических припадков, что уменьшает арсенал средств среди церебропротекторов, являющихся составной частью комплексной терапии больных с судорожным синдромом и страдающих эпилепсией.

Ввиду того, что кора головного мозга ребенка окончательно формируется и приближается к строению взрослого человека к семи годам, важно своевременное лечение ноотропными средствами детей с интеллектуальной недостаточностью, в результате чего становится очевидной необходимость поиска более эффективных и быстродействующих ноотропных препаратов.

Несмотря на большой арсенал ноотропных средств, первый представитель этого класса пирацетам (ноотропил) по-прежнему остается основным препаратом выбора при лечении детей с интеллектуальной недостаточностью.

Поиск новых эффективных способов, влияющих на интеллектуально-мнестические функции головного мозга является актуальным, так как ноотропные средства оказывают лечебный эффект при интеллектуальном снижении только при длительном применении, т.е. имеют значительный латентный период в действии, сокращение этого периода безусловно играет важную роль при лечении различных форм интеллектуальной недостаточности, в частности у детей.

В качестве нового способа воздействия на интеллектуально-мнестические функции головного мозга предлагается способ лечения димефосфоном, который характеризуется высокой эффективностью при меньшей длительности курса лечения по сравнению с ноотропилом.

Большинство применяемых ноотропных препаратов синтезированы и разработаны за рубежом (ноотропил, энцефабол, церебролизин, центрофеноксин, пирамем и т.д.).

Целью изобретения является разработка способа лекарственного воздействия на интеллектуально-мнестические функции головного мозга.

Эта цель достигается использованием в качестве ноотропного препарата - диметилового эфира 1,1-диметил-3-оксобутилфосфоновой кислоты

CHCH3

Димефосфон известен как антиацидотическое и мембраностабилизирующее средство и разрешен к промышленному выпуску для лечебных целей. Выпускается в виде 15%-ного водного раствора во флаконах по 100 мл.

Экспериментальное изучение димефосфона показало, что препарат облегчает выработку условных рефлексов, обладает антиамнестическим действием, улучшает различные этапы формирования памяти у экспериментальных животных: фиксацию, консолидацию и воспроизведение.

Заявленный способ осуществляется следующим образом. Больным назначаются курсы лечения димефосфоном (15%-ный водный раствор) длительностью от 10-14 дней до 2-3 недель с интервалами в 5 мес из расчета 50-90 мг/кг.

Приведенные примеры, отражающие результаты экспериментального изучения и клинической оценки применения димефосфона в сравнении с ноотропилом, раскрывают сущность изобретения и демонстрируют эффективность предлагаемого метода.

П р и м е р 1. Сравнительная оценка димефосфона и ноотропила на формирование этапов памятного следа (фиксацию, консолидацию и воспроизведение) у мышей.

Методика. Эксперименты проведены на 179 мышах массой 20-25 г с выработкой у них условного рефлекса пассивного избегания (УРПИ) по методу Bureres, Buresova, 1963 (Bures I, Buresova O. Cortical spreading depression as a memory disfurbing factor. -J. Comp. Physiol. Psychol., 1963, 56, -P. 268-272).

Выработка УРПИ у мышей осуществлялась в экспериментальной камере, состоящей из двух отсеков: темного с электродным полом и освещенного. В ходе опыта животное помещали в светлый отсек, хвостом - к темному отсеку. В течение двух минут регистрировали время пребывания мышей в светлом и темном отсеках. Животные, предпочитавшие светлый отсек, в опыт не брались. Далее после захода в темный отсек животное получало однократный удар током (0,4 мА) через электродный пол до выбегания из темного отсека. Мышь считалась обученной, если в течение 30 с после сеанса обучения она не заходила в темный отсек экспериментальной камеры. Тест на воспроизведение памятного следа осуществляли через 24 ч после обучения. Животное помещали в светлый отсек камеры и регистрировали время захода в темную камеру и продолжительность пребывания в светлом ее отсеке в течение 120 с.

С целью оценки влияния димефосфона и ноотропила на этап фиксации памятного следа их вводили в эквитоксичных дозах, равных 1/20 и 1/10 от ДЛ50 за 1 ч до выработки УРПИ у мышей. Опыты проведены на 49 беспородных белых мышах. Результаты сведены в табл.1.

Как видно из табл.1, димефосфон как в дозе 120 мг/кг, так и 230 мг/кг до момента приобретения информации приводил к увеличению числа обученных УРПИ животных, удлинял время их захода в темный отсек камеры на 66,2 и 45,9% и время их нахождения в светлом отсеке на 24,3 и 17,3% соответственно.

Ноотропил в дозе 1000 мг/кг повышал число обученных УРПИ мышей, вызывал удлинение латентного периода захода их в темный отсек камеры на 32,4% и удлинял время их нахождения в светлом отсеке на 12,5%.

Следовательно, димефосфон в использованных дозах при его инъекции до момента обучения мышей улучшает обучение животных условному рефлексу пассивного избегания. По эффективности улучшать процесс фиксации информации у мышей он не уступает ноотропилу.

С целью оценки влияния димефосфона и ноотропила на этап консолидации памятного следа их вводили непосредственно после сеанса обучения животных УРПИ в эквитоксичных дозах, равных 1/20 и 1/10 от ДЛ 50. Опыты проведены на 45 беспородных белых мышах.

Установлено, что димефосфон в дозах 120 и 230 мг/кг облегчает этап консолидации памятного следа, о чем свидетельствует достоверное повышение числа обученных УРПИ мышей, удлинение латентного периода их захода в темный отсек камеры на 61,3 и 82,6% и удлинение времени их нахождения в светлом отсеке камеры на 25,3 и 21,9% соответственно. Результаты опытов - в табл.2.

Ноотропил в дозе 1000 мг/кг не оказывал влияния на этап консолидации памятного следа у мышей (см.табл.2). Следовательно, в отличие от ноотропила димефосфон облегчает процесс консолидации памятного следа у животных.

С целью оценки влияния димефосфона и ноотропила на процесс воспроизведения информации димефосфон и ноотропил вводили на следующие сутки после выработки у мышей за 1 ч до его воспроизведения в эквитоксичных дозах, соответствующих 1/20 и 1/10 от ДЛ50. Эксперименты проведены на 85 белых мышах.

Результаты опытов представлены в табл.3.

Как видно из табл.3, димефосфон в обеих дозах достоверно повышал число обученных УРПИ мышей, удлинял латентный период их захода в темный отсек на 55,9 и 43,5%, удлинял время нахождения их в светлом отсеке камеры на 24,9 и 14,5% соответственно в дозах 120 и 230 мг/кг.

Ноотропил как в дозе 500, так и в дозе 1000 мг/кг улучшал воспроизведение выработанного навыка у мышей, что сопровождается удлинением латентного периода захода их в темный отсек камеры на 47,1 и 31,3% и увеличением времени их нахождения в светлом отсеке на 16,9 и 14,9% соответственно. Следовательно, димефосфон по способности улучшать этап воспроизведения информации не уступает ноотропилу.

П р и м е р 2. Антиамнестическая активность димефосфона и ноотропила на модели амнезии у мышей, вызванной максимальным электрошоком (МЭШ).

Методика. Эксперименты проведены на 130 беспородных белых мышах массой 18-22 г. Оценивалось антиамнестическое действие препаратов при их однократном внутрибрюшинном введении за 1 ч до выработки УРПИ с последующим нанесением амнезирующего фактора - электрошока (Miller R.R., Springer A.D. Temporal course of amnesia inrats after electroconvulsive shock. -Physiol. Behav. 1971. -v.6, -P.229/. Схема опытов состояла в следующем: у мышей вырабатывался условный рефлекс пассивного избегания (УРПИ) и непосредственно после его выработки вызывали максимальный электросудорожный припадок электрическим током через корнеальные электроды силой 50 мА с частотой 50 Гц длительностью 0,2 с. На следующие сутки осуществлялось воспроизведение навыка. Результаты испытаний представлены в табл.4.

Как видно из табл.4, при воспроизведении навыка в группе контрольных животных, получивших до выработки УРПИ за 1 ч дистиллированную воду, латентный период захода в темный отсек составил в среднем 55,0 14,6 с, время нахождения в светлом отсеке за 120 с наблюдения 102,5 5,4 с. Нанесение максимального электросудорожного припадка (МЭШ) вызывало амнезию, о чем свидетельствовало резкое уменьшение латентного периода захода в темный отсек и времени нахождения в светлом отсеке и, наоборот, резкое увеличение времени нахождения животных в темном отсеке экспериментальной камеры. По сравнению с контрольными мышами, животные, получившие МЭШ в 4,1 раза быстрее заходили в темный отсек камеры, в 2 раза меньше времени находились в светлом и 3,9 раза дольше находились в темном отсеке. В обеих использованных дозах (120 и 230 мг/кг) димефосфон проявлял антиамнестическое действие, что сопровождалось достоверным увеличением времени нахождения животных в светлом отсеке камеры и уменьшение времени их нахождения в темном отсеке.

Препарат сравнения - ноотропил в дозе 500 мг/кг проявил слабую антиамнестическую активность. Он приводил лишь к тенденции увеличения латентного периода до захода в темный отсек и времени нахождения мышей в светлом отсеке камеры. Следовательно, димефосфон по антиамнестической активности на модели амнезии у мышей, вызванной максимальным электрошоком, превосходит по эффективности эталонный препарат - ноотропил.

П р и м е р 3. Антиамнестическая активность димефосфона и ноотропила на модели амнезии у мышей, вызванных введением М-холиноблокатора - скополамина гидробромида.

Методика. Эксперименты проведены на 80 беспородных белых мышах. У животных вырабатывали условный рефлекс пассивного избегания, для нарушения памяти за 15 мин до выработки УРПИ внутрибрюшинно вводили скополамина гидробромид в дозе 2,5 мг/кг. А изучаемые вещества в дозах, соответствующих 1/20 и 1/10 от ДЛ 50, внутрибрюшинно вводили за 1 ч до выработки УРПИ и за 45 мин до скополамина гидробромида. Сохранение навыка регистрировали через сутки от начала опыта. Результаты опытов представлены в табл.5.

Как видно из табл.5, скополамина гидробромид в дозе 2,5 мг/кг проявил четкую антиамнестическую активность, что сопровождалось уменьшением латентного периода захода животных в темный отсек камеры в 3,1 раза, времени их нахождения в светлом отсеке камеры - в 1,9 раза и времени нахождения в темном отсеке камеры увеличивается в 6,5 раза, время захода мышей в темный отсек камеры на 121,7% в дозе 230 мг/кг и время их нахождения в светлом отсеке на 42,8 и 59,6% соответственно.

Ноотропил в дозе 1000 мг/кг также достоверно удлинял латентный период захода мышей в темный отсек камеры на 167,1% и удлинял на 81,5% время их нахождения в светлом отсеке. Следовательно, по антиамнестической активности димефосфон на модели скополаминовой амнезии у мышей сопоставим с ноотропилом.

П р и м е р 4. Изучение влияния димефосфона и ноотропила на интеллектуально-мнестические функции головного мозга у детей при отдельных видах психического дизонтогенеза, проявляющегося интеллектуальной недостаточностью.

Характеристика больных и методы исследования. Предлагаемый способ воздействия на интеллектуально-мнестические функции детей при различных видах психического дизонтогенеза, проявляющегося интеллектуальной недостаточностью, апробирован в амбулаторных условиях на базе Казанской городской психоневрологической больницы им. В.М.Бехтерева, а именно в условиях психиатрического кабинета 5-й детской поликлиники г. Казани Кировского района в 1987-1990 г.г.

Результаты лечения оценивались клиническим (психопатологическим) методом и по методикам, рекомендованным в "Атласе для экспериментального исследования отклонений в психической деятельности человека" под ред. И.А.Полищука, А.Е.Видренко (Киев, "Здоровье", 1980. с.124).

Оценена клиническая эффективность препарата димефосфон у детей в возрасте 5-9 лет с легкими формами интеллектуальной недостаточности.

Распределение больных детей по группам с учетом возраста и диагноза отражено в табл.6.

20 детям назначали димефосфон (15%-ный водный раствор) внутрь после еды в дозе 50-90 мг/кг курсами длительностью 10 дней с интервалами в 5 месяцев: с 5 до 6 лет по 1 десертной ложке 2 раза в день, с 7 до 9 лет по 1 десертной ложке 3 раза в день.

31 ребенку назначался ноотропил, применяемый курсами длительностью в 1 месяц по 0,4 2-3 раза в сутки с интервалами в 5 месяцев.

В качестве итоговых критериев эффективности определяли число пациентов со значительным улучшением, улучшением и число больных детей без эффекта.

Результаты отражены в табл.6. Эффективность оценивалась отдельно:

а) для детей с задержкой темпа психического развития. Соответственно она составила при назначении димефосфона 92,2%, ноотропила - 95,4%.

б) для детей с олигофренией и снижением интеллекта на фоне энцефалопатии. В этом случае эффективность оказалась в обоих случаях равной 33,3% при лечении как димефосфоном, так и ноотропилом.

Для динамической оценки интеллектуальной деятельности при применении димефосфона и ноотропила среди ранее указанных методик был выделен тест на определение одной из разновидностей краткосрочной памяти, "слуховой" - запоминание слов по слуху. Статистической обработке при этом были подвергнуты абсолютные величины средних показателей сумм, полученных путем сложения результатов 4-х попыток воспроизведения слов по слуху (способность к репродукции материала - см.табл.7).

Из табл.6 видно, что наилучшие результаты лечения в обеих группах, получавших димефосфон и ноотропил, достигнуты при задержке темпа психического развития, в том числе на фоне церебральной недостаточности (группа "а"), соответственно 92,2% и 95,4%.

Димефосфон обнаруживает значительно более выраженный терапевтический эффект по сравнению с ноотропилом при лечении детей с интеллектуальной недостаточностью (см.табл.6). Общая эффективность при лечении димефосфоном 75% (у 15 человек из 20) была достигнута при получении 3 курсов терапии длительностью по 10 дней с интервалами между ними в 5 месяцев, на что потребовалось всего 11 месяцев.

На достижение такой же общей эффективности при лечении ноотропилом - 75% (у 24 человек из 31) ушло значительно больше времени - 2 года 7 месяцев, так как потребовалось провести 6 курсов лечения длительностью по 1 месяцу с интервалами между ними 5 месяцев.

В обеих группах к концу терапии димефосфоном и ноотропилом отмечалось улучшение по следующим показателям, оказавшимся наиболее информативными. Внимание - дети без затруднения давали определение правильного количества в результате счета, улучшались навыки числовых сравнений, счет "от и до определенного числа"; Память - 1) "слуховая" - достоверно увеличивались абсолютные величины средних показателей сумм, полученных путем сложения результатов 4-х попыток воспроизведения слов по слуху (см.табл.7); 2) "зрительной" - если в начале лечения дети запоминали 2-3 изображения из 6, то к концу лечения эти показатели улучшались до 4-6 (при норме 5-6 из 6); 3) "оперативной" - проводилось у детей 7-8 лет - если в начале лечения ошибки в результатах сложения появлялись на 2-м, 3-м примерах, то после соответствующих курсов терапии - на 5-м, 6-м примерах (при норме 6-8 примеров).

У большинства детей при первичном обследовании совершенно отсутствовали понятия обобщений и исключений, анализ отношений понятий, они не справлялись с простейшими классификациями или испытывали затруднения при этом.

После лечения димефосфоном или ноотропилом картина менялась. Усваивались и совершенствовались перечисленные навыки, дети хорошо выполняли задания на осмысливание.

Далее приведены выписки из амбулаторных карт детей с задержкой психического развития, леченных димефосфоном (выпискии 1,2) и ноотропилом (выписки 3,4).

Выписка 1 из амбулаторной карты девочки И.

Девочка И., 6 лет, направлена к психиатру детским садом с отставанием в психическом развитии. Родилась от первой, нормально протекавшей беременности, роды в срок, массой 3500 г, без патологии. Самостоятельно сидит с 6 месяцев, ходит с 1 г. 2 мес., слова говорит с 1 г. 4 мес., фразовая речь появилась в 2 года.

В возрасте 1,5-2 лет неоднократно ушибалась головой, при этом сознания не теряла, рвоты не отмечалось.

При первичном осмотре девочка плохо вступала в контакт. Отмечались вялость и заторможенность, интереса к заданиям не проявляла. Память и внимание были снижены. При исследовании зрительной памяти запомнила 3 предмета из 6, при исследовании "слуховой" памяти количество запоминаемых слов было 1,2,4,4. При воспроизведении фразы из 10-12 слов пропускала от двух до четырех слов. С трудом сосредотачивалась и медленно переключалась с задания на задание. Быстро переутомлялась. В смысл задания вникала постепенно, после подробных объяснений. Обнаруживала неплохие навыки сравнения в пределах 10, но не смогла посчитать в обратном порядке, не осуществила счет "от и до определенного числа". При выполнении классификации и делении простых понятий испытывала затруднения, выполняла их при помощи наводящих вопросов. Исключения понятий правильно сделала в двух случаях из четырех, причем подобрать названия однородным предметам не сумела. "Обучающий эксперимент" по А. Я. Ивановой: геометрические фигуры по форме разложила после 6 уроков, по цвету - после 4-х. Смысл простых картинок определяла в двух-трех словах ("моет посуду" и т.п.). Развернутый рассказ по серии картинок составить не сумела. Орнамент из картинок-квадратов по образцу сложила лишь в одном случае из трех (адаптированная методика Kohsa, преобразованная А.Я. Ивановой в обучающий эксперимент).

Таким образом, выявились сниженные память и внимание, нарушенные процессы отвлечения и обобщения, осмысливания, навыки "комбинаторики".

При неврологическом осмотре определялась легкая микроочаговая симптоматика. Девочка жаловалась на частые головокружения. Рентгенография черепа выявила признаки повышения внутричерепного давления.

Диагноз: последствия органического поражения головного мозга вследствие черепно-мозговых травм с задержкой психического развития.

Провели 3 курса лечения димефосфоном длительностью по 10 дней с интервалами 5 месяцев. В целом на лечение потребовалось 11 месяцев.

При последнем осмотре после трех курсов лечения димефосфоном девочка хорошо вступала в контакт. Обнаруживала больший словарный запас. Быстрее включалась в задание. Снизилась утомляемость. Исчезли головокружения. Без ошибок осуществляла обратный счет и счет "от и до определенного числа". Улучшилась память, как зрительная (запоминала 8 из 9 предъявленных изображений), так и "слуховая" (определены следующие показатели: 8,8,9,9). При исследовании "оперативной" памяти (тест С.И.Мучника и В.М.Смирнова, так называемый двойной тест) ошибаться начала на 6-м примере, что является вариантом нормы. Справилась с заданиями, связанными с конструктивными действиями. Правильно провела классификацию, деления, исключения понятий. Составила развернутый рассказ по картинкам. Таким образом, улучшились навыки логического мышления и комбинаторики.

Выписка 2 из амбулаторной карты мальчика Р.

Мальчик Р., 5 лет, выявлен в детском саду при профилактическом осмотре. Ребенок от 4-й беременности, протекавшей без патологии, вторых срочных родов, массой при рождении 4150 г. Роды неосложненные. Самостоятельно сидеть стал с 7 месяцев, ходить - с 1 года, первые слова начал говорить с 1 г. 1 мес. ,фразовая речь - с 2-х лет.

В физическом развитии мальчик не отставал. Со стороны внутренних органов и нервной системы патологии не отмечалось.

При беседе с врачом легко вступал в контакт, хорошо ориентировался в окружающей обстановке. К заданиям проявил интерес, но внимание отличалось неустойчивостью. При подсчете нескольких одинаковых изображений (в пределах шести) ошибался, не было понятий "больше", "меньше", "много", т.е. отсутствовали навыки сравнения. При исследовании зрительной памяти запомнил 2 предмета из 6, при исследовании "слуховой" памяти получены следующие показатели: 2,2,3,3. Не запоминал фразы из 10 слов. Не проводил простейших обобщений (фрукты, овощи), исключений. Классификации предметных картинок выполнял с помощью. "Обучающий эксперимент" по А.Я.Ивановой: геометрические фигуры по форме разложил после 6 уроков, по цвету - после 5. Времена года на картинке определил верно, но объяснить не смог. С сюжетным рассказом не справился. Тест на навыки комбинаторики не выполнил.

Диагноз: задержка психического развития.

После проведенного лечения димефосфоном (3 курса длительностью по 10 дней с интервалами в 5 месяцев, что составило в целом 11 месяцев) обнаружил существенные сдвиги в развитии. Свободно считал и сравнивал цифры в пределах 10. Без труда проводил обобщения и исключения. Справлялся с классификациями, хорошо составлял рассказ по картинкам. При исследовании зрительной памяти определил 6 предметов из 6, улучшились показатели "слуховой" памяти - 5,6,7,8. При исследовании "комбинаторики", конструктивных действий выполнил все задания по адаптированной методике Kohsa, преобразованной А.Я. Ивановой в обучающий эксперимент.

Выписка 3 из амбулаторной карты девочки Н.

Девочка Н., 6 лет, выявлена в детском саду при прохождении логопедической комиссии. Родилась от второй беременности, протекавшей без патологии, роды вторые, в срок, без осложнений, массой 3600 г. Сидеть начала с 6 месяцев, ходить - с 11,5 мес., первые слова стала говорить с 2-х лет, фразами - с 2,5 лет. Отец девочки психически болен.

В физическом развитии ребенок не отставал. Со стороны внутренних органов и нервной системы патологии не выявлялось.

При беседе с врачом легко, без малейшего стеснения вступила в контакт. Постоянно улыбалась, даже если не знала ответа на вопрос. Обстановкой нисколько не тяготилась. Речь была логопатична, односложна, словарный запас мал. Счет механический до 5. Навыков сравнения, обратного счета, счета "от и до определенного числа" не обнаруживала. Внимание отличалось неустойчивостью. Инструкции к заданиям приходилось давать по нескольку раз. Зрительная память: запомнила и показала 3 предмета из 6. Исследование "слуховой" памяти выявило следующие показатели: 2,2,1,2. Воспроизводила фразы из 6-8 слов. Провела деление простых понятий, исключение понятий сделала в двух случаях из четырех, не дав ни одного объяснения к ним. Классификации понятий провела с помощью. "Обучающий эксперимент" по А.Я.Ивановой: геометрические фигуры расположила с 5-го урока по форме, с 3-го - по цвету. Выполнила два задания, направленных на исследование "комбинаторики", конструктивных действий. Сюжетный рассказ составить не сумела.

Диагноз: задержка психического развития.

Прошла 6 курсов лечения ноотропилом длительностью по 1 месяцу с интервалом 5 месяцев, что составило 2 года 7 месяцев. Обнаружила положительные сдвиги в развитии. Хорошо проводила последовательный и обратный счет, быстро справлялась с заданиями типа "счет от и до определенного числа". Словарный запас был достаточным. Стала внимательнее, вдумчивее относилась к заданиям. В ходе исследования зрительной памяти запомнила 8 изображений предметов из 9, "слуховой" - показала следующие результаты: 3,5,6,6. При проверке "оперативной" памяти ошиблась на 8-м примере (вариант нормы). Справилась с заданиями на классификации, деления, исключения понятий. С аналогиями типа - справилась. справилась. Смысл прочитанных рассказов объяснила верно. Задания на конструктивные действия выполнила. Таким образом, улучшились память, внимание, речь, навыки логического мышления.

Выписка 4 из амбулаторной карты мальчика И.

Мальчик И., 5 лет, выявлен в детском саду при профилактическом осмотре. Родители здоровы. Беременность, роды - без патологии. Самостоятельно сидит с 7 месяцев, ходит с 1 г. 1 мес., слова говорит с 1 г, 2 мес., фразовая речь появилась в 1 год 7 месяцев. Физическое развитие соответствовало возрасту.

Патологии внутренних органов, очаговых симптомов поражения нервной системы не было выявлено.

В процессе беседы постепенно освоился. Эмоционально реагировал адекватно. К окружающей обстановке проявлял интерес. Навыки счета были в пределах трех, числовые сравнения не проводил. Зрительная память: правильно запомнил лишь 2 изображения из 6, показывал их пальчиком. "Слуховую" память проверить удалось лишь при повторном осмотре через полгода, так как не мог понять, что от него требовалось, выявились следующие показатели: 1,2,2,2. Внимание было недостаточно устойчивым. Не справился с заданиями на классификации понятий, но выполнил с подсказкой деления понятий. Времена года определил верно. Не смог сказать, когда бывает завтрак, обед и ужин. Рассказ по картинкам не составил. "Обучающий эксперимент" по А.И.Ивановой: по форме геометрические фигуры разложил после 6 уроков, по цвету - после 3-х. Конструктивные навыки были частичными.

Диагноз: задержка психического развития.

Получал ноотропил в течение 2 лет 7 месяцев курсами по 1 месяцу с интервалами между ними 5 месяцев. При последнем осмотре обнаруживал хорошие навыки сравнения и счета. Показатели зрительной памяти (запомнил 7 из 9 фигур) и "слуховой" (5,5,6,7) улучшились. С удовольствием выполнял задания на конструктивные действия. Справился с классификациями, делениями и исключениями понятий. Аналогии подобрал верно.

Материалы примера 4 демонстрируют явное преимущество димефосфона по сравнению с ноотропилом, что в первую очередь выражается в сокращении сроков лечения в среднем на 1 год 7 месяцев, в уменьшении длительности курсов лечения (до 10 дней).

При терапии димефосфоном первые признаки улучшения клинического состояния детей наблюдались к 5-6 дню, что выражалось в возрастании психической активности, в появлении более целеустремленных действий, тенденции к нормализации эмоционально-волевых расстройств. К 10-11-у дню становилась более продуктивной интеллектуальная деятельность в результате расширения познавательных интересов, улучшения памяти и внимания.

При лечении ноотропилом признаки терапевтического эффекта наблюдались к началу 3-й недели, в то время как интеллектуальная продуктивность увеличивалась к концу 4-й началу 5-й недели с момента терапии.

В отличие от детей с задержкой интеллектуального развития у детей, страдающих олигофренией в легкой степени дебильности и с интеллектуальным снижением на фоне церебральной недостаточности при терапии димефосфоном и ноотропилом заметных сдвигов в интеллектуальной сфере не наблюдалось, хотя можно отметить, что дети становились более собранными, несколько улучшались предпосылки интеллекта - механическая память и внимание.

При лечении димефосфоном побочные эффекты имели место у детей с церебральной недостаточностью, всего в 2-х случаях из 20: в виде диспептических явлений (тошноты) у одного из них и аллергической сыпи у другого. При лечении ноотропилом побочные эффекты наблюдались у 4-х детей из 31: у 3-х детей с задержкой темпа психического развития отмечалось возбуждение, расстройства сна, у 1 ребенка с олигофренией - тошнота, рвота. В отличие от ноотропила димефосфон не вызывал побочных явлений в виде возбуждения, повышенной раздражительности, беспокойства, нарушений сна.

Заключение. Сравнение результатов эффективности димефосфона при лечении детей с легкими формами интеллектуальной недостаточности с результатами терапии традиционным средством ноотропилом выявило выраженное ноотропное действие препарата димефосфон, что подтверждается данными клинических наблюдений.

Димефосфон существенно сокращает сроки лечения по сравнению с ноотропилом (в среднем на 1 год 8 месяцев) за счет уменьшения количества и длительности курсов, необходимых для достижения положительных результатов при терапии детей с интеллектуальным снижением.

Следующим этапом исследоваия явилось определение влияния демофосфона на двигательную расторможенность (гипердинамический синдром) у детей с интеллектуальной недостаточностью. Данный синдром - один из самых распространенных психических расстройств в детском возрасте, он встречается у 5-10% школьников начальных классов.

Гипердинамический синдром и снижение уровня интеллектуальной продуктивности, сочетаясь друг с другом, взаимно усугубляют патологическое состояние. Следовательно, при терапии интеллектуальной недостаточности недопустимо усиление психомоторной расторможенности. В этом случае димефосфон может быть препаратом выбора при терапии интеллектуальной недостаточности у детей в сочетании с гипердинамическим синдромом, что демонстрирует пример 5.

П р и м е р 5. Влияние димефосфона и ноотропила на синдром двигательной расторможенности у детей с интеллектуальной недостаточностью.

Характеристика больных и методы лечения. При изучении влияния димефосфона и ноотропила на синдром психомоторной расторможенности у детей с интеллектуальным снижением применялся клинический (психопатологический) метод. Исследование проводилось амбулаторно на базе Казанской городской психоневрологической больницы им. В.М.Бехтерева, а именно в условиях психиатрического кабинета 5-й детской поликлиники г.Казани Кировского района в 1987-1990 г.г.

Всего было обследовано 32 ребенка в возрасте 5-9 лет с задержкой интеллектуального развития на фоне церебральной недостаточности (28 человек) и олигофренией в легкой степени дебильности (4 человека).

16 детей получали димефосфон, столько же детей получали ноотропил по 1 курсу монотерапии.

Димефосфон (15%-ный водный раствор) назначался внутрь после еды в дозе 50-90 мг/кг в течение 10-14 дней: с 5 до 6 лет по 1 десертной ложке 2 раза в день, с 7 до 9 лет по 1 десертной ложке 3 раза в день.

Ноотропил назначался в течение 1 месяца по 0,4 мл 2 раза в день.

По завершении курсов монотерапии определяли количество больных детей с улучшением, числом пациентов без изменения состояния и ухудшением состояния.

Результаты представлены в табл.8.

Из 16 детей с психомоторной расторможенностью, лечившихся димефосфоном, ухудшения состояния не наблюдалось ни у кого, у 4 человек двигательная расторможенность оставалась на прежнем уровне, у 9 определялось незначительное улучшение, у 3 - заметное улучшение.

При терапии ноотропилом у 5 детей из 16 наблюдалось ухудшение состояния, выражающееся в усилении гипердинамического синдрома: нарастало двигательное беспокойство, неусидчивость, импульсивность поступков и действий, внимание, и без того нарушенное, совершенно не удерживалось при попытках представить какое-либо задание, отмечались нарушения сна, у двух пациентов появилась дурашливость, у одного - тревога. У 8 детей заметной динамики гипердинамического синдрома не наблюдалось, у 2 определялось незначительное улучшение.

Возможность терапевтической эффективности у расторможенных детей (случаи улучшения состояния) некоторые авторы объясняют тем, что он является психостимулятором особого вида, действует не столько на симптоматическом, сколько на патогенетическом уровне. Вероятно, это предположение является справедливым и по отношению к димефосфону.

Заключение. Сравнение результатов влияния 15%-ного водного раствора димефосфона на синдром двигательной расторможенности у детей с интеллектуальной недостаточностью не выявило усугубления данного синдрома у них, в то время как в группе детей с идентичными состояниями, леченных ноотропилом, наблюдалась отрицательная динамика синдрома двигательной расторможенности.

В экспериментах и клинике выявлено влияние димефосфона на интеллектуально-мнестические функции головного мозга. В экспериментах на мышах установлено, что димефосфон улучшает обучение животных условному рефлексу пассивного избегания. Сравнение с ноотропилом выявило преимущество димефосфона, заключающееся в проявлении этого эффекта в меньшей дозе. Димефосфон улучшает различные этапы формирования памяти: фиксацию, консолидацию и воспроизведение. Сравнение с ноотропилом выявило преимущество димефосфона, так как ноотропил на консолидацию памяти не влиял.

Димефосфон проявляет антиамнестическую активность. При моделировании амнезии введением скополамина он не уступает ноотропилу, а при воспроизведении амнезии максимальным электрошоком димефосфон превосходит ноотропил.

При интеллектуальной недостаточности у детей димефосфон проявляет лечебный эффект. Преимущество димефосфона перед ноотропилом заключается в существенном сокращении сроков лечения на 1 год 8 месяцев за счет уменьшения длительности и числа курсов, необходимых для достижения положительных результатов, а также в отсутствии усугубления синдрома двигательной расторможенности у детей, в то время как ноотропил проявлял отрицательную динамику этого синдрома. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



1. СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-МНЕСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ путем лекарственной терапии, отличающийся тем, что вводят 15% -ный водный раствор димефосфона три раза в день в суточной дозе 50 - 90 мг/кг массы тела.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что проводят три курса лечения продолжительностью 10 - 20 дней с интервалом между курсами пять месяцев.