СПОСОБ ИММУНОСУПРЕССИВНОЙ ДИАГНОСТИКИ ЭНДОГЕННЫХ ДЕПРЕССИЙ

СПОСОБ ИММУНОСУПРЕССИВНОЙ ДИАГНОСТИКИ ЭНДОГЕННЫХ ДЕПРЕССИЙ


RU (11) 2042950 (13) C1

(51) 6 G01N33/50, C12Q1/32 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 07.09.2007 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 1995.08.27 
(21) Регистрационный номер заявки: 5056844/14 
(22) Дата подачи заявки: 1992.07.28 
(45) Опубликовано: 1995.08.27 
(56) Аналоги изобретения: Невропатология и психиатрия, 1986, N 4, с.547 - 551. 
(71) Имя заявителя: Кутько Игорь Иванович; Миненко Сергей Николаевич 
(72) Имя изобретателя: Кутько Игорь Иванович; Миненко Сергей Николаевич 
(73) Имя патентообладателя: Кутько Игорь Иванович; Миненко Сергей Николаевич 

(54) СПОСОБ ИММУНОСУПРЕССИВНОЙ ДИАГНОСТИКИ ЭНДОГЕННЫХ ДЕПРЕССИЙ 

Способ используется в медицине, в частности в психиатрии, для диагностики эндогенных депрессий. Сущность изобретения: проводят пероральную нагрузку дексаметазаном в дозе 0,5 мг с последующей регистрацией активности пируватдегидрогеназы лейкоцитов периферической крови. При повышении активности фермента на 20% и более в сравнении с нормой диагностируют эндогенную депрессию. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к психиатрии и затрагивает одну из основных диагностических проблем эндогенных депрессий.

Диагностика эндогенных депрессий усложняется трудностями в определении механизма собственно эндогенизации реактивных депрессий, когда длительные психострессовые воздействия приводят к появлению симптоматики более высоких регистров, которая уже не отражает изначальную психотравмирующую ситуацию. Тем самым на одном из этапов витализации психогенных депрессий возникают необратимые явления на уровне мембран митохондрий и, как следствие этого, аутоиммунная ферментативная недостаточность клеточных систем. Поэтому проведение иммуносупрессии одной из клеточных ферментативных систем позволяет отличить функциональные от необратимых нарушений на самом тонком митохондриальном уровне, что дает возможность выявлять эндогенизацию депрессивных состояний.

Известен способ диагностики эндогенных депрессий, заключающийся в том, что определяют процент подавления секреции кортизола или 11-оксикортикостероидов в плазме крови после введения дексаметазона.

Принцип дексаметазонового теста основан на срабатывании механизма обратной связи центральной регуляции (гипофиз) гормонального уровня (кортизол) при реактивных депрессиях, чего не происходит при эндогенных депрессивных состояниях.

Однако до сих пор остается неясным, почему нейроэндокринная система (гипоталамус, гипофиз) при эндогенных депрессиях не реагирует на введение дексаметазона.

Недостатком известного способа является его невысокая точность (при чувствительности 56% имеет специфичность 93%), а также сложность определения, так как уровень кортизола меняется в течение суток, и трудно подобрать интервал между приемом дексаметазона и взятием крови на исследование.

Дексаметазоновый тест не разграничивает эндогенных депрессий (циркулярной от шизофренической), а также реактивных психозов с выраженной по степени депрессивной симптоматикой.

Цель изобретения повышение точности диагностики за счет дифференциации степени иммуносупрессии.

Для этого в качестве показателя определяют процент иммуносупрессии дексаметазоном в дозе 0,5 мг пируватдегидрогеназной активности лейкоцитов и при ее повышении более, чем на 20% диагностируют эндогенную депрессию.

Способ основан на впервые выявленной закономерности увеличения активности пируватдегидрогеназы лейкоцитов от степени иммуносупрессии дексаметазоном при эндогенизации депрессивных состояний.

Осуществляют способ следующим образом.

Проводят клиническое обследование больных, затем определяют процент иммуносупрессии активных пируватдегидрогеназы лейкоцитов, для чего сопоставляют уровни ее активности до и после приема дексаметазона. Для этого в 8 ч утра натощак производят забор капиллярной крови, а в 23 ч больной принимает 0,5 мг дексаметазона. На следующем этапе вновь берут кровь через 9 ч, т.е. в 8 ч утра следующего дня. В гепаринизированной капиллярной крови определяют активность пируватдегидрогеназы лейкоцитов, используя следующую методику: в центрифужную пробирку опытную (О) с 0,02 мл гепарина вносят 0,04 мл капиллярной крови, затем добавляют 0,1 мл 0,15 М раствора KCl и смешивают с 0,24 мл Н2О. Спустя 10 мин добавляют 3,33 мл инкубационной смеси, состоящей из следующих реактивов: 0,5 мл 0,15 М фосфатного буфера (рН 7,4), 0,1 мл 0,2 М раствора сульфата магния, 0,1 мл 0,02 М этилендиаминтетраацетатдинатриевой соли, 0,1 мл 0,2 М пирувата натрия, 0,7 мл 0,0067 М феррицианида калия и 1,7 мл 0,15 М раствора KCl.

В центрифужную пробирку контрольную (К) вносят инкубируемую пробу, состоящую из перечисленных выше реактивов без гепарина и капиллярной крови. Затем все пробы (контрольные и опытные) инкубируют на водяной бане при 37оС в течение 1 ч, после чего реакцию восстановления феррицианида калия останавливают добавлением 0,3 мл 50%-ной трихлоруксусной кислоты. После инкубации пробы центрифугируют и фотометрируют против Н2О на фотоэлектроколориметре (синий светофильтр N 4) или спектрофотометре при 417 нм. Количество восстановленного ферицианида калия определяют по калибровочной кривой, при этом активность фермента выражают в ммоль/л/ч, используя формулу:

Активность ПДГ, ммоль/л/ч 

или где Ек экстинкция контроля, Ео экстинкция опыта;

0,0067 концентрация феррицианида в пробе, мл;

0,04 количество крови, использованной для анализа, мл;

1000 коэффициент пересчета на литр.

Результаты ферментативной реакции дают целостное представление об активности всего пируватдегидрогеназного комплекса митохондрий лейкоцитов, поскольку феррицианид восстанавливается на уровне цитохромов.

Для постановки ферментативной реакции можно использовать и гепаринизированную венозную кровь, удобно лейкоцитарную взвесь. Для получения лейкоцитарной взвеси венозную или капиллярную кровь (0,03 мл гепарина на 5 мл крови 30 ЕД/мл) инкубируют под углом 45о при 37оС в течение 30-40 мин. После спонтанной седиментации эритроцитов верхний слой состоит преимущественно из плазмы и взвешенных в ней лейкоцитов.

В тех случаях, когда назначения дексаметазона активность ПДГ-системы митохондрий лейкоцитов увеличивается не менее, чем на 5 ммоль/л/ч, т.е. процент иммуносупрессии дексаметазоном составляет более 20% диагностируют эндогенную депрессию (см. таблицу).

В предлагаемом способе использована нагрузка дексаметазоном в дозе 0,5 мг в соответствии с принятым ВОЗ эквивалентном иммуносупрессивной активности кортикостероидов (КС). Иммуносупрессивная активность КС расценивается как эквивалентная действию 5 мг преднизолона или 0,5 мг дексаметазона.

Нагрузку дексаметазоном проводили в вечернее время в 23 ч, так как у здоровых лиц (контрольная группа) в этот час минимально снижена секреция эндогенных гормонов (кортизола) корой надпочечников и можно таким способом добиться максимального тормозящего эффекта на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему, тем самым увеличив ее функциональные возможности.

Применение дексаметазона в качестве иммуносупрессанта выбрано с учетом его периода полураспада, который составляет 36-72 ч, что делает его пригодным для нагрузки в течение суток, когда проводится исследование ПДГ-активности лейкоцитов.

Из данных таблицы видно, что у 98% больных эндогенными депрессиями (в рамках шизофрении и маниакально-депрессивного психоза) ПДГ-активность лейкоцитов после иммуносупрессии дексаметазоном увеличивается не менее, чем на 5 ммоль/л/ч по сравнению с группой сравнения и контроля, р < 0,05, при этом процент иммуносупрессии составлял не менее 20% соответственно р < 0,01.

Увеличение уровня активности ПДГ-системы митохондрий лейкоцитов более чем на 20% свидетельствовало об исходной митохондриальной недостаточности лейкоцитов при эндогенных депрессиях. Если предположить аутоимунный генез пируватдегидрогеназной недостаточности, то становится понятным увеличение показателя ПДГ-активности лейкоцитов после назначения дексаметазона, который имеет иммуносупрессивные свойства. В исследовании динамика ПДГ-активности после нагрузки дексаметазоном имела тенденцию к нормализации, но так и не достигала контрольных цифр.

У больных реактивной депрессией и контрольной группы подобной динамики ПДГ-активности лейкоцитов после нагрузки дексаметазоном не наблюдалось, ввиду отсутствия исходной аутоиммунной митохондриальной недостаточности.

Очевидно при реактивных депрессиях (как и у здоровых лиц) на достаточном уровне срабатывают компенсаторные механизмы, которые предотвращают развитие аутоиммунной ферментативной недостаточности лейкоцитов. К таким адаптативным механизмам можно отнести и функциональную активность гипоталамус-гипофиз-надпочечниковой системы, которая срабатывает по принципу обратной связи и таким образом обеспечивает надежный гормональный контроль аутоиммунных нарушений.

Напротив, при эндогенных депрессиях, по-видимому нарушается нейроэндокринный контроль, поэтому наступают аутоиммунные нарушения, в ответ на что увеличивается в значительной степени секреция гипофизарных гормонов за счет гиперфункции гипоталамуса. Тем самым не происходит обратной реакции на экзогенно введенный дексаметазон со стороны нейрогипофиза при эндогенных депрессиях (принцип дексаметазонового теста).

В предлагаемом способе дексаметазон в первую очередь проявляет иммуносупрессивную функцию, а это возможно при наличии действительных аутоиммунных нарушений. Становится понятной иммунносупрессия дексаметазоном ПДГ-активности лейкоцитов, которая отражает, по-видимому, аутоиммунную митохондриальную недостаточность при эндогенных депрессиях.

Таким образом, можно предложить сложные механизмы эндогенизации депрессивных состояний. Налицо биологическая сущность этих явлений. Следует рассматривать витализацию или эндогенизацию депрессий с точки зрения биологических нарушений, которые наблюдаются на клеточном (митохондриальном уровне). Каким образом происходит аутоиммунизация у больных эндогенными депрессиями? По-видимому, это происходит в результате первичных нарушений на клеточном уровне, которые могут быть генетически детерминированы. Это ни в коей мере не расходится со стрессовой теорией подавления аутоиммунных возможностей организма. Ведь длительные стрессы могут провоцировать эндогенизацию депрессий.

Можно представить себе патологические процессы в митохондриях клеток, которые возможны за счет мембранной патологии и нарушения перекисного окисления липидов, в результате чего нарушается энергетический обмен. Об этом свидетельствует снижение ПДГ-активности митохондрий лейкоцитов у больных эндогенными депрессиями. Естественно, в ответ организм включает механизмы аутоимунной защиты, которые в первую очередь направлены на нормализацию энергетического баланса, ведь от энергизации клеток зависят функции всего организма (нормальная утилизация глюкозы в нейронах).

Следовательно, аутоиммунные нарушения служат как бы компенсаторной реакцией организма, этим и объясняется увеличение секреции глюкокортикоидов в ответ на гиперфункцию гипоталамуса и гипофиза. Гормоны участвуют в тех же компенсаторных механизмах для нормализации энергетического обмена.

Следует учесть неоднозначный характер нарушений энергетического обмена при различных по генезу депрессиях, поскольку при реактивных состояниях гормоны нормализуют подобные нарушения. Это подтверждается функциональным характером расстройств ПДГ-системы митохондрий при реактивных депрессиях. Очевидно, при реактивных депрессиях в митохондриях лейкоцитов не происходит органических изменений. Совсем по-иному следует рассматривать нарушения ДПГ-системы митохондрий при эндогенных депрессиях. У больных эндогенными депрессиями (при шизофрении) митохондриальная недостаточность носит необратимый характер. Это указывает на своеобразный антигенный характер поврежденных мембран митохондрий при эндогенных депрессиях (в первую очередь при шизофрении). А как известно, в ответ на антигенные свойства митоходриальных мембран происходит продукция аутоантител, которые еще больше блокируют функциональную активность митохондрий. Таким образом, при эндогенизации депрессий происходит аутоиммунизация с параллельным усилением секреции АКТГ.

Представляет особый интерес предположение с регулирующей роли АКТГ при аутоиммунных нарушениях. Однако тот факт, что дексаметазон сразу нормализует миктохондриальную активность, указывает на его иммуносупрессивное действие, что тем самым подтверждает аутоиммунный генез пируватдегидрогеназной недостаточности лейкоцитов при эндогенных депрессиях.

В заключение можно отметить, что дексаметазоновый тест не дает возможности объяснить отсутствие уменьшения количества АКТГ и картизола в ответ на введение дексаметазона при эндогенных депрессиях.

Дексаметазоновый тест не позволяет выявлять аутоиммунные нарушения на тонком клеточном уровне, которые наблюдаются при эндогенных депрессиях.

Дексаметазоновый тест диагностирует эндогенную депрессию в 56% случаев, при этом не разграничивает шизофреническую от циркулярной депрессии.

Предлагаемый способ имеет чувствительность 98% и специфичность 100% при этом дифференцирует шизофреническую депрессию от циркулярной.

Дексаметазоновый тест утрачивает чувствительность при выраженной тревоге в структуре депрессивного синдрома.

Чувствительность предлагаемого способа не зависит от выраженности тревоги в структуре депрессивного синдрома, за исключением случаев ее витализации, тогда он диагностирует эндогенную депрессию.

Всего предлагаемым способом было обследовано 100 больных эндогенными депрессиями. Больные реактивной депрессией (30 человек) составили группу сравнения. В контрольную группу входило 30 здоровых лиц.

Из 100 больных эндогенными депрессиями в 98% случаев диагноз подтверждался. В 2 случаях с витальной тревогой тест не был достоверным (р > 0,05).

Положительный эффект от использования изобретения заключается в том, что предлагаемый способ повышает точность диагностики эндогенных депрессий. При точности дексаметазонового теста 56% и специфичности 93% предлагаемый способ имеет 98% чувствительности и специфичность 100%

Предлагаемый способ путем повышения точности диагностики позволяет своевременно проводить адекватную терапию у больных эндогенными депрессиями на фоне коррекции иммунологического статуса. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



СПОСОБ ИММУНОСУПРЕССИВНОЙ ДИАГНОСТИКИ ЭНДОГЕННЫХ ДЕПРЕССИЙ, включающий пероральную нагрузку дексаметазоном в дозе 0,5 мг с последующим исследованием иммуносупрессии, отличающийся тем, что проводят определение пируватдегидрогеназной активности лейкоцитов капиллярной крови и при ее повышении на 20% и более в сравнении с нормой диагностируют эндогенную депрессию