СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ С ТЕРМИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ С ТЕРМИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ


RU (11) 2270036 (13) C1

(51) МПК
A61M 21/00 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 06.08.2007 - может прекратить свое действие 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(14) Дата публикации: 2006.02.20 
(21) Регистрационный номер заявки: 2004121666/14 
(22) Дата подачи заявки: 2004.07.14 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2004.07.14 
(45) Опубликовано: 2006.02.20 
(56) Аналоги изобретения: RU 2231292 С1, 27.06.2004. RU 2155076 C2, 27.08.2000. US 6730706 A, 04.05.2004. БУТОРИНА Н.Е. Санаторно-курортная реабилитация детей с ожоговой болезнью, пострадавших в железно-дорожной катастрофе - в кн.: Актуальные вопросы психиатрии и наркологии, Челябинск, 1993, с.27-29. 
(72) Имя изобретателя: Брычева Наталья Валерьевна (RU) 
(73) Имя патентообладателя: Государственное учреждение "Нижегородский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии Министерства здравоохранения Российской Федерации" (RU) 
(98) Адрес для переписки: 603155, г.Нижний Новгород, Верхне-Волжская наб., 18, ГУ ННИИТО МЗ РФ 

(54) СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ С ТЕРМИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ
Изобретение относится к области медицины, психотерапии коррекционной и медицинской психологии. Коррекцию проводят по пяти личностно-ориентированным программам: первую и вторую программу осуществляют в остром периоде ожоговой болезни и стресса, третью - в подостром периоде, четвертую в хроническом периоде посттравматического стресса и пятую - в период последствий ожоговой травмы. Каждая коррекционная программа учитывает возраст, состояние здоровья и самочувствие больного, его психологические особенности, ведущую и 

личностно-значимую психическую деятельность ребенка, его развитие, тяжесть ожога и стрессового фактора и включает пять блоков: диагностический блок, содержащий сбор и анализ анамнеза, а также выявление личностных особенностей больного; установочный блок включает создание доверительной атмосферы путем эмпатического выслушивания, сопереживания, участия; информационный блок включает повышение мотивации на выздоровление и интереса к психотерапевтическим занятиям; коррекционный блок, в котором методами музыкотерапии, арттерапии, игротерапии, сказкотерапии в рамках эмоционально-стрессовой и краткосрочной рациональной терапии снимают остроту переживаний, активизируют больного, создают условия для перевода событий травмы из бессознательной сферы в сознательную, развивают и формируют у ребенка ролевую позицию в достижении выздоровления, проводят упражнения по освоению профессиональных и трудовых действий, повышают мотивацию на обучение и личностное развитие, при этом осуществляют мышечную релаксацию, а на 3-5 программах плавно переводят ребенка в гипнотическое состояние с проговариванием лечебных формул самовнушения; оценочный блок включает определение изменений в эмоциональном, психологическом статусе, степени освоения и приобретения навыков эмоционального реагирования, нервно-психической устойчивости. При этом переход от одной программы к другой осуществляют при успешном достижении пациентом желаемых результатов. Способ расширяет арсенал средств для коррекции психоэмоциональных и психосоматических расстройств. 




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Предлагаемое изобретение относится к области медицины, психотерапии, коррекционной и медицинской психологии и может быть использовано в неврологической клинике при лечении неврозов, посттравматических стрессовых расстройств, в реабилитации.

Наиболее близким к заявляемому способу является способ Захарова Н.П. коррекции психоэмоциональных и психосоматических состояний, заключающийся в анализе анамнеза, формулировании цели самогипноза, использовании выбранного пациентом из предлагаемого перечня одного мантроподобного звукосочетания, наделенного гипнотической и суггестивной силой "ключа к здоровью", рациональной психотерапии, релаксации в гипнотическом состоянии, лечебном самовнушении по 4 программам: первая содержит информацию о том, что желаемое состояние будет достигнуто в результате сеанса самогипноза (проговаривается до сеанса самогипноза); вторая - формулы самовнушения, в которых наступление гипнотического состояния связывают с повторением мантроподобного звукосочетания и релаксацией; третья - формулы лечебного самовнушения; четвертая - формулы постгипнотического самовнушения. Пациенту сообщают информацию после рациональной психотерапии о подобии мозга человека биокомпьютеру и возможности самопрограммирования, об оздоравливающем и гармонизирующем влиянии на организм определенных звуков. Пациенту предлагают сформулировать 4 последовательные программы: утвердительную, позитивную, без частицы "не" в тексте, конкретную и без противоречий (см. пат. N 2155076, А 61 М 21/00, 2000 г.).

Однако известный способ, задачей которого является получение стойкого психотерапевтического эффекта, не обеспечивает достижения этой задачи у детей с термическими травмами ввиду своей крайне узкой направленности, т.к. предусматривает возможность проведения психокоррекции только с взрослым контингентом путем гипноза с самопрограммированием, повторением мантропоподобных звукосочетаний. Предлагаемые задания и формулы сложны для детского восприятия, ослабленного организма, не учитывают психофизиологических особенностей развивающегося ребенка, его ведущей психологической и личностно-значимой деятельности.

Кроме того, достижение глубокого гипнотического состояния крайне затруднительно для обожженных детей, испытывающих острые переживания, связанные с травмой, разлукой с родителями, сильными болевыми ощущениями, приводящие к возникновению у них сверхбдительности, физическому напряжению и психической напряженности, гиперестезии, снижению внимания и памяти, особенно в острый период ожоговой болезни. Достижение состояния гипноза и использование своего тела как средства саморегуляции позволяет лишь на какое-то время защитить сознание, не решают в целом проблемы и далее через некоторое время приводят к ухудшению состояния и самочувствия больного, т.к. ассоциативный процесс становится фиксированным на переживаниях обстоятельств и ситуации получения ожоговой травмы, поэтому убирать полностью физическое напряжение, выполняющее психологическую защитную функцию, нельзя до тех пор, пока не уменьшилась интенсивность переживаний. Исходя из этого, известный способ неприемлем для использования в остром травматическом стрессе у детей с ожогами. 

Недостатком известного способа также является использование музыки только с целью иллюстрации влияния звуковых сигналов на психоэмоциональное состояние в рамках рациональной психотерапии, тем самым резко ограничивая возможности ее воздействия и сужая область применения.

Задачей предлагаемого изобретения является повышение эффективности способа за счет соблюдения последовательного, комплексного, индивидуально-личностного, дифференцированного, системно-структурного, этиопатогенетического, клинико-функционального, целостного и интегративного подходов, определяющих техническую стратегию коррекции и включающих единый системный комплекс клинико-психологического и психотерапевтического воздействия, единства диагностики и коррекции, целенаправленного формирования психологических новообразований, составляющих сущностную характеристику возраста, учитывающих зону ближайшего развития личности ребенка, причину источников психоэмоциональных, психосоматических расстройств, детского восприятия, тяжести и течения ожоговой болезни, специфики переживаний ожоговой травмы, личностных особенностей каждого пациента.

Поставленная задача решается за счет того, что на первом этапе проводят анализ условий социального развития, личностных особенностей, эмоционального реагирования на стресс, осуществляют тестирование с помощью вербальных и невербальных методов психодиагностики, ориентировочно выделяют цель коррекции с учетом возраста, пола, тяжести травмы на данный период ожоговой болезни, стресса, создают доверительные отношения с больным, информируют пациента и его родителей в рамках рациональной, семейной, позитивной психотерапии о патогенезе ожоговой болезни, травматическом стрессе, об особенностях ухода за обожженным ребенком и построении детско-родительских отношений в условиях травматического стресса и ожоговой болезни, устанавливают окончательную цель коррекции с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности ребенка, подбирают коррекционные занятия-модули, включающие упражнения различной сложности и направленности психотерапевтического воздействия, составляют последовательно индивидуальные личностно-ориентированные программы от первой до пятой включительно, характерные для соответствующих периодов ожоговой болезни, травматического стресса и учитывающие возраст, состояние здоровья и самочувствие больного, его психологические особенности, ведущую и личностно-значимую психическую деятельность ребенка, зону его ближайшего развития, тяжести ожога и стрессового фактора с выделением в каждой программе пяти блоков: диагностического - с установлением доверительного контакта и проведением сбора и анализа данных о больном, установочного блока - с созданием доверительной атмосферы, формулированием цели, определением степени и формы участия больного, его окружения в занятиях, информационного - с повышением мотивации на выздоровление, интереса к занятиям, коррекционного блока - с последовательным выполнением психокоррекционных упражнений психотерапевтической направленности с плавным повышением сложности и числа заданий с первой программы до пятой, наблюдением за эмоционально-поведенческими реакциями больного с предоставлением свободного выражения своих чувств, ощущений, связанных как с получением травмы, так и возникающих во время занятий, и оценочного блока - с установлением степени освоения и приобретения навыков эмоционального реагирования, преодоления травматического стресса, нервно-психической устойчивости и возможности перехода на следующий этап к соответствующей очередной программе, причем переход с одного этапа на другой осуществляют при успешном выполнении упражнений и достижении пациентом желаемых результатов и динамического наблюдения для определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного.

Способ коррекции психоэмоциональных и психосоматических расстройств у детей с термической травмой осуществляют следующим образом: в остром периоде ожоговой болезни (шок, токсемия), травматического стресса проводят с первых дней и условно до 15-21 суток первую программу "Сопереживание и соучастие", включающую диагностический блок, в который входят сбор и анализ анамнеза, условий социального развития, личностных особенностей, эмоционального реагирования на стресс, изучение личностной тревожности, напряженности, комфортности, психической активности, настроения и т.д. с помощью вербальных и невербальных методов психодиагностики, уточнение в процессе собеседования с лечащим врачом, медицинским персоналом, родителями, наблюдения и анкетирования исходя из психофизического состояния личностных особенностей больного, ориентировочное выделение цели коррекции с учетом возраста, пола, тяжести травмы на данный период ожоговой болезни, стресса; установочный блок, который включает налаживание контакта и доверительных отношений с больным путем эмпатического выслушивания, сопереживания и соучастия, предоставление возможности больному побыть одному в "уединении" под наблюдением специалиста в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии; информационный блок, включающий информирование пациента и его родителей в рамках рациональной, семейной, позитивной психотерапии о патогенезе ожоговой болезни, травматическом стрессе, о правилах ухода за обожженным ребенком и построении детско-родительских личностных отношений в условиях острого периода травматического стресса и ожоговой болезни; коррекционный блок, устанавливающий окончательную цель коррекции с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности ребенка, которая является основой для подбора коррекционных занятий-модулей, состоящих от одного до пяти упражнений, определение степени и формы участия больного в занятиях, решение организационно-технических моментов по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполнение последовательно с чередованием заданий первого модуля, включающих простые упражнения по уровню сложности, с постепенным увеличением количества упражнений, их сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия), создание щадящей сенсорной атмосферы путем спокойной расслабляющей негромкой музыки, предоставление свободного выбора музыкальных тем в соответствии с настроением пациента, возможности обожженному послушать, а если позволяет физическое состояние, то спеть или исполнить музыку на инструментах, т.е. побыть пострадавшему со своими переживаниями «наедине» в присутствии не вмешивающегося в процесс специалиста, который соучаствует и проводит только наблюдение за эмоционально-поведенческими реакциями больного в рамках музыкотерапии, эмоционально-стрессовой психотерапии (первое упражнение на «уединение» и «соучастие»); ориентирования ребенка и его родных на проявление естественных типичных стрессовых реакций при ожоговой травме в рамках краткосрочной рациональной психотерапии (второе упражнение на «сглаживание» и «комплименты»), направленной на снятие остроты переживаний, предоставление обожженному ребенку свободного выражения своих чувств, ощущений, связанных как с получением травмы, так и возникающих во время занятия, путем проговаривания, обсуждения их в рамках музыкотерапии, арттерапии, игротерапии (третье упражнение на «осознание своих чувств»); возможность осмотреть пострадавшему ребенку «место действия катастрофы», получения ожоговой травмы (четвертое упражнение на «возвращение реальности») через рисунок (арттерапия) или игру (игротерапия), или сказку (сказкотерапия), или слушание и исполнение музыки (музыкотерапия) с последующим обсуждением возникающих чувств и ощущений; упражнения на мышечную релаксацию без погружения в гипнотическое состояние с приемами образного мышления и вовлечения дыхания, формулирования лечебных формул самовнушения без произношения мантропоподобных звукосочетаний; оценочный блок, заключающийся в проведении динамического наблюдения с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного;

в острый, подострый период посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни (септикотоксемии) проводят вторую программу "Поддержка" (условно от 15-21 дня до 1-2-3-6 месяцев), включающую диагностический блок, а именно: сбор и анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе наблюдения за больным, уточнение во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, родственниками; выделение ориентировочной цели коррекции для составления второй программы данного этапа с учетом происходящих изменений в состоянии больного эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка; в установочном блоке поддерживают контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, предоставляют возможность пациенту свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии; в информационном блоке информируют пациента и его родителей об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком на стадии септикотоксемии в рамках краткосрочной рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии; в коррекционном блоке устанавливают окончательную цель второй программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая является основой для подбора коррекционных занятий-модулей, включающих от шестого до десятого упражнения, определяют степень и форму участия больного в занятиях, решают организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполняют последовательно сначала упражнения первой программы и потом плавно переходят ко второй, включающей упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия), проводят при испытывающих обожженным неприятных ощущениях, вызываемых болью, зудом, жжением и т.д., мышечной релаксации без погружения больного в глубокое гипнотическое состояние и без проговаривания мантропоподобных звукосочетаний с вовлечением дыхания и образного мышления в рамках психодинамической психотерапии, а затем осуществляют шестое упражнение по преодолению исключительности ситуации получения травмы посредством ориентации ребенка и его родных на общую природу стрессовых реакций при ожоговой травме путем обезличивания, смягчения обстоятельств травмы и переживаний, связанных с ней, во время индивидуальной беседы с больным и общения его с другими выздоравливающими пациентами, перенесшими тяжелую ожоговую травму, в рамках рациональной психотерапии, потом выполняют седьмое упражнение, направленное на оптимизацию и активизацию больного, заключающееся в переключении деятельности на помощь другим тяжелым обожженным детям, недавно поступившим в стационар, через изготовление для них открыток-пожеланий и юмористических, сказочных рисунков в рамках арттерапии, кукол в рамках сказкотерапии, поделок в рамках трудотерапии, далее обеспечивают создание атмосферы поддержки для самого обожженного со стороны окружающих (мед.персонала, родных, больных) путем эмпатического слушания, сопереживания, подбадривания сначала в процессе индивидуальной беседы, позднее обсуждением в психотерапевтической группе о происшедшем травматическом событии, предоставляют возможность пострадавшему ребенку свободно совершать восьмое упражнение «парадокс», направленное на осознание обстоятельств травмы и принятие их как свершившееся событие, заключающееся в проговаривании о своих чувствах, ощущениях, связанных с полученной травмой, рисовании свершившегося события в рамках арттерапии, игре с игрушками, куклами на темы: «пожар», «болезнь», «больница», «мой доктор», «травматическое событие», «мой страх», «то, чего я боюсь», в музыкальном сопровождении в рамках музыкотерапии и игротерапии, просьбе специалиста к ребенку, которому надо постараться увидеть обстоятельства травмы во сне; создают условия для перевода из бессознательной сферы в сознательную к самостоятельному осознанию стрессовых реакций и характера боли при ожоговой травме путем выполнения девятого упражнения на «усиление личной идентификации», заключающееся в ведении пациентом дневника наблюдения за своим самочувствием и характером боли с отметкой тех обстоятельств, которые сопровождаются или приводят к ухудшению самочувствия и особенно фиксируют улучшение настроения, снижение боли (если ребенок не имеет письменных навыков или пациент не может заполнять дневник наблюдения по состоянию здоровья, тогда привлекаются ухаживающие близкие, родители, медицинский персонал в качестве наблюдателей за реакциями, поведением больного и уже они являются ответственными за заполнение дневника) и последующее ежедневное обсуждение пациентом и его окружением полученных данных наблюдения с обращением внимания на позитивные моменты, индивидуально-личностные особенности эмоционального реагирования; после снятия остроты переживаний выполняют десятое упражнение на мышечную релаксацию с вовлечением дыхания, образного мышления, без глубокого погружения в гипнотическое состояние; в оценочном блоке проводят динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и при необходимости вносят замену в содержание программы;

в подострый, хронический период посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни (септикотоксемии, реконвалесценции) при заживлении ран и кожного покрова осуществляют третью программу "Сопровождение" (условно от 1-2 месяцев до 3-8 месяцев), включающую диагностический блок, при котором проводят сравнительный анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе динамического наблюдения за больным, уточняют во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, родственниками; выделяют ориентировочную цель коррекции для составления третьей программы данного этапа с учетом происходящих изменений в состоянии больного, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка; установочный блок, при котором поддерживают контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, предоставляют возможность пациенту свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии; информационный блок, при котором информируют пациента и его родителей об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком при восстановлении кожного покрова на стадии септикотоксемии, реконвалесценции в рамках краткосрочной рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии;

коррекционный блок, при котором устанавливают окончательную цель коррекционной третьей программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно- значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая является основой для подбора коррекционных занятий-модулей, включающих от одиннадцатого до пятнадцатого упражнения, определяют степень и форму участия больного в занятиях, решают организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполняют последовательно сначала модули-упражнения первой и второй программ, а потом плавно переходят к третьей, включающей упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапии, арт-терапии, игротерапии, сказкотерапии), выполняют одиннадцатое упражнение «копилку», заключающееся в обсуждении проблем, связанных с травмой, пребыванием в больнице, изменением внешнего вида, личностных отношений, в процессе рациональной психотерапевтической беседы индивидуально с больным, в группе пострадавших и их родителей, близких для поиска эффективных способов эмоционального реагирования на стрессовые ситуации (длительно фиксированное, вынужденное положение тела в кровати, медицинские манипуляции, оперативное вмешательство, появление обезображивающих рубцов, возникновение зуда, жжения, болей в области заживающих ран и донорских участков, утрата или разлука с друзьями, родителями, первые шаги, ходьба, встреча со знакомыми, возвращение домой, в коллектив и т.д.); развивают у ребенка способности сравнительного анализа с целью выделения характерных для него стрессов и эффективных приемов эмоционального реагирования (двенадцатое упражнение «идентификация цели»); формируют и развивают у ребенка активную ролевую позицию в достижении успеха, в выздоровлении (тринадцатое упражнение «успех») путем пересказа, сочинения, разыгрывания сказки (сказкотерапия), исполнения индивидуально или группой музыки на инструментах, пения (музыкотерапия), составления условий, правил игры, проведение игры в роли «ведущего», «лидера» (игротерапия), рисования (арттерапия), изготовления изделий (трудотерапия), затем выполняют четырнадцатое упражнение по построению и обсуждению планов на будущее, взаимоотношений с окружающими в рамках рациональной, семейной, позитивной, психодинамической психотерапии, далее проводят пятнадцатое упражнение на мышечную релаксацию в рамках психодинамической психотерапии, возможно с плавным и постепенным погружением в гипнотическое состояние с приемами вовлечения дыхания, образного мышления, без произношения мантропоподобных звукопроизношений, с проговариванием лечебных формул самовнушения; оценочный блок, в котором проводят динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и при необходимости вносят замены в содержание программы;

в условиях хронического периода посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни (реконвалесценции) осуществляют четвертую программу "Перспектива" (условно от 3-8 до 12 месяцев), включающую диагностический блок, в котором проводят сравнительный анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе динамического наблюдения за больным, уточняют во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, родственниками и выделяют ориентировочную цель коррекции для составления четвертой программы данного этапа с учетом происходящих изменений в состоянии больного, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка; установочный блок, в котором поддерживают контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, предоставляют возможность пациенту свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой, телесно-ориентированной психотерапии; информационный блок, в котором пациента и его родителей информируют об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком при восстановлении двигательных функций на стадии реконвалесценции в рамках рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии; коррекционный блок, в котором устанавливают окончательную цель коррекционной четвертой программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка как основы для подбора коррекционных занятий-модулей, включающих от шестнадцатого до девятнадцатого упражнения, определяют степень и форму участия больного в занятиях, решают организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполняют последовательно сначала модули-упражнения первой, второй, третьей программ и потом плавно переходят к четвертой, включающей упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия), выполняют шестнадцатое упражнение на развитие самостоятельности, психомоторных, двигательных функций, уверенности в себе, активности, эмоциональной устойчивости, коммуникативности в рамках музыкотерапии, сказкотерапии, игротерапии, арттерапии, трудотерапии, тренинга общения, личностного роста, самостоятельности, уверенности; далее осуществляют семнадцатое упражнение, направленное на переоценку ценностей, мотивов, взглядов по отношению к травме, болезни, себе и обогащение жизненного опыта путем трансформации негативных переживаний в позитивную информацию; формируют память прошлого и укрепляют надежду на будущее путем выхода пострадавшего из травматической ситуации более сильной, повзрослевшей, мудрой личностью (восемнадцатое упражнение «росток»); выполняют девятнадцатое упражнение на мышечную релаксацию в рамках психодинамической психотерапии с погружением в гипнотическое состояние с приемами вовлечения дыхания, образного мышления, без произношения мантропоподобных звукопроизношений, с проговариванием лечебных формул самовнушения; оценочный блок, при котором проводят динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и при необходимости внесение замены в содержание программы;

в условиях хронического посттравматического стресса в период последствий ожоговой травмы осуществляют пятую программу «Саморазвития, самосовершенствования, самоутверждения" (условно от 1 до 8-10-15-20 лет), включающую диагностический блок, при котором проводят сравнительный анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе динамического наблюдения за больным, уточняют во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, родственниками, выделяют ориентировочную цель коррекции для составления пятой программы данного этапа с учетом происходящих изменений в состоянии больного, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка; установочный блок, в котором поддерживают контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, предоставляют возможность пациенту свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы; информационный блок, в котором пациента и его родителей информируют об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни в отдаленные сроки после травмы, ухода за обожженным ребенком при восстановлении двигательных функций, на стадии реконвалесценции, в отдаленные сроки после получения ожоговой травмы в рамках рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии; коррекционный блок, в котором устанавливают окончательную цель коррекционной пятой программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая является основой для подбора коррекционных занятий-модулей, включающих от двадцатого до двадцать третьего упражнения, вносят корректировку в программу путем замены модуля на другой, необходимый и отвечающий запросам больного на данный момент времени, определяют степень и форму участия больного в занятиях, решают организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполняют последовательно сначала модули-упражнения первой, второй, третьей и четвертой программ, а потом плавно переходят к пятой, включающей упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия), проводят двадцатое упражнение по профориентации, трудотерапии, в рамках которых осуществляют анализ склонностей, потребностей, ценностей, мотивов пациента, далее выполняют двадцать первое упражнение по ознакомлению и освоению первых профессиональных и трудовых действий, осуществляют двадцать второе упражнение по повышению мотивации на обучение и личностное развитие путем предоставления возможности освоения общеобразовательной программы в рамках вспомогательной школы на базе стационарного отделения и приобретения трудовых навыков и знаний по профессионально-образовательной сертифицированной программе в рамках курсового обучения, по мере необходимости периодически выполняют двадцать третье упражнение на мышечную релаксацию с глубоким погружением в гипнотическое состояние с приемами вовлечения дыхания, образного мышления, без произношения мантропоподобных звукопроизношений, с проговариванием лечебных формул самовнушения; оценочный блок, в котором проводят динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и при необходимости вносят замены в содержание программы.

В итоге выстраивают четкую схему коррекционных занятий-модулей в рамках отдельной программы. Все программы, вместе взятые, образуют единый комплекс - систему коррекции психоэмоциональных, психосоматических расстройств, отвечающую принципам: дифференцированности, комплексности, интегративности, системности, структурности, последовательности, целостности, этапности.

Принцип последовательности и этапности осуществляется путем плавного перехода к следующему заданию на следующий этап только после выполнения освоения заданий предыдущего этапа, соответствующих упражнений очередной программы.

Кроме того, все программы содержат в себе дифференцированные упражнения, отличающиеся постепенным усложнением заданий с увеличением степени сложности, количества и частоты выполнения. Это позволяет адекватно подобрать нагрузку для ослабленного пациента, начиная уже с острого периода ожоговой болезни (с первых дней пребывания обожженного в стационаре).

Релаксационные упражнения начинают проводиться с больным, испытывающим неприятные ощущения, вызываемые болью, зудом, жжением в области ран, только после снижения интенсивности остроты переживаний, связанных с травмой, достигаемого в результате осуществления первых четырех упражнений на первом этапе без погружения в гипнотическое состояние, далее продолжают выполняться до пятого этапа включительно с постепенным усложнением заданий и увеличивающейся кратностью, с возможным погружением больного в гипнотическое состояние с третьего, четвертого этапов, с глубоким погружением в гипнотическое состояние на пятом этапе.

Коррекцию проводят комплексно и одновременно с четырьмя категориями пострадавших - с обожженными детьми, их родителями, медицинским персоналом, с вспомогательным и педагогическим персоналом.

Использование разнообразных психотерапевтических направлений, вербальных и невербальных методов психодиагностики, слухового, зрительного, обонятельного, тактильного воспринимающих каналов позволяет усилить психотерапевтическое воздействие и повысить эффективность достижения желаемых результатов.

Пример конкретного применения способа: 

Больной М.Д., история болезни N 175202.

Диагноз: Ожог пламенем I-II-III АБ-IV степени лица, головы, шеи на площади 10% поверхности тела (III Б-2%, IV-1%) ОВДП. Шок 2 ст.

Из анамнеза: родился в срок, рос и развивался по возрасту, воспитание без особенностей с родителями в полной многодетной семье. Наследственность психопатологически не отягощена.

Получил ожог пламенем дома в возрасте 7 месяцев при воспламенении занавески на детской кроватке от электрокамина.

Скорой помощью был доставлен в специализированный ожоговый центр. Госпитализирован в детское ожоговое отделение Российского ожогового центра (РОЦ), где было назначено и проведено комплексное лечение, включающее медикаментозную (противошоковую, антибактериальную, инфузионно-трансфузионную и т.д.) терапию и начат курс коррекции психоэмоциональных нарушений по предлагаемому способу в рамках ранней хирургической реабилитации. Больному выполнены многократные перевязки, 3 операции по восстановлению кожного покрова. Послеоперационное течение гладкое, приживление трансплантата полное. Был выписан домой по выздоровлению с рекомендацией наблюдаться в поликлинике ННИИТО.

Объективно: мама больного предъявляла жалобы на капризность, плохой сон, аппетит у сына. 

Состояние тяжелое, сознание ясное, положение больного пассивное.

При осмотре у больного отмечались вялость, капризность, реакции протеста с плачем на мед. персонал, медицинские манипуляции, снижен интерес к игрушкам, нарушение сна и аппетита, быстрая утомляемость. Отмечались высокая тревожность и напряженность у мамы больного, которая испытывала чувство вины перед сыном и страх за его жизнь.

На первом информационно-установочном этапе в острый период ожоговой болезни (шок, токсемия), травматического стресса была составлена с учетом возраста ребенка и проводилась с первых дней пребывания больного в стационаре до 15 дня с момента получения травмы программа «Соучастие и сопереживание», включавшая диагностический, установочный, информационный, коррекционный, оценочный блоки.

В процессе наблюдения за больным и в беседах с родителями, лечащим врачом, мед. персоналом был собран анамнез развития ребенка, установлен характер ожоговой травмы (тяжелое поражение с множественной локализацией), выявлены индивидуально-психологические особенности личности мамы и ее специфичность переживаний травмы с помощью тестирования, определены родительско-детские отношения в семье путем анкетирования, проведен анализ полученных сведений. Было установлено, что виноватой в случившимся мать считает себя, т.к. оставила ребенка без присмотра, свою неосторожность, в виду чего у ней отмечались чувство вины за случившееся, страх за его жизнь, переросшее в самообвинение и возникновение чрезмерной заботы о сыне, не допускающей мысли о своем сне, сопровождавшееся завышенными требованиями к себе, что привело к развитию неврозоподобного состояния на фоне острого травматического стресса у матери. С учетом возраста мальчика и тяжести травмы была выделена ориентировочная цель коррекции на данный период ожоговой болезни - снижение напряженности у ребенка и матери, снятие чувства вины у матери (диагностический блок).

С ребенком был налажен контакт и доверительные отношения с помощью создания щадящей сенсорной атмосферы путем спокойной расслабляющей негромкой музыки. Эмпатическое выслушивание, сопереживание и соучастие помогли маме больного в доверительной беседе поделиться о своих переживаниях (установочный блок).

Родителей пострадавшего мальчика информировали в рамках рациональной, семейной, позитивной психотерапии о патогенезе ожоговой болезни, травматического стресса, о правилах ухода за обожженным ребенком и построения детско-родительских личностных отношений в условиях острого периода травматического стресса и ожоговой болезни (информационный блок).

Далее установили окончательную цель коррекции - сенсорная стимуляция ребенка для снятия остроты переживаний, связанных с травмой, снижение напряженности у матери, исчезновение страха за жизнь сына, самообвинения. Определили степень (пассивно-активную) и форму (индивидуальную) участия больного в занятиях. Решили организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов. Проводили сеансы мышечной релаксации в рамках психодинамической психотерапии с мамой больного и музыкотерапии с ребенком. Предоставили свободный выбор музыкальных тем в соответствии с настроением мамы пациента и путем наблюдения за реакцией ребенка на музыку. Реакция ребенка на первом сеансе прослушивания музыки являлась одним из критериев индивидуального подбора музыкальной программы. Использовались различные формы музыкотерапии: слушание записей аудиокассет, пение мамы, музыкальное сопровождение занятий. Основные мелодии составили колыбельные, народные, лирические, детские песни, романсы, марши, фрагменты из классических и популярных произведений. Дали возможность обожженному и маме послушать, побыть им со своими переживаниями «наедине» в присутствии специалиста, который соучаствовал и проводил только наблюдение за эмоционально-поведенческими реакциями больного в рамках музыкотерапии, эмоционально-стрессовой психотерапии (первое упражнение на «уединение» и «соучастие»). Ориентировали ребенка и его маму на проявление естественных типичных стрессовых реакций при ожоговой травме в рамках краткосрочной рациональной психотерапии (второе упражнение на «сглаживание» и «комплименты»), направленное на снятие остроты переживаний. Предоставляли маме обожженного свободное выражение своих чувств, ощущений, связанных как с получением сыном травмы, так и возникающих во время занятия, путем проговаривания, обсуждения их в рамках музыкотерапии, арттерапии, игротерапии, больному ребенку свободно проявлять свои эмоционально-поведенческие реакции под наблюдением специалиста в присутствии матери (третье упражнение на «осознание своих чувств»). Матери больного дали возможность осмотреть «место действия катастрофы», получения ожоговой травмы (четвертое упражнение на «возвращение реальности») через рисунок (арттерапию) с последующим обсуждением возникающих чувств и ощущений. Проводили обучающий сеанс с мамой больного мышечной релаксации с приемами образного мышления и вовлечения дыхания, формулирования лечебных формул самовнушения (коррекционный блок). С ребенком релаксационное пятое упражнение осуществлялось с вовлечением дыхания без погружения его в гипнотическое состояние под звуки спокойной расслабляющей музыки.

Проводили динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и его мамы. Была отмечена положительная динамика в самочувствии ребенка и его матери. Улучшился сон, аппетит у обоих. Снизилась напряженность и исчезло самобичевание у матери, ребенок стал реже капризничать с плачем и реакциями протеста, появился интерес к окружающим, игрушкам. Однако мальчик оставался вялым, быстро уставал, отмечалась высокая потребность в присутствии матери. Только после выполнения упражнений первой программы плавно перешли ко второй.

На втором реконструктивном этапе в острый период посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни (септикотоксемии) проводилась программа "Поддержка" (условно от 15 дня до 1 месяца с момента получения травмы), включавшая диагностический блок: сбор и анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе наблюдения за больным, уточняли во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, родственниками, с учетом происходивших изменений в состоянии больного, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности (игровой-познавательной), зоны ближайшего развития ребенка, выделили ориентировочную цель коррекции для составления второй программы данного этапа - снятие агрессивности, тревожности у ребенка, повышение уверенности у матери в выздоровление сына (диагностический блок). Поддерживали контакт и доверительные отношения с мамой больного путем активного слушания, предоставляя возможность ей свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения сыном термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии (установочный блок). Информировали родителей и близких родственников пациента об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком на стадии септикотоксемии в рамках краткосрочной рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии (информационный блок). Установили окончательную цель коррекционной второй программы - снижение боли, жжения, зуда, агрессивности и тревожности у ребенка и повышение эмоционального тонуса, уверенности у матери, с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного и его матери ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая явилась основой для подбора коррекционных занятий-модулей. Определили степень (пассивно-активную) и форму (индивидуально-групповую) участия мальчика в занятиях, решили организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов. Выполнили последовательно сначала задания первой программы и потом плавно перешли к заданиям второй программы, включающих от шестого до десятого упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия). Проводили обучающий сеанс с мамой больного мышечной релаксации с приемами образного мышления и вовлечения дыхания, формулирования лечебных формул самовнушения в рамках психодинамической психотерапии.

С ребенком релаксационное упражнение осуществлялось без погружения в гипнотическое состояние в рамках музыкотерапии. Далее выполняли шестое упражнение по преодолению исключительности ситуации получения травмы посредством ориентации родных обожженного на общую природу стрессовых реакций при ожоговой травме путем обезличивания, смягчения обстоятельств травмы и переживаний, связанных с ней, во время индивидуальной беседы с ними и общения их с другими родителями и выздоравливающими пациентами, перенесшими тяжелую ожоговую травму, в рамках рациональной психотерапии. Затем делали седьмое упражнение на оптимизацию и активизацию матери больного, заключающееся в переключении деятельности на помощь другим тяжелым обожженным детям, недавно поступившим в стационар, через изготовление для них открыток пожеланий и юмористических, сказочных рисунков в рамках арттерапии, кукол в рамках сказкотерапии, поделок в рамках трудотерапии. Далее обеспечили создание атмосферы поддержки для самого ребенка со стороны окружающих (мед. персонала, родных, больных) путем подбадривания, эмпатического слушания, сопереживания. Обеспечивали возможность пострадавшему ребенку и его матери свободно совершать восьмое упражнение «парадоксы», направленные на осознание обстоятельств травмы и принятие их как свершившееся событие, заключавшиеся в выражении своих чувств, ощущениях, связанных с полученной травмой, путем эмоционально-поведенческих реакций в игре с игрушками, куклами на темы: «пожар», «больница», «доктор-Айболит» в музыкальном сопровождении в рамках музыкотерапии и игротерапии и в проговаривании со стороны матери, кроме того, попросили мать обожженного постараться увидеть обстоятельства травмы во сне. Создали условия для перевода из бессознательной сферы в сознательную к самостоятельному осознанию стрессовых реакций и характера боли при ожоговой травме путем выполнения девятого упражнения на «усиление личной идентификации», заключавшееся в ведении матери ребенка дневника наблюдения за своим самочувствием и характером боли и самочувствием ребенка с отметкой тех обстоятельств, которые сопровождались или приводили к ухудшению его и ее самочувствия. Особенно фиксировались улучшение настроения, снижение боли. В последующем ежедневном обсуждении с матерью больного полученных данных наблюдения обращалось внимание на позитивные моменты, индивидуально-личностные особенности эмоционального реагирования (коррекционный блок). Далее проводили динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и его матери. Было отмечено снижение остроты боли, зуда и жжения у ребенка по его эмоционально-поведенческим реакциям, повышение настроения, уверенности у матери в выздоровлении сына. Ввиду необходимости были внесены замены упражнений в содержание программы, акцент был сделан на музыкотерапию, игротерапию (оценочный блок).

На третьем восстановительном этапе в подострый период посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни (реконвалесценции) при заживлении ран и кожного покрова осуществлялась программа "Сопровождение" (условно от 1 месяца до 3 месяцев с момента получения травмы), включившая диагностический блок: проводился сравнительный анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе динамического наблюдения за больным и его матерью, уточняли во время беседы с лечащим врачом, медицинским персоналом, близкими родственниками. С учетом происходящих изменений в состоянии больного и ухаживающей матери, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка выделили ориентировочную цель коррекции для составления третьей программы данного этапа - повышение двигательной активности, интереса, настроения у ребенка и развитие эмоционального самоконтроля у матери.

Поддерживали контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, свободного выражения и эмоционального реагирования на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии.

Пациента и его родителей информировали об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком при восстановлении кожного покрова на стадии септикотоксемии, реконвалесценции в рамках краткосрочной рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии (информационный блок).

Далее установили окончательную цель коррекционной третьей программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая явилась основой для подбора коррекционных упражнений, определили активно-пассивную степень и индивидуально-групповую форму участия больного в занятиях, решили организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов (коррекционный блок). 

После последовательного выполнения упражнения первой, второй программ плавно перешли к осуществлению третьей программы, включающих упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия). Далее выполняли с мамой больного одиннадцатое упражнение «копилку», заключавшееся в обсуждении проблем, связанных с травмой, пребыванием в больнице, изменением внешнего вида, личностных отношений, в процессе рациональной психотерапевтической беседы индивидуально с мамой больного, в группе пострадавших и их родителей, близких для поиска эффективных способов эмоционального реагирования на стрессовые ситуации (длительно фиксированное, вынужденное положение тела в кровати, медицинские манипуляции, оперативное вмешательство, появление обезображивающих рубцов, возникновение зуда, жжения, болей в области заживающих ран и донорских участков, разлука с родственниками, первые шаги, ходьба, встреча матери, имеющей пострадавшего ребенка, со знакомыми, возвращение домой, в коллектив и т.д.), развивали у матери обожженного ребенка способности сравнительного анализа с целью выделения характерных для нее стрессов и эффективных приемов эмоционального реагирования (двенадцатое упражнение «идентификация цели»), формировали и развивали у матери ребенка активную ролевую позицию в достижении успеха, в выздоровлении (тринадцатое упражнение «успех») путем пересказа, сочинения, разыгрывания сказки (сказкотерапия), исполнения индивидуально или группой музыки на инструментах, пения (музыкотерапия), составления условий, правил игры, проведение игры в роли «ведущего», «лидера» (игротерапия), рисования (арттерапия), изготовления изделий (трудотерапия), осуществляли с мамой пациента четырнадцатое упражнение по построению и обсуждению планов на будущее, взаимоотношений с окружающими в рамках рациональной, семейной, позитивной, психодинамической психотерапий, а затем проводили пятнадцатое упражнение с мамой больного, а именно мышечную релаксацию с легким погружением в гипнотическое состояние с приемами образного мышления и проговаривания лечебных формул самовнушения, с мальчиком путем прослушивания расслабляющей музыки и вовлечения дыхания (коррекционный блок). Потом проводили динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и его матери (оценочный блок). Мать пострадавшего отметила значительное улучшение своего самочувствия, повысилась вера в выздоровление сына, появилось оптимистическое отношение к болезни, изменились отношения с ребенком, мужем, исчезло чувство вины перед сыном, раздражительность на себя. У мальчика нормализовался сон и аппетит, стал активным. При выписке матери были даны рекомендации по продолжению проведения коррекционных упражнений третьей программы для тренировки и закрепления навыков в домашних условиях и обращения к психоневрологу по месту жительства.

На четвертом формирующем этапе в условиях хронического периода посттравматического стресса на стадии ожоговой болезни - реконвалесценции (условно от 3 до 12 месяцев после получения травмы) и в отдаленные сроки (условно до 15 лет) после получения травмы осуществлялась программа "Перспектива". За это время больной шесть раз поступал в РОЦ на стационарное лечение для пластики по поводу рубцовой деформации лица после ожога пламенем. Ему было выполнено семь реконструктивно-восстановительных операций в области правого плеча, головы, лица, шеи, кистей, много перевязок. Состояние больного было удовлетворительное. Жалоб не предъявлял. Однако наблюдалась эмоциональная лабильность, отмечалась высокая потребность в продолжении психокоррекционной работы. В условиях стационарного лечения неоднократно проводился сравнительный анализ данных психофизического состояния ребенка по истории болезни, психологического статуса в процессе динамического наблюдения за больным, уточнялись во время беседы с леч. врачом, мед. персоналом, родственниками, с учетом происходящих изменений в состоянии больного, эмоционального реагирования, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, выделяли ориентировочную цель коррекции для составления четвертой программы данного этапа (диагностический блок). 

Постоянно поддерживали контакт и доверительные отношения с больным путем активного слушания, предоставляли возможность пациенту свободно выговориться и эмоционально реагировать на переживания, возникающие при воспоминаниях о событии и обстоятельствах получения термической травмы в рамках эмоционально-стрессовой, телесно-ориентированной психотерапии (установочный блок). Пациента и его родителей информировали об особенностях течения травматического стресса и ожоговой болезни, ухода за обожженным ребенком при восстановлении двигательных функций, на стадии реконвалесценции и в отдаленные сроки после получения травмы в рамках рациональной психотерапии, об особенностях построения родительско-детских взаимоотношений в рамках семейной, позитивной психотерапии (информационный блок). Определяли цель четвертой программы с учетом эмоционального реагирования, индивидуально-личностных особенностей, состояния больного, ведущей и личностно-значимой психической деятельности, зоны ближайшего развития ребенка, которая являлась основой для подбора коррекционных упражнений, определяли степень и форму участия больного в занятиях, решали организационно-технические моменты по обеспечению возможности проведения и достижения желаемых результатов, выполняли последовательно сначала упражнения первой, второй, третьей программы и потом плавно переходили к четвертой, включающей упражнения с постепенным увеличением количества их и степени сложности, психотерапевтической направленности (музыкотерапия, арттерапия, игротерапия, сказкотерапия). Выполняли шестнадцатое упражнение на развитие самостоятельности, психомоторных, двигательных функций, уверенности в себе, активности, эмоциональной устойчивости, коммуникативности в рамках музыкотерапии, сказкотерапии, игротерапии, арттерапии, трудотерапии, тренинга общения, личностного роста, самостоятельности, уверенности, осуществляли семнадцатое упражнение на переоценку ценностей, мотивов, взглядов по отношению к травме, болезни, себе и обогащение жизненного опыта путем трансформации негативных переживаний в позитивную информацию, проводили восемнадцатое упражнение «росток» по формированию памяти прошлого и укреплению надежды на будущее путем выхода пострадавшего из травматической ситуации более сильной, повзрослевшей, мудрой личностью, проводили девятнадцатое упражнение на мышечную релаксацию в рамках психодинамической психотерапии с погружением в гипнотическое состояние с вовлечением дыхания и образного мышления, музыкотерапии (коррекционный блок). Далее осуществляли динамическое наблюдение с целью определения изменений в эмоциональном, психологическом статусе больного и при необходимости вносили изменения в содержание программы (оценочный блок). Каждый раз по выписке больному рекомендовали проводить самостоятельно освоенные упражнения в домашних условиях и обращаться к специалистам по месту жительства.

В возрасте шестнадцати лет больной будучи учеником десятого класса, инвалидом второй нетрудоспособной группы поступил восьмой раз в РОЦ на стационарное лечение для пластики в области свода головы по поводу дефекта волосяного покрова после ожога. Выполнены две реконструктивно-восстановительные операции. Выписан домой в удовлетворительном состоянии с восстановленным волосяным покровом на амбулаторное наблюдение.

На пятом завершающем этапе в условиях хронического посттравматического стресса, в период отсроченных отдаленных проявлений после получения травмы, в стационарных условиях с шестнадцатилетним пациентом начала проводиться пятая коррекционная программа "Саморазвития, самосовершенствования, самоутверждения".

При поступлении в стационар больной отмечал напряженность, тревожность, сниженное настроение из-за того, что отсутствовали профессиональные навыки, не знал кем быть и где учиться.

По результатам тестирования у больного выявлено состояние легкой депрессии, высокой тревожности, отношение к болезни по анозогностическому варианту, т.е. сверхответственное, одержимое отношение к учебе, работе, социальная дезадаптированность по интрапсихической направленности, интровертированность характера, т.е. независимость, непокорность, стремление уйти от ограничений, акцентуация характера по педантичному типу (сверхточный), черты характера сопровождались высокой личностной тревожностью, склонностью к избирательным контактам, направленность личности на общение. В мотивационно-потребностной сфере преобладали склонности и интерес к творческому процессу в работе, т.е. был важен сам труд, чем достижение результатов и материальное вознаграждение. Была выявлена сфера трудовой деятельности «человек-человек», т.е. предпочтение отдавалось работе в коллективе с людьми, основанной на общении. В структуре трудовой мотивации преобладали внутренние мотивы, т.е. интерес и склонность к росту, саморазвитию, самосовершенствованию. Была выявлена постребность в материальной, социальной, психологической, профориентационной помощи, в профобучении. На фоне положительной учебно-трудовой мотивационной установки выбор подростка был сделан на курсе по специальности - пользователь персональных компьютеров, который и был рекомендован для знакомства с профессией, обучения. После психологического обследования, выделения цели, определения формы и степени участия больного в занятиях, информирования больного во время индивидуальных психотерапевтических бесед, консультаций об особенностях течения хронического посттравматического стресса, ожоговой болезни в отдаленные сроки пациент выполнил последовательно сначала задания первой, второй, третьей, четвертой программ и потом плавно перешел к пятой. С больным проводились занятия по групповой психотерапии, профориентации, лечебно-тренирующей, профориентационной трудотерапии, сказкотерапии, арттерапии, музыкотерапии, игротерапии, социально-психологические и профессионально-психологические консультации, профессионально-психологическое тестирование. Пациенту предоставили возможность продолжать осваивать общеобразовательную программу в рамках вспомогательной школы на базе стационарного отделения и приобрести трудовые навыки и знания по профессионально-образовательной сертифицированной программе в рамках курсового обучения по специальности - пользователь персонального компьютера на базе НИИ травматологии и ортопедии. С больным неоднократно проводили мышечную релаксацию с погружением в глубокое гипнотическое состояние в рамках психодинамической психотерапии.

Пациент успешно освоил программу курса профподготовки в рамках хирургической реабилитации, сдал экзамен и получил сертификационное свидетельство об освоении и приобретении профессиональных навыков по работе с персональным компьютером.

По результатам психологического тестирования, проведенного после курса, у больного были выявлены значительные положительные изменения в эмоциональной, психосоматической сферах: снижение до нормы личностной тревожности, исчезновение депрессии, появление социальной и психологической адаптированности, повышение локуса контроля и смысла жизни.

По результатам психологического обследования в рамках лонгитюдного наблюдения у восемнадцатилетнего больного выявлено достижение высокого уровня ресоциализации за счет повышения социальной, трудовой активности, расширения сферы трудовой деятельности, восстановления трудоспособности, возврата к учебе с поступлением и обучением в ВУЗе, полной трудовой занятости, значительного улучшения психологического, социального статуса, самочувствия, использования в повседневной жизнедеятельности приобретенных навыков по психоэмоциональной устойчивости и реагированию в стрессовых ситуациях, профессиональной деятельности, коммуникативности, самостоятельности, повышения в целом качества жизни.

Таким образом, с помощью предлагаемого способа прошли курс коррекции психоэмоциональных и психосоматических состояний 114 больных, получивших ожоговую травму в детстве.




ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


Способ коррекции психоэмоциональных и психосоматических расстройств у детей с термической травмой, включающий анализ анамнеза, проведение рациональной психотерапии и релаксации, отличающийся тем, что коррекцию проводят по пяти личностно-ориентированным программам: первую и вторую программы осуществляют в остром периоде ожоговой болезни и стресса, третью - в подостром периоде, четвертую - в хроническом периоде посттравматического стресса и пятую - в период последствий ожоговой травмы; каждая коррекционная программа учитывает возраст, состояние здоровья и самочувствие больного, его психологические особенности, ведущую и личностно значимую психическую деятельность ребенка, его развитие, тяжесть ожога и стрессового фактора и включает пять блоков: диагностический блок, содержащий сбор и анализ анамнеза, а также выявление личностных особенностей больного; установочный блок включает создание доверительной атмосферы путем эмпатического выслушивания, сопереживания, участия; информационный блок включает повышение мотивации на выздоровление и интереса к психотерапевтическим занятиям; коррекционный блок, в котором методами музыкотерапии, арттерапии, игротерапии, сказкотерапии в рамках эмоционально-стрессовой и краткосрочной рациональной психотерапии снимают остроту переживаний, активизируют больного, создают условия для перевода событий травмы из бессознательной сферы в сознательную, развивают и формируют у ребенка ролевую позицию в достижении выздоровления, проводят упражнения по освоению профессиональных и трудовых действий, повышают мотивацию на обучение и личностное развитие, при этом осуществляют мышечную релаксацию, а на 3-5 программах плавно переводят ребенка в гипнотическое состояние с проговариванием лечебных формул самовнушения; оценочный блок включает определение изменений в эмоциональном, психологическом статусе, степени освоения и приобретения навыков эмоционального реагирования, нервно-психической устойчивости; при этом переход от одной программы к другой осуществляют при успешном достижении пациентом желаемых результатов