СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ РЕЗИСТЕНТНОСТИ И ЛИЧНОСТНОЙ РИГИДНОСТИ

СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ РЕЗИСТЕНТНОСТИ И ЛИЧНОСТНОЙ РИГИДНОСТИ


RU (11) 2223796 (13) C1

(51) 7 A61M21/00 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 06.08.2007 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 2004.02.20 
(21) Регистрационный номер заявки: 2002118624/14 
(22) Дата подачи заявки: 2002.07.12 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2002.07.12 
(45) Опубликовано: 2004.02.20 
(56) Аналоги изобретения: Семинар с доктором медицины Милтоном Г. Эриксоном. - М.: Класс, 1994, с.13-304. RU 2087160 С1, 20.08.1997. RU 2112559 C1, 10.06.1998. RU 2076745 C1, 10.04.1997. RU 2012364 C1, 15.05.1994. RU 2148418 C1, 10.05.2000. RU 2117494 C1, 20.08.1998. РОМАНИН А.Н. Позитивная психотерапия - в кн.: Основы психотерапии. - М.: АСАДЕМА, 1999, с.197-205. 
(72) Имя изобретателя: Захаров Н.П. 
(73) Имя патентообладателя: Российская медицинская академия последипломного образования 
(98) Адрес для переписки: 123995, Москва, Д-242, ГСП-5, ул. Баррикадная, 2/1, РМАПО, патентно-лизенционный отдел, Л.Т. Грязевой 

(54) СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ РЕЗИСТЕНТНОСТИ И ЛИЧНОСТНОЙ РИГИДНОСТИ 

Изобретение относится к области медицины, а именно к психиатрии и психотерапии. При анализе анамнеза у пациента выявляют патологические дезадаптивные когнитивно-поведенческие стереотипы. В процессе рациональной и суггестивной психотерапии разъясняют и внушают концепцию о ведущей роли психологической инертности и ригидности в сохранении патологических отклонений. Выявленные дезадаптивные стереотипы подвергают коррекции, рекомендуя и внушая оптимальные стратегии мышления и поведения. В состоянии бодрствования пациента на первом этапе проводят общий тренинг пластичности психических процессов в областях, не затрагивающих собственно патологию, путем изменения максимально широкого диапазона привычных когнитивно-поведенческих схем с использованием приемов ролевого тренинга, гротеска и абсурдизации. На втором этапе проводят специальный тренинг пластичности психических процессов в областях, связанных с патологией, путем дестабилизации сложившихся представлений о психотравмирующих факторах с использованием вариантов контрастной позитивной интерпретации и субъективной модификации их когнитивно-логических, вербально-семантических, символических, сенсорных и объемно-пластических характеристик. Курс лечения включает в себя 3-5 сеансов, лечебные манипуляции выполняют ежедневно от 10 до 20 раз в сутки. Способ позволяет повысить эффективность коррекции и получить более выраженный и стабильный эффект. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к области медицины, а именно к психотерапии.

Психотерапевтическая резистентность и личностная ригидность - различные варианты психологического сопротивления и устойчивые стереотипы дезадаптивного поведения, являются основными причинами затруднений в психотерапевтической работе.

Известен способ коррекции психической ригидности при психотерапевтическом воздействии (заявка РФ 96108580/14, кл. МПК: А 61 М 21/00, 1997 г.), включающий гипносуггестию. Предварительно определяют репрезентативную систему восприятия информации пациентом, текст внушения составляют с использованием терминов основной репрезентативной системы, а главные формулы внушения с использованием второстепенных систем, сеанс лечения проводят в затемненном помещении, концентрируют внимание пациента на светящейся точке, мерцание которой синхронизируют с ритмом текста внушения, после достижения состояния релаксации и появления признаков трансформации сознания пациента погружают в состояние гипнотического транса, после достижения которого внушение продолжают в императивной форме, после окончания программы внушения больного переводят в состояние физиологического сна и оставляют его в покое до самостоятельного пробуждения. Светящуюся, мерцающую точку предъявляют в зеленом цвете. Признаком достижения состояния релаксации и трансформации сознания является сглаженность носогубных складок и снижение тонуса мышц лица. Курс лечения включает 8-10 сеансов, которые проводят через 2-3 дня.

Однако способ не обладает высокой эффективностью, т.к. опирается на недостаточно изученные и доказанные положения о репрезентативных системах. Он требует специальных условий и технических приспособлений для проведения. Сложность и длительность выполнения снижают его функциональные возможности.

В качестве ближайшего аналога принят способ М.Эриксона коррекции психотерапевтической резистентности ("Семинар с доктором медицины Милтоном Г. Эриксоном. - М.: Класс, 1994, с.13-304), включающий анализ анамнеза, рациональную психотерапию и суггестивное воздействие. В нем используют прием "поощрения сопротивления" и "предложение худшего варианта". В первом случае создают видимость принятия и одобрения нежелательного поведения пациента, используя соответствующие утверждения ("это хорошо", "пока лучше все оставить по-прежнему", "для вас это лучший вариант" и т.п.). Во втором случае внушают необходимость выполнения трудоемких заданий, увязывая их с сохранением симптома, тем самым, побуждая личность к отказу от негативного поведения (например, назначение специальных ночных физических упражнений или занятий при невротической бессоннице способно сделать ее невыгодной). Кроме этого в эриксонианской психотерапии применяют скрытые внушения в виде "отрицательных негативных команд", в которых используется частица "не", как правило стимулирующая желание поступать наоборот ("не стоит слишком быстро выздоравливать"), а также "выбор без выбора" ("Вы хотели бы погрузиться в транс быстро или медленно?") и "последовательное принятие" (комплекс утверждений, с первыми из которых пациент заведомо согласится и далее "по инерции" примет утверждение, выгодное для терапии). Помимо этого, данный метод включает в себя широкое использование состояний гипнотического транса и применение историй, метафор, содержащих скрытый смысл и вставленные сообщения, в которых зашифрована модель избавления от проблемы.

Недостатками известного способа являются: необходимость использования состояний транса для реализации большинства внушений, что ограничивает его возможности в связи с различной внушаемостью и гипнабельностью пациентов; длительные сроки лечения; нестабильный терапевтический эффект. Имеет значение также недостаточная гуманность описанных выше скрытых для сознания человека манипуляций.

Задачей изобретения является создание высокоэффективного способа коррекции психотерапевтической резистентности и личностной ригидности, обладающего более широкими функциональными возможностями и универсальностью, позволяющего получать более стабильный лечебный эффект в короткие сроки.

Сущность изобретения состоит в том, что в способе психотерапевтического воздействия, включающем в себя анализ анамнеза, рациональную психотерапию и суггестивное воздействие, при анализе анамнеза у пациента выявляют патологические дезадаптивные когнитивно-поведенческие стратегии, в процессе рациональной и суггестивной психотерапии разъясняют и внушают концепцию о ведущей роли психологической инертности и ригидности в сохранении патологических отклонений, выявленные дезадаптивные стереотипы подвергают коррекции, рекомендуя и внушая оптимальные стратегии мышления и поведения, оценивают степень психологической резистентности и личностной ригидности путем выявления ответных реакций пациента, разрабатывают индивидуальную схему активации пластичности в различных сферах мышления, восприятия и переработки информации (вербально-понятийно-логической, аналогово-образной и праксической), формируя для каждой из них набор индивидуально приемлемых действий и операций, имеющих нейрокоррекционное значение и метафорический, скрытый смысл (внушение инициации и реализации перемен), на этой основе далее проводят последовательное суггестивное воздействие, которое на первом этапе направляется на активацию пластичности психических процессов в областях, не затрагивающих собственно патологию (общий тренинг пластичности), путем изменения максимально широкого диапазона привычных когнитивно-поведенческих схем с использованием приемов ролевого тренинга, гротеска и абсурдизации, на втором этапе - при специальном тренинге пластичности психических процессов - дестабилизируется сложившееся представление о психотравмирующих факторах путем использования позитивной интерпретации и субъективной модификации их когнитивно-логических, вербально-семантических, символических, сенсорных и объемно-пластических характеристик, все манипуляции проводят ежедневно от 10 до 20 раз в сутки, курс лечения включает в себя от 3 до 5 сеансов, сочетающихся с домашними заданиями, полученные навыки далее самостоятельно используются пациентами для улучшения социальной адаптации.

Использование изобретения позволяет получить следующий технический результат.

Способ является высокоэффективным. Достигнутый эффект является стабильным. Наступление положительного эффекта в виде повышения психологической пластичности и психотерапевтической доступности наблюдается у всех пациентов уже на первом сеансе, в дальнейшем он неуклонно нарастает и дополняется позитивными переменами в поведении.

Способ реализуется в состоянии бодрствования пациента, при необходимости может проводиться в состоянии гипноза.

Способ имеет широкий спектр показаний: невротические расстройства, расстройства личности и поведения, аффективные расстройства, психосоматические расстройства, нервная анорексия и булимия, состояния зависимости от психоактивных веществ, любые другие расстройства, связанные с психогенными факторами, вредные привычки, психопрофилактика пограничных психических расстройств и зависимости от психоактивных веществ.

Другим направлением использования данного метода является профилактика подобных расстройств и развитие у психически здоровых лиц адаптационных способностей, психологической пластичности и в то же время устойчивости в сохранении наиболее выгодных позитивных стратегий поведения для преодоления неизбежных в жизни каждого человека стрессов и психотравм. Полученные в процессе лечения навыки нацелены на применение в реальной жизни, в т.ч. незаметно для окружающих, без прекращения основной деятельности или общения, особенно в ситуациях непосредственного воздействия психотравмирующих факторов, запускающих аномальное поведение.

Противопоказаниями являются лишь острые психотические состояния и слабоумие.

Способ не имеет возрастных ограничений, доступен для большинства людей - как пациентов с пограничными психическими расстройствами, так и практически здоровых.

Он реализуется в виде сеансов и психологических тренингов, включает в себя специальные домашние задания, которые выполняет пациент, и может применяться самостоятельно или в комплексной терапии благодаря хорошей совместимости с любыми другими видами психотерапии, психокоррекции и психофармакотерапией.

Способ безвреден, не дает побочных эффектов, экономичен, не требует каких-либо материальных затрат и может быть использован в медицинских и психологических учреждениях любого типа.

Технический результат достигается за счет предложенной автором многоуровневой модели нейтрализации психотерапевтической резистентности и личностной ригидности с охватом как нейрофизиологического, так и личностного уровней - вербально-понятийно-логического, аналогово-образного и праксического. При этом используются высокоэффективные психокоррекционные и психотерапевтические технологии, ориентированные на побуждение пациента к изменению негативных стратегий существования, дестабилизацию ригидных дезадаптирующих поведенческих стереотипов, нейтрализацию сверхценного отношения к психотравмирующим воздействиям или объектам зависимости, и развитие пластичности психических процессов. Собственно нейрокоррекционный эффект дополняется психологическим, позитивные изменения затрагивают как нейрофизиологический, так и личностный уровни, формируя благоприятную основу для усвоения новых адаптивных стратегий поведения.

Способ осуществляется следующим образом.

Проводят анализ анамнеза, особенностей личности и когнитивной деятельности (стиля восприятия и осмысления проблем, переработки впечатлений, связанных с контактами с внешним миром или самоанализом). Выявляют патологические дезадаптивные когнитивно-поведенческие стратегии. На этом основании осуществляют рациональную психотерапию и суггестивное воздействие, разъясняя, убеждая и внушая концепцию о ведущей роли психологической инертности и ригидности в сохранении и поддержании патологических отклонений, а также необходимость и желательность избавления от негативных стереотипов и принятия, освоения позитивных, адаптивных стратегий мышления и поведения. В процессе рациональной психотерапии до сведения пациента доводят, что целью метода является дестабилизация патологической доминанты, повышение подвижности нервной системы и мыслительных процессов для освобождения от устоявшихся стереотипов, являющихся помехой для гармоничной жизни, и повышения готовности к усвоению новых, позитивных когнитивно-поведенческих схем. Параллельно оценивают степень психотерапевтической резистентности и личностной ригидности. Это осуществляют путем выявления и анализа реакций пациента на предлагаемые рекомендации, убеждения и суггестию и регистрации темпа переформирования негативных стереотипов в позитивные. Разрабатывают индивидуальную схему активации пластичности в понятийно-логической, вербально-семантической, сенсорной (визуальной, аудиальной, ольфакторной, кинестетической), аналогово-образной, символической и праксической сферах мышления, восприятия и переработки информации. Формируют для каждой из них набор доступных, индивидуально приемлемых действий и операций, включая как имеющие нейрокоррекционную основу, так и метафорическое значение, скрытый смысл - суггестию инициации и реализации перемен.

Затем, в соответствии с разработанной схемой, осуществляют последовательное поэтапное суггестивное воздействие в состоянии бодрствования пациента.

На первом этапе проводят общий тренинг пластичности - меняют стереотипы поведения в областях, не затрагивающих собственно патологию, охватывая максимально широкий диапазон поведенческих реакций, рекомендуя "изменить все, что можно изменить". При этом используют приемы абсурдизации, гротеска, юмор, которые применяются в специальных вопросах-ответах и домашних заданиях. Пациенту дают инструкцию высказывать утверждения и отвечать, отклоняясь от общепринятых схем, например меняя голос или заведомо неправильно, абсурдно на вопросы, задаваемые психотерапевтом, а в домашних условиях - самому себе или соответствующим образом подготовленными родителями или другими членами семьи. Эти вопросы и утверждения могут касаться имени, возраста, пола, расовой принадлежности, рода занятий пациента, времени года, ситуации в стране, состава правительства и т.п.

Кроме этого, тренируют "обратные действия": использование левой руки вместо правой (у правшей) при употреблении пищи, чистке зубов, выполнении других действий, необычные варианты походки (боком, задом наперед, на цыпочках, с прыжками на одной ноге, и т.п.).

Изменяют привычную локализацию в пространстве квартиры, врачебном кабинете и других местах, проводят изменение интерьера в квартире и на рабочем месте пациента.

Модифицируют в доступных пределах стиль самопрезентации - прическу, цвет волос, манеру одеваться и высказываться, пантомимический стереотип.

На втором этапе - специальном тренинге пластичности - дестабилизируют сложившееся представление о психотравмирующих объектах или субъектах - здесь используют разнообразные варианты интерпретации и субъективной модификации этих факторов соответственно специализации различных когнитивных и сенсорных систем.

Разрабатывают вербально-логические и семантические модификации-интерпретации - они касаются нового построения фраз, имеющих отношение к заболеванию пациента, при этом негативные интерпретации, укреплявшие ранее патологическую симптоматику, начинавшиеся, как правило, со слов "Как ужасно, что... ", "Как мне не повезло, что..." заменяют позитивными: "Как хорошо, что..."; "Слава Богу, что. .."; "Как мне повезло, что..." и т. п. Например, при фобиях: "Как хорошо, что есть то, что так сильно пугает меня - это позволяет мне полнее оценить другие моменты жизни - минуты покоя или радости". Для того чтобы интерпретация действовала желательным образом, пациент должен в нее верить, это обеспечивается предшествующей когнитивно-рациональной подготовкой. Кроме этого, производят переименование психотравмирующих объектов и ситуаций - новое их название должно нести в себе позитивный эмоциональный заряд. Это могут быть, например, уменьшительные или юмористические названия. Соответствующим образом меняют и стиль рассказа об этих объектах и ситуациях, находят в происшедшем и происходящем положительный смысл.

Формируют визуальные модификации. Они представляют собой нестандартные визуализации - зрительное воображение психотравмирующих ситуаций и объектов с какими-либо дополнениями или исключениями, ракурсами, уменьшением размеров или цветовой насыщенности, воображаемого расстояния до них, с использованием гротеска, юмора и т.п. Визуально-праксические модификации включают в себя необычные графические, аппликационные, скульптурные (лепка из пластилина) и другие изображения психотравмирующих ситуаций или объектов.

При подобных нестереотипных видах "обращения" с ними важно придать этим модификациям контрастный, позитивный по отношению к первоначальному негативному восприятию ситуации и объектов характер. Конкретные варианты разрыва шаблонов зависят от возраста, интеллектуального уровня и степени развития чувства юмора у пациента, важно, чтобы они были безопасны и приемлемы с морально-этических позиций.

Все манипуляции проводятся ежедневно от 10 до 20 раз в сутки, курс лечения включает в себя от 3 до 5 сеансов, полученные навыки далее самостоятельно используются пациентами для улучшения социальной адаптации, в т.ч. перед психотравмирующими ситуациями и при нахождении в них.

Пример: Больная С. , 26 лет, жалобы на пониженное настроение, тревожность, повышенную утомляемость, нарушение ночного сна, отсутствие аппетита, снижение веса. Диагноз - невротическое развитие личности, тревожно-депрессивный синдром. В анамнезе - воспитание с гиперопекой, сильно зависела от отца, идеализировала его. Родителями прививались несколько утрированные взгляды на положительные и отрицательные стороны жизни. Росла с чувством собственной неполноценности - имелись ложные идеи о собственной непривлекательности и неинтересности - как внешней, так и внутренней. Со старшего подросткового возраста опасалась, что из-за внешности и характера не сможет выйти замуж за достойного человека, имелся страх общения с лицами другого пола. В то же время сформировалась идея о невозможности и бессмысленности жизни в одиночестве и без потомства. В конце обучения в вузе второпях, после недельного знакомства, вышла замуж за случайного человека, обратившего на нее внимание - боялась, что другого случая не представится. С чувством принуждения прожила с ним около 6 лет, имелись непреодолимые сложности в психологических и интимных отношениях, в конце концов, не выдержала и развелась. Через полгода не без взаимности полюбила сотрудника фирмы, в которой работала, такого же проблемного человека, застенчивого и самолюбивого, испытывавшего страх общения с женским полом. В течение года оба изводили друг друга собственной нерешительностью, дальше разговоров с полунамеками в офисе за письменным столом и в коридоре дело не пошло. Не выдержав, уволилась, "вычеркнула его из своей жизни", но часто вспоминает об этом человеке. Живет одна, сохраняются идеи о собственной неполноценности, малообщительна. Думает о возможности рождения ребенка "от какого-нибудь хорошего и здорового человека" и воспитании его вне брака. Вышеуказанные жалобы нарастают в последние 3 года.

Анализ анамнеза данной пациентки выявил наличие стиля воспитания, формирующего зависимую, неуверенную в себе личность, кроме этого, возникшая идеализация отца повысила планку требований к мужчинам - кандидатам в мужья, а сильное влияние семьи сформировало лишь один эталон собственного будущего в качестве жены и матери. Когнитивный стиль восприятия и осмысления проблем, переработки впечатлений был представлен патологической дезадаптивной когнитивно-поведенческой стратегией, связанной с доминированием неадекватной концепции собственной неполноценности и идеей единственно нормального варианта жизни, жизни в собственной полной семье. Все другие варианты будущего рассматривались больной как негативные, будущее без семьи и ребенка представлялось мрачным и бессмысленным, возникали идеи о самоубийстве при таком развитии судьбы. На этом основании была осуществлена рациональная психотерапия и суггестивное воздействие, в процессе которых больной была объяснена природа и сущность ее заболевания и когнитивно-поведенческих построений, продемонстрирована неадекватность и дезадаптарующая роль ее концепций о себе и будущем. Кроме этого, внушалась концепция о ведущей роли психологической инертности и ригидности в сохранении и поддержании патологических отклонений, а также необходимость и желательность избавления от негативных стереотипов мышления и поведения и принятия, освоения позитивных, адаптивных стратегий. В качестве последних были предложены более широкие взгляды на варианты собственного существования, приемлемость и даже большая выгодность жизни без мужа или партнера вообще, с ребенком или без ребенка. Семейная жизнь была представлена как главным образом дисгармоничная, с учетом реального преобладания конфликтных пар и распадающихся семей. Рождение и воспитание детей преподносилось как дело проблемное, неблагодарное, таящее в себе риск рождения или воспитания неполноценного или дисгармоничного потомства, обреченного на мучения, а в итоге, как и все живое, на смерть. Ее собственный жизненный опыт согласовался с этими внушениями. В процессе рациональной психотерапии до сведения пациентки было доведено, что целью метода является дестабилизация патологической доминанты, повышение подвижности нервной системы и мыслительных процессов для освобождения от устоявшихся негативных стереотипов, являющихся помехой для гармоничной жизни, и повышения готовности к усвоению новых, позитивных когнитивно-поведенческих схем. Параллельно была оценена степень психотерапевтической резистентности и личностной ригидности. Это осуществлялось путем выявления и анализа реакций пациентки на предлагаемые рекомендации, убеждения и суггестию, и регистрации темпа переформирования негативных стереотипов в позитивные. Резистентность и ригидность оказались умеренно выраженными. Далее была разработана индивидуальная схема активации пластичности в понятийно-логической, вербально-семантической, сенсорной (визуальной, аудиальной, ольфакторной, кинестетической), аналогово-образной, символической и праксической сферах мышления, восприятия и переработки информации. Для каждой из них был сформирован набор доступных, индивидуально приемлемых действий и операций, включая как имеющие нейрокоррекционную основу, так и метафорическое значение, скрытый смысл - суггестию инициации и реализации перемен.

Затем, в соответствии с разработанной схемой, осуществлялось последовательное поэтапное суггестивное воздействие в состоянии бодрствования пациентки.

На первом этапе проводился общий тренинг пластичности - менялись стереотипы поведения в областях, не затрагивающих собственно патологию, охватывая максимально широкий диапазон поведенческих реакций, рекомендовалось "изменить все, что можно изменить". При этом использовались приемы абсурдизации, гротеска, юмор, которые применялись в специальных вопросах-ответах и домашних заданиях. Пациентке давалась инструкция высказывать утверждения и отвечать, отклоняясь от общепринятых схем, меняя голос или заведомо неправильно, абсурдно на вопросы, задаваемые психотерапевтом, а в домашних условиях - самому себе или соответствующим образом подготовленными родителями или другими членами семьи. Эти вопросы и утверждения касались имени, возраста, пола, расовой принадлежности, рода занятий пациентки, времени года, ситуации в стране, состава правительства и т.п.

Кроме этого, тренировались "обратные действия": использование левой руки вместо правой при употреблении пищи, чистке зубов, выполнении других действий, необычные варианты походки (боком, задом наперед, на цыпочках, с прыжками на одной ноге и т.п.).

Была изменена привычная локализация и интерьер в пространстве квартиры и рабочем кабинете пациентки - переставлена мебель, изменена развеска картин. Во врачебном кабинете больная усаживалась каждый раз в новом месте. Модифицировался стиль самопрезентации - была изменена прическа, цвет волос, манера одеваться - стиль "классной дамы" был изменен на более свободный, молодежный. Стереотип высказываний и пантомимики из депрессивно-скованного аутистического был преобразован в оптимистически-экспрессивный.

На втором этапе - специальном тренинге пластичности - дестабилизировалось сложившееся представление о психотравмирующих объектах или субъектах - здесь вновь в разнообразных вариантах позитивно интерпретировалась и модифицировалась как выгодная концепция самостоятельной жизни, независимо от возможности замужества или наличия партнера, наличия или отсутствия ребенка.

Данная концепция оформлялась соответственно специализации различных когнитивных и сенсорных систем. При этом были разработаны вербально-логические и семантические модификации-интерпретации - они касались нового построения фраз, имеющих отношение к проблеме пациентки - негативные интерпретации, укреплявшие ранее патологическую симптоматику, начинавшиеся, как правило, со слов "Как ужасно, что...", "Как мне не повезло, что..." заменялись позитивными: "Как хорошо, что..."; "Слава Богу, что..."; "Как мне повезло, что..." и т. п. Например: "Как хорошо, что я могу жить самостоятельно, это позволит мне избежать многих разочарований, обид, унижений и стрессов, сохранить себя внешне и внутренне молодой, привлекательной и здоровой". Положительный эффект данной интерпретации был обеспечен предшествующей когнитивно-рациональной подготовкой пациентки на первом этапе. Кроме этого, производилось переименование психотравмирующих ситуаций с приданием новым их названиям позитивного эмоционального заряда. Так "одиночество" было заменено на "самостоятельность", "свободу от рабства перед другой личностью", "способ избежать разочарований и унижений" и т.п. Использовались также уменьшительные и юмористические названия - "ребетята-собачата", "жертвы либидо", "партнерчик", "муж-женогуб" и др. Соответствующим образом изменялся и стиль рассказа о проблемных ситуациях, с выделением в происшедшем и происходящем положительного смысла.

Использовались также визуальные модификации. Они представляли собой нестандартные визуализации - зрительное воображение психотравмирующих ситуаций с какими-либо дополнениями или исключениями, ракурсами, уменьшением размеров или цветовой насыщенности, воображаемого расстояния до них, с использованием гротеска, юмора и т.п. Так, психотравмирующий заряд представлений о первом муже и о следовавшем за ним возлюбленном нейтрализовался дополнением к их зрительному образу увеличенных ушей и носа при уменьшении размеров туловища и конечностей, кроме этого, использовалось представление их прозрачными, уменьшающимися и удаляющимися в бесконечность пространства, туда, откуда нет возврата. В то же время себя, самостоятельную и успешную, пациентка представляла близкой, красиво-эффектной, заполняющей все пространство будущего.

Визуально-праксические модификации включали в себя необычные графические изображения психотравмирующих ситуаций. При этом использовалось серийное последовательное рисование их от максимально крупных до максимально маленьких с последующим разрыванием и выбрасыванием этих рисунков.

При всех этих нестереотипных видах "обращения" с психотравмирующими переживаниями их модификациям придавался контрастный, позитивный по отношению к первоначальному негативному восприятию характер.

Помимо занятий с психотерапевтом, пациентка самостоятельно проводила апробированные лечебные манипуляции в виде домашних заданий ежедневно от 10 до 20 раз в сутки. Курс лечения включал в себя 5 сеансов, которые потребовали 2 недель. Полученные навыки далее самостоятельно использовались пациенткой для улучшения социальной адаптации.

В процессе лечения состояние больной улучшилось, постепенно исчезли предъявлявшиеся ранее жалобы, спокойно и с оптимизмом относилась к любым вариантам развития своей судьбы. Динамическое наблюдение в течение года показало устойчивость достигнутых результатов. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ коррекции психотерапевтической резистентности и личностной ригидности, включающий анализ анамнеза, рациональную психотерапию и суггестивное воздействие, отличающийся тем, что при анализе анамнеза у пациента выявляют патологические дезадаптивные когнитивно-поведенческие стереотипы, в процессе рациональной и суггестивной психотерапии разъясняют и внушают концепцию о ведущей роли психологической резистентности и ригидности в сохранении патологических отклонений, выявленные патологические стереотипы подвергают коррекции, рекомендуя и внушая оптимальные стратегии мышления и поведения, затем осуществляют последовательное поэтапное суггестивное воздействие в состоянии бодрствования пациента, на первом этапе проводят тренинг пластичности психических процессов в областях, не затрагивающих собственно патологию, путем дестабилизации максимально широкого диапазона привычных когнитивно-поведенческих схем с использованием приемов ролевого тренинга, гротеска и абсурдизации, нестандартных вопросов-ответов, тренировки обратных действий, перемены стиля самопрезентации, предлагая пациенту изменять максимально возможный объем поведенческих стереотипов, на втором этапе проводят тренинг пластичности психических процессов в областях, связанных с патологией, путем переформирования сложившихся представлений о психотравмирующих факторах с использованием вариантов контрастной позитивной интерпретации и субъективной модификации их когнитивно-логических, вербально-семантических, символических, сенсорных и объемно-пластических характеристик, курс лечения включает в себя 3-5 сеансов, лечебные манипуляции выполняют ежедневно от 10 до 20 раз в сутки.