СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ ОРОФАРИНГЕАЛЬНОЙ ЗОНЫ И КОЖИ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ ОРОФАРИНГЕАЛЬНОЙ ЗОНЫ И КОЖИ


RU (11) 2161055 (13) C1

(51) 7 A61N5/067 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 07.09.2007 - прекратил действие 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 2000.12.27 
(21) Регистрационный номер заявки: 99123836/14 
(22) Дата подачи заявки: 1999.11.10 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 1999.11.10 
(45) Опубликовано: 2000.12.27 
(56) Аналоги изобретения: RU 2088285 C1, 10.02.1997. SU 1653789 A1, 01.06.1991. SU 1823193 A1, 27.02.1998. 
(71) Имя заявителя: Московский областной научно-исследовательский клинический институт 
(72) Имя изобретателя: Поляков П.Ю.; Быченков О.А.; Рогаткин Д.А.; Балканов А.С.; Ларионова Н.А. 
(73) Имя патентообладателя: Московский областной научно-исследовательский клинический институт 
(98) Адрес для переписки: 129110, Москва, ул. Щепкина 61/2, МОНИКИ, пат. группа 

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ ОРОФАРИНГЕАЛЬНОЙ ЗОНЫ И КОЖИ 

Изобретение относится к медецине, а именно к онкологии. Способ заключается в том, что предварительно измеряют оксигенацию не менее чем в трех точках в опухоли и в окружающих интактных тканях, определяют средние значения полученных показателей, выбирают освещенность, время разового лазерного воздействия. Способ уменьшает осложнения. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к медицине, а именно к лечению онкологических больных с применением лучевого воздействия.

Известен способ лечения злокачественных новообразований кожи и слизистых оболочек (Патент РФ 2126699, МПК A 61 N 5/06, публ. 1999 г.).

Недостатком известного способа является использование лазерного излучения только в качестве радиопротектора нормальных тканей, т.е. для снижения лучевых реакций со стороны слизистых и кожи, а также то, что метод может быть использован в самостоятельном плане только для лечения опухолей I-II стадии или на предоперационном этапе комбинированного лечения.

Наиболее близким к предлагаемому является способ лечения онкологических больных (Патент РФ N 2088285, МПК A 61 N 5/06, публ. 1997 г.), включающий совместное воздействие на опухоль низкоинтенсивного лазерного излучения и дистанционной гамма-терапии.

Однако необходимо отметить, что в данном способе не определены критерии выбора параметров освещенности индивидуально для каждого конкретного случая и производили регистрацию показателей оксигенации с постоянным временным интервалом, без учета клинического состояния опухоли.

Задача, которая поставлена авторами - это устранить указанные недостатки, а именно: представить критерии выбора временного интервала регистрации показателей оксигенации опухоли и критерии выбора параметров освещенности низкоинтенсивного лазерного излучения (в данном случае гелий-неонового непрерывного лазера) индивидуально для каждого пациента.

Поставленная задача решается следующим образом. В способе совместного применения низко-интенсивного лазерного излучения (НИЛИ) и дистанционной гамма-терапии по данным, полученным методом лазерной оксигемометрии, дополнительно вычисляют средний арифметический показатель оксигенации опухоли, средний арифметический показатель оксигенации тканей, находящихся на расстоянии 3,5-6,5 мм от видимых границ опухоли, и средний арифметический показатель оксигенации тканей, находящихся на расстоянии 7,5-15 мм от видимых границ опухоли.

По отношению среднего арифметического показателя оксигенации тканей, находящихся на расстоянии 3,5-6,5 мм от видимых границ опухоли, к среднему арифметическому показателю оксигенации опухоли определяют интервал времени воздействия низкоинтенсивного лазерного излучения во время процедуры применения его в качестве радиомодификатора для снятия контрольных показателей оксигенации. Этот показатель особенно важен в клинике в случаях острого нарушения гемодинамики микроциркуляторного русла опухоли и окружающих ее тканей.

По отношению среднего арифметического показателя оксигенации тканей находящихся на расстоянии 7,5-15 мм от видимых границ опухоли к среднему арифметическому показателю оксигенации опухоли определяют интервал параметров освещенности гелий-неонового лазера для каждого конкретного клинического случая. Выбор параметров освещенности важен для осуществления воздействия НИЛИ в рамках терапевтического интервала, предопределяет глубину проникновения лазерного излучения в ткани и ответную реакцию тканей.

Способ осуществляется следующим образом.

До начала лечения у больного методом лазерной спектрофотометрии (в частности, лазерной оксигемометрии) определяют исходные показатели оксигенации опухоли не менее чем в 3 точках, и вычисляют средний арифметический показатель оксигенации опухоли по формуле Kср.оп.

Затем снимают показатели не менее чем в 3 точках, расположенных на периферии на расстоянии 3,5-6,5 мм от видимых границ опухоли, и вычисляют среднюю арифметическую Kср.1.

Также снимаются показатели не менее чем в 3 точках, расположенных на расстоянии 7,5-15 мм от видимых границ опухоли, и вычисляют среднюю арифметическую Kср.2.

Определение временного интервала снятия показателей оксигенации во время процедуры воздействия низкоинтенсивным лазерным излучением в качестве радиомодификатора определяют из соотношения Kср.1/Kср.оп.

1) если Kср.1/Kср.оп > 1,050,05, то промежуток между исследованиями следует делать равным 30 с,

2) если Kср.1/Kср.оп 0,950,05, то промежуток достаточно делать равным 60 с.

Интервал параметров освещенности гелий-неонового лазера, рекомендуемых в каждом конкретном случае определяют по соотношению Kср.2/Kср.оп,

1) если Kср.2/Kср.оп > 1,100,05, то следует применять освещенность в интервале 6 - 9 мВт/см2,

2) если Kср.2/Kср.оп = 10,05, то - 9 - 15 мВт/см2,

3) если Kср.2/Kср.оп < 0,900,05, то - 15 - 25 мВт/см2.

Примеры конкретного выполнения способа.

Пример 1.

Пациент С., 52 года, история болезни N 8924, поступил в отделение с жалобами на боли в ротовой полости. Клинический диагноз: Рак дна полости рта IV ст. T4N3Mo. Морфологически: плоскоклеточная ороговевающая форма. Больному до лечения методом лазерной оксигемометрии зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом Kср.1/Kср.оп оказалось 0,97, т.е. меньше 0,950,05, а Kср.2/Kср.оп = 1,11, т.е. больше 1,10,05. Пациенту провели радиомодификацию опухоли гелий-неоновым лазером освещенностью 7 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 60 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 18% от исходных, после воздействия лазерного излучения пациенту провели дистанционную гамма-терапию (ДГТ) по схеме динамического фракционирования дозы при разовой очаговой дозе 3,6 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 10,8 Гр. Последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 13 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 1,2 Гр 2 раза в сутки с интервалом между сеансами 4 часа в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 34,8 Гр.

Осложнений от применения НИЛИ в процессе и после радиосенсибилизации опухоли не отмечено.

Пример 2.

Пациент Д, 63 года, история болезни N 5971, поступил с жалобами на боли в ротовой полости. Клинический диагноз: Рак дна полости рта IV ст. T4N1Mx. Морфологически: плоскоклеточный рак без ороговения.

Пациенту, аналогично, как и в предыдущем случае, до лечения методом лазерной оксигемометрии зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом Kср.1/Kср.оп оказалось 1,2, т.е. больше 1,050,05, а Kср.2/Kср.оп = 1,3, т. е. больше 1,10,05. Радиосенсибилизацию опухоли провели гелий-неоновым лазером освещенностью 6 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 30 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 15% от исходных после воздействия гелий-неонового лазера (ГНЛ) в течение 1 мин. Далее через 15 мин после использования лазерного излучения пациенту провели ДГТ по схеме динамического фракционирования дозы при разовой очаговой дозе 3,6 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 10,8 Гр. последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 13 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 2,4 Гр в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 34,8 Гр.

Осложнений от применения НИЛИ не выявлено.

Пример 3.

Пациент К., 56 лет, история болезни N 7458, поступил с жалобами на чувство инородного тела в ротовой полости. Клинический диагноз: Рак мягкого неба III ст. T3NoMx. Морфологически: плоскоклеточный дифференцированный рак.

Пациенту так же, как и в предыдущем случае, до лечения методом лазерной оксигемометрии зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом Kср.1/Kср.оп = 1,09, т. е. оказалось больше 1,050,05, а Kср.2/Kср.оп = 0,92, т.е. меньше 0,90,05. Радиосенсибилизацию опухоли провели гелий-неоновым лазером освещенностью 16 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 30 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 33% от исходных после воздействия ГНЛ в течение 7 мин. Далее через 10 мин после использования лазерного излучения пациенту провели ДГТ при разовой очаговой дозе 4 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 12 Гр. Последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 12 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 1 Гр 2 раза в сутки с интервалом между сеансами 4 часа в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 30 Гр.

Осложнений в процессе лечения не выявлено.

Пример 4.

Пациент К., 66 лет, история болезни N 10521, поступил с жалобами на наличие опухоли на коже задней поверхности шеи в нижней трети слева. Клинический диагноз: Базалиома кожи шеи IIст. T2NoMx. Морфологически: солидная базалиома.

Пациенту до начала лечения методом лазерной оксигемометрии зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом отмечено Kср.1/Kср.оп = 0,96, т.е. попадает в пределы 0,950,05, а Kср.2/Kср.оп = 0,84, т.е. меньше 0,90,05. Радиосенсибилизацию опухоли провели гелий-неоновым лазером освещенностью 18 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 60 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 42% от исходных после воздействия ГНЛ в течение 9 мин. Далее через 5 мин после использования лазерного излучения пациенту провели ДГТ при разовой очаговой дозе 4 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 12 Гр. Последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 12 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 2 Гр в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 30 Гр.

Осложнений от применения НИЛИ не выявлено.

Пример 5.

Пациент Г. , 70 лет, история болезни N 6729, поступил в отделение с жалобами на затруднение глотания пищи и боли в горле. Клинический диагноз: Рак ротоглотки III ст. T3N2Mo. Морфологически: умеренно дифференцированный плоскоклеточный ороговевающий рак.

Больному до лечения методом лазерной оксигемометрии зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом Kср.1/Kср.оп = 0,89, т. е. меньше 0,950,05, а Kср.2/Kср.оп = 1,01, т.е. попадает в пределы 10,05. Пациенту провели радиомодификацию опухоли гелий-неоновым лазером освещенностью 14 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 30 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 29% от исходных после воздействия ГНЛ в течение 7 мин. Далее через 10 мин после воздействия лазерного излучения пациенту провели ДГТ при разовой очаговой дозе 3,6 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 10,8 Гр. Последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 13 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 1,2 Гр 2 раза в сутки с интервалом между сеансами 4 часа в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 34,8 Гр.

Осложнений от применения лазерного излучения в процессе и после радиосенсибилизации опухоли не отмечено.

Пример 6.

Пациент Р. , 72 года, история болезни N 8541, поступил с жалобами на обильное слюнотечение, чувство инородного тела в ротовой полости, затруднение глотания слюны и боли в ротовой полости. Клинический диагноз: Рак языка II ст. T3N1Mx. Морфологически: плоскоклеточный ороговевающий рак.

Пациенту зарегистрировали показатели оксигенации в центре и по краям опухоли, и в окружающих опухоль тканях на 2-х уровнях: на расстоянии от видимых границ опухоли на 3,5-6,5 мм и 7,5-15 мм. При этом Kср.1/Kср.оп = 1,12, т.е. больше 1,050,05, а Kср.2/Kср.оп = 0,99, т.е. попадает в предел 10,05. Радиосенсибилизацию опухоли провели гелий-неоновым лазером освещенностью 12 мВт/см2 с интервалом воздействия НИЛИ 30 с. В результате отмечено максимальное повышение показателей оксигенации в опухоли на 23% от исходных после воздействия ГНЛ в течение 5 мин. Далее через 20 мин после использования лазерного излучения пациенту провели ДГТ при разовой очаговой дозе 3,6 Гр. Вышеописанное лечение продолжалось в течение первых 3 суток до суммарной очаговой дозы 10,8 Гр. Последующее проведение дистанционной гамма-терапии с 4 по 13 день лечения осуществлялось при разовой очаговой дозе 2,4 Гр в режиме облучения 5 раз в неделю, без предварительного лазерного воздействия до суммарной очаговой дозы 34,8 Гр.

Осложнений от применения НИЛИ не выявлено.

Предлагаемый способ позволяет осуществить индивидуальный подход в лечении онкологических больных, избежать осложнений от лазерного воздействия в процессе лечения. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Способ лечения злокачественных опухолей орофарингеальной зоны и кожи, включающий совместное воздействие на опухоль дистанционной гамма-терапии и низкоинтенсивного лазерного излучения с определением ежедневного суммарного времени воздействия по индивидуальным параметрам предельного усиления кровотока, отличающийся тем, что предварительно измеряют оксигенацию не менее чем в трех точках в опухоли и в окружающих опухоль интактных тканях на расстоянии 3,5 - 6,5 и 7,5 - 15 мм от ее визуальных границ, по меньшей мере, по 3 точки для каждого диапазона расстояния по периметру опухоли, определяют средние значения полученных показателей Кср.оп, Кср.1, Кср.2 соответственно и при Кср.1 / Кср.оп > 1,05 0,05 временной промежуток разового воздействия гелий-неонового непрерывного лазера на опухоль выбирают равным 30 с, при Кср.1 / Кср.оп 0,95 0,05 время разового лазерного воздействия выбирают равным 60 с, причем при Кср.2 / Кср.оп > 1,1 0,05 освещенность выбирают 6 - 9 мВт/см2, при Кср.2 / Кср.оп = 1 0,05 выбирают 9 - 15 мВт/см2 и при Кср.2 / Кср.оп < 0,9 0,05 выбирают 9 - 15 мВт/см2 и при Кср.2 / Кср.оп < 0,9 0,05 выбирают 15 - 25 мВт/см2.