ЛЕЧЕНИЕ РЕЗИСТЕНТНЫХ ОПУХОЛЕЙ ЧЕЛОВЕКА АНТАГОНИСТАМИ РЕЦЕПТОРОВ ФАКТОРА РОСТА ЭПИДЕРМИСА

ЛЕЧЕНИЕ РЕЗИСТЕНТНЫХ ОПУХОЛЕЙ ЧЕЛОВЕКА АНТАГОНИСТАМИ РЕЦЕПТОРОВ ФАКТОРА РОСТА ЭПИДЕРМИСА


RU (11) 2294761 (13) C2

(51) МПК
A61K 39/395 (2006.01)
A61K 39/44 (2006.01)
A61K 31/282 (2006.01)
A61P 35/00 (2006.01) 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 10.08.2007 - действует 

--------------------------------------------------------------------------------

Документ: В формате PDF 
(14) Дата публикации: 2007.03.10 
(21) Регистрационный номер заявки: 2001130771/14 
(22) Дата подачи заявки: 2000.05.01 
(30) Приоритетные данные: 09/312284 1999.05.14 пп.1-49 US 09/374028 1999.08.13 пп.42-48, 50 US 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 2000.05.01 
(43) Дата публикации заявки: 2003.07.10 
(45) Опубликовано: 2007.03.10 
(56) Аналоги изобретения: WO 9640210, 19.12.1996. ЛОБКО Г.Н. и др. Резистентность опухолей, Минск, Наука и техника, 1989, с.84-106. US 5616582, 01.04.1997. US 5196446, 23.03.1993. US 5656655, 12.08.1997. US 5646153, 08.07.1997. Balaban N. et al. The effect of ionizing radiation on signal transduction: antibodies to EGF receptor sensitize A 431 cells to radiation // Biochim Biophys Acta. 1996 Nov 8; 1314 (1-2): 147-56, abstr. PubMed. 
(72) Имя изобретателя: УАКСАЛ Харлен У. (US) 
(73) Имя патентообладателя: Имклон Систимс Инкопэритид (US) 
(85) Дата соответствия ст.22/39 PCT: 2001.12.14 
(86) Номер и дата международной или региональной заявки: US 00/11756 (01.05.2000) 
(87) Номер и дата международной или региональной публикации: WO 00/69459 (23.11.2000) 
(98) Адрес для переписки: 101000, Москва, Центр, а/я 732, Агентство ТРИА РОБИТ, пат.пов. Г.М.Вашиной 

(54) ЛЕЧЕНИЕ РЕЗИСТЕНТНЫХ ОПУХОЛЕЙ ЧЕЛОВЕКА АНТАГОНИСТАМИ РЕЦЕПТОРОВ ФАКТОРА РОСТА ЭПИДЕРМИСА
Изобретение относится к медицине, онкологии и может быть использовано при лечении резистентных опухолей человека. Предложены варианты применения эффективного количества антагониста рецептора фактора роста эпидермиса (EGFR) в качестве активного ингредиента в производстве медикамента для ингибирования различных видов резистентных опухолей у пациента, в частности для совместного использования антагониста EGFR с другими химиотерапевтическими агентами, такими как цисплатина, иринотекан, или с ионизирующим излучением. Изобретение направлено на ингибирование у человека роста опухолей, которые являются резистентными к предшествующему противоопухолевому лечению химиотерапевтическими агентами, ионизирующим излучением или комбинацией этих методов. 5 н. и 45 з.п. ф-лы, 2 табл.




ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ


Рак является второй основной причиной смерти после сердечных приступов в США. Имелся существенный прогресс в разработке новых терапий в лечении этой разрушительной болезни. Значительная часть прогресса обусловлена лучшим пониманием клеточной пролиферации как нормальных, так и раковых клеток.

Нормальные клетки пролиферируют с помощью высокорегулируемой активации рецепторов фактора роста соответствующими лигандами. Примерами таких рецепторов являются тирозинкиназные рецепторы фактора роста.

Раковые клетки также пролиферируют с помощью активации рецепторов фактора роста, но утрачивают точную регуляцию нормальной пролиферации. Потеря регуляции может вызываться многочисленными факторами, как например сверхэкспрессией факторов роста и/или рецепторов и автономной активацией биохимических путей, регулируемых факторами роста.

Некоторые примеры рецепторов, вовлеченных в онкогенез, представляют собой рецепторы фактора роста эпидермиса (epidermal growth factor receptor, EGFR) фактора роста, полученного из тромбоцитов (platelet-derived growth factor receptor, PDGFR); инсулиноподобного фактора роста (insulin-like growth factor receptor, IGFR); фактора роста нервной ткани (nerve growth factor receptor, NGFR) и фактора роста фибробласта (fibroblast growth factor receptor, FGFR).

Членами семейства рецепторов фактора роста эпидермиса (EGF) являются особенно важные тирозинкиназные рецепторы фактора роста, связанные с онкогенезом эпидермальных клеток. Первым описанным членом семейства рецепторов EGF являлся гликопротеин с кажущимся молекулярным весом примерно 165 kD. Данный гликопротеин, который описан Mendelsohn et al. в патенте США №4943533, известен как EGF рецептор (EGFR) и таже известен как EGF рецептор-1 человека (HER1).

EGFR сверхэкспрессируется на многих типах опухолевых клеток, напоминающих эпидермис. EGF и -трансформирующий фактор роста (transforming growth factor-alpha, TGF-alpha) являются двумя известными лигандами EGFR. Примеры опухолей, которые экспрессируют EGF рецепторы, включают глиобластомы, а также рак легкого, молочной железы, головы и шеи и мочевого пузыря. Амплификация и/или сверхэкспрессия EGF рецепторов на мембранах опухолевых клеток связана с неблагоприятным прогнозом.

Лечение рака традиционно включает химиотерапию и лучевую терапию. Некоторые примеры химиотерапевтических агентов включают доксорубицин, цисплатину и таксол. Ионизирующее излучение может быть или из внешнего источника, или из источника, расположенного внутри больного, т.е. брахитерапия (brachytherapy).

Другой вид лечения включает антагонистов факторов роста или рецепторов факторов роста, вовлеченных в пролиферацию клеток. Такие антагонисты нейтрализуют активность фактора роста или рецептора и ингибируют рост опухолей, которые экспрессируют рецептор.

Например, патент США №4943533 описывает моноклональные антитела мышей, названные 225, которые связываются с EGF рецептором. Патент предоставлен Калифорнийскому университету, и лицензия выдана исключительно ImClone Systems Incorporated. Антитело 225 способно ингибировать рост культивированных EGFR-экспрессирующих опухолевых линий, а также рост этих опухолей in vivo, когда растут в качестве ксенотрансплантатов в лишенных волос (шерсти) мышах. См. Masui et al., Cancer Res. 44, 5592-5598 (1986).

Недостатком применения моноклональных антител мышей при лечении людей является возможность реакции антитела человека против мыши (human anti-mouse antibody, HAMA) вследствие присутствия Ig последовательностей мыши. Этот недостаток можно свести к минимуму при замене всей константной области антитела мышей (или другого не относящегося к человеку млекопитающего) константной областью человека. Замена константных областей антитела мышей последовательностями, относящимися к человеку, обычно называется химеризацией.

Процесс химеризации можно сделать даже более эффективным при замене также и остова вариабельных областей антитела мышей соответствующими последовательностями человека. Остов вариабельных областей представляет собой вариабельные области антитела кроме гипервариабельных областей. Гипервариабельные области также известны как комплементарно-детерминирующие области (complementary-determining regions, CDRs).

Замену константных областей и остова вариабельных областей последовательностями, относящимися к человеку, обычно называют облагораживанием (гуманизацией). Облагороженные антитела менее иммуногенны (т.е. выявляют меньшую HAMA реакцию), чем больше последовательностей, относящихся к мышам, заменяют последовательностями, относящимися к человеку. К сожалению, и стоимость, и трудоемкость увеличиваются, чем больше областей антител мышей заменяются последовательностями человека.

Замена константных областей, не относящихся к человеку, на константные области, относящиеся к человеку, очевидно не влияет на активность антитела. Например, Prewett et al. сообщали об ингибрировании развития опухоли установленных ксенотрансплантатов опухоли простаты у мышей химерной формой анти-EGFR 225 моноклонального антитела, которое рассматривалось выше. Химерная форма называется C225. Journal of Immunotherapy 19, 419-427 (1997).

Другим подходом для уменьшения иммуногенности антител является применение фрагментов антитела. Например, в публикации Aboud-Pirak et al., Journal of the National Cancer Institute 80, 1605-1611 (1988) сравнивается противоопухолевое действие антитела анти-EGF рецептора, называемое 108,4, с фрагментами антитела. Опухолевая модель основана на KB клетках в качестве ксенотрансплантатов у лишенных волос (шерсти) мышей. KB клетки получают из орального плоскоклеточного рака человека и экспрессируют повышенный уровень EGF рецепторов.

Aboud-Pirak et al. нашли, что и антитело и двухвалентный F(ab') 2 фрагмент замедляют рост опухоли in vivo, хотя F(ab') 2 фрагмент менее эффективен. Одновалентный Fab фрагмент антитела, чья способность связывать клеточно-ассоциированные рецепторы сохранена, однако, не замедляет опухолевый рост.

Также были предприняты попытки улучшить лечения злокачественных опухолей путем комбинирования некоторых из способ, упомянутых выше. Например, Baselga et al. сообщали о противоопухолевых эффектах химиотерапевтического агента доксорубицина с анти-EGFR моноклональными антителами в Journal of the National Cancer Institute 85, 1327-1333 (1993).

Другими предприняты попытки увеличить чувствительность раковых клеток к ионизирующему излучению при комбинировании ионизирующего излучения с адъювантами. Например, Bonnen в патенте США №4846782 сообщал об увеличенной чувствительности злокачественных опухолей человека к ионизирующему излучению, когда ионизирующее излучение сочетают с интерфероном. Snelling et al. сообщали о незначительном улучшении при лечении ионизирующим излучением пациентов с астроцитомами с анапластической foci, когда ионизирующее излучение комбинировали с анти-EGFR моноклональным антителом, меченым йодом-125 в фазе II клинического исследования. См. Hybridoma 14, 111-114 (1995).

Аналогично, Balaban et al. сообщали о способности анти-EGFR моноклональных антител повышать чувствительность ксенотрансплантатов плоскоклеточного рака человека у мышей к ионизирующему излучению, когда лечению ионизирующим излучением предшествовало введение анти-EGFR антитела, названного LA22. См. Biochimica et Biophysica Acta 1314, 147-156 (1996). Saleh et al. также сообщали о лучшем опухолевом контроле (регуляции) in vitro и у мышей, когда лучевая терапия усиливалась анти-EGFR моноклональными антителами. Saleh et al. заключили, что "Дальнейшие исследования могут привести к новому комбинированному способу воздействия RT/Mab терапии". См. доклад 4197 в трудах Proceedings of the American Association for Cancer Research 37, 612 (1996).

Несмотря на вышеописанные лечения, для борьбы с раком ничего не было направлено, конкретно, на лечение злокачественных опухолей, резистентных к обычной химиотерапии и ионизирующему излучению. Резистентные злокачественные опухоли приводят к быстрому прогрессированию болезни, обычно с неблагоприятным прогнозом. В настоящее время мало, что можно сделать для пациентов со злокачественными опухолями, резистентными к обычному лечению рака.

Основываясь на вышесказанном, имеется необходимость в улучшенном способе лечения резистентных злокачественных опухолей у людей.

Сущность изобретения

Эта и другие цели, как ясно специалистам, достигаются обеспечением способа ингибирования роста резистентных злокачественных опухолей, которые стимулируются лигандом рецептора фактора роста эпидермиса (EGFR) у больных людей. Способ включает лечение больных людей эффективным количеством EGFR/HER1 антагониста.

В другом варианте, способ, описанный в данном изобретении, включает лечение больных людей при сочетании эффективного количества EGFR/HER1 антагониста и химиотерапевтического агента.

Еще в другом варианте, способ, описанный в данном изобретении, включает лечение больных людей при сочетании эффективного количества EGFR/HER1 антагониста и ионизирующего излучения.

Подробное описание изобретения

Данное изобретение относится к улучшенному способу лечения резистентных опухолей, в частности резистентных злокачественных опухолей у больных людей, у которых резистентный рак.

Резистентные опухоли

Резистентные опухоли включают опухоли, которые не в состоянии или не поддаются лечению только химиотерапевтическими агентами, только ионизирующим излучением или комбинацией этих методов. В данном описании резистентные опухоли также включают опухоли, которые, по-видимому, ингибируются при лечении химиотерапевтическими агентами и/или радиацией, но дают рецидивы через 5 лет, иногда до 10 лет или более длительного периода после того, как лечение прекращается.

Виды резистентных опухолей, которые могут лечиться в соответствии с данным изобретением, представляют собой любые резистентные опухоли, которые стимулируются лигандом EGFR. Некоторые примеры лигандов, которые стимулируют EGFR, включают EGF и TGF- .

EGFR семейство рецепторов включает EGFR, которое также в литературе называется HER1. В данном описании EGFR относится к специфическому члену EGFR семейства рецепторов, называемых EGFR/HER1.

Резистентные опухоли, излечиваемые способом, описанным в данном изобретении, являются эндогенными опухолями, присущими больным людям. Данные опухоли более трудно лечить, чем экзогенные ксенотрансплантаты опухоли человека, которые лечились у животных. См., например, Prewett et al., Journal of Immunotherapy 19, 419-427 (1997).

Некоторые примеры резистентных опухолей включают карциномы, глиомы, саркомы, аденокарциномы, аденосаркомы и аденомы. Такие опухоли фактически встречаются во всех частях тела человека, включая каждый орган. Опухоли могут, например, присутствовать в молочной железе, сердце, легком, тонкой кишке, толстой кишке, селезенке, почке, мочевом пузыре, голове и шеи, яичнике, предстательной железе, головном мозге, поджелудочной железе, коже, костях, костном мозге, крови, вилочковой железе, матке, яичках, шеи и печени.

Опухоли могут экспрессировать EGFR при нормальных уровнях или они могут сверхэкспрессировать EGFR при уровных, который, например, в 10, 100 или 1000 раз выше нормального уровня. Некоторые опухоли, которые сверхэкспрессируют EGFR, включают молочную железу, легкое, толстую кишку, почку, мочевой пузырь, голову и шею, особенно плоскоклеточный рак головы и шеи, яичника, предстательной железы и головного мозга.

EGFR/HER1 антагонисты

Резистентные опухоли, описанные в данном изобретении, могут лечиться EGFR/HER1 антагонистом. В данном описании EGFR/HER1 антагонист представляет собой любое вещество, которое ингибирует стимуляцию EGFR/HER1 с помощью EGFR/HER1 лиганда. Такое ингибирование стимуляции ингибирует рост клеток, которые экспрессируют EGFR/HER1.

Рост резистентных опухолей в достаточной степени ингибируют у больных для предотвращения или уменьшения прогрессирования злокачественной опухоли (т.е. рост, инвазивность, метастаз и/или рецидив). EGFR антагонисты, описанные в данном изобретении, могут быть цитостатическими или ингибировать рост резистентной опухоли. Предпочтительно, когда EGFR антагонист разрушает клетки или разрушает опухоль.

Данный механизм ингибирования не предполагается в качестве действующего в данном изобретении. Тем не менее, EGFR тирозинкиназы обычно активируют с помощью фосфорилирования. Таким образом, фосфорилирование полезно для предсказания пригодности антагонистов, описанных в данном изобретении. Некоторые приемлемые проверки активности EGFR тирозинкиназы описаны в публикациях Panek et al., Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics 283, 1433-1444 (1997) и Batley et al., Life Sciences 62, 143-150 (1998). Описание этих проверок приведены в данном изобретении в качестве ссылок.

EGFR/HER1 антагонисты включают биологические молекулы или малые молекулы. Биологические молекулы включают все липиды и полимеры моносахаридов, аминокислот и нуклеотиды с молекулярным весом более 450. Таким образом, биологические молекулы включают, например, олигосахариды и полисахариды; олигопептиды, полипептиды, пептиды и протеины; и олигонуклеотиды и полинуклеотиды. Олигонуклеотиды и полинуклеотиды включают, например, ДНК и РНК.

Биологические молекулы дополнительно включают производные любых описанных выше молекул. Например, производные биологических молекул включают липид и гликозилированные производные олигопептидов, полипептидов, пептидов и протеинов. Производные биологических молекул дополнительно включают липидные производные олигосахаридов и полисахаридов, т.е. липополисахаридов. Наиболее типично, когда биологические молекулы являются антителами или функциональными эквивалентами антител.

Функциональные эквиваленты антител обладают связывающими свойствами, сопоставимыми со связывающими свойствами антител, и ингибируют рост клеток, которые экспрессируют EGFR. Такие функциональные эквиваленты, например, включают химеризированные, облагороженные (гуманизированные) и одноцепочечные антитела, а также их фрагменты.

Функциональные эквиваленты антител также включают полипептиды с аминокислотными последовательностями, практически такими же, как аминокислотная последовательность вариабельных или гипервариабельных областей антител, описанных в данном изобретении. Аминокислотную последовательность, которая практически такая же, как другая последовательность, но которая отличается от другой последовательности одним или несколькими заменами, добавлениями и/или делениями (удалениями), считают эквивалентной последовательностью. Предпочтительно, когда менее 50%, более предпочтительно менее 25% и еще более предпочтительнее менее 10% аминокислотных остатков в последовательности заменяются, добавляются или удаляются из протеина.

Функциональный эквивалент антитела предпочтительно является химеризированным или облагороженным (гуманизированным) антителом. Химеризированное антитело включает вариабельную область антитела, неотносящегося к человеку, и константную область антитела, относящегося к человеку. Облагороженное антитело включает гипервариабельную область (CDRs) антитела, неотносящегося к человеку. Вариабельная область, а не гипервариабельная область, т.е. остов вариабельной области и константная область облагороженного (гуманизированного) антитела являются областями антитела 1 человека.

В данной заявке пригодные вариабельная и гипервариабельная области антител, неотносящихся к человеку, могут получаться из антител, продуцируемых любым млекопитающим помимо человека, в котором получают моноклональные антитела. Подходящие примеры млекопитающих помимо людей включают, например, кроликов, крыс, мышей, лошадей, коз или приматов. Предпочтительными являются мыши.

Функциональные эквиваленты дополнительно включают фрагменты антител, которые обладают связывающими свойствами, которые являются такими же или сопоставимыми со свойствами целого антитела. Подходящие фрагменты антитела включают любой фрагмент, который включает достаточную часть гипервариабельной (т.е. комплементарно-детерминирующей) области, которая специфически и с достаточной аффинностью (сродством) связывается с EGFR тирозинкиназы для ингибирования роста клеток, которые экспрессируют такие рецепторы.

Такие фрагменты могут, например, содержать один или оба Fab фрагмента или F(ab') 2 фрагмент. Предпочтительно, когда фрагменты антитела содержат все шесть комплементарно-детерминирующих областей целого антитела, хотя также включаются функциональные фрагменты, содержащие меньшее количество этих областей, как например три, четыре или пять CDRs.

Предпочтительными фрагментами являются одноцепочечные антитела или Fv фрагменты. Одноцепочечные антитела представляют собой полипептиды, которые включают, по крайней мере, вариабельную область тяжелой цепи антитела, связанной с вариабельной областью легкой цепи с соединяющим линкером или без него. Таким образом, Fv фрагмент включает место связывания всего антитела. Данные цепи могут продуцироваться в бактериях или эукариотических клетках.

Антитела и функциональные эквиваленты могут быть членами любого класса иммуноглобулинов, таких как IgG, IgM, IgA, IgD или IgE, и их подклассов. Предпочтительными антителами являются члены IgG1 подкласса. Функциональные эквиваленты могут также быть эквивалентами комбинаций любого из вышеприведенных классов и подклассов.

Антитела могут быть произведены из желаемого рецептора способами, которые хорошо известны. Рецепторы или коммерчески доступны, или могут выделяться общеизвестными способами. Например, способы выделения и очистки EGFR имеются у Spada, US patent 5646153, начиная с колонки 41 строки 55. Способы выделения и очистки EGFR, описанные в патенте Spada, приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Способы получения моноклональных антител включают иммунологический способ, описанный Kohler и Milstein в Nature 256, 495-497 (1975) и Campbell в "Monoclonal Antibody Technology, The Production and Characterization of Rodent and Human Hybridomas" в Burdon et al., Eds, Laboratory Techniques in Biochemistry and Molecular Biology, Volume 13, Elsevier Science Publishers, Amsterdam (1985). Также пригоден метод рекомбинантной ДНК, описанный Huse et al. в Science 246, 1275-1281 (1989).

Вкратце, для продуцирования моноклональных антител млекопитающее-хозяин инокулируют с рецептором или фрагментом рецептора, как описано выше, и далее, возможно, повторно иммунизируют. Чтобы быть пригодным, фрагмент рецептора должен содержать достаточное количество аминокислотных остатков, чтобы определить эпитоп детектируемой молекулы. Если фрагмент слишком короткий, чтобы быть иммуногенным, он может конъюгироваться с молекулой носителя. Некоторые пригодные молекулы носителей включают гемоцианин лимфы улитки и бычий сывороточный альбумин. Конъюгирование может проводиться известными способами. Один такой способ заключается в соединении остатка цистеина фрагмента с остатком цистеина на молекуле носителя.

Селезенки собирают от инокулированных млекопитающих через несколько дней после последней повторной иммунизации. Клеточные суспензии от селезенок подвергают слиянию с опухолевой клеткой. Полученные гибридомы, которые экспрессируют антитела, выделяют, культивируют и сохраняют в культуре.

Подходящие моноклональные антитела, а также тирозинкиназные рецепторы фактора роста для их получения также доступны из коммерческих источников, например из Upstate Biotechnology, Santa Cruz Biotechnology of Santa Cruz, California. Transduction Laboratories of Lexington, Kentucky, R&D Systems Inc of Minneapolis, Minnesota, and Dako Corporation of Carpinteria, California.

Также известны способы получения химерных и облагороженных (гуманизированных) антител. Например, способы получения химерных антител включают способы, описанные в патентах США Boss (Celltech) и Cabilly (Genentech). См. US Patent № 4816397 и 4816567, соответственно. Способы получения химерных и облагороженных (гуманизированных) антител описаны, например, в Winter, US Patent № 5225539.

Предпочтительный способ облагораживания антител называется CDR-трансплантацией. В CDR-трансплантации, области антитела мыши, которые непосредственно вовлечены в связывание с антигеном, комплементарно-детерминирующую область или CDRs трансплантируют в вариабельные области человека для создания вариабельных областей "реконструированного человека" ("reshaped human"). Эти полностью облагороженные вариабельные области далее присоединяются к константным областям человека для создания полных "полностью облагороженных" антител.

Для создания полностью облагороженных антител, которые хорошо связываются с антигеном, выгодно тщательно смоделировать вариабельные области "реконструированного человека" ("reshaped human"). Вариабельные области человека, в которые будут трансплантироваться CDRs, должны тщательно отбираться и обычно небходимо сделать несколько аминокислотных замен в критических положениях в пределах остовных областей (FRs) вариабельных областей человека.

Например, вариабельные области "реконструированного человека" ("reshaped human") могут включать до десяти аминокислотных замен в FRs выбранной вариабельной области легкой цепи человека и до 12 аминокислотных замен в FRs выбранной вариабельной области тяжелой цепи человека. ДНК последовательности, кодирующие гены этих тяжелой и легкой цепи вариабельной области "реконструированного человека" ("reshaped human"), присоединяются к ДНК последовательностям, кодирующим гены тяжелой и легкой цепи константной области, предпочтительно 1 и к соответственно. "Реконструированные" ("reshaped") облагороженные антитела далее экспрессируют в клетках млекопитающих и их аффинность (сродство) для их мишени сравнивают с таковыми для соответствующего антитела мышей и химерного антитела.

Способы выбора остатков замещаемого облагороженного антитела и получения замещений общеизвестны. См., например, Со el al., Nature 351, 501-502 (1992); Queen et ul., Proc. Natl. Acad. Sci. 86, 10029-1003 (1989) и Rodrigues et al., Int. J. Cancer, Supplement 7, 45-50 (1992). Способ облагораживания и "реконструирования" 225 анти-EGFR моноклонального антитела описан Goldstein el al. в заявке РСТ WO 96/40210. Данный способ можно приспособить для облагороженных и "реконструированных" антител относительно других тирозинкиназных рецепторов фактора роста.

Также известны способы получения одноцепочечных антител. Некоторые подходящие примеры включают примеры, описанные Wels et al. в European Patent Application 502812 и Int. J. Cancer 60, 137-144 (1995).

Другие способы продуцирования функциональных эквивалентов, описанные выше, представлены в заявке РСТ WO 93/21319, European Patent Application 239400, заявке РСТ WO 89/09622, European Patent Application 338745, US Patent № 5658570, US Patent № 5693780 и European Patent Application EP 332424.

Предпочтительными EGFR антителами являются химеризированные, облагороженные (гуманизированные) и одноцепочечные антитела, полученные из антител мышей, названные 225, которые описаны в US Patent № 4943533. Патент предоставлен Калифорнийскому университету, и лицензия выдана исключительно ImClone Systems Incorporated.

Антитело 225 способно ингибировать рост культивированных EGFR/HER1-экспрессирующих опухолевых клеток in vitro, а также in vivo, когда культивируют в качестве ксенотрансплантатов у лишенных волос (шерсти) мышей. См. Masui et al., Cancer Res. 44, 5592-5598 (1986). Позднее, схема лечения, сочетающая 225 плюс доксорубицин или цисплатину, проявила терапевтический синергизм относительно нескольких общеустановленных моделей ксенотрансплантатов человека у мышей. Basalga et al., J. Natl. Cancer Inst. 81, 1327-1333 (1993).

В одном варианте данного изобретения больных людей с резистентным плоскоклеточным раком головы и шеи лечили комбинацией EGFR/HER1 антагониста (химерное анти-EGFR моноклональное антитело, С225) и цисплатины. Этих больных ранее не удавалось лечить только ионизирующим излучением, одной химиотерапией или комбинацией этих методов. EGFR/HER1 антагонист ингибировал рост резистентных опухолей.

Химеризированные, облагороженные (гуманизированные) и одноцепочечные антитела, полученные от антитела 225 мышей, можно получить из 225 антитела, которое доступно из АТСС. Наоборот, различные фрагменты, необходимые для получения химеризированных, облагороженных (гуманизированных) и одноцепочечных 225 антител, могут синтезироваться из последовательности, представленной в работе Wels et al. в Int. J. Cancer 60, 137-144 (1995). Химеризированное 225 антитело (C225) можно получить согласно способам, описанным выше. Облагороженное (гуманизированное) 225 антитело можно получить согласно способу, описанному в примере IV заявки РСТ WO 96/40210, которая приведена в данном изобретении в качестве ссылки. Одноцепочечные 225 антитела (Fv225) можно получить согласно способам, описанным Wels et al. в Int. J. Cancer 60, 137-144 (1995) и в European Patent Application 502812.

Последовательности гипервариабельных (CDR) областей легкой и тяжелой цепи воспроизведены ниже. Аминокислотная последовательность указывает ниже нуклеотидную последовательность.

ТЯЖЕЛАЯ ЦЕПЬ ГИПЕРВАРИАБЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ (VH):

CDR1

AACTATGG TGTACAC (SEQ ID 1)

N Y G V Н (SEQ ID 2)

CDR2

GTGATATGGAGTGGTGGAAACACAGACTATAATACACCTTTCACATCC

(SEQ ID 3)

V I W S G G N T D Y N T P F T S (SEQ ID 4)

CDR3

GCCCTCACCTACTATGATTACGAGTTTGCTTAC (SEQ ID 5)

A L Т Y Y D Y E F A Y (SEQ ID 6)

ЛЕГКАЯ ЦЕПЬ ГИПЕРВАРИАБЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ (VL):

CDR1

AGGGCCAGTCAGAGTATTGGCACAAACATACAC (SEQ ID 7)

R A S Q S I G I N I H (SEQ ID 8)

CDR2

GCTTCTGAGTCTATCTCT (SEQ ID 9)

A S E S I S (SEQ ID 10)

CDR3

CAACAAAATAATAACTGGCCAACCACG (SEQ ID 11)

Q Q N N N W P T T (SEQ ID 12)

Кроме биологических молекул, которые рассматривались выше, антагонистами, описанными в данном изобретении, также могут быть малые молекулы. Любую молекулу, которая не является биологической молекулой, рассматривают в данном описании в качестве малой молекулы. Некоторые примеры малых молекул включают органические соединения, органометаллические соединения, соли органических и органометаллических соединений, сахариды, аминокислоты и нуклеотиды. Малые молекулы дополнительно включают молекулы, которые в других случаях следует рассматривать как биологические молекулы, за исключением их молекулярного веса, который не более 450. Таким образом, малыми молекулами могут быть липиды, олигосахариды, олигопептиды и олигонуклеотид и их производные с молекулярным весом 450 или менее.

Следует подчеркнуть, что малые молекулы могут быть любого молекулярного веса. Они просто называются малыми молекулами, поскольку они обычно имеют молекулярный вес менее 450. Малые молекулы включают соединения, которые встречаются в природе, а также синтетические соединения. Предпочтительно, когда малые молекулы ингибируют рост резистентных опухолевых клеток, которые экспрессируют EGFR/HER1 тирозинкиназы.

Описаны многочисленные малые молекулы, пригодные для ингибирования EGFR. Например, Spada el al., патент США №5656655 описывают стирилзамещенные гетероарилсоединения, которые ингибируют EGFR. Гетероарилгруппа представляет собой моноциклическое кольцо с одним или двумя гетероатомами или бициклическое кольцо с гетероатомами от одного до четырех, причем возможно соединение замещенное или полизамещенное. Соединения, описанные в патент США №5656655, приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Spada et al., патент США №5646153 описывают бисмоно- и/или бициклоарил-, гетероарил-, карбоциклические и гетерокарбоциклические соединения, которые ингибируют EGFR. Соединения, описанные в патенте США №5646153, приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Bridges et al., патент США №5679683 описывают трициклические пиримидиновые соединения, которые ингибируют EGFR. Соединения представляют собой конденсированные гетероциклические пиримидиновые производные, описанные от колонки 3 строки 35 до колонки 5 строки 6. Описания этих соединений от колонки 3 строки 35 до колонки 5 строки 6 приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Barker, патент США №5616582 описывает производные хиназолина, которые обладают тирозинкиназной рецепторной ингибиторной активностью. Соединения, описанные в патенте США №5616582, приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Fry et al., Science 265, 1093-1095 (1994) описывают соединения со структурой, которая ингибирует EGFR. Структура показана на фиг.1. Соединение, показанное на фиг.1 в публикации Fry et al., приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

Osherov et al. описывает тирфостины, которые ингибируют EGFR/HER1 и HER2. Соединения, описанные в публикации Osherov et al., и, особенно, соединения в таблицах I, II, III и IV приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Levitzki et al., патент США №5196446 описывают гетероарилэтенедиильные или гетероарилэтенедииларильные соединения, которые ингибируют EGFR. Соединения, описанные в патенте США №5196446 от колонки 2 строки 42 до колонки 3 строки 40, приведены в данном изобретении в качестве ссылки.

Panek et al., Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics 283, 1433-1444 (1997) описывают соединение, идентифицированное как PD 166285, которое ингибирует EGFR, PDGFR и FGFR семейства рецепторов. PD 166285 идентифицируют как 6-(2,6-дихлорфенил)-2-(4-(2-диэтиламиноэтокси)фенил-амино)-8-метил-8Н-пиридо(2,3-d) пиримидин-7-он со структурой, показанной на фиг.1 на стр.1436. Соединение, описанное на фиг.1 на стр.1436 в публикации Panek et al., приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

Введение EGFR/HER1 антагонистов

Данное изобретение включает введение эффективного количества EGFR/НЕR1 антагониста больным людям. Введение EGFR/HER1 антагонистов может достигаться различными путями, включая систематическое введение парентеральными и энтеральными способами. Например, EGFR/HER1 антагонисты, описанные в данном изобретении, могут легко вводиться внутривенно (например, внутривенная инъекция), что является предпочтительным способом введения. Внутривенное введение может достигаться контактированием EGFR/HER1 антагонистов с соответствующим фармацевтическим носителем (наполнителем) или наполнителем, как ясно специалистам. EGFR/HER1 антагонист может вводиться с адъювантами, такими как, например, BCG, стимуляторами иммунной системы и химиотерапевтическими агентами.

EGFR/HER1 антагонисты, которые представляют собой малую молекулу или биологические лекарственные препараты, могут вводиться, как описано у Spada, US Patent № 5646153 с колонки 57 строки 47 до колонки 59 строки 67. Данное описание введения малых молекул приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

EGFR/HER1 антагонисты, описанные в данном изобретении, существенно ингибируют рост резистентных опухолевых клеток при введении больному человеку эффективного количества их. Как определено в данном изобретении, эффективное количество есть такое количество, которое эффективно для достижения специфического результата ингибирования роста резистентной опухоли.

Предпочтительно, когда EGFR/HER1 антагонист обеспечивается в опухоли в количестве, которое ингибирует рост опухоли без нарушения роста нормальной ткани. Наиболее предпочтительно, когда EGFR/HER1 антагонист ингибирует опухолевый рост без серьезных побочных эффектов. Некоторые серьезные побочные эффекты включают угнетение (супрессию) костного мозга, анемию и инфекцию.

Оптимальные дозы EGFR/HER1 антагонистов, которые являются антителами и функциональными эквивалентами антител, могут определяться врачами на основе ряда показаний, включая, например, возраст, пол, вес, серьезность состояния, которое лечат, вводимыми антителами и способом введения. Обычно, желательна концентрация полипептидов и антител в сыворотке, которая допускает насыщение целевого рецептора (рецептора-мишени). Например, избыточная концентрация примерно в 0,1 нМ обычно достаточна. Например, доза в 100 мг/м2 С225 обеспечивает концентрацию в сыворотке примерно 20 нМ и в течение примерно 8 дней.

В качестве грубой рекомендации, дозы антител могут даваться еженедельно в количестве 10-300 мг/м 2. Эквивалентные дозы фрагментов антитела следует применять через более частые промежутки, для того чтобы поддержать уровень в сыворотке в избыточной концентрации, которая приводит к насыщению рецепторов.

Комбинационная терапия

В предпочтительном варианте резистентную опухоль можно лечить эффективным количеством EGFR/HER1 антагониста с химиотерапевтическими агентами, ионизирующим излучением или их комбинацией.

Примеры химиотерапевтических агентов или химиотерапия включает алкилирующие агенты, например горчичный газ (азотистый иприт), соединения этиленимина, алкилсульфонаты и другие соединения с алкилирующим действией, такие как нитрозомочевина, цисплатина и дакарбазин; антиметаболиты, например фолиевая кислота, пуриновые или пиримидмновые антагонисты; митотические ингибиторы, например алкалоиды винка и производные подофиллотоксина; цитотоксические антибиотики и производные камптотецина.

Производные камптотецина включают, например, камптотецин, 7-этилкамптотецин, 10-гидрокси-7-этилкамптотецин (SN38), 9-аминокамптотецин, 10,1-метилендиоксикамптотецин (10,1-methylenedioxycamptothecin, MDCPT) и топотекан. Такие производные камптотецина также включают лактонсодержащие стабильные композиции 7-этилкамптотецина, описанные в патенте США №5604233, и полное описание приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

Данное изобретение включает высоколипофильные производные камптотецина, такие как, например, 10,11-метилендиоксикамптотецин, 10,11-этилендиоксикамптотецин, 9-этилкамптотецин, 7-этил-10-гидроксикамптотецин, 9-метилкамптотецин, 9-хлор-10, 11-метилендиоксикамптотецин, 9-хлоркамптотецин, 10-гидроксикамптотецин, 9,10-дихлоркамптотецин, 10-бромкамптотецин, 10-хлоркамптотецин, 9-фторкамптотецин, 10-метилкамптотецин, 10-фторкамптотецин, 9-метоксикамптотецин, 9-хлор-7-этилкамптотецин и 11-фторкамптотецин. Такие высоколипофильные производные камптотецина описаны в патенте США №5880133, и полное описание приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

Водорастворимые производные камптотецина включают, например, водорастворимый аналог камптотецина, известный как СРТ-11, 11-гидрокси-7-алкоксикамптотецин,11-гидрокси-7-метоксикамптотецин (11-hydroxy-7-metoxycamptothecin,11,7-HMCPT) и 11-гидрокси-7-этилкамптотецин (11-hydroxy-7-ethylcamptothecin,11,7-НЕСРТ), 7-диметиламинометилен-10,11-метилендиокси-20(R,S)-камптотецин, 7-диметиламинометилен-10,11-метилендиокси-20(S)-камптотецин, 7-диметиламинометилен-10,11-этилендиокси-20(R,S)-камптотецин и 7-морфолинометилен-10,11-этилендиокси-20(S)-камптотецин. Такие водорастворимые производные камптотецина описаны в патенте США №5559235 и 5468754, и полное описание приведено в данном изобретении в качестве ссылки.

Предпочтительные химиотерапевтические агенты или химиотерапия включает амифостин (этиол), цисплатину, дакарбазин (DTIC), дактиномицин, мехлорэтамин (горчичный газ), стрептозоцин, циклофосфамид, кармустин (BCNU), ломустин (CCNU), доксорубицин (адриамицин), доксорубицин липо (доксил), гемцитабин (гемзар), даунорубицин, даунорубицин липо (дауноксом), прокарбазин, митомицин, цитарабин, этопозид, метотрексат, 5-фторурацил, винбластин, винкристин, блеомицин, паклитаксел (таксол), доцетаксел (таксотер), алдеслейкин, аспарагиназу, бусулфан, карбоплатину, кладрибин, камптотецин, СРТ-11, 10-гидрокси-7-этилкамптотецин (SN38), дакарбазин, флоксуридин, флударабин, гидроксимочевину, ифосфамид, идарубицин, месну, -интерферон, -интерферон, иринотекан, митоксантрон, топотекан, лейпролид, мегестрол, мелфалан, меркаптопурин, пликамицин, митотан, пегаспаргазу, пентостатин, пипоброман, пликамицин, стрептозоцин, тамоксифен, тенипозид, тестолактон, тиогуанин, тиотепу, урацилмустард, винорелбин, хлорамбуцил и их комбинации.

Введение химиотерапевтических агентов может достигаться различными путями, включая систематическое введение парентеральными и энтеральными способами. Предпочтительно химиотерапевтический агент вводится внутривенно контактированием химиотерапевтического агента с соответствующим фармацевтическим носителем или наполнителем, как ясно специалистам. Доза химиотерапевтического агента зависит от многочисленных известных факторов. Такие факторы включают возраст, пол, вес, серьезность состояния, которое лечат, природу вводимого агента и способ введения. Например, цисплатину можно удобно вводить при дозе около 100 мг/м2 . Следует подчеркнуть, однако, что изобретение не ограничивается какой-нибудь определенной дозой.

Еще в другом варианте резистентные опухоли можно лечить эффективным количеством EGFR/HER1 антагониста в комбинации с ионизирующим излучением. Источник ионизирующего излучения может быть или наружным, или внутренним по отношению к больному, которого лечат. Если источник является наружным по отношению к больному, терапия известна как наружная дистанционная лучевая терапия (external beam radiation therapy, EBRT). Если источник ионизирующего излучения является внутренним по отношению к больному, лечение называют брахитерапией (brachytherapy, ВТ).

Ионизирующее излучение вводят в соответствии с известной стандартной методикой стандартным оборудованием, производимым для этих целей, как например AECL Theratron and Varian Clinac. Доза облучения зависит от многочисленных хорошо известных факторов. Такие факторы включают орган, который лечат; здоровые органы на пути ионизирующего облучения, которые могут ненамеренно подвергаться отрицательному воздействию; толерантность больного к лучевой терапии и поверхность тела, необходимая для лечения. Обычно доза составляет от 1 до 100 Gy и наиболее предпочтительно от 2 до 80 Gy. Некоторые дозы, о которых сообщалось, составляют 35 Gy для спинного мозга, 15 Gy для почек, 20 Gy для печени и 65-80 Gy для предстательной железы. Однако следует подчеркнуть, что изобретение не ограничивается какой-нибудь определенной дозой. Доза должна определяться лечащим врачом в соответствии с конкретными факторами в данной ситуации, включая факторы упомянутые выше.

Расстояние между источником внешнего ионизирующего излучения и точкой проникновения в больного может быть любым расстоянием, которое представляет приемлемый баланс между убийством целевых клеток и сведением к минимуму побочных эффектов. Обычно источник внешнего ионизирующего излучения находится на расстоянии от 70 до 100 см от точки проникновения в больного.

Брахитерапию обычно проводят при помещении источника ионизирующего излучения в больного. Обычно источник ионизирующего излучения помещается примерно на 0-3 см от ткани, которую лечат. Известные методики включают интерстициальную, интеркавитарную и поверхностную брахитерапию. Радиоактивные капсулы могут имплантироваться постоянно или временно. Некоторые типичные радиоактивные атомы, которые используются в постоянных имплантатах, включают йод-125 и радон. Некоторые типичные радиоактивные атомы, которые используются во временных имплантатах, включают радий, цезий-137 и иридий-192. Некоторые дополнительные радиоактивные атомы, которые использовались в брахитерапии, включают америций-241 и золото-198.

Доза ионизирующего облучения для брахитерапии может быть такой же, как упомянутая выше для внешней дистанционной лучевой терапии. В дополнение к факторам, упомянутым выше, для определения дозы внешней дистанционной лучевой терапии следует принимать во внимание природу используемого радиоактивного атома при определении дозы брахитерапии.

В предпочтительном варианте имеется синергизм, когда резистентную опухоль у больных пациентов лечат EGFR/HER1 антагонистом и химиотерапевтическими агентами или ионизирующим излучением, или их комбинацией. Другими словами, ингибирование опухолевого роста EGFR/HER1 антагонистом увеличивается при комбинации с химиотерапевтическими агентами или ионизирующим излучением, или их комбинацией. Синергизм может быть продемонстрирован, например, большим ингибированием роста резистентной опухоли при комбинированном лечении, чем то, которое ожидают только от лечения или EGFR/HER1 антагонистом, химиотерапевтическим агентом или ионизирующим излучением. Предпочтительно, когда синергизм демонстрируется ремиссией злокачественной опухоли, где ремиссия не ожидается от лечения только EGFR/HER1 антагонистом, химиотерапевтическим агентом или ионизирующим излучением.

EGFR/HER1 антагонист вводят до, во время или после начала введения химиотерапевтического агента или ионизирующего излучения, а также любой их комбинации, т.е. до и во время, до и после, во время и после или до, во время и после начала введения химиотерапевтического агента и/или ионизирующего излучения. Например, если EGFR/HER1 антагонист является антителом, его обычно вводят от 1 до 30 дней, предпочтительно от 3 до 20 дней, более предпочтительно от 5 до 12 дней до начала лучевой терапии и/или введения химиотерапевтических агентов.

Пример 1. Клиническое исследование

В клиническом исследовании больных пациентов с резистентным плоскоклеточным раком головы и шеи лечили комбинацией EGFR/HER1 антагониста (химерное анти-EGFR моноклональное антитело, С225) и цисплатины. Больные получали еженедельные вливания С225 с ударными/поддерживающими дозами 100/100, 400/250 или 500/250 мг/м2 в комбинации с 100 мг/м2 цисплатины все три недели. Образцы опухоли получали при нулевом времени, через 24 часа после первоначального вливания, 24 часа после третьего вливания для определения EGFR насыщения и функции. EGFR насыщение опухоли определяли иммуногистохимически (immunohistochemistry, IHC), используя М225 (мышиный аналог С225) в качестве первичного антитела и антимышь IgG (IgG против мыши) в качестве вторичного антитела для детектирования свободного EGFR. EGFR функцию определяли IHC, используя антитело, специфическое для активированного EGFR (Transduction Labs), и измерением EGFR тирозинкиназной активности на лизатах опухолей после просветления C225-EGFR комплексов. Увеличение насыщения рецептора в зависимости от дозы отмечалось при большем, чем 70% насыщении рецептора при 500/250/100 мг/м 2 уровнях дозы. Подобным же образом существенное уменьшение EGFR-тирозинкиназной активности было отмечено при недетектируемой активности у 67% больных при дозах 100/100 мг/м 2, предполагая функциональное насыщение. Отрицательными случаями являлись лихорадочное состояние, аллергические реакции и чрескожная токсичность, проявившаяся в виде фолликулярной сыпи или изменений ногтевого ложе, которое полностью устраняется после прекращения лечения. У семи поддающихся оценке больных имелась одна минимальная, пять частичных и одна полная реакция, как определено при врачебном обследовании лабораторных данных. Полная реакция наблюдалась у одного больного, которого предварительно лечили цисплатиной. Частичная реакция наблюдалась у пяти больных, четверо предварительно получали химиотерапию и один - лучевую терапию. Минимальная реакция наблюдалась у одного больного с предшествующей лучевой терапией. Результаты приведены в таблице, где CR означает полную реакцию, PR означает частичную реакцию и MR означает минимальную реакцию.

Таблица 1 
Клиническое исследование 
Больной Предшествующее лечение Общая реакция 
1 Цисплатина CR 
2 Ad p53 PR 
3 Цисплатина PR 
4 Цисплатина PR 
5 Только облучение PR 
6 Химиотерапия PR 
7 Только облучение MR 


Пример 2. Клиническое исследование

В клиническом исследовании одного больного с резистентным раком толстой кишки лечили комбинацией EGFR/HER1 антагониста (химерное анти-EGFR моноклональное антитело, С225) и СРТ-11. Больной получал еженедельные вливания С225 с ударной дозой 400 мг/м2 в комбинации с 125 мг/м 2 СРТ-11. Поддерживающие дозы в 250 мг/м 2 С225 в комбинации с 69-125 мг/м2 СРТ-11 вводили на еженедельной основе. Клинически больной имел полную реакцию. Схема применения приведена ниже в таблице 2.

Таблица 2 
Клиническое исследование 
С225/СРТ-11 еженедельная доза в мг/м2 С225/СРТ-11 (фактическая доза в мг) Продолжительность вливания С225 (мин.) Продолжительность вливания СРТ-11 (мин.) 
400/125 576/180 120 90 
250/125 360/180 60 90 
250/CPT-11 поддерживаемая 360/0 60 N/A 
250/94 360/135 50 75 
250/69 360/100 60 85 
250/69 360/100 60 75 





ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ


1. Применение эффективного количества антагониста рецептора фактора роста эпидермиса (EGFR) в качестве активного ингредиента в производстве медикамента для ингибирования роста резистентной опухоли у пациента.

2. Применение эффективного количества EGFR антагониста и химиотерапевтического агента в качестве активных ингредиентов при производстве медикамента для ингибирования роста резистентной опухоли у пациента.

3. Применение эффективного количества EGFR антагониста в качестве активного ингредиента в производстве медикамента для ингибирования роста резистентной опухоли у пациента, причем вместе с медикаментом применяют ионизирующее излучение.

4. Применение по любому из пп.1-3, отличающееся тем, что резистентная опухоль сверхэкспрессирует EGFR.

5. Применение по любому из пп.1-4, отличающееся тем, что резистентная опухоль является резистентной опухолью молочной железы, сердца, легкого, тонкой кишки, толстой кишки, селезенки, почки, мочевого пузыря, головы и шеи, яичника, предстательной железы, головного мозга, поджелудочной железы, кожи, костей, костного мозга, крови, вилочковой железы, матки, яичек, шеи или печени.

6. Применение по любому из пп.1-5, отличающееся тем, что резистентную опухоль не удается лечить или она не поддается лечению.

7. Применение по любому из пп.1-6, отличающееся тем, что резистентная опухоль является резистентной опухолью толстой кишки или головы и шеи.

8. Применение по любому из пп.1-7, отличающееся тем, что резистентная опухоль является резистентной опухолью плоскоклеточного рака.

9. Применение по любому из пп.1-8, отличающееся тем, что EGFR антагонист вводят внутривенно.

10. Применение по любому из пп.1-9, отличающееся тем, что EGFR антагонист вводят перорально.

11. Применение по любому из пп.2-10, отличающееся тем, что EGFR антагонист вводят до введения химиотерапевтического агента.

12. Применение по любому из пп.1-11, отличающееся тем, что EGFR антагонист вводят в дозе от 10 до 500 мг/м 2 еженедельно.

13. Применение по пп.1-12, отличающееся тем, что EGFR антагонист ингибирует стимулирование EGFR его лигандом.

14. Применение по п.13, отличающееся тем, что EGFR антагонист ингибирует связывание EGFR с его лигандом.

15. Применение по п.13 или 14, отличающееся тем, что EGFR антагонист связывает EGFR внешне.

16. Применение по любому из пп.13-15, отличающееся тем, что EGFR антагонист связывает EGFR внутренне.

17. Применение по любому из пп.13-16, отличающееся тем, что EGFR антагонист ингибирует связывание аденозинтрифосфата с EGFR.

18. Применение по любому из пп.13-17, отличающееся тем, что EGFR антагонист конкурирует с аденозинтрифосфатом за EGFR.

19. Применение по любому из пп.13-18, отличающееся тем, что EGFR антагонист ингибирует EGFR фосфорилирование.

20. Применение по любому из пп.13-19, отличающееся тем, что EGFR антагонист ингибирует EGFR тирозинкиназную активность.

21. Применение по любому из пп.1-20, отличающееся тем, что EGFR антагонист включает антитело или функциональный эквивалент его, специфичный для EGFR.

22. Применение по п.21, отличающееся тем, что антитело включает константную область антитела человека.

23. Применение по п.21 или 22, отличающееся тем, что антитело является химерным антителом, включающим вариабельную область антитела мыши.

24. Применение по любому из пп.21-23, отличающееся тем, что антитело является облагороженным (гуманизированым) антителом, включающим вариабельную область с гипервариабельными участками антитела мыши и остовными областями антитела человека.

25. Применение по любому из пп.21-24, отличающееся тем, что антитело является антителом человека, включающим вариабельную область антитела человека.

26. Применение по любому из пп.1-25, отличающееся тем, что антитело вводят в дозе, достаточной для насыщения EGFR.

27. Применение по любому из пп.1-26, отличающееся тем, что антагонист EGFR включает малую молекулу.

28. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает соединение PD 153035 следующей структуры:



29. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает соединение бензилиденмалононитрил или тирфостин.

30. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает стирилзамещенное гетероарилсодержащее соединение.

31. Применение по п.30, отличающееся тем, что стирилзамещенное гетероарилсодержащее соединение включает моноциклическое кольцо с 1 или 2 гетероатомами или бициклическое кольцо с 1-4 гетероатомами, которые могут замещаться или полизамещаться.

32. Применение по п.30 или 31, отличающееся тем, что стирилзамещенное гетероарилсодержащее соединение включает следующую структуру:



где R1 - алкилгруппа, атом водорода, CN-группа, ОН-группа, COOR -группа, CONRR- группа или CSNRR-группа,

R2 - 8-12-членное бициклическое арильное кольцо, включающее от 1 до 4 атомов азота, кислорода или серы или 1-4 N-оксидные группы, причем кольцо может замещаться 1-3 R9-заместителями, не имеющими общих точек присоединения к кольцу,

R3 - алкилгруппа, атом водорода, CN-группа, ОН-группа, COOR-группа, CONRR- группа, CSNRR-группа или CH2CN-группа,

каждая R4, R5, R6, R7 и R 8 независимо представляет атом водорода, CN-группу, алкилгруппу, атом галогена, -OR-группу, -СНО-группу, -СООН-группу, -NRR-группу или ее N-оксид, -NO2-группу, -NHCOCH 3-группу, -SR-группу,- CF3-группу, -СН=СНСООН-группу, -NHCO(CH2) 2COOH-группу, гетероциклическую группу, гетероарилгруппу,

каждая R9 независимо представляет алкилгруппу, CN-группу, атом галогена, -OR-группу, -СНО-группу, -СООН-группу, -NRR-группу или ее N-оксид, -NO2-группу, -NHCOCH3-группу, -SR-группу, -CF 3-группу, -СН=СНСООН-группу, -NHCO(CH2 )2COOH-группу, гетероциклическую группу, гетероарилгруппу



R - атом водорода, алкилгруппа или аралкилгруппа и

R3 и R7 вместе могут быть -СН2СН2 -группой, -СН2СН2 СН2-группой или, исходя из R 3, CONH группой,

или фармацевтически приемлемую соль данного соединения.

33. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает трициклическое пиримидиновое соединение.

34. Применение по п.33, отличающееся тем, что трициклическое пиримидиновое соединение включает

4-(3-броманилино)бензотиено[3,2-d]пиримидин;

4-(3-броманилино)-8-нитробензотиено [3,2-d]пиримидин;

8-амино-4-(3-броманилино)бензотиено[3,2-d]пиримидин или

4-(3-броманилино)-8-метоксибензотиено[3,2-d] пиримидин.

35. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает бис-, моно- или бициклическое арил-, гетероарил-, карбоциклическое или гетерокарбоциклическое соединение.

36. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает соединение следующей структуры:



где ArI и ArII независимо представляют замещенное или незамещенное моно- или бициклическое кольцо, данное кольцо возможно замещено 0-3 R-группами;

Х - (CHR 1)0-4-группа или (CHR- 1)m -Z-(CHR1 )n-группа, где Z - атом кислорода, NR'-группа, атом серы, SO-группа или SO2-группа; m и n = 0-3 и m+n=0-3 и R1 и R' независимо являются атомом водорода или алкилгруппой, или фармацевтически приемлемую соль данного соединения, и

R - атом водорода, алкилгруппа, алкенилгруппа, фенилгруппа, аралкилгруппа, аралкенилгруппа, гидроксигруппа, гидроксиалкилгруппа, алкоксигруппа, алкоксиалкилгруппа, аралкоксигруппа, ацилоксигруппа, атом галогена, галоидалкилгруппа, нитрогруппа, аминогруппа, моно- и диалкиламиногруппа, ациламиногруппа, карбоксигруппа, карбоксиалкилгруппа, карбалкоксигруппа, карбаралкоксигруппа, карбалкоксиалкилгруппа, карбалкоксиалкенилгруппа, циклоалкиламидогруппа, фенилгруппа или бензоилгруппа; и где R и R вместе могут образовать кетогруппу.

37. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает производное хиназолина.

38. Применение по п.37, отличающееся тем, что производное хиназолина включает соединение следующей структуры:



где m = 1, 2 или 3 и каждая R1 включает гидроксигруппу, аминогруппу, карбоксигруппу, карбамоилгруппу, уреидогруппу, (1-4С)алкоксикарбонилгруппу, N-(1-4С)алкилкарбамоилгруппу, N,N-ди-[(1-4С)алкил] карбамоилгруппу, гидроксиамино-группу, (1-4С)алкоксиаминогруппу, (2-4С)алканоилоксиаминогруппу, трифторметоксигруппу, (1-4С)алкилгруппу, (1-4С)алкоксигруппу и (1-3С)алкилендиоксигруппу и n - 1 или 2 и каждая R2 включает атом водорода, гидроксигруппу, атом галогена, трифторметилгруппу, аминогруппу, нитрогруппу, циангруппу и (1-4С)алкилгруппу, или фармацевтически приемлемую соль данного соединения.

39. Применение по п.27, отличающееся тем, что малая молекула включает соединение PD 166285 следующей структуры:



40. Применение по любому из пп.2 или 4-39, отличающееся тем, что применение дополнительно включает назначение ионизирующего излучения.

41. Применение по любому из пп.3-39, отличающееся тем, что применение дополнительно включает введение химиотерапевтического агента.

42. Применение по любому из пп.2 или 4-41, отличающееся тем, что химиотерапевтический агент включает амифостин, цисплатину, дактиномицин, мехлорэтамин, циклофосфамид, кармустин, ломустин, доксорубицин, доксорубицина липо, гемцитабин, даунорубицин, прокарбазин, митомицин, цитарабин, этопозид, метотрексат, 5-фторурацил, винбластин, винкристин, блеомицин, паклитаксел, доцетаксел, алдеслейкин, аспарагиназу, бусулфан, карбоплатину, кладрибин, камптотецин, 10-гидрокси-7-этил-камптотецин (SN38), дакарбазин, флоксуридин, флударабин, гидроксимочевину, ифосфамид, идарубицин, месна, -интерферон, -интерферон, иринотекан, митоксантрон, топотекан, лейпролид, мегестрол, мелфалан, меркаптопурин, пликамицин, митотан, пегаспаргазу, пентостатин, пипоброман, пликамицин, стрептозоцин, тамоксифен, тенипозид, тестолактон, тиогуанин, тиотепу, урацилмустард, винорелбин или хлорамбуцил или комбинацию этих соединений.

43. Применение по любому из пп.2 или 4-41, отличающееся тем, что химиотерапевтический агент включает цисплатину, доксорубицин, паклитаксел, иринотекан или топотекан или комбинацию этих химиотерапевтических агентов.

44. Применение по п.2 или любому из пп.4-43, отличающееся тем, что химиотерапевтическим агентом является иринотекан или цисплатина и его вводят в дозе 69-125 мг/м2 еженедельно.

45. Применение по любому из пп.3-44, отличающееся тем, что источник ионизирующего излучения является внутренним по отношению к человеку.

46. Применение по любому из пп.3-44, отличающееся тем, что источник ионизирующего излучения является внешним по отношению к человеку.

47. Применение по любому из пп.3-46, отличающееся тем, что ионизирующее излучение составляет от 2 до 80 Gy.

48. Применение по любому из пп.1-47, отличающееся тем, что применение дополнительно включает введение адъюванта.

49. Применение эффективного количества химерного антитела, которое является специфичным для EGFR, вместе с цисплатиной в производстве медикамента для ингибирования роста резистентной опухоли плоскоклеточного рака головы и шеи.

50. Применение эффективного количества химерного антитела, которое является специфичным для EGFR, вместе с иринотеканом в производстве медикамента для ингибирования роста резистентной опухоли толстой кишки.