ПРОТИВООПУХОЛЕВОЕ СРЕДСТВО

ПРОТИВООПУХОЛЕВОЕ СРЕДСТВО


RU (11) 2136278 (13) C1

(51) 6 A61K31/40, A61K38/19 

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Статус: по данным на 10.08.2007 - прекратил действие, но может быть восстановлен 

--------------------------------------------------------------------------------

(14) Дата публикации: 1999.09.10 
(21) Регистрационный номер заявки: 98106741/14 
(22) Дата подачи заявки: 1998.04.07 
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 1998.04.07 
(45) Опубликовано: 1999.09.10 
(56) Аналоги изобретения: RU 2058390 C1, 20.04.96. RU 2071320 C1, 10.01.37. JP 63- 8087 A, 19.02.88. 
(71) Имя заявителя: Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии "Вектор" 
(72) Имя изобретателя: Масычева В.И.; Пустошилова Н.М.; Романов В.П.; Даниленко Е.Д.; Сысоева Г.М.; Гамалей С.Г.; Емельянова А.В.; Огиренко А.П.; Денисов А.Н. 
(73) Имя патентообладателя: Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии "Вектор" 
(98) Адрес для переписки: 633159, Новосибирская обл., Новосибирский р-н, п.г.т.Кольцово, ГНЦВБ "Вектор", патентный отдел, Мистюрину Ю.Н. 

(54) ПРОТИВООПУХОЛЕВОЕ СРЕДСТВО 

Изобретение относится к области медицины и касается противоопухолевой терапии. Изобретение заключается в том, что противоопухолевый препарат содержит в своем составе синергически действующие фактор некроза опухолей альфа (ФНО-альфа) и производное гематопорфирина (ПГП) в молярном соотношении 1 : 1. Предложенный комплексный препарат ПГП - ФНО-альфа обладает более высокой противоопухолевой активностью, повышенной тропностью к ткани опухоли и сниженной токсичностью по сравнению с составляющими его компонентами. 4 ил. 


ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ



Изобретение относится к области медицины, конкретно к противоопухолевой терапии.

Поиск средств и способов лечения злокачественных новообразований по-прежнему не теряет своей актуальности, что связано как с особенностями течения данного заболевания (гистологической гетерогенностью опухолей, их разной чувствительностью к химиопрепаратам, индивидуальными характеристиками функционирования иммунной системы больных, степенью продвинутости заболевания), так и ограниченностью арсенала эффективных химиотерапевтических средств.

В настоящее время не вызывает сомнений тот факт, что защита организма от злокачественных клеток осуществляется иммунной системой. Важную роль в осуществлении этой функции играют цитокины, к которым относится, в частности, фактор некроза опухоли альфа (ФНО-альфа). Показано, что ФНО-альфа является высокоселективным противоопухолевым агентом, который вызывает торможение роста и лизис трансформированных клеток [1]. Одним из механизмов противоопухолевой активности ФНО-альфа является его воздействие на клетки сосудистой системы опухоли, заключающееся в стимуляции секреции эндотелиальными клетками факторов адгезии и хемотаксиса [2], привлечении в очаг цитотоксических полиморфноядерных лейкоцитов [3], а также повышении внутрисосудистой свертываемости крови [4], следствием чего является повреждение сосудов опухоли и ее геморрагический некроз. Иммуномодулирующие эффекты ФНО-альфа, такие как ускорение созревания естественных киллеров, активация фагоцитов и повышение АТ-зависимой клеточной цитотоксичности нейтрофилов [5, 6], также могут вносить свой вклад в обеспечение противоопухолевых эффектов ФНО-альфа.

Если цитотоксический эффект данного цитокина в отношении опухолевых клеток отличается избирательностью, то сосудистые и иммуномодулирующие свойства ФНО-альфа универсальны и, следовательно, являются причиной его токсического воздействия на нормальные ткани. В ходе клинических испытаний препарата было показано, что в диапазоне доз от 1 до 400 мкг/кв.м/день ФНО-альфа вызывает лихорадочные явления, тахикардию, повышение давления, головную боль, тошноту, преходящие нейтрофилез и лимфопению, повышение содержания сывороточных триглицеридов, снижение альбумина и холестерина [7]. Выраженные побочные эффекты препарата, незначительная величина терапевтического индекса ФНО-альфа являются основным препятствием для его широкого применения в медицине [8].

В связи с этим, в течение ряда лет предпринимались многочисленные попытки снижения системной токсичности ФНО-альфа. Одним из наиболее распространенных методических приемов, используемых для этих целей, является создание мутантных вариантов ФНО-альфа. В ходе этих работ было показано, что замещение кислых аминокислот на основные на N-концевом участке пептидной цепи приводит к уменьшению токсичности препарата при сохранении его противоопухолевых свойств [9]. Делеция 7 N-концевых аминокислот и замена Pro8-Ser9-Asp10 на Arg8-Lys9-Arg10 приводит к 6-кратному повышению цитотоксичности в отношении трансформированных клеток в клеточной культуре [10].

Повышение противоопухолевой активности препарата удается достичь получением химерных вариантов ФНО-альфа с 1 -тимозином [11], лейкокинином [12], а также его конъюгированием с полиэтиленгликолем [13]. Конъюгат белка с монометоксиполиэтиленгликолем отличается более длительным по сравнению с ФНО-альфа периодом выведения из крови экспериментальных животных, повышением противоопухолевой активности в отношении трансплантированных опухолей Meth фибросаркомы и снижением интенсивности токсических проявлений [14].

Однако существенным недостатком мутантных и химерных форм ФНО-альфа является их высокая антигенность, ограничивающая возможность длительного курсового или многократного применения этих препаратов.

Перспективным направлением является использование ФНО-альфа в комплексной терапии с цитокинами и другими модификаторами биологических реакций либо создание комплексных препаратов на основе этих биологически активных веществ. Среди соединений, которые используются в качестве биологически активных добавок, можно выделить две группы препаратов, различающихся по механизму их действия на организм.

К первой группе относятся вещества-синергисты ФНО-альфа. Среди них интерфероны разных типов (,- и ) [15, 16], трансформирующий ростовой фактор бета [17]. Предложен препарат для ингибирования роста опухолей, действующим началом которого, помимо ФНО-альфа, является соединение, блокирующее систему белка С (антитела против белка C и S, C4 - связывающий белок) [18]. O'Conner с соавторами [19] был предложен противоопухолевый препарат, содержащий эффективное количество фактора некроза опухоли человека и C-реактивного белка, усиливающего антибластоидную активность ФНО-альфа.

Препараты второй группы характеризуются наличием в своем составе биологически активных соединений, снижающих побочные эффекты ФНО-альфа. Для предотвращения повреждений клеток, вызванных цитотоксическим действием лимфокинов, используются акцеторы свободных радикалов или метаболические ингибиторы (мочевая кислота, бутионинсульфоксиамин, витамин C и др.) [20]. Для снижения или подавления токсического действия высоких доз ФНО, применяемых при лечении злокачественных новообразований, предложено введение в состав комплексного препарата нестероидных противовоспалительных средств, таких как индометацин, ибупрофен [21].

При всех несомненных достоинствах данного подхода следует отметить, что введение в состав препарата биологического модификатора направлено, как правило, на решение лишь одной из проблем: усиления противоопухолевой активности ФНО либо снижения выраженности его побочного действия.

Анализ патентной и литературной информации показал, что существуют многочисленные данные об эффективности лечения онкологических заболеваний методами фотодинамической терапии (ФДТ), которая основана на сенсибилизированном красителями фотоокислении клетки-мишени [22] . Специфические красители (фотосенсибилизаторы) могут быть естественными компонентами клеток, как, например, производные гематопорфиринов (ПГП). Преимуществом данного метода лечения перед традиционными является относительная селективность накопления красителя в ткани опухоли и, как следствие, противоопухолевая эффективность при низкой токсичности [23]. Установлено, что практически все типы опухолей, за исключением меланомы, являются чувствительными к этому типу воздействия [24].

Недостаток данного метода лечения заключается в использовании высоких доз фотосенсибилизатора, что приводит к значительному накоплению красителя, помимо опухолевых, в нормальных тканях организма (печень, почки, кожа) [22, 23].

Обращает на себя внимание сходство механизмов противоопухолевого действия ФНО-альфа и фотосенсибилизатора в сочетании с облучением. Как в том, так и другом случае основным патогенетическим фактором является нарушение кровоснабжения опухоли, приводящее к геморрагическому некрозу опухоли [25].

Авторами работы [26] была продемонстрирована возможность снижения эффективной дозы красителя при ФДТ в условиях его сочетанного применения с ФНО-альфа. Однократное внутривенное введение рекомбинантного ФНО-альфа (3,2 мкг) мышам DBA/2 с трансплантированной аденокарциномой SMT-F через 21-24 часа после инъекции фотосенсибилизатора Фотофрина II (2,5 мг) на фоне облучения вызывало тот же эффект торможения роста опухоли, который был отмечен в группе облученных животных после введения фотосенсибилизатора в дозе 5 мг. Важно отметить, что облучение мышей-опухоленосителей после введения Фотофрина II в дозе 2,5 мг без ФНО-альфа не вызывало достоверно выраженного торможения опухолевого процесса. Следовательно, в условиях ФДТ препараты ФНО-альфа и ПГП оказывают синергичное действие на клетки опухоли.

При всех достоинствах предложенного способа сочетанного применения ФДТ с ФНО-альфа недостатком этого метода является необходимость облучения, следствием чего могут быть лучевые осложнения.

Технической задачей изобретения является разработка противоопухолевого препарата, исключающего необходимость облучения, содержащего в своем составе синергически действующие ФНО-альфа и ПГП, который отличается более низкой эффективной дозой, сниженной по сравнению с ФНО-альфа токсичностью, а также повышенной тропностью к клеткам опухоли.

Поставленная задача решается путем создания комплекса ПГП с ФНО-альфа, в котором сочетается свойство ПГП к селективному накоплению в ткани опухоли и цитотоксические свойства ФНО-альфа. Компоненты комплексного препарата находятся в молярном соотношении 1:1.

Для изучения физических характеристик комплексного препарата ФНО-альфа и ПГП снимают его инфракрасные (ИК) спектры. Для этого неразбавленный раствор комплекса высушивают в сублимационной сушилке и растворяют в минимальном объеме воды. ИК-спектры снимают на спектрометре IFS 66 (Bruker, Германия).

Данные, представленные на фиг. 1, показывают наличие пика абсорбции (1722 см-1) в ИК-спектре комплекса, соответствующего валентной карбонильной группе, в отличие от спектров ПГП и ФНО-альфа. Появление пика абсорбции объясняется, вероятно, взаимодействием порфириновых компонентов ПГП с белком, при котором происходит изменение конформации белковой молекулы таким образом, что одна из карбоксильных групп ФНО-альфа становится доступной окружению. Данный факт свидетельствует о возникновении связи между белком и ПГП и, следовательно, об образовании сложного комплексного соединения ФНО-альфа и ПГП.

Сущность изобретения заключается в том, что препараты ФНО-альфа и ПГП в составе комплекса могут взаимно свои потенцировать эффекты на злокачественные клетки и в отсутствии облучения.

Исследование противоопухолевой активности комплексного препарата ПГП с ФНО-альфа в экспериментах на животных с трансплантированной опухолью аденокарциномы Кребса-2 и аденокарциномы Эрлиха показало, что он обладает повышенной способностью ингибировать рост опухоли по сравнению с составляющими его компонентами. Эффективная доза препарата в 10-100 раз ниже по сравнению с терапевтическими дозами входящего в его состав ФНО-альфа.

Установлено, что накопление ПГП в ткани опухоли при введении комплексного препарата в первые часы после введения в 1,8-2,4 раза превышает его уровень, наблюдавшийся при введении индивидуального препарата ПГП и в 1,3-2,6 раз выше, чем в случае сочетанного введения ПГП и ФНО-альфа. Уровень ПГП в ткани кожи, мышце, сыворотке крови и печени животных, которым вводили комплексный препарат, не превышал фонового уровня эндогенных ГП. На основании этих данных можно заключить, что комплексный препарат отличается повышенной тропностью к ткани опухоли, но менее интенсивно накапливается в нормальных тканях организма.

Препарат ПГП-ФНО-альфа отличался более низким уровнем токсичности по сравнению с ФНО-альфа. Уровень среднесмертельной дозы комплексного препарата в 2,5 раза превышал его значения, полученные для ФНО-альфа.

Следовательно, комплексный препарат ПГП с ФНО-альфа в дозах 3-30 нг/20 г (102-103 E) обладает более высокой противоопухолевой активностью, повышенной тропностью к ткани опухоли и сниженной токсичностью по сравнению с составляющими его компонентами.

Изобретение иллюстрируется следующими графическими материалами.

Фиг. 1. Фрагменты ИК-спектров препаратов в области 1500-2000 см-1.

По оси абсцисс - длина волны, см-1, по оси ординат - интенсивность поглощения, опт.ед.

Темные кружки - ИК-спектр ПГП, светлые - ИК-спектр ФНО-альфа, сплошная линия - ИК-спектр препарата ПГП-ФНО-альфа.

Фиг. 2. Содержание производных гематопорфирина в ткани аденокарциномы Эрлиха в первые часы после введения препаратов ПГП-ФНО-альфа, ПГП и ФНО-альфа мышам-опухоленосителям.

По оси абсцисс - время после введения, ч; по оси ординат - концентрация ПГП в ткани опухоли, мкг/г, при введении ПГП-ФНО-альфа (светлые столбики), ПГП (темные столбики), ПГП и ФНО-альфа (столбики со штриховкой).

Фиг. 3. Влияние препаратов ПГП-ФНО-альфа и ФНО-альфа на рост перевивной опухоли Кребса-2.

По оси абсцисс - доза ФНО-альфа, нг; по оси ординат - торможение роста опухоли, %, при введении препарата ПГП-ФНО-альфа (светлые столбики) и ФНО-альфа (столбики со штриховкой).

Фиг. 4. Влияние препаратов ПГП, ФНО-альфа и комплексного препарата ПГП-ФНО-альфа на рост перевивной опухоли аденокарциномы Эрлиха.

По оси абсцисс - доза препаратов, нг; по оси ординат - торможение роста опухоли, %, при введении ФНО-альфа (столбики со штриховкой), ПГП (темные столбики) и ПГП-ФНО-альфа (светлые столбики).

Для лучшего понимания сущности изобретения ниже следуют примеры его осуществления.

Пример 1. Получение комплексного препарата ФНО-альфа и ПГП.

Для получения комплекса к 100 мкл раствора ФНО-альфа (4,8*107 Е/мл, 1,6 мг/мл) в PBS (10 мМ Na-фосфат, 100 мМ NaCl, pH 7,4) добавляют 160 мкл раствора ПГП (1 мг/мл) в PBS. Смесь инкубируют при комнатной температуре 30 мин. Полученный раствор комплекса разбавляют добавлением 9,74 мл PBS и замораживают при минус 15oC.

Для изучения физических характеристик комплексного препарата ФНО-альфа и ПГП снимают его инфракрасные (ИК) спектры. Для этого неразбавленный раствор комплекса высушивают в сублимационной сушилке и растворяют в минимальном объеме воды. ИК-спектры снимают на спектрометре IFS 66 (Bruker, Германия).

Данные, представленные на фиг. 1, показывают наличие пика абсорбции (1722 см-1) в ИК-спектре комплекса, соответствующего валентной карбонильной группе, в отличие от спектров ПГП и ФНО-альфа. Появление пика абсорбции объясняется, вероятно, взаимодействием порфириновых компонентов ПГП с белком, при котором происходит изменение конформации белковой молекулы таким образом, что одна из карбоксильных групп ФНО-альфа становится доступной окружению. Данный факт свидетельствует о возникновении связи между белком и ПГП и, следовательно, об образовании сложного комплексного соединения ФНО-альфа и ПГП.

Пример 2. Исследование фармакокинетических особенностей комплексного препарата ПГП с ФНО-альфа. Эксперименты проводят на белых беспородных мышах ICR, самцах, массой 25-30 г, с перевивной опухолью аденокарциномы Эрлиха. Трансплантацию разрозненных опухолевых клеток проводят подкожно, в область подмышечной впадины, в дозе 105 клеток на животное. Комплексный препарат ПГП с ФНО-альфа вводят в дозе 3 мкг/20 г веса тела животных (105 Е по ФНО-альфа) подкожно, в область опухолевого узла. В качестве групп сравнения используют группы мышей, которым вводят ПГП, а также ПГП и ФНО-альфа раздельно, в дозах, эквивалентных используемым в составе комплексного препарата. Через 0,5 и 3 часа после инъекции забирают на анализ кровь, образцы опухолевой ткани, бедренной мышцы, кожи, печени.

Определение содержания производных гематопорфирина в ткани внутренних органов и сыворотке крови проводят по методу, описанному Pantilides et.al. [27] . Флуоресценцию мономерных форм гематопорфирина измеряют на спектрофлуориметре "Hitachi" (Япония) с длиной волны возбуждения 404 нм и эмиссии 599 нм.

Распределение производных гематопорфирина по тканям исследуют у каждого животного индивидуально. Данные экспериментов обрабатывают статистически, с использованием пакета программ "Statgraf".

Данные, представленные на фиг. 2, свидетельствуют о значительном повышении уровня ПГП в опухолевых клетках животных, которым вводили комплексный препарат, по сравнению с его концентрацией в образцах опухоли, взятой у мышей после введения индивидуального препарата ПГП. Через 30 мин после инъекции комплекса концентрация флуоресцирующих производных гематопорфирина в опухоли была в 2,4 раза выше, чем при введении препарата ПГП. Высокий уровень данного показателя сохранялся, по меньшей мере, в течение трех часов наблюдения, чего не наблюдалось у животных других опытных групп.

Уровень ПГП в ткани кожи, мышце, сыворотке крови и печени животных через 30 мин после инъекции препаратов не превышал фонового уровня эндогенных гематопорфиринов.

Следовательно, введение комплексного препарата ПГП с ФНО-альфа приводило к повышению накопления фотосенсибилизатора в ткани опухоли по сравнению с индивидуальным препаратом ПГП. Повышение coдepжaния ПГП в опухолевой ткани после введения комплекса было более выраженным и сохранялось в течение более длительного времени, чем в группах животных, которым ПГП и ФНО-альфа вводили раздельно. Введение комплексного препарата в дозе 3 мкг/20 г веса тела не способствовало аккумуляции ПГП нормальными тканями организма (кожа, мышца, печень, кровь), что является благоприятным фактором для снижения побочных эффектов препарата.

Пример 3. Изучение противоопухолевой активности комплексного препарата ПГП с ФНО-альфа.

Влияние препарата ПГП-ФНО - на развитие опухоли изучают на белых беспородных мышах ICR, самцах, с трансплантированной опухолью аденокарциномы Кребса-2 и Эрлиха. Клетки опухолей перевивают асцитической жидкостью, подкожно, в дозе 105 клеток на животное.

Процент торможения роста опухоли на фоне введения препаратов оценивают по изменению массы опухолевого узла. Вычисление проводят по следующей формуле

ТРО (%) = (Bк - Bо)100/Bк,

где Bк - средний показатель роста опухоли в контрольной группе;

Bо - средний показатель опытной группы.

Комплексный препарат ПГП-ФНО-альфа вводят подкожно, в диапазоне доз от 3 до 300 нг (102 - 104 Е/20 г). В качестве препаратов сравнения используют ФНО-альфа и препарат ПГП в эквивалентных дозах. Инъекции тестируемых препаратов проводят трехкратно, с интервалом в один день, курс инъекций начинают на 4 день после трансплантации опухолевых клеток. Массу опухолевого узла оценивают на 11-12 сутки.

Статистическую обработку экспериментальных данных проводят с помощью пакета программ "Statgraf". Достоверность различий оценивают с использованием t-критерия Стьюдента. Результаты исследования комплексного препарата ФНО--ПГП в сравнении с препаратом ФНО- представлены на фиг 3. Установлено, что введение ФНО - в дозе 102 Е/20 г не вызывало торможения роста опухоли Кребса-2. Препарат в более высоких дозах (103-104 Е/20 г) замедлял рост опухолевого узла на 63,3-73,3% по сравнению с показателями контроля.

Введение в состав препарата производных гематопорфирина приводило к повышению его противоопухолевого эффекта. Препарат ФНО-альфа-ПГП, содержащий в своем составе 102 Е ФНО-альфа и 3 нг ПГП, вызывал торможение роста опухоли на 63,3%, что в 4,8 раза выше, чем при введении ФНО-альфа в той же дозе, и соответствовало уровню, достигаемому при введении данного белка в дозах 103-104 Е/20 г.

Аналогичные закономерности были обнаружены на мышах с перевивной опухолью аденокарциномы Эрлиха. Было показано, что трехкратное введение препарата ФНО-альфа-ПГП в дозе 30 нг/20 г (103 Е/20 г) вызывало достоверное торможение роста опухоли. Средний вес опухолевого узла в опытной группе животных был на 38% ниже контрольного показателя (различия достоверны, p<0,05) (фиг. 4). Курс инъекций индивидуальных препаратов ФНО- и ПГП в тех же дозах не приводил к сколько-нибудь значительному ингибированию опухолевого процесса.

Таким образом, на двух экспериментальных опухолевых моделях было показано, что ФНО-альфа и ПГП в составе комплексного препарата оказывают синергидный ингибирующий эффект на развитие опухоли. Торможение роста опухоли при введении комплекса наблюдалось в более низких дозах, чем при инъекции препарата ФНО-альфа.

Пример 4. Исследование токсических свойств комплексного препарата ПГП-ФНО-альфа.

Уровень токсичности комплексного препарата определяют в экспериментах на белых беспородных мышах ICR, самцах в сравнении с ФНО-альфа. Параметры летальных доз и максимально-переносимую дозу препаратов рассчитывают экспресс-методом по Прозоровскому [28].

Тестируемые препараты растворяют в 0,9% растворе хлористого натрия и вводят внутрибрюшинно в объеме 0,2 мл на 20 г массы тела животных. Подсчет павших животных и появление клинических признаков отравления проводят в течение суток после введения препаратов.

Исследование показало, что значения LD50 для разных партий препарата ФНО-альфа составляли 11,2-13,0 мг/кг, максимально переносимая доза - 6,0 мг/кг. Уровень среднесмертельной дозы комплекса был равен 28,2 мг/кг (23-34 мг/кг), максимально переносимая доза составляла 20 мг/кг веса тела.

Таким образом, результаты токсикологических экспериментов свидетельствуют о том, что комплексный препарат ПГП-ФНО-альфа отличается более низким уровнем токсичности по сравнению с препаратом ФНО-альфа.

Список использованной литературы

1. Carswell Е.А., Old L.J., Kassel R.L. et al.//Proc. Natl. Acad. Sci. USA. - 1975. - Vol. 72. - P. 3666-3670.

2. Dinarello C.A.//Immunol. Lett. - 1987. - Vol. l6. - P. 227-232.

3. Butler В. , Cerami A. //Ann. Rev. lmmunol. - 1989. - Vol. 7. - P. 625-655.

4. Fransen L., Van der Heyden J., Ruysschaert R., Fiers W.// Eur.J.Cancer clin.Oncol. - 1986. - Vol. 22. - P. 419-426.

5. Shalaby M.R., Aggarwal B.B., Rinderknecht E. et al.// J. Immunol. - 1985. - Vol. l35. - P. 2069-2073.

6. Klebanoff S.J., Vadas M.A., Harlan J.M. et al.// J.lmmumol. - 1986. - Vol. 136. - P. 4220-4224.

7. Fiers W. // The Natural Immune System: Humoral Factors/ Ed. S.Sim. Oxford:IRL Press, 1993. - P. 65-119.

8. Bevilacqua M. P. , Pober J.S., Majean G. et al.// Proc. Natl. Acad. Sci. USA. - 1986. - Vol. 83. - P. 4533-4537.

9. Международная заявка (WO) N 88/06625, кл. 4 C 12 N 15/00, 1988 г.

10. Me Sagi Т., Kato A., Kitai K. et al.//Jpn.J.Cancer Res. - 1995. - Vol. 86. - P. 72-80.

11. Патент РФ (RU) N 2058390, кл. 6 C 12 N 15/28, 1996 г.

12. Международная заявка (WO) N 91/01998, кл. 5 C 07 К 13/00, 1991 г.

13. Tsuysumn Y., Kihira Т., Tsunoda S.//Br.J.Cancer. - 1995. - Vol. 71. - P. 963-968.

14. Tsutsumi Y. , Kihira Т., Tsunoda S. et al.//Br.J.Cancer. - 1995. - Vol. 71. - P. 963- 968.

15. Kirsch M., Fisher H., Schackert G.//J.Neurooncol. - 1994. - Vol. 20. - P. 35-45.

16. Заявка Венгрии (HU) N T/37891, кл. 4 A 61 K 37/00, 1986 г.

17. Заявка ЕПВ (ЕР) N 325471, кл. 4 A 61 K 37/36, 1989 г.

18. Международная заявка (WO) N 91/01753, кл. 5 A 61 K 39/395, 1991 г.

19. Патент США (US) N 4857314, кл. 4 A 61 K 37/02, 1989 г.

20. Заявка ЕПВ (ЕР) N 269017, кл. 4 A 61 K 45/06, 1988 г.

21. Международная заявка (WO) N 8802632, кл. 4 A 61 K 37/02, 1988 г.

22. Dougherty T. J. , Kaufman J.E., Goldfarb A. et al.//Cancer Res. - 1978. - Vol. 38. - P. 2628-2635.

23. Henderson B.W., Dougherty T.J.//Photochem.Photobiol. - 1992. - Vol. 55. - P. 145-157.

24. Dougherty T.J.// Photochem.Photobiol. - 1987. - Vol. 45. - P. 879-889.

25. Henderson B.W.//Photodermatology. - 1989. - Vol. 6. - P. 200-211.

26. Bellneir D.A.//J.Photochem.Photobiol. B:Biol. - 1991. - Vol. 8. - P. 203-210.

27. Pantelides M. L. , Moore J.W., Black N.J.// Photochem.Photobiol. - 1989. - Vol. 49. - P. 67-70.

28. Прозоровский В. Б., Прозоровская Н.П., Демченков В.И.//Фармакол. и токсикол. - 1978. - N 4. - С. 497-501. 


ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ



Противоопухолевое средство, представляющее собой комплексный препарат производных гематопорфирина и фактора некроза опухоли альфа в молярном соотношении 1 : 1.